Аспер_
Основные персонажи: Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил)
Пэйринг: Северус Снейп/Валентина Корчагина
Рейтинг: G
Жанры: Романтика, Флафф, Повседневность, POV, AU, Попаданцы
Предупреждения: OOC, ОЖП, Элементы гета
Размер: Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус: закончен

Иногда дети лучше взрослых знают, что тем нужно для счастья...

Этим фанфиком я заканчиваю серию "Россия магическая". За кадром остались взаимоотношения Ольги Воронцовой и Марка Епифанова, каникулы шебутного Славки у деда-некроманта, и ещё многие и многие сюжеты, и герои. Серию можно писать бесконечно, но именно сейчас я ставлю точку. Всё, финита.

Серия "Россия магическая":
"Попавший мальчик"
"Ступеньки"
"Бродяга Севера"
"Не было бабе хлопот"
"У чёрта на Куличках"
"Ефремыч и Фанечка"



Мама Валя, папа Стив и крёстный Сири — моя семья была, наверное, самой странной семьёй из тех, что я знал. Но я, восьмилетний мальчишка, был счастлив. После долгой жизни в чулане, после затрещин от дяди, синяков от кузена и вечно недовольно поджатых губ тёти Петунии я будто попал в сказку. Но, как утверждала мама Валя, сказкой был я сам, ну и папа с крёстным в придачу.

Мы появились в жизни друг друга неожиданно. Я вывалился из леса под колёса машины мамы Вали, как-то умудрившись сбежать из своего мира. Папа Стив, который тогда ещё не был папой, а был просто Северусом Снейпом, шпионом и профессором зелий в Хогвартсе, отправился за мной благодаря желанию Дамблдора вернуть героя во что бы то ни стало. А Сириус Блэк, школьный враг Снейпа, его орденский друг и постоянный оппонент в склоках, по совместительству являющийся моим крёстным, никак не мог упустить такое приключение. Ну, и крестника увидеть… чем не повод. Мы были действительно странной семьёй. Не привязанные друг к другу, чужие люди, ставшие близкими и родными.

Мама Валя, полюбившая меня, сироту, как собственного сына. Папа Стив, забывший о собственной неприязни к моему родному отцу и никогда не забывавший моей родной матери. Крёстный Сири, шумный и безалаберный, бросивший меня на развалинах дома и чувствующий вину за это.

Жизнь в маленьком деревенском домике, приютившем всех нас, для меня была весёлой и беззаботной. Каких нервов это стоило маме Вале, я могу лишь догадываться…

***

Мой первый учебный год в начальной волшебной школе Сириус пропадал у шамана, появляясь время от времени у нас дома, чтобы пообщаться со мной, налопаться вкусностей, что готовила мама Валя, и поругаться с папой Стивом. Последнее очень не нравилось мне — казалось, что они ненавидят друг друга, а я являюсь отличным поводом для их ссор.

Крёстный критиковал Снейпа, утверждая, что он постоянно обижает меня и только и ждёт моих ошибок. В ответ тот обычно прохаживался по больным мозолям Блэка, бросившего ребёнка в очередной раз, и уверял, что как крёстный Сириус профнепригоден. Словестные баталии между ними разгорались нешуточные, а я сидел, забившись в уголок, и переживал.

Всё это продолжалось до тех пор, пока маме Вале не надоело служить между ними буфером, попутно объясняя мне, что оба мага любят меня, каждый по своему, и их перепалки не имеют ко мне никакого отношения. Им просто нравится цеплять друг друга, оттачивая зубы и сцеживая яд.

В конце концов мама Валя не выдержала и схватилась за сковородку, пообещав крёстному, что запретит ему переступать порог своего дома, да и сына, то есть меня, постарается держать от Блэка подальше, не желая нарушать психику ребёнка.

На возмущённый протест Сириуса, что ругается не он один, а кара грозит ему единолично, мама Валя сообщила, что Северус в качестве жильца её полностью устраивает, а в отсутствии раздражающего элемента вообще ведёт себя образцово-показательно, прекрасно общаясь с Гарри и не доставляя никому хлопот.

Надо было в этот момент видеть лицо папы Стива! Его привели в пример Блэку, утверждая, что он лучше него воспитывает детей. Очень спорный для многих факт, да и у непривычного к похвалам зельевара вся эта ситуация вызывала некоторый шок. А вот я не был удивлён — мама Валя уже тогда симпатизировала профессору, что в дальнейшем вылилось в их необычный, но счастливый, как мне кажется, брак.

Сириус психанул и в очередной раз, будто подтверждая слова Снейпа, исчез из дома, отправившись к своему учителю. Шаман явно действовал на крёстного положительно, а может, просто его буйную голову отлично охлаждал воздух Крайнего Севера…

***

Год пролетел стремительно. Я учился, контролируемый мамой Валей, которая следила за выполнением домашних заданий по немагическим дисциплинам, и папой Стивом, который взял на себя проверку моей готовности к магическим урокам.

Иногда они ругались в процессе контроля, с удовольствием критикуя методы друг друга, а потом, придя к согласию, снова брались за меня. Я был просто обречён стать отличником, лучшим учеником в классе… ну, или почти лучшим — всё же дисциплина была моим слабым местом…

Но вы не думайте, что мне плохо жилось и я корпел над учебниками всё свободное время. Отнюдь. Я, как и любой другой ребёнок, гулял на улице с друзьями, ссорился, дрался и мирился. Довольно часто примирение происходило благодаря маме Вале, которая объясняла, где я был не прав, а где поступил как должно. Она всегда разговаривала со мной на разные темы, объясняя правильность тех или иных поступков. Благодаря ей я научился видеть скрытый смысл в словах папы Стива, который был просто неспособен говорить начистоту.

***

В десять лет я решил озаботиться судьбой своих приёмных родителей. Эти двое жили под одной крышей, ели за одним столом, вместе устраивали мне головомойки по поводу несделанных уроков, но по отношению друг к другу не высказывали никаких чувств, по сути, оставаясь лишь соседями по дому.

Во всяком случае, мне казалось, что дело обстоит именно так. Я же хотел настоящую семью и в глубине души опасался, что в какой-то момент папе Стиву надоест жить с нами и он уйдёт. Или мама Валя найдёт себе мужа, которого от неё постоянно требовала бабушка, а тот не захочет воспитывать чужого ему ребёнка.

Именно эти опасения натолкнули меня на мысль об их браке, которую я и поспешил выложить Митьке, в очередной раз гостившему у нас. Тот, вымахавший под потолок и заросший щетиной, выражавшей, как он уверял, его мужественность, почесал подбородок, задумчиво глядя на меня, и вопросил:

— А ты уверен, что это хорошая идея? Ты же помнишь про «всегда»?

— Ну, они оба одинокие, а папа Стив… Может же он любить и мою маму, и маму Валю?.. Или хотя бы хотеть?

— Смотри-ка, какие слова знает, — удивился Митька, присвистнув. — А ты подумал, каково тётке Вале будет? Она ведь тоже всё прекрасно знает, согласится ли терпеть такое отношение, да и нужно ли оно им? Может, они прекрасно себя чувствуют и так?

— Они нравятся друг другу, — стараясь скрыть собственные сомнения, сообщил я. — Я за ними недавно наблюдать начал. Мама Валя как посмотрит на папу Стива, так и вздохнёт. Это она точно по нему сохнет. И он тоже, хоть и ругается на неё, а то стул подвинет, когда за стол садятся, то шаль призовёт, чтобы она не мёрзла. Значит, симпатия есть, а там и любовь появится.

— Ой, явно тебе твои подружки на уши присели, — заржал брательник. — Небось, все сериалы пересказали. Говорил я тебе, не водись с девчонками, они в этом возрасте годятся только на то, чтоб их за косы дёргать.

— Они хорошие, — заступился я за подруг, — а будешь на них ругаться, заколдую.

— Испугал ежа голым задом, — махнул рукой Митька, не обратив совершенно никакого внимания на мои угрозы. Да я и сам понимал их бессмысленность — никогда я не обижу своих родных, хоть маги они, хоть простые люди. — Так как ты предлагаешь подвести подопытных к мысли, что им стоит пожениться?

— Я с тобой решил посоветоваться…

***

В итоге, не получив особой помощи от Митьки, который только ржал в голос над моими предложениями, я решил заручиться поддержкой нашего домового. С помощью Фоки я разрабатывал планы, чаще всего оканчивающиеся провалами. Мои наивные попытки свести родителей вызывали ласковые, но с некоторой укоризной в глазах, улыбки мамы Вали, и сурово сжатые губы отца.

Они пытались со мной разговаривать. Мама убеждала, что никакие мужчины, кроме меня, её не интересуют, а я злился на Митьку, явно проболтавшемуся ей о моих страхах. Папа же Стив, которому, судя по всему, надоело оказываться в ситуациях, выглядевших скорее глупо, чем романтично, был решительно настроен поговорить со мной, как со взрослым.

— Послушай, Гарри, — произнёс он как-то вечером, зайдя в мою комнату и запечатав дверь заклинанием. — Мы должны поговорить…

Выражение его лица не оставляло мне надежды, что он решил обсудить мои школьные отметки — на меня смотрел грозный профессор Снейп, недовольный гриффиндорцем Поттером.

— Да, пап… — пискнул я, сдержав порыв произнести «сэр».

— Как ты уже догадываешься, разговор у нас пойдёт о твоих жалких попытках сводничества.

Я глянул на него исподлобья, обиженный таким определением моего желания помочь.

— Не смотри на меня так, вряд ли я испугаюсь, — ухмыльнулся отец. — Мы с твоей мамой… нынешней мамой… кхм, да…

Он замолчал, обдумывая правильность формулировки, но потом продолжил, видимо, решив не заморачиваться.

— Так вот, мы не испытываем друг к другу тех чувств, которые должны быть у людей, стремящихся к браку. Нам просто удобно жить так, как сейчас — я избавлен от забот о пище и чистых носках, в ответ защищая от нежелательных гостей этот дом, его хозяйку и тебя. А также, в благодарность за крышу над головой, терплю Блэка, шастающего сюда постоянно, и варю зелья от простуды и синяков, которые ты умудряешься использовать галлонами. Вот и всё, что можно сказать по поводу наших с Тиной отношений. С некоторой натяжкой их можно даже назвать дружескими, но не более.

Глядя на папу Стива, любой бы поверил его словам, но я услышал именно то, что хотел — говоря о дружбе, он явно меня обманывал. Я прекрасно помнил все рассказы мамы Вали о том, что профессор Снейп был отличным шпионом, и даже Волдеморт верил в то, что тот говорил. Так что мне не стоит уподобляться Лорду Судеб, поверив в отсутствие чувств между моими приёмными родителями.

— Что же касается моего к тебе отношения, то я пообещал слишком многим людям защищать тебя. Так что можешь не опасаться не обнаружить меня рядом. К тому же, если помнишь, мы договаривались, что я научу тебя тому, что знаю сам. Если ты, конечно, захочешь меня слушать, — уточнил отец, демонстративно складывая на груди руки.

Глядя на него в данный момент, всё же приходилось признать, что без мантии он явно проигрывает киношному Снейпу в эффектности. Сравнивать папу Стива с летучей мышью можно было, только обладая очень хорошим воображением.

— Я захочу, — пообещал я, — только ты не уходи…

Просьба далась мне с трудом, но я всё же выдавил из себя эти слова. Знать, что родные имеют представление о моих опасениях, и сознаваться в них самому — это очень разные вещи. Признание будто вытащило из меня стержень и я почувствовал себя медузой, растёкшийся и уставшей.

Вцепившись в отца, я разрыдался от облегчения и обиды. Я признался в своих страхах и получил его поддержку, и обещание, что он всегда будет рядом. Но обиделся на то, что они с мамой не приняли мои усилия всерьёз.

Что ж, значит, мне стоило придумать более сложный план…

***

Мысль сбежать из дома была одобрена Славкой — только с ним я поделился секретом. Привлекать Фоку я не стал, твёрдо уверенный в том, что он непременно сдаст меня родителям, так как побег был делом серьёзным и, несомненно, наказуемым.

Кару, которая падёт на меня потом, когда меня отыщут, я готов был принять. Ну, лишат сладкого, поставят в угол — я перетерплю всё.

Плюсы плана существенно превышали минусы. Я надеялся, что за то время, пока меня будут искать, родители всё же поймут, что им лучше быть вместе. Во всех книгах и фильмах герой, помогавший в беде и утешавший в горе героиню, всегда становился её мужем, и жили они потом долго и счастливо. Так и папа Стив, начав утешать плачущую маму Валю, несомненно поймёт, какая она хорошая, и женится на ней после того, как я найдусь. И заживём мы счастливой семьёй…

***

Славка посоветовал бежать на юг, приведя в пример старину глубокую и даже вспомнив выражение, что «с Дона выдачи нет». Вспомнив географию и определив по карте, где находится этот самый Дон, мы разработали для меня маршрут…

Друг порывался бежать вместе со мной, но я отговорил — у его родителей всё было хорошо со взаимными чувствами, так что нечего устраивать им такую встряску. Общаться мы собирались с помощью парных листов, вроде тех, что оставляла когда-то маме Вале тётя Оля. Славка сумел раздобыть такие же. Дождавшись окончания учебного года и собрав в рюкзак припасы, состоявшие из засохших булочек и пирожков, до этого момента спрятанных в тайнике, и небольшой палки копчёной колбасы, купленной на сэкономленные деньги, выдававшиеся мне на конфеты, я рванул в бега…

***

Это был единственный раз, когда папа Стив надрал мне задницу. Причём совершенно не в переносном смысле.

Пятая точка перестала болеть намного раньше, чем чувство собственного достоинства, саднящее ещё много недель спустя. Обидно было ужасно, хотя я понимал, что получил за дело. С Фокой я не разговаривал — домовой выдал меня с потрохами. Он знал о нашем со Славкой плане с самого начала, и вмешался, когда я с рюкзаком наперевес запрыгивал в автобус, идущий в город. Там я планировал добраться до железной дороги и каким-то образом сесть в поезд. Не удалось, отец встречал меня на автовокзале…

Кстати, Славку тоже наказали. За то, что подначивал меня и помогал. Он был признан соучастником и сослан на лето к деду в поместье, где был приговорён к труду на благо Бородиных.

Самое интересное, что мой неудавшийся побег всё же сработал так, как я и планировал. Мама Валя решила, что ожидать от меня ещё сюрпризов она не хочет, у неё нервы не железные. Что, если в следующий раз я решу рвануть не на Дон, а в Англию, к своему, так сказать, «биологическому отцу»?

Папа Стив на это резонно ответил, что следующий побег закончится так же, как предыдущий, но вот он с удовольствием бы поприсутствовал при моменте, когда оленя-Поттера хватит удар из-за появления неучтённого сына.

Мама оценила мстительность отца, но заявила, что не собирается отдавать сына в руки британского министерства магии, которое явно заполучит его быстрее Поттера. Так что, дорогой Северус, изволь жениться, чтобы ребёнок больше не переживал.

Возмущения папы Стива по поводу как нелюбви всех русских к англичанам, так и насильственных действий непосредственно в его адрес, она пресекла решительно и просто, сначала выдвинув аргумент, что сын может решиться на более серьёзный шантаж, а потом заставив замолчать злобно глядящего на всех Северуса поцелуем, под одобрительными взглядами старших Корчагиных, явившихся на экстренно собранный семейный совет, и хохот Сириуса. Правда, крёстному почти сразу пришлось заткнуться — папа Стив даже в такой ситуации смог послать в него невербальное Силенцио.

***

Свадьба намечалась, по требованию жениха, очень скромной, только для своих, но его надеждам не суждено было сбыться. По возвращении из города, куда родители съездили, чтобы официально зарегистрировать брак, их ожидали накрытые столы и весёлые соседи. Среди них мелькали и знакомые маги, уже ставшие всем почти родными.

Нам с мамой Валей даже не пришлось прилагать больших усилий, чтобы пригласить гостей — папа Стив, как всегда, пропадал в своей лаборатории, так что мы спокойно сделали приглашения, раздав их соседям и отправив друзьям — наш сыч Карлсон натрудил крылья, доставляя приглашения адресатам.

Так что мне оставалось только хихикать, глядя на лицо отца, обнаружившего среди гостей своего непосредственного начальника Марка Силантьевича, азартно орущего «горько» и переглядывающегося с тётей Олей, давно уже из куратора превратившейся в мамину хорошую подругу.

***

Пир, как сказали бы в сказке, был на весь мир. И до сих пор, по прошествии многих лет, кто-нибудь из деревенских нет нет да и вспоминает весёлую свадьбу странной парочки — кукольницы и англичанина, давно уже ставших своими.

Я же иногда задаюсь вопросом, правильно ли сделал, вынудив их пожениться? Меня и Тома они бы, конечно, вырастили и так, и внуков бы любили не меньше, но видеть маму Валю, заботливо подкладывающую лишний кусочек папе Стиву, так же приятно, как и его, в ответ благодарящего её лёгким, почти незаметным, касанием руки.

И на очередных семейных встречах, глядя на моих поседевших родителей, окружённых друзьями, детьми и внуками, я понимаю, что всё сделал правильно. Я вижу их глаза и в них есть любовь. Не та страсть, сжигающая душу и заставляющая совершать подвиги во имя, а тихая и нежная любовь, простое семейное счастье. И я несказанно рад, что приложил к этому чуду свою руку. Поверьте, оно того стоило…

@темы: фанфики