Аспер_


В больничное крыло меня притащил Малфой, отказавшись от помощи Петры, тут же появившейся, стоило мне вскрикнуть от боли. Абраксас прогнал домовушку и не прибегая к помощи магии, взял меня на руки. Оставалось только порадоваться, что я вешу немного, и ломать голову над тем, почему он не использовал чары левитации.

— Что случилось, Кэти? — Теофраст, увидев, кого ему принесли, разволновался не на шутку.

***

Фоул оказался приятным человеком и отличным специалистом, мы с тётушкой сразу нашли с ним общий язык. Он появился в больничном крыле дней за пять до начала занятий и сразу включился в работу, похвалив Поппи за самостоятельность. Зелья были им заказаны заранее и теперь двум колдомедикам оставалось только распределить их по шкафам.

Я увидела Теофраста в тот же день. Он обнаружил меня, сидящую с книгой на подоконнике, и подошёл познакомиться. Сухонький старичок с цепкими карими глазами, совсем не выцветшими, что часто бывает у пожилых людей. Ухоженные бакенбарды и копна совершенно седых волос, не прореженных временем, делала его похожим на одуванчик, который улетит, только дунь.

Но первое впечатление было обманчиво — Теофраст Фоул, несмотря на телосложение и возраст, был крепким мужчиной, и руки его совершенно не дрожали, несмотря на почтенный возраст. Тётушка поделилась со мной информацией, которая, в общем-то, не была секретной — старичку было сто двадцать лет.

***

— Я упала, сэр, — грустно сообщила я, делая попытку слезть с рук добровольного носильщика.

— Что болит? — поинтересовался Фоул, указывая Малфою сгрузить меня на кровать, и тут же принялся за диагностику. — Так-так… — задумчиво произнёс он, — так-так…

Не соизволив поделиться с нами выводами, он резво рванул к шкафчику и выудил из его недр небольшой пузырёк.

— А вы, друг мой, можете идти на занятия, — обратился он к Абраксасу.

Тот открыл было рот, желая возразить, но промолчал и развернулся к выходу.

— Спасибо, — поспешила поблагодарить его я, получив в ответ молчаливый кивок.

— Слизеринец… — протянул, ухмыляясь, Фоул. — От него «спасибом» не отделаешься… А ты пей давай.

Прямо у моих губ очутился небольшой кубок с зельем, от которого я непроизвольно отшатнулась.

— Что это? — поинтересовалась я, ни в чём не подозревая колдомедика, но не собираясь тянуть в рот что попало.

— Костерост, — не стал делать тайны из информации Теофраст. — Выпьешь и к утру будешь как новенькая. Так что пей и лежи, не вертись.

— А в свою комнату мне можно? — уж очень не хотелось мне лежать здесь, да и собственная спальня была близко.

— Нет, — одним словом разрушил мои надежды медик. — Вот Поппи вернётся, пусть решает, а я тебя сейчас лишь под присмотром эльфийки не оставлю.

Я со вздохом выпила лекарство, передёрнувшись от отвращения, и Фоул тут же отошёл, потеряв ко мне интерес. Тут же появившаяся Петра с виноватым видом воздвигла вокруг моей кровати ширму и в мгновение ока переодела меня в пижаму.

— Мисс Кэти что-нибудь хотеть? — поинтересовалась она.

— Да, книгу, что была в моих руках, когда мы столкнулись с мистером Малфоем. Он уменьшил её перед тем, как взвалить на себя заботу обо мне, и кажется, забыл вернуть.

Петра исчезла вместе с ширмой и я, не успев похихикать над двусмысленностью высказанной фразы и над комичностью ситуации в целом, услышала окончание разговора Теофраста с пациенткой, лежащей на соседней койке:

— … только завтра, мисс Блэк, не ранее.

Девушка, которой адресовалась эта фраза, вздохнула, но похоже, не сильно огорчилась сказанным, тут же заинтересованно посмотрев на меня.

— Привет, я Дорея Блэк, — представилась она, — а тебя как зовут? Что-то не припоминаю я тебя среди первокурсников…

— Я Катрин Ларин, — ответила я, с любопытством разглядывая представительницу небезызвестной фамилии. — Ты и не можешь меня помнить, я ещё не учусь в Хогвартсе, тут работает моя тётушка, а я живу вместе с ней.

— Как интересно! — оживилась ведьма. — Не знала, что в школе может жить кто-то из семей персонала.

— Ну, так получилось, — не стала особо распространяться я. — Тётушке совершенно не с кем меня оставить, а на следующий год я всё равно иду в школу, так что…

— Судя по всему, ты в родстве с директором, — задумчиво произнесла мисс Блэк, заслужив моё восхищение. — Ничего особенного, — поспешила пояснить она свою сообразительность, — только директор мог дать такое разрешение, а значит, лично в нём заинтересован.

Выводы, сделанные Дореей, показали, что любой здравомыслящий человек сразу догадается о родственных или иных связях Поппи и Диппета, так что тётушка зря пытается скрыть информацию, может получиться только хуже.

— Может, я ошибаюсь, — меж тем продолжила гадать мисс Блэк, с горящими азартом глазами, — и разрешение получено через главу попечительского совета?.. Так кто твоя тётушка?

— Мадам Поппи Помфри, здешний колдомедик, — не стала скрывать я. Дорея при желании сможет узнать это и самостоятельно.

— Помфри… Помфри… нет, не помню… А она замужем?

— Была, но что и как, не знаю, я с ней недавно живу.

— Эх, девичью бы фамилию узнать…

Мисс Блэк воззрилась на меня в надежде на новые откровения, но я не собиралась делиться остальной информацией. К тому же начал действовать костерост и мне стало не до болтовни.

***

Головомойка на следующий день меня ждала знатная. Поппи оказалась сильно недовольна моим приключением, так что стоило проснуться, как на меня обрушился водопад упрёков, а также обещание не выпускать из комнаты, раз уж я не могу спокойно дойти до библиотеки и вернуться обратно.

Соседняя койка, которую занимала мисс Блэк, была уже аккуратно застелена, и я поняла, что именно отсутствие свидетелей позволило тётушке разнести меня в пух и прах. При Дорее она бы не стала ругаться. Выпустив пар, мадам Помфри принялась за диагностику и только убедившись в моём полном выздоровлении, позволила встать с кровати.

Через несколько минут я уже входила в собственную спальню с пачкой чистых листов подмышкой и новенькой чернильницей-непроливайкой. Тётушка подтвердила свой запрет — я на неделю была лишена походов в библиотеку и усажена за чистописание. На эту же неделю я лишалась сладкого, но вот этот запрет не огорчил меня ни разу…

***

20.09.35

Дорея Блэк… Интересно, кем она приходится тем, известным мне по книгам, Блэкам? Что-то я не припоминаю такого персонажа. Любопытно узнать, есть ли в Хогвартсе ещё кто-то из этой семейки? Жаль, что Роулинг писала свою книгу с точки зрения своего главного героя, не уделяя внимания всему остальному. Я даже не знаю точно, сколько сейчас лет Тому Риддлу, но точно уверена, что в этом году он в школу не поступал. Скорее всего, он учился позднее.

Я смогла припомнить рекламу одной из серий фильма о Гарри Поттере, и могильную плиту отца Тёмного Лорда, мельком показанную там, я вижу необычайно чётко. Призвав логику, могу предположить, что будущий Волдеморт поступит в школу если не в один год со мной, то уж точно в ближайшие, а про его поколение в книгах нет ни слова, так что мне почти невозможно получить подсказки.

Сложно гадать, кто есть кто. Зато я могу попробовать уговорить мою новую знакомую позаниматься со мной заклинаниями и чарами, поставить руку, так сказать. Только вот что я могу предложить ей взамен?..

***

24.09.35

— Мисс Ларин, рад вас видеть.

Тьфу ты, опять напоролась на Малфоя! Целую неделю не появлялась в библиотеке, старательно занимаясь чистописанием. На пергаменте появлялось всё меньше клякс, а я была готова взвыть от скуки. Немного развлекло вязание — я решила, что симпатичные воротнички и фишу* только улучшат мои мантии, но без книг я ощущала себя как наркоман в ломке.

Наконец моё наказание закончилось и тётушка сняла запрет. Я тотчас же помчалась в библиотеку… И надо же, снова-здорово, меня уже ждут! Блин, ну что, в Англии закончились блондинки?! Чистокровные, воспитанные по правилам и подходящего возраста, которым внимание Абраксаса будет неимоверно льстить? Глупый вопрос!.. Я свежая кровь и не сомневаюсь, что его папаша сказал ату сыночку и тот вот-вот вцепится в меня, как бульдог, невзирая на то презрение, которое островитяне испытывают к иностранцам. Уверена, маги грешат этим точно также, как и маглы.

— Что привело вас в библиотеку, мистер Малфой? — ехидно поинтересовалась я, лихорадочно придумывая, как бы отбрить нахала, пристающего ко мне…

Примечания:
* фишу - небольшая треугольная ажурная косынка



5.11.35

Незаметно пролетело полтора месяца и я, оторвавшись от книг и тетрадей, с удивлением обнаружила, что наступил Хэллоуин, который волшебники с удовольствием праздновали. Если и проводились какие-то ритуалы, связанные с Самайном, то происходило это за закрытыми дверями домов и мэноров, и мне, ребёнку, да ещё и иностранке, никто об этом не собирался докладывать, хотя я была бы не против узнать, что к чему. Но приходилось довольствоваться тем, что было на виду.

Дорея Блэк, познакомившаяся со мной в больничном крыле, взяла надо мной своеобразное шефство. Она рассказывала о магических семьях Англии, о правилах поведения в домах волшебников — всём, о чём Поппи не хотела или не успевала рассказать.

Бедная тётушка по макушку была завалена работой — осень, как обычно, была дождливая и непривычно холодная даже для Шотландии, так что количество сопливых носов каждый день увеличивалось в геометрической прогрессии, а бодроперцовое лилось рекой в жаждущие исцеления глотки.

Варить дополнительные зелья, не заказанные заранее, приходилось колдомедикам. Принятый пару лет назад на работу профессор зельеварения специально оговорил в контракте, что будет готовить для школы только сложные составы, в том случае, если они вдруг понадобятся. Отвлекаться от основной работы ради котлов с бодроперцовым мастер-зельевар не желал. Не тот уровень.

Гораций Слагхорн оказался любителем мягких кресел и вкусной еды, а я, сопоставив имя и сибаритские замашки, догадалась, хоть и с опозданием, что это тот самый Слизнорт, упоминавшийся в книге. А это значило, что и в остальных своих выкладках я не ошиблась.

Так вот, возвращаясь к мисс Блэк… Дорея, которая училась на пятом курсе, познакомила меня со своей кузиной Чарис, бывшей на год старше её. И эти две милые барышни крепко взялись за мои манеры, удивляя своей настойчивостью и странным для слизеринок бескорыстием. Ведь взять с маленькой иностранки им было нечего — у меня не имелось ни связей, ни огромного богатства. В итоге, устав ломать голову над их поступками, я решила пользоваться свалившейся на меня удачей.

В благодарность за заботу я частенько позволяла им эксперименты, ощущая себя в эти моменты куклой в руках великовозрастных хозяек. Они «издевались» над моими волосами, пробуя разные виды чар и заклинаний для причёсок, описанные в журнале для ведьм, получаемом ими еженедельно. Барышни облачали меня в трансфигурированные платья, модели которых они придумывали, начитавшись романов, в тайне от родителей купленных в книжных магазинах магловского Лондона. Стоит признать, это было весело и познавательно, я прекрасно запоминала все движения палочки, нужные для тех причёсок и платьев, которые, по моему мнению, мне подходили.

***

На Хэллоуин я подарила сестрицам Блэк небольшие безделушки — блокноты с мечущимися по страницам летучими мышами, которые, попав под кончик пера, издавали недовольный писк, и получила от подружек взамен сахарное перо праздничного чёрного цвета и коробочку котлокексов.

Снова отличился Малфой, прислав мне совой конфеты. Дорогой шоколад от известного в магическом мире французского кондитера покоился в серебряной фольге, тремя ровными рядами заполняя бархатную коробку тёмно-зелёного цвета, сдержанно украшенную фирменным знаком. К коробке прилагалась визитка с выражением почтения.

Отдарилась закладкой для книг, вышитой собственноручно. Понятия не имею, что положено дарить юным и богатым магам, так что обойдётся небольшим пустячком. Кажется, его внимание становилось несколько… не комильфо?

Нет, оно ещё не перешло границ разумного, да и не виделись мне его действия чем-то для меня опасным. Всё же я не маленькая девочка и всё прекрасно понимаю. Так вот, он был просто подростком, оказывающим внимание девочке. Вот только я была мала и не могла являться предметом обожания, а внимания было слишком много для шапочной знакомой, каковой я и являлась. А вот это уже был моветон.

И хотя мне не хотелось бы оказаться вовлечённой в сплетни, я всё же не могла не признать, что этот белобрысый подросток мне нравился. Да, это было неправильно, я прекрасно понимала, что у него, скорее всего, уже есть невеста, но ничего не могла с собой поделать — Абраксас обосновался в моём сердце и милая Катенька замирала, встречаясь с ним взглядом, но Кэти не собиралась давать ему ни малейшего повода. Вот такое вот раздвоение личности…

***

27.11.35

У меня появился друг. Его зовут Арчи Кламп, он маглорождённый первокурсник факультета Рэйвенкло. Познакомились мы в совершенно предсказуемом и для меня, и для него месте — в библиотеке. Арчи ещё больший книжный червь, чем я, только его интересуют строго определённые знания — уход за магическими животными и гербология.

Делать уроки он усаживается рядом со мной и мы тихонечко сидим, занятые каждый своей книгой, совершенно не мешая друг другу. Время от времени кто-нибудь из нас восторженно или задумчиво хмыкает и это является для другого сигналом, что с ним хотят поделиться интересной информацией. Если она признаётся стоящей, возникает дискуссия, ведущаяся на очень пониженных тонах, так как Мадам Дракон за болтовню запросто может выгнать из библиотеки.

***

2.01.36

Рождественские каникулы заканчиваются сегодня и в Хогвартс вновь вернутся ученики, разъезжавшиеся по домам. Мы с тётушкой оставались в школе, хотя директор Диппет звал Поппи в гости. Сам он, по традиции возглавив праздничное застолье в Сочельник, после отлучился на несколько дней домой, оставив на «хозяйстве» своего заместителя. Альбус Дамблдор, как мне показалось, с удовольствием выполнял возложенные на него обязанности, с весёлой улыбкой восседая во главе стола, за которым собирались всё взрослые и дети, оставшиеся в Хогвартсе. Также он ежевечерне зажигал гирлянды огней на большой нарядной ёлке, расположившейся посреди Большого зала, потеснив столы факультетов.

Эта ёлка была почти такой же прекрасной, как та, что стояла у нас дома, почти упираясь макушкой в расписной потолок, и споря яркостью волшебных огней с массивной хрустальной люстрой…

Стоп… У меня не могло быть таких воспоминаний, я жила достаточно просто. А Катенька? Нет… Откуда у девочки, родившейся через восемь лет после революции, могут быть воспоминания о доме, убранством подходящем какому-нибудь царскому сановнику? Хотя что я могу знать о русских волшебниках и их домах? Возможно, те, кто имел поместья, смогли скрыть их от новой власти. Но если вспомнить слова моего провожатого, некоторые всё же имели глупость довериться победителям и пострадать…

Я попыталась вспомнить что-нибудь ещё, но снова увидела только ёлку и услышала топот ног и смех детей… Жутко заболела голова…

***

— Ай-яй-яй, детка, напугала тётушку, — это было первое, что я услышала, открыв глаза. — Видишь, Поппи, всё хорошо, ты всё делала верно, а у Кэти просто магическое истощение…

Старичок-колдомедик, улыбаясь, качал головой, а мадам Помфри, на руках которой я очнулась, растерянно смотрела на меня, словно пытаясь решить некую головоломку.

— Но как такое может быть? И она слишком долго не приходила в себя! Ведь я же провела диагностику… хотя признаю, что не сразу обратила внимание на уровень магии, — признала она. — Но ведь девочка не колдует…

— Возможно, именно поэтому, — покачал головой Теофраст. — Здесь очень много магии и не зря в школе запрещено жить семьям профессоров, а ученики приезжают в Хогвартс после одиннадцати, когда их магическое ядро уже достаточно окрепло…

— Но что же делать? Я не хотела бы терять работу, — расстроилась Поппи.

Я посочувствовала своей опекунше и порадовалась за себя — несмотря на достаточно строгое со мной обращение, она всё же явно привязалась ко мне.

— Тогда может стоит приобрести ей палочку? — улыбнулся Фоул, отвечая на непростой вопрос Поппи.

***

4.01.36

Ха, у меня теперь есть собственная палочка! Вот понимаю, что уже не ребёнок, взрослая тётка всё же, но мозг явно подстроился под тело и меня всё чаще тянет делать глупости. Примерно как сейчас — прыгать на одной ножке, размахивая палочкой и выпуская из неё крупные снежинки и перемежая их искрами ослепительно-белого цвета.

Именно такой спецэффект выдала моя палочка, впервые оказавшись у меня в руках. Изделия Олливандеров были очень переборчивыми особами и только двенадцатая, очутившись в моей потной от волнения ладошке, отозвалась приятным теплом и неожиданно усыпала пространство вокруг снежинками. В глазах зарябило от холодного огня. Такое несоответствие тактильных и зрительных ощущений вогнало меня в небольшой ступор, который закончился восхищённым вздохом.

Джервейс Олливандер, правильно оценив произведённый эффект и мои эмоции, польщёно улыбнулся и соизволил сообщить, из чего сделана подошедшая мне палочка.

— Яблоня и речная жемчужница… Н-да, не думал я, что когда-нибудь эта палочка найдёт своего хозяина…

— Редкий экземпляр, мастер Олливандер? — поинтересовалась я, чувствуя как счастье шипит ледяными пузырьками шампанского у меня в голове.

— Очень редкий, — согласился со мной маг. — Мой дед был любитель экспериментов и порой использовал для палочек уж очень неподходящие или экзотические составляющие. Вот мой сын, Гаррик, не такой. Этот точно знает, из чего должна быть сделана идеальная палочка…

Мне показалось или в голосе мастера я услышала сожаление?..



20.04.36

Наконец-то я поверила в то, что наступила весна. Солнышко! Ещё совсем не греющее, но уже реально весеннее. Я жутко намёрзлась за зиму в замке и если бы не Петра, раздобывшая мне где-то симпатичный, хотя и немного траченный молью меховой плед, стучать бы мне зубами непрерывно.

Одно из первых заклинаний, опробованных мной с новой палочкой, было согревающим. Снежинки — это, конечно, красиво, но умение согреться, хоть на некоторое время, намного ценнее. Согревающее получалось у меня не особо мощным, так что всё равно приходилось кутаться в кофту, мантию и муфточку, чтобы просто добраться до библиотеки. И носки, собственноручно связанные, грели не очень хорошо, так что засиживаться за магическими трактатами мы с Арчи перестали, стремясь к вожделенному теплу камина.

Не знаю уж, как обстояли дела с теплом в башне воронов, да и англичане привычны к сквознякам и сырости, а вот я каждый раз, пристроившись у собственного камина, не уставала хвалить всё ту же Петру, так удачно переделавшую мне спальню, с ужасом ожидая переезда на территорию факультета, где к камину мне будет не пробиться. Там мне придётся обходиться только тёплыми вещами, пледом и согревающими чарами, которые уж очень утомительно накладывать каждые пятнадцать минут. На большее меня пока не хватает.

***

5.07.36

С сегодняшнего дня я официально являюсь ученицей школы чародейства и волшебства Хогвартс. Директор Диппет лично вручил мне приглашение, сове не пришлось никуда лететь. Тётушка выразила формальное согласие на моё обучение и всё, я зачислена.

В замке ужасно тихо. По домам разъехались не только школьники, но и профессора. Остались только мы с Поппи, да Слагхорн, которому тоже, кажется, школа дом родной. Альбус Дамблдор, насколько я знаю, не общающийся с братом, умотал на континент. Я слышала, как он говорил Диппету, что планирует посетить несколько конференций и навестить друга.

Знаю я, что это за друг. Лучше бы они боролись за свободу сексуальных меньшинств. Хотя с них сталось бы развязать войну и по такому признаку…

Мне написал Арчи. Точнее, это я написала ему. У Арчи нет совы, так что я, отправив ему письмо со школьной пернатой почтальоншей, настоятельно попросила подождать ответа.

У него всё хорошо. Его семья — обычные йоркширские фермеры, которые хоть и гордятся тем, что он учится в хорошей школе, но побаиваются его способностей. Арчи утверждает, что этим летом почувствовал с их стороны некую отчуждённость, но старается не обращать на это внимания. Всё равно, даже если бы он был обычным маглом, ему пришлось бы покинуть отчий дом в поисках работы, ведь ферма в будущем перейдёт его старшему брату.

Колдовать он даже не пытается, тем более это запрещено, но заданные на лето эссе старательно пишет, очень жалея, что не может воспользоваться библиотекой Хогвартса, и завидуя мне, что могу не обращать никакого внимания на министерский надзор.

***

20.07.36

В «Пророке» вовсю обсуждают права маглорождённых и сквибов, а чистокровные начинают заявлять о своём превосходстве. Газета прямо дышит неприятностями. В магловском мире шествия и забастовки… Будь я поближе к цивилизации, то уверена, что непременно ощутила бы дыхание надвигающейся войны, но Хогвартс уютно спит в долине среди шотландских гор. Время проходит сквозь него, и мы, несколько его обитателей, кажется, вот-вот растворимся в его течении, забыв все человеческие радости и заботы.

Скучно-о-о-о… Как же здесь скучно летом. Библиотека закрыта и мадам Флориш укатила к тёплому морю. Мне остаётся только бродить по замку, болтая с теми обитателями портретов, кто согласен общаться, да воевать с Пивзом, надоевшем мне уже хуже горькой редьки. Видимо, ему тоже скучно и он развлекается за мой счёт. Несколько раз меня выручил Кровавый Барон. Чувствует во мне будущую слизеринку?

Я всё чаще задумываюсь, на каком факультете окажусь, если шляпа, конечно, не выдаст меня. В этом случае меня ждёт Отдел Тайн. Но не будем о грустном.

Я уже пыталась анализировать и пришла к выводу, что мне будет предложен Рэйвенкло или Слизерин. Для Гриффиндора я слишком тихая, нет во мне бесшабашности и воинственности, хотя опасаюсь, что Шляпа может увидеть во мне, как в том Невилле, скрытые качества. Для Хаффлпаффа же я слишком одиночка, хотя ценю коллектив и дружбу. Но на данный момент меня не тянет дружить. Толпа одиннадцатилеток, жаждущих общения, заранее вызывает у меня панику.

Так что остаются только два варианта и меня устраивают оба. Что ж, рискну дать Шляпе возможность самой решить вопрос с этими факультетами.

В Рэйвенкло ценят желание уединиться и никого не удивляет зацикленость на учёбе и книгах, хотя такие как Лавгуд не вписываются даже в такой коллектив, но я не собираюсь быть настолько не от мира сего. Я просто иностранка…

Весь год я внимательно наблюдала за обитателями замка, взрослыми и детьми. Копировала манеры, следила за речью, подстраивалась под правила и привычки. В этом мне очень помогли сестрички Блэк, за что я им благодарна. Ещё немного усилий и о моей инаковости будет напоминать только фамилия, а это для женщины не проблема.

Хм, судя по всему, мне светит Слизерин, если я, конечно, не буду настаивать на вороньем факультете. Моя любовь к мимикрии, некоторая тяга к чужим маленьким тайнам, а также желание не посрамить предков, тех неизвестных мне колдунов и ведуний, чьи имена вписаны в родословную Катеньки, и гордость от осознания того, сколько веков стоит за моими плечами. Да, похоже, мой диагноз — Слизерин…


5.08.36

На Диагон-Аллею мы с тётушкой не пошли. Палочка у меня уже есть, а всё остальное можно купить и в Хогсмиде. Поппи решила, что до деревни мы прогуляемся пешком, и я не возражала. Приятный тёплый день, удобная обувь — чем не повод для прогулки.

Хогсмид мне очень понравился. Вывески, притягивающие внимание, домики, напоминавшие иллюстрации из книги сказок, приветливые волшебники, приветствующие друг друга, чуть-чуть прикасаясь кончиками пальцев к полям остроконечных шляп…

Школьные мантии мы приобрели обычные, не вызывающие зависти ни по цене, ни по качеству. Я не Малфой, чья одежда явно сшита на заказ из очень недешёвых тканей. Я не собираюсь привлекать лишнее внимание, да и сейф, увы, не безразмерный, чтобы опустошать его на всякую ерунду.

За этот год, на хорошем питании и витаминных зельях, я немного подросла и окрепла, уже не напоминая фарфоровую куклу своим неестественным румянцем на исхудавших до прозрачности щёчках.

Так что остальной гардероб пришлось обновить почти полностью. Пара юбок, несколько блуз — в этом году ведьмы, похоже, открыли для себя магловскую моду, и это явно влияние маглорождённых, за что я могу сказать им только спасибо.

Соответственно, изменилось и нижнее бельё, но, опять же, не соответствовало моим привычкам. Что ж, придётся рискнуть и воспользоваться теми заклинаниями для трансфигурации, которыми пользовались сестрички Блэк. Я устрою фурор своими аккуратными трусиками. Комбинации же я просто немного переделаю, ибо стоит признать, что они имеют право на существование.

В магазине «Мантии, всё остальное и шляпки» выпросила у тётушки симпатичную атласную жилетку, подбитую мехом, упирая на то, что во всех факультетских гостиных и спальнях холодно. Нейтрально-чёрный жилетик, стёганный мелким ромбом, на пересечении нитей был украшен простеньким бисером.

Умудрилась заказать хозяйке магазина, оказавшейся по совместительству портнихой, обувку в виде мягких полусапожек с мехом внутри и кроличьими ушами сзади. Тапочки тоже будут чёрными, с бегающими глазками-бусинками и розовым шмыгающим носом. Портниха в восторге, предложила сотрудничество, и мадам Помфри не растерялась, выторговав для меня десять процентов за идею.

А в Министерстве, оказывается, есть патентное бюро. Нет, я об этом догадывалась, но обнаружить подтверждение этого факта было приятно. Хотя чему удивляться?.. Волшебники тоже изобретают и хотят иметь с этого прибыль.

Завтра пойдём к гоблинам, надо оставить распоряжение насчёт тех денег, что будет перечислять мне миссис Бродбридж. Один процент я переведу на тётушку, она, как посредник, тоже не должна оставаться в накладе. Портниха, кстати, очень просила, что если я придумаю что-нибудь ещё, сразу обращаться к ней. Я пообещала. Вот кто будет продвигать удобное бельё в массы…

***

31.08.36

— Ты хочешь поехать поездом? — удивилась тётушка.

— Но это же традиция, разве нет? — пожала плечами я. — К тому же сразу можно познакомиться с однокурсниками, да и поболтать с Арчи я бы не отказалась.

— Арчи — это Кламп, рэйвенкловец? — заинтересованно посмотрела мадам Помфри. — И ты решила, что тебе подойдёт его факультет?

— Или его, или Слизерин. Возможно, даже Хаффлпафф, но вы же знаете, тётушка, что я не очень общительная.

— Это да, — согласилась Поппи и улыбнулась. — А о Гриффиндоре ты не думала?

— Во мне нет их бесшабашности, так что вряд ли.

— Не смелости? — подначила Помфри.

— Это другое, — не согласилась я, — но нет, и смелости во мне не так уж и много.

— Ну, как знаешь, — покачала головой тётушка, видимо, решив не настаивать. Интересно, а на каком факультете училась она?

— Тётушка, а вы с какого факультета? — озвучила я свой интерес.

— Рэйвенкло, как твой дружок, хотя могла попасть и на Хаффлпафф, — разоткровенничалась Поппи, и захлопотала, переведя разговор: — Надо бы сказать Петре, чтобы положила тебе поесть, раз уж ты твёрдо решила прокатиться на Хогвартс-экспрессе. Я смогу доставить тебя на платформу, но не думай, что останусь с тобой до отправления поезда. Сама знаешь, у меня полно дел, Теофраст сам не справится.

— Спасибо, тётушка, — искренне поблагодарила я. Мне очень хотелось прокатиться на легендарном поезде, да и обзаводиться знакомствами лучше заранее, мне так кажется. Вдруг меня всё же распределят на Слизерин.

Хотя сейчас не существовало такой вражды между факультетами, как было описано у Роулинг, но всё же некоторая настороженность в общении того же Слизерина и Гриффиндора присутствовала. Но несмотря на это, я частенько замечала юных магов и ведьм с красного и зелёного факультетов, совместно пишущих в библиотеке эссе, или же гуляющих и играющих во дворе. С оставшимися двумя домами проблем вообще не было.

***

1.09.36

Тётушка, как и обещала, доставила меня на вокзал. Добираться пришлось камином до «Дырявого котла», а потом нанимать кэб. Странно, почему на вокзале нет камина? Ведь так добираться было бы в разы проще… Хотя, если подумать, то сколько же каминов придётся там устроить? А ведь работать в авральном режиме они будут всего несколько раз в год.

Поездка по Лондону меня впечатлила. Одно дело, жить в волшебном замке из детской книги и, соответственно, ощущать себя немного книжным персонажем, другое — увидеть реально существующий город, и глядя вокруг, понять, насколько далеко во времени тебя откинула неведомая сила.

Вокзал Кингс-Кросс, впрочем, как и все вокзалы в любые времена, оказался шумным и похожим на муравейник. Мы с тётушкой целеустремлённо двигались к нужной платформе, лавируя среди маглов, то шествующих, то спешащих, молчаливых и громогласных. Коммивояжёры и игроки в гольф, отцы семейства с чадами, отправляемыми в колледжи, дамы с собачками, прислугой и мужьями, дети с совами в клетках…

О, так мы уже на подходе!

Переход на волшебную платформу я преодолела с некоторой опаской, старательно зажмурив глаза. Взрослая часть меня, хоть и прожившая уже целый год бок о бок с волшебством, усиленно вопила, что расшибёт лоб, врезавшись в стену. Да, думаю, детям всё это даётся намного проще. Они искренне верят в собственную неуязвимость, во мне же этой веры давно не было.

Изменившийся характер шума после мгновения тишины позволил мне распахнуть глаза в ожидании очередного чуда — платформа 9 и ¾ предстала передо мной во всей своей красе. Две мои ипостаси отреагировали совершенно одинаково — любопытство и радость смешались в искрящийся коктейль. Красно-чёрный, не сильно отличающийся от тех, что остались за моей спиной, паровоз Хогвартс-экспресса разводил пары, а станционный колокол, повисший в воздухе, мерно отзванивал в положенное время, самостоятельно потряхивая верёвочкой, привязанной к его языку.

Меня настолько поразила эта почти незаметная волшебная деталь вокзала, что я отвлеклась и вздрогнула, когда тётушка легонько прикоснулась к моему плечу.

— Я ухожу. Справишься? — поинтересовалась она, и я поспешила уверить, что всё будет хорошо — ведь я уже взрослая.

Мадам Помфри, спрятав улыбку, пробурчала что-то ободряющее и удалилась, оставив меня среди хаоса. Я, покрепче вцепившись в небольшой чемоданчик, который скрывал в своих недрах упакованный Петрой обед и книгу «Практическое руководство по разведению лошадей этонской породы», которую хотела подарить Арчи, поспешила забраться в вагон, в надежде найти пока ещё пустое купе.

***

— Рад приветствовать, мисс Ларин. Надеюсь увидеть вас на нашем факультете, — две девчушки, Джоан Ливси и Мэнди Фёрст, резко, будто их выключили, прекратили тараторить и уставились на возникшее в дверях купе видение — Абраксас Малфой собственной персоной.

Сияющий принц в окружении собственной свиты. За спиной юноши стояли его приятели, полностью перекрывая обзор любопытным.

— День добрый, мистер Малфой, — отозвалась я. — Боюсь, я буду вынуждена просить Шляпу отправить меня на любой другой факультет, хотя Слизерин, по моему мнению, подходит мне больше всего.

— С чего вдруг такое неприятие? — делано удивился Абраксас.

«Ох уж эти Малфои, строят из себя непонятно что, — вызверилась на всё блондинистое семейство я, имея в виду и живущих на данный момент, и должных родиться позже. — Хорьки белобрысые».

Непонятная злость, захлестнувшая меня, была несколько неожиданна, а я, увы, несдержанна.

— Позвольте спросить, Абраксас, вы помолвлены? — вот теперь удивление стало настоящим и я поспешила продолжить, не желая, чтобы меня поняли неправильно. — Если да, то боюсь, ваша невеста может наслать на меня особо мерзкие проклятия.

— Неужели же потому, что вы решили потеснить её из моего сердца? — ухмыльнулся паршивец, пряча смешинки в глазах.

«Вот зараза!» — мысленно я сплюнула на пол, но сдержала рвущиеся наружу слова великого и могучего.

— Нет, мистер Малфой, увы. Боюсь, она может неправильно всё понять, а ведь это именно вы компрометируете меня, преследуя своим вниманием. Я вынуждена попросить вас обращать его на меня только в том объёме, который приемлем между двумя малознакомыми людьми.

— Прошу извинить, если вы поняли мои действия именно так, — произнёс Малфой, чётко выверенным жестом склоняя голову, и я услышала восторженные вздохи моих попутчиц.

Кажется, я ревную, да не к гипотетической невесте, а именно к этим девочкам, на виду у которых я затеяла весь этот дурацкий разговор.

— Я вас покину, дела моих хороших знакомых призывают меня, — Абраксас, выделив интонацией слово «хороших», мазнул по мне презрительным взглядом и вышел из купе, аккуратно закрыв за собой дверь.

«Боюсь, такими темпами я наживу себе врага, — вздохнула я, мысленно пожелав заткнуться хихикающим девчонкам. — И вообще, где носит Арчи?!»


Арчи нашёлся, книгу я ему вручила, но поговорить не получилось. Мальчик стеснялся и молчал, девочки тоже стеснялись, но тарахтели безостановочно, с интересом поглядывая на Клампа, уже переодевшегося в мантию с факультетским гербом, а у меня на душе скребли кошки.

Что произошло с моим рассудком? Почему я повела себя как вредная девчонка? Какое мне дело до того, есть у Малфоя невеста или нет? Я взрослая женщина, хоть и запертая в детском теле, я всегда понимала, как нужно правильно говорить с мужчинами, даже если им всего шестнадцать. Что со мной произошло, откуда эта несдержанность и злоба?

Неужели меня сглазили, наслали проклятье? Но никто из присутствующих при разговоре не делал лишних движений и, тем более, не доставал палочку. А может, какой артефакт? Но кому это нужно? Малфоя можно исключить. Зачем бы ему злить меня, нарываясь на грубость, мог бы просто не обращать внимания. Девочки?.. Я вижу их впервые, да и не смогли бы они наслать что-то серьёзное. Друзья Абраксаса?.. Эти могли, но нужен повод. Вот доберусь до школы и буду его выяснять. Заодно послежу за собственной реакцией на Малфоя, да и к тётушке забегу непременно. Если воздействие всё же было, то она или Фоул смогут его обнаружить и обезвредить. Во всяком случае, я буду на это надеяться.

Да, мадам Помфри стоит посетить в первую очередь, не нравится мне всё это. Ведь сейчас у меня получается размышлять спокойно, и злость на Абраксаса совершенно отсутствует, зато очень стыдно за собственное поведение. Надо будет как-то извиниться, только не напрямую и после того, как проверю версию с проклятием.

***

— Слизерин! — заорала Шляпа, и я с облегчением выдохнула.

Всё получилось даже проще, чем я думала, успев накрутить себя до того, что любой факультет воспринимался благом. Зловредный артефакт, хоть и обнаружил несоответствие внешности и внутреннего содержания, выдавать меня не стал, зато ехидно заметил, что в Слизерине хоть и будет мне не особо комфортно, но зато самое место, к тому же раз сама решила…

Сильно подозревая, что всё же сделала глупость, напросившись на змеиный факультет, я аккуратно пристроилась между Дореей и Чарис, сразу давая понять всем заинтересованным, под чьим покровительством нахожусь.

Впрочем, не сомневаюсь, что весь Слизерин, кроме первокурсников, уже был знаком с куклой сестричек Блэк. Данную формулировку я услышала из уст сидящей напротив светловолосой ведьмы с крупными зубами и несколько тяжеловатой для девушки челюстью.

Высказав гадость, та с улыбкой, её совершенно не красившей, уставилась на меня, наблюдая за моей реакцией. Я пожала плечами — ссориться демонстративно я ни с кем не собираюсь, но постараюсь выяснить, с кем и против кого она дружит. Вот тогда-то и припомню её слова, хотя и не считаю их особо обидными.

Да, кукла. Что поделаешь, внешность у меня такая, да и от покровительства девочек из сильного волшебного рода я не откажусь. Мне ещё устраиваться в этом мире и, подозреваю, тащить за собой маглорождённого умника Арчи. А там и Риддл маячит на горизонте.

Когда я только попала сюда, я решила, что не буду ни во что вмешиваться, считая себя слишком мелким винтиком в часовом механизме этой вселенной, но постепенно поняла, что всё равно не выдержу и попытаюсь помочь тем, кому смогу. Не без выгоды для себя, конечно.

Зная наперёд, что ждёт окружающих меня магов, их детей и внуков, я должна хотя бы попытаться что-то изменить. Нет, я не замахиваюсь на что-то эпическое, вроде спасения Магической Британии, не собираюсь убивать Лорда Волдеморта и Альбуса Дамблдора в придачу, для уравнивания шансов. Не собираюсь изображать из себя пророчицу, предсказывая приближающуюся войну.

Я просто хочу попытаться подружиться с мальчиком Томом и не дать ему возненавидеть маглов ещё больше, а заодно обрести — на всякий случай — некоторые «охранные грамоты». Хочу помочь Арчи с его мечтой о магической ферме и получить с этого, чем чёрт не шутит, бонусы для себя в виде скидок на покупку каких-нибудь нужностей, уж не знаю, выращиванием чего или кого займётся Кламп. Я хочу попытаться спасти Абраксаса, не дав ему умереть от драконьей оспы, и полюбоваться на Люциуса, чтобы убедиться, что актёр, его игравший, ему совершенно не польстил.

Я просто хочу жить спокойно в маленьком уютном домике, растить детей, если судьба будет ко мне благосклонна, по выходным пить с друзьями чай (а иногда и что покрепче), и не бояться, что мой мир будет разрушен каким-нибудь Лордом, Тёмным или Светлым… Неужели я хочу слишком много?..

***

3.09.36

Целитель Фоул порадовал сообщением, что если ко мне и было применено какое заклятье, то оно было кратковременным и не оставило на мне никакого следа.

На праздничном ужине Малфой демонстративно не обращал на меня внимания, а я убедилась, что моя симпатия к нему никуда не делась, и злиться на парня совсем не хочется. Это радует, но и заставляет задуматься о том, как оградить себя от сглазов и проклятий в будущем, ведь теперь я точно уверена, что те эмоции в поезде были мне чужды.

И похоже, нужно найти способ помириться, вот только надо ли? Может, это и к лучшему — избавиться от его внимания и жить спокойно, без ожидания маленьких знаков внимания, оказываемых им хоть и по принуждению, но всё-таки заставляющих моё сердце биться сильнее. Может, и надо свести общение к минимуму…

Стоит посмотреть правде в глаза и признать — мне нравится этот белобрысый юноша, с его презрительными ухмылками в адрес маглорождённых, с его высокомерием и попытками казаться опытным и взрослым. Мне нравится получать от него небольшие подарки на Хэллоуин и Рождество.

Плевать, что у него есть невеста (а она у него есть, я теперь это точно знаю). Я не претендую на его руку, и тем более, сердце, а также на Малфой-мэнор и всех павлинов с домовиками, обитающих на его просторах.

Мне просто приятно любоваться его точёными чертами лица и смотреть на холёные руки с длинными пальцами, украшенные единственным, незатейливым с виду кольцом.

***

20.09.36

Теперь я точно знаю, кто и за что проклял меня в поезде! Я была совершенно права, подозревая, что меня хотели выставить в самом неприглядном свете перед Абраксасом.

В моей истеричности и хамстве виноват Фергус Шаффик — друг Малфоя и, по совместительству, двоюродный брат его невесты.

Невеста Абраксаса Малфоя… Девушку никто не видел, но говорят, что она умна и мила, но слаба здоровьем, поэтому находится на домашнем обучении. Две старые чистокровные семьи уже много лет назад договорились о свадьбе, поэтому я совсем не понимаю Огастуса Малфоя и прошлогоднего его ко мне интереса…

Все эти сведения о невесте мне сообщила Дорея, когда я мимоходом поинтересовалась, какая выгода связывает Малфоя, Шаффика, и Гойла с Крэббом. С последними двумя, впрочем, всё было ясно — какие-то общие финансовые дела, клятвы…

— А Шаффик, моя милая, будущий родственник Малфоя, — заявила мне Дорея, задумчиво пытаясь трансфигурировать мои локоны в клубок змей, решив заранее обдумать причёску к Хэллоуину. — Его кузина, кажется, её зовут Глэдис, помолвлена с нашим душкой Абсом. Так что теперь Фергус бережёт нравственность будущего родственника, исподтишка насылая проклятия на слишком шустрых конкуренток. В прошлом году Мерида Крауч попыталась строить Малфою глазки и поплатилась — неделю отлёживалась в больничном крыле.

Я отреагировала на это закатыванием глаз и пренебрежительным фырканьем.

— Кстати! — воскликнула мисс Блэк и веретеницы, завернувшиеся в экзотическую «корону» на моей голове, недовольно зашипели, делая меня похожей на Медузу-Горгону. — Ты тоже поглядывай за спину… хотя… нет, ты слишком мелкая, да и родни влиятельной у тебя нет. Правда, я слышала, что тобой интересовался Огастус Малфой…

На вопрос, от кого она это слышала, Дорея с удовольствием поведала о разговоре своей матери с тётушкой Лиз, женой старшего Малфоя.

Дорея трещала, пересказывая сплетни, слышанные ею на рауте, устроенном её родителями в конце августа, а я задумалась. Значит, в поезде — это был Шаффик, его проклятие. Судя по всему, он тоже решил, что я не опасна настолько, чтобы делать мне крупную гадость. Значит, надо постараться пережить этот год, потом станет легче…

-…я, конечно, благодарна родителям, что они в мои одиннадцать позаботились обо мне и заключили помолвку с Поттером…

— С Поттером?.. — знакомая фамилия вывела меня из задумчивости и я поняла, что пропустила речь подруги, что было с моей стороны крайне глупо. Обдумать информацию я могу и позже, а вот чтобы узнать что-то новое, нужно было внимательно слушать.

— Да, с Чарльзом. Ну, с тем юношей, с которым ты заставала меня несколько раз. И не делай вид, что ты не понимаешь, о ком я говорю, — улыбнулась моя наставница в слизеринских науках. — Хотя ты неплохо скрывалась…

@темы: фанфики