Аспер_
Основные персонажи: ОЖП, Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка)
Пэйринг: Северус Снейп, Северина Снейп, Фиона Лайош, Рейнард Мальсибер, Ремус Люпин
Рейтинг: PG-13
Жанры: Повседневность, AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Мэри Сью (Марти Стью), ОЖП, Беременность, Смерть второстепенного персонажа
Описание: У Северуса и его сестры начинается взрослая жизнь, с её проблемами и заботами. Семья и отношения, друзья и враги - лабиринт под названием "жизнь" ведёт их своими коридорами.

Начало здесь - "Гляжусь в тебя, как в зеркало..."

Встречала разное написание девичьей фамилии Эйлин Снейп - и Принц, и Принс. Обычно я пишу Принц, но здесь почему-то мне втемяшилось в голову, что она Принс, так что так и буду писать :)



Зима семьдесят девятого выдалась неожиданно холодной. Лондонцы редко имеют возможность наблюдать снег. Перебегая улицы, они смешно перебирались через сугробы, в которые превратились обочины, зачерпывая его обувью, совсем не предназначенной для такой погоды.

На Диагон-Аллее снег лежал белый и пушистый и, несмотря на участившиеся рейды Пожирателей и общее нервозное настроение, волшебная улица готовилась к праздникам. Выручку никто не собирался терять.

Северина Снейп, накинув на голову капюшон добротного, но не вызывающего лишнего внимания плаща, спешила до сумерек, уже идущих за ней по пятам, выбраться из Лютного, куда ей пришлось отправиться за ингредиентом, неожиданно закончившимся перед самыми праздниками.

Кляня себя за невнимательность, она отправилась к своему поставщику и с удивлением узнала, что и у него он закончился, но свежая партия на подходе. Оставив заказ и получив уверение в том, что соцветия адоксы омейской будут ей доставлены сразу же, как появятся, Рина приняла решение наведаться в Лютный.

Насколько она знала, в лавке Брукса, которую она не раз посещала с братом, можно было найти намного более редкие ингредиенты, так что нужными ей соцветиями она разживётся без труда.

Ходить одной в Лютный ей, конечно, ещё не приходилось. Она бывала там только в сопровождении Северуса, но брат сейчас был занят в лаборатории, увлечённо экспериментируя с кровью гиппокампуса, которую он недавно раздобыл через Люциуса Малфоя.

Тот, в благодарность за редкое зелье, сваренное Севом для беременной Нарциссы, свёл брата с нужным человеком, и вот сейчас зельевар был с головой погружён в эксперимент, а соцветия ей нужны срочно.

В конце концов Рина рискнула отправиться сама. Нужный ей ингредиент, как и следовало ожидать, у мистера Брукса был, так что теперь девушка спешила покинуть улицу, которая в тёмное время суток была достаточно опасна.

Затылком Рина уже давно чувствовала взгляд, направленный на неё, но списывала это на собственную нервозность. Когда до выхода на Диагон-Аллею остались считанные шаги, мисс Снейп краем глаза уловила тень, мелькнувшую сбоку.

Испуганная, но не подавшая виду девушка, крепко зажав в руке палочку, заторопилась и, выскочив на оживлённую улицу, впечаталась в мага, явно направляющегося туда, откуда она только что вылетела пулей.

Волшебник, что удивительно, без труда устоял на ногах, что очень порадовало мисс Снейп, которая тут же начала извиняться, даже не рассмотрев «пострадавшего».

— Снейп, это ты? — возглас мага заставил её поднять голову, встретившись с жёлто-карими глазами, которые несколько поблекли с того момента, когда она видела их так близко.

— Люпин? — удивилась Северина, тут же обратив внимание, что бывший сокурсник уже выглядит потрёпанным жизнью, и это не относилось только к одежде, которая явно знавала лучшие времена.

Весь его вид, несколько поникший и какой-то болезненный, говорил о том, что оборотень проигрывает в борьбе за достойную жизнь.

— Ты плохо выглядишь, — констатировала очевидное Рина.

— Зато ты, как обычно, прямолинейна, даже не верится, что училась на Слизерине.

— Я притворяюсь гриффиндоркой — говорю, что думаю, — парировала Снейп, и тут же поспешила развеять сомнения в своей принадлежности к змеиному факультету, укусив побольнее: — Как поживают твои друзья? Как дела, на работу устроился?

Взгляд Люпина сделался совсем больным, и девушка поймала себя на мысли, что жалеет этого не особо приятного ей человека, но всё же добила оборотня:

— Кажется, у тебя на данный момент нет ни друзей, ни работы…

— Я помню, что ты убеждала меня, что именно так и будет, — покачал головой Ремус. — Что ж, приходится признать, что ты оказалась права. Друзья дали мне понять, что в нынешние времена очень опасно водить знакомство с такими, как я.

— Думаю, ты ждёшь, что я скажу — «а я говорила!»

— Именно это ты сейчас говоришь, — улыбнулся оборотень, виновато посмотрев на девушку. — Ты оказалась права. Знаешь, я долго думал над твоими словами, пытался оправдать друзей и себя. Мечтал объяснить тебе когда-нибудь, что мы вели себя отвратительно только потому, что были детьми. Но я всё же решил быть честным сам с собой — наша компания состояла из двух избалованных богатеньких детишек, подпевалы и труса. Последний как раз и стоит сейчас перед тобой.

— Ты ждёшь, что я начну отрицать? — улыбнулась Северина, посмотрев на Люпина.

Хотелось верить, что он изменился, что эти слова сказаны не просто для того, чтобы завоевать её расположение, но Северина не была наивной девочкой — она прекрасно знала, как может извернуться человек, чтобы добиться желаемого.

— Нет, просто захотелось тебе это сказать, — пожал плечами Ремус.

— А что с работой? — поинтересовалась мисс Снейп, хотя при взгляде на оборотня ответ был очевиден.

— Сама видишь, — подтвердил он её выводы.

— К нам на работу пойдёшь?

Вместо благодарного согласия, вопрос вызвал у обычно тихого Люпина гнев, очень уж он был похож на издевательство.

— Кем? — оскалился оборотень. — Ингредиентом или подопытным кроликом для твоего брата?!

— А хоть бы и так, — спокойствию Рины в этот момент можно было позавидовать. — С тебя не убудет, если поделишься шерстью, хотя я предложила бы несколько иное. Северус вечно занят, а времена сейчас сложные, да и салон место привлекательное… Охранником пойдёшь? Правда, сомневаюсь я, что он из тебя получится, но попробовать-то можно…

Северина уже корила себя за непонятную слабость по отношению к этому гриффиндорцу. Возможно, ей было мало брата и его жены, и она искала ещё один объект приложения своей заботы.

«Правильно говорила мама, мне место в Хаффлпаффе. Вот где моё странное желание охватить заботой пришлось бы ко двору. Много друзей — больше возможностей… Ну вот зачем мне оборотень?! У меня племянник скоро родится, вот его бы и нянчить…»

— У тебя есть, где жить? — спросила Рина у Люпина, будто его согласие уже было получено. — Я не смогу предоставить тебе жильё, у нас в доме скоро будет малыш.

— То есть, ты уже всё решила? — поинтересовался оборотень, приняв к сведению информацию, что Нюниус скоро станет отцом.

— Тебе не нужны деньги? — неискренне удивилась Северина, приподнимая бровь одинаково присущим им с братом движением, и поставила в разговоре точку: — Приходи завтра к восьми. Смотри не опаздывай.

Больше не интересуясь Ремусом, она резко развернулась и поспешила уйти, оставив оборотня стоять на тротуаре, глядя вслед нечаянной надежде.



Полтора года, прошедшие после окончания школы, оказались очень богаты на события. Свадьба Северуса и Фионы, раскрутка совместного бизнеса, защита братом мастерства и появившиеся серьёзные заказы — время пролетело незаметно.

Салон «Афродита» уверенно набирал популярность в среде чистокровных и полукровок. Возможно, кто-то и был удивлён, что дело получилось прибыльным, при том, что любая уважающая себя ведьма могла озаботиться своим внешним видом самолично, благо косметических чар было предостаточно. А вот поди ж ты…

Северина с Фионой сменяли друг друга в лаборатории и у «прилавка» — в маленькой уютной комнате, где можно было поговорить с каждой клиенткой, прорекламировать новую продукцию, опробовать образец. Так было до недавнего времени, пока Фиона не сообщила подруге, что скоро подарит мужу сына.

Событие было радостным, но означало, что теперь Северине придётся посвящать всё своё время клиенткам, переложив изготовление продукции на брата, который, хоть и помогал беспрекословно, всё же больше тяготел к чистой науке, и Северина не могла его за это упрекать.

Пришлось пойти по странному, но проторенному многими успешными фирмами пути — улучшить качество и поднять цены, отсекая определённые категории покупателей.

Ведьмы, известные своими деньгами или древностью фамилий, зачастили в салон, оценив адаптированные к магическому миру магловские процедуры и убедившись, что те, кто работает в нём, не навредят клиентам ни словом, ни делом.

Такая тактика давала возможность зарабатывать те же деньги, при этом работая меньше.

***

В процессе привлечения богатых ведьм Северина обнаружила, что одна из её клиенток незаметно перешла в разряд приятельниц — с Нарциссой Малфой оказалось очень интересно общаться. Выглядевшая холодно и неприступно миссис Малфой оказалась особой импульсивной, но милой.

Правда, сначала та больше общалась с Фионой, хотя и не выходя из приличествующих рамок, но всё резко изменилось после того, как Люциус обратился к Северусу за помощью. Его жене, тяжело переносившей первые месяцы беременности, требовалась помощь зельевара и Малфой обратился к Снейпу, вполне доверяя молодому специалисту и желая получше к нему присмотреться. Повелителю также требовались мастера такого уровня.

Обе миссис, обнаружившие, что их дети должны родиться примерно в одно время, быстро сблизились на этой почве, тем более Фиона была чистокровной, так что Нарцисса могла общаться с ней, хоть и делала это несколько снисходительно.

Северина присоединилась к ним несколько позже, но тоже находила в общении приятные стороны. К тому же, бывшая мисс Блэк приходилась ей роднёй, хоть и не знала об этом, а с родственниками следовало поддерживать хорошие отношения, раз уж они шли на контакт. Это могло пригодиться в будущем.

***

— Я дома! — сообщила Северина, поднявшись в квартиру, после того, как заглянула в кладовую, разместив там купленные ингредиенты.

— Ну, наконец-то! — в прихожей появилась Фиона, взволнованно глядя на Рину. — Я уже начала переживать, ты ушла так давно!

— Всё нормально, просто у Мердока соцветий не оказалось и мне пришлось отправиться к Бруксу, — Северина постаралась успокоить невестку, правда, явно добившись противоположного результата.

Фиона, естественно, выразила своё негодование безответственным поступком золовки.

— Ты ходила в Лютный? Без меня? — вопрос, произнесённый голосом, который замораживал почище холодильника, заставил девушку схватиться за сердце.

Братик, резко повзрослевший, явно благодаря женитьбе, и теперь будто поменявшийся с ней местами, взялся опекать свою незамужнюю сестру, внимательно следя за её жизнью. Попытки Северины доказать, что она, вообще-то, уже взрослая ведьма и вполне может постоять за себя, ни к чему не приводили.

Северус вбил себе в голову, что он обязан присматривать за сестрой и выдать её замуж. Муж, по мнению Снейпа, должен был быть человеком обеспеченным, а для этого и у сестры должно быть не только неплохое приданое, но и безупречная репутация. Поэтому Сев не только помогал с изготовлением продукции для салона и брался за сложные заказы, чтобы обеспечить свою семью всем необходимым, но и старался контролировать Северину, никуда не отпуская одну.

— Братик, не злись, — произнесла Рина, стремительно обнимая брата, и зная, что тот теряется при проявлении чувств. — Я была очень аккуратна, так что всё обошлось.

— Тебе повезло, — скривил тонкие губы Северус, пытаясь оторвать от себя цепкие руки сестры. — Но больше не вздумай так делать.

— Зная, как ты печёшься о нашей безопасности, я наняла охрану, — «порадовала» родственников Северина.

— Зачем? Я вполне смогу вас защитить, если ты не будешь искать приключения на свою… голову, — зельевар был явно недоволен.

— Теперь ты сможешь не беспокоиться обо мне. К тому же, времена сейчас сложные, газеты только и пишут о нападениях. Я не знаю, действительно ли всё дело в Пожирателях или кто-то под шумок проворачивает свои делишки, но мне не хотелось бы, чтобы ведьмы, посещающие наш салон, подвергались нападению на нашем пороге, вот и подумала, что охрана не повредит, — Северина постаралась сделать акцент на бизнесе, чтобы отвлечь брата от претензий по поводу её прогулок.

— Толку с одного охранника, — фыркнул Северус, в глубине души признавая, что задумка сестры стоящая. — Он же тоже должен отдыхать, значит, нужно минимум два, а то и три человека.

— Этот согласится работать каждый день, правда, насчёт выходных ты всё равно прав — ему понадобится три выходных каждый месяц…

— Только не говори, что ты наняла какого-то оборотня! — Северус содрогнулся, вспоминая собственный опыт общения с этими существами.

— Не какого-то, а Люпина, и он жаждет загладить свою вину. Так что, я уверена, согласится дополнительно участвовать в твоих экспериментах.

— Я не потерплю оборотня в нашем доме! — заорал брат, и Северина поспешила его снова обнять, тут же поддержанная Фионой.

Северус, в прямом смысле зажатый в угол двумя девушками, тут же прекратил попытки вырваться и устало вздохнул: — Уж не хочешь ли ты сказать, что влюбилась в одного из Мародёров? — он больными глазами посмотрел на сестру, ища в её взгляде ответ на свой вопрос. — Это будет для меня ужасной новостью.

— Ну, Люпин не самый худший в их четвёрке, — улыбнулась Рина. — Представь, я влюбилась бы в братца Сири? Или в этого… Петтигрю…

Северуса явно передёрнуло, а Фиона рассмеялась:

— Слава Мерлину, Поттер уже занят! — тут же её улыбка увяла и она прошептала, глядя на мужа: — Извини…

Северус посмотрел на неё и она потерялась в его чёрных глазах.

— Я выбрал тебя, а значит, тебе не о чем беспокоиться.

— Спешу обрадовать, что мне, в плане замужества, глубоко безразличны все Мародёры, да и кого-либо другого на примете у меня нет, — вмешалась Рина, опасаясь проблем в семье брата. — Просто эти придурки дали понять Люпину, что дружба закончилась вместе со школой. Мне просто стало его жаль…

— Кстати, по поводу школы, — Северус обрадовался смене темы. — Дамблдор прислал мне письмо…

Снейпу не нравилась идея сестры, но он решил, что не будет возражать, чтобы ещё больше не обидеть Фиону — её замечание о Поттере явно говорило, что жена ревнует, и Северус не мог утверждать, что ревность появилась на пустом месте. Всё же воспоминание о ссоре с подругой, ставшей теперь женой этого идиота, как обычно отозвалось болью в сердце.

— Что пишет директор? — удивившись, поинтересовалась Северина.

— Старик предложил мне место зельевара и приглашал завтра в «Кабанью голову», на собеседование. Я отказался…



Рина с нетерпением смотрела на брата, ожидая разъяснений по поводу приглашения директора. Брат молчал, видимо, мстя любопытной сестре за непослушание, и Северина не выдержала:

— Зельеваром?

— Именно, — кивнул головой Сев, снисходя до объяснений. — Уверен, что старик в курсе моего мастерства, но зачем-то решил предложить должность, на которую обычно претендуют ученики или, в крайнем случае, подмастерья. Как я уже сказал, я отправил ему сову с отказом, правда, сообщив, что с удовольствием сварю сложное зелье, если таковое понадобится ученику. И раз уж я буду делать это для любимой школы, то так и быть — предоставлю скидку в десять процентов.

— А что директор? — Рина представила лицо Дамблдора, прочитавшего то послание. — Ты ведь понимаешь, что это только предлог?

— Сестричка, я не дурней тебя, — обиделся Снейп и устремился в гостиную, где развалился в любимом кресле. Рина поспешила следом, сгорая от любопытства. Последней в комнату вплыла Фиона, и со вздохом облегчения устроилась на диванчике. Северина заняла место рядом с братом.

— Конечно, я догадался, что ему зачем-то нужно моё присутствие на собеседовании, — продолжил прерванный разговор Северус. — Понять бы, зачем?

Сев задумчиво провел по губам пальцем и тотчас же получил по рукам от заботливой сестры, которая пыталась отучить его от этой вредной для любого зельевара привычки.

— Он попытался ещё раз, — продолжил Снейп, недовольно зыркнув на сестру.

Фиона тихонько прыснула в ладошку — уж очень смешно выглядел сейчас муж.

Вопросов на этот раз не последовало и Северусу пришлось рассказывать без уговоров. Он и сам горел желанием пообщаться на эту тему с сестрой.

— В следующем письме он извинился за свою оплошность и заговорил о должности профессора зелий, полагая, что это место поможет мне набраться опыта, а также даст возможность заниматься наукой в свободное от уроков время. Также Дамблдор намекнул, что Слагхорн в скором времени собирается оставить преподавание, и я мог бы претендовать на должность декана…

— Я совсем перестала понимать директора, — вздохнула Рина, почему-то сильно разволновавшись. — Не могу понять, на что он рассчитывает, но опасаюсь, что нам это грозит неприятностями…

— Ничего не знаю и знать не хочу, — отрезал Северус. — Я отказался ещё раз и, надеюсь, что он не будет настойчив. Пусть его любимые грифы варят ему зелья и учат таких же остолопов, а мне достаточно моей лаборатории!

Сев, явно раздражённый ещё больше, чем в начале разговора, стремительно поднялся и покинул гостиную, судя по всему, отправившись к своим любимым зельям. Рина малодушно порадовалась, что благодаря директору брат, кажется, забыл о её выходке.

— Пошли, что ли, поедим? — улыбнулась она Фионе. — Думаю, и ты, и мой племянник не откажетесь поужинать. Уверена, вы проголодались больше, чем я.

***

Люпин, давший обет о не причинении вреда, как-то легко влился в их коллектив. Сначала он явно чувствовал себя не в своей тарелке, но постепенно освоился, перестав смотреть на Снейпа виноватыми глазами, и уже через некоторое время оборотень отъедался на домашних разносолах, которые готовила Фиона.

Во время обеда, на котором обычно присутствовали все — и владельцы салона, и их подчинённые, каждая женщина, оказавшаяся сидящей возле Ремуса, старалась подложить на тарелку оборотня кусочек повкуснее. Особенно старалась мадемуазель Франсуаза, которая, как надеялась Северина, относилась к Люпину, как к сыну.

Северус только хмыкал, глядя на это, а потом шипел и плевался, когда подходило время готовить оборотню антиликантропное. Тот, в виде ответной услуги и в благодарность, снабжал зельевара то вырванным клоком шерсти, то слюной или слезами.

Ремус обычно сопровождал Рину или Фиону, отправляющихся по делам, если же они оставались дома, то он ошивался у входа в салон, зорко посматривая по сторонам, готовый в любой момент поднять тревогу, если вдруг Пожиратели решат наведаться на Диагон-Аллею или, что ещё хуже, в «Афродиту».

Но те, хвала Мерлину, не появлялись, и Северина прекрасно понимала почему — «Афродита» пользовалась популярностью именно у чистокровных ведьм, чьи мужья, как подозревала Рина, скрывались под белыми масками, наводя ужас и сея панику.

Вряд ли бы они решились пугать собственных жён. Рина даже боялась представить, что ожидало бы их дома в этом случае.

***

Время от времени появлялся Люциус Малфой, обхаживая Северуса, как богатую невесту на выданье. Рина опасалась, что ему, в конце концов, надоест распускать хвост перед её братом, расхваливая перспективы, которые появятся, если он примет покровительство и согласится познакомиться с очень заинтересованном в нём заказчике.

Северус пока делал вид, что не понимает намёков, но заказы, приносимые приятелем, принимал, не желая отказывать сильнейшему тёмному магу. Снейп догадывался, о ком толкует ему Люциус, но обзаведясь семьёй, зельевар учился обдумывать свои решения и не желал подставляться, хотя маневрировать становилось всё труднее.

В тот момент, когда Малфой предложил Северусу стать крёстным отцом маленького Драко, рождение которого ожидали со дня на день, Рина поняла, что брата прижали к стенке.

Снейпу пришлось согласиться. Отказ был бы воспринят как смертельное оскорбление, но брат и сестра понимали, что после рождения наследника Малфоев и проведения магического обряда Северус окажется связан с этим семейством неразрывными узами.

Эти белобрысые интриганы всегда и во всём искали свою выгоду, но именно сейчас это радовало, потому что предложение говорило о том, что Люциус старается не только для Того-Кого-Нельзя-Называть, но и, в первую очередь, для себя и своей семьи.

***

Племянник Северины родился в середине июня и был назван Александром в честь отца Фионы. Северус не стал противиться этой просьбе жены, тем более, что называть его именем своего отца, хоть настоящего, хоть официального, он не собирался.

Мальчик родился здоровым и радовал своих родителей и тётку хорошим аппетитом, в отличии от Драко, который, несмотря на галлоны зелий, влитых в его мамочку Северусом лично, был слабым и капризным ребёнком. Снейпу снова пришлось варить кучу зелий, чтобы поддержать здоровье этих двоих.

Пропадая в лаборатории и в поместье Малфоев, зельевар уже стал волноваться, что жена обидится на такое к ней пренебрежение, но Фиона оказалась особой разумной и, хоть и мучилась от перепадов настроения, как и любая только родившая женщина, всеми своими проблемами предпочла делиться с Риной, которая неизменно её выслушивала и утешала, с удовольствием помогая заботиться о ребёнке.

Так что лёжа в супружеской постели и обнимая жену, Северус даже не подозревал, какие страсти кипят в его отсутствие, и очень радовался, что ему досталась такая понимающая и любящая его жена.

***

Второго августа тысяча девятьсот восьмидесятого года Рина, сидя за завтраком, читала утренний «Пророк» — внимательно, как она и любила, от корки до корки. Добравшись до колонки, в которой печатались объявления о свадьбах, рождениях и похоронах, мисс Снейп поняла, почему брат, отправившийся вчера за обещанной ему редкой книгой, вернувшись, допоздна пропадал в своей лаборатории, не пожелав выйти к ужину.

Небольшая заметка, обратившая на себя внимание девушки, сообщала, что тридцать первого июля сего года у четы Поттеров родился сын, названный Гарри Джеймсом.

Неожиданное напоминание о прошлом грозило разрушить хрупкое семейное счастье брата.

Убрав газету с глаз долой, Северина порадовалась, что Фиона, держащая на руках маленького Санди, совсем не интересовалась свежей прессой. Северус же, уткнувшись носом в книгу, хранил молчание, не спрашивая у сестры, куда подевалась утренняя газета.

«Что ж, я тоже не буду обращать на это внимание», — решила Рина, отдавая должное завтраку.



— Послушай, Северус, я хочу, чтобы ты, как зельевар и крёстный отец моего сына, сопровождал Нарциссу с Драко. Конечно же, Фиона с Санди тоже отправятся с вами, я заказал порт-ключ на троих взрослых и двоих детей. Особняк на Корфу прекрасен, а Драко вреден английский климат, он постоянно болеет, и я рассчитываю, что проведя в Греции год, он укрепит своё здоровье, не без твоей помощи, конечно же.

Люциус Малфой, сидя в гостиной Снейпов, недовольно постукивал тростью по голенищу элегантного сапога из драконьей кожи. Он злился на недогадливого зельевара, который упёрся в своём нежелании сопровождать в поездке крестника и Нарциссу.

В конце осени Люциусу с трудом удалось добиться разрешения на эту поездку у отца, не хотевшего отпускать внука из вида. Пришлось долго доказывать, что ребёнок слаб, и требуется смена климата, чтобы укрепить его здоровье.

В конце концов глава их семьи признал доводы Люциуса убедительными. Так нет же, теперь упёрся Северус!

Повелитель с каждым днём становился всё более неадекватным, а появившееся пророчество совсем затуманило ему разум. Как смог догадаться Люц, прислушиваясь к разговорам в ставке, и сопоставляя распоряжения Лорда, речь в нём шла о младенцах, рождённых в конце июля.

Чего испугался Лорд, Малфою узнать не удалось, но он порадовался, что его сын родился раньше.

Поразмыслив, Люциус решил перестраховаться и отправить малыша Драко подальше из страны. Кто его знает, что взбредёт в голову повелителю… Сам Малфой уехать не мог, поэтому решил, что Северус идеально подходит на роль сопровождающего, и будет только рад, если с ним отправятся его жена и ребёнок. Так и Нарциссе не будет скучно, и Северус в итоге будет благодарен, а значит, более сговорчив.

А теперь этот осёл упёрся, не желая покидать свою лабораторию.

— Люциус, мы очень благодарны тебе за заботу и, конечно же, принимаем твоё предложение, — Малфой расслабился, услышав голос Рины. — И Северус, и Фиона будут рады сопровождать Нарциссу в этой поездке, а мальчики, я надеюсь, подружатся, когда подрастут.

«Ну наконец-то, хоть один здравомыслящий человек в этой семейке!» — обрадовался Люциус, обретя поддержку.

— Я рад, мисс Снейп, что вы по достоинству оценили моё предложение, — произнёс он, снова становясь вальяжной сволочью и снисходительно улыбаясь сестре приятеля.

— Северус, вам с Фионой и Санди пойдёт на пользу эта поездка, а за меня не волнуйтесь, я справлюсь с салоном сама. В лаборатории мне поможет Люпин, у него, как вы помните, неплохо получалось, так что всё будет хорошо, — оценив поступок Малфоя, решительно произнесла Северина, взглядом умоляя Фиону её поддержать.

— Милый, я с удовольствием пожила бы в Греции, и нашему сыну тоже не повредит побольше солнышка, — согласилась с золовкой Фиона. — К тому же, я не сомневаюсь, что мистер Малфой позаботился о том, чтобы там, где мы будем жить, была лаборатория. Ты сможешь продолжить свои эксперименты.

— Зовите меня Люциусом, мы почти родня, — любезно улыбнулся Фионе Малфой, не подозревая, насколько он прав.

— Хорошо, Люциус, раз моя жена не имеет ничего против этой поездки, то я согласен, — Северус решил не спорить с таким количеством оппонентов.

К тому же, он и сам понимал, что в Англии становится опасно, и поддерживал желание Малфоя отправить отсюда жену и ребёнка, но согласиться сразу не мог, не желая показывать Люциусу заинтересованности.

Снейп не возражал, если бы Малфой предложил поездку только женщинам, его сестра тоже была отличным зельеваром. А теперь Северусу казалось, что он сбегает от войны, бросая сестру, ещё и вдвоём с оборотнем.

— Рина, я не могу оставить тебя одну с Люпиным, — возмутился зельевар, скрывая беспокойство. — Это опасно!

— Братик, не переживай, я заведу себе компаньонку, — Северина улыбнулась, не желая, чтобы Люциус догадался о сущности Ремуса, сводя всё к шутке и радуясь тому, как складываются обстоятельства. Они хотели остаться в нейтралитете и Малфой давал им возможность подумать над решением этой проблемы. — Всё будет хорошо, я сумею за себя постоять…

***

— Так, Люпин, можешь радоваться, — Рина поприветствовала оборотня, появившегося в салоне на следующий день после того, как она, наконец, отправила брата с семьёй в Грецию. — Тебе грозит повышение до помощника зельевара, надеюсь, ты справишься. Я наняла ещё одного человека, так что нам с тобой и миссис Поджер скучно в лаборатории не будет.

— А как же твой брат? — удивился Люпин.

— Северус уехал в Европу и увёз с собой семью. Ему предложили интересную работу, так что я теперь за главную и решила тебя повысить. Надеюсь, ты оправдаешь доверие.

— Конечно, я сделаю всё, чтобы ты была довольна, только попроси, — в глазах Люпина загорелся огонь, давно не наблюдаемый Риной.

— Всё мне не надо, а вот непреложный обет о том, что не выдашь никому наши секреты и рецепты, я попрошу обязательно.

Порадовавшись скисшей физиономии Ремуса, мисс Снейп отправилась на склад. Надо было решить, что требуется доварить и какие запасы пополнить.



Ремус оказался неплохим помощником и они с миссис Поджер были допущены к самостоятельному изготовлению шампуней и некоторых кремов. Рина не могла всё своё время проводить у котла, ей надо было и общаться с клиентками, и следить за работой салона, и вникать в отчёты бухгалтера, которого они наняли, когда дело пошло на лад.

Непонятный порыв Северины взять на работу Люпина оказался вполне оправдан, хотя должность охранника была в большей степени видимостью, в лаборатории он оказался нужнее. К тому же Рина пересчитала ему зарплату и теперь оборотень не чувствовал себя ни нахлебником, получающим деньги ни за что, ни обиженным работником, эксплуатируемым на двух должностях.

В скором времени после отъезда Северуса с семьёй работа салона снова наладилась и Рина порадовалась тому, что теперь брат, даже когда вернётся, сможет уделять больше времени научной деятельности и семье, которая у него, как надеялась Северина, ещё немного увеличится.

***

От Фионы и Северуса совы прилетали достаточно часто, чтобы Рина была в курсе их жизни на Корфу. Подруга делилась успехами сына и Драко, которого уже приняла как родного, и описывала красоты острова, прекрасного в любое время года. Северус советовался по поводу ингредиентов, которые он смог раздобыть и делился мыслями о своих разработках.

Время от времени в письмах и брата, и подруги упоминались Нарцисса с Люциусом, который изредка навещал их. Сев с удовольствием описывал тренировочные дуэли с Малфоем, проводимые в эти посещения и упоминал, что продолжает разрабатывать новые боевые заклинания, проверяемые им на друге, который тоже не оставался в долгу.

Фиона же делилась с Риной «открытием» Нарциссы. Высокомерная мисс Блэк, которую с школе называли то льдинкой, то чем похлеще, оказалась не только неплохой собеседницей, как миссис Снейп уже успела узнать раньше, но и заботливой матерью, души не чаявшей в своём Дракончике.

Первое время женщины более внимательно присматривались друг к другу, но постепенно научились доверять. Этому способствовало и то, что дети были почти одного возраста, родившись с разницей всего в несколько месяцев, которая станет совсем незаметной, когда они подрастут.

Общие интересы — первые улыбки, лезущие зубы, проблемы кормления и обсуждение узоров на милых кофточках, связанных для любимых сыночков — всё это привело к тому, что они смогли стать хорошими подругами.

***

Год пролетел незаметно. Северина очень скучала по брату и племяннику, но пыталась отговорить брата возвращаться сейчас. Нарцисса и Драко вернулись в Англию летом, уступив настойчивым требованиям Абраксаса, но Снейпы, поддавшись давлению Рины, отправились в путешествие по Европе.

Фиона мечтала побывать в Будапеште, Вене, и других европейских столицах, хотя Северус стремился на родину. Совместные разработки с Дамоклом Белби требовали его личного присутствия, к тому же он был уверен, что не должен бесконечно сидеть в Европе, свалив на сестру весь бизнес.

Так что в один из промозглых дней октября они появились на пороге своего дома. Рина, встречавшая их, тут же расцеловала брата и Фиону, порадовавших её лёгким загаром, и схватила в объятия сильно подросшего племянника, который тут же залился слезами, оказавшись на руках давно позабытой им тётки.

Мальчик, темноволосый и темноглазый, тоже мог похвастаться слегка золотистой кожей, и Фиона убедилась, что эти полтора года отсутствия явно пошли всем троим на пользу. Северус оставался таким же худым, как и раньше, но уже не напоминал фестрала. Видно было, что теперь под его мантией имеется не только скелет. Он явно нарастил мышцы, что говорило о том, что он не проводил всё своё время только в лаборатории.

Рубашка и мантия, подобранные в общей серой гамме, радовали глаз безупречным покроем. Рина почувствовала, что на глаза наворачиваются слёзы — её братик превратился в уверенного в себе джентльмена и она была благодарна всем, кто помог ему стать таким.

***

О событиях, произошедших на Хэллоуин, они, как и все волшебники, узнали на следующий день. Северина, обрадованная тем, что проблема выбора стороны теперь не будет мешать им жить, всё же внимательно следила за братом. Но гибель миссис Поттер, как ей показалось, не подействовала на брата так остро, как можно было бы ожидать, помня о его болезненной в неё влюблённости.

Северус, конечно же, был явно расстроен, но старался не подавать виду, хотя и уединился всё же после обеда, во время которого он трогательно ухаживал за Фионой. То, что брат отправился не в лабораторию, а в комнату сына, тоже очень порадовало Северину. Зная характер брата, Рина пришла к выводу, что Сев либо излечился от любви к Лили, либо научился хорошо скрывать свои эмоции.

***

Люпин ходил подавленный, но молчал, и Северина предпочла не трогать его, хотя оборотня следовало бы загрузить работой, но сейчас салон не нуждался в новых партиях шампуней. Их богатые клиентки сидели по домам, неуверенные в собственном будущем.

Через несколько дней после того, как на улицах перестали обсуждать трагедию Поттеров и победу над Тем-Кого-Нельзя-Называть, Пожиратели напали на Лонгботтомов. Те попали в Мунго, а в газетах началась истерия… Тут же активизировались авроры, хватая всех, кто подозревался в поддержке идей Волдеморта.

Оборотень снова переквалифицировался в охранника и занял свой пост при входе. Рина не возражала, опасаясь провокаций.

***

Поздним ноябрьским вечером в гостиной Снейпов зазвонил колокольчик, сообщая, что кто-то стоит у дверей салона. Присутствующие в комнате маги и ведьмы переглянулись. В это время к ним могли прийти только авроры, хотя с их стороны было несколько странно звонить в дверь.

Появление представителей закона ожидалось со дня на день. Салон обслуживал жён тех, кто сейчас сидел в аврорате, будучи арестованными по обвинению в сотрудничестве с Волдемортом. Естественно, что владельцы салона тоже были под подозрением, и сейчас он был закрыт.

Да и не мудрено — все работники, за исключением мадемуазель Франсуазы и Ремуса, уволились, побоявшись действий властей. Двое же оставшихся не сомневались в правильности своего решения и с разрешения Рины переселились в гостевые комнаты, собираясь поддержать Снейпов и ожидая, когда волнения улягутся и всё станет, как прежде. Теперь они все вместе коротали длинные осенние вечера.

Колокольчик зазвенел вновь и Фиона побледнела, прижав к себе сына и посмотрев на мужа, чья невозмутимость действовала на неё успокаивающее. Северус встал, намереваясь пойти и открыть дверь. Он был хозяином дома и если пришли авроры, значит, они пришли за ним.

Тут же из кресла напротив поднялся Люпин, намереваясь сопровождать зельевара. Переглянувшаяся с Франсуазой Рина тоже решительно поднялась с места. Если брата пришли арестовать, то она отправится с ним и докажет, что он невиновен.

Зазвеневший в третий раз колокольчик ясно дал понять, что они ошибаются по поводу визитёров. Авроры давно бы уже ворвались в дом. Северус поспешил вниз, сопровождаемый сестрой и оборотнем, и распахнув дверь, сначала не увидел никого за стеной дождя. Потом откуда-то сбоку появился человек, закутанный в мантию, и хриплый, но знакомый голос произнёс:

— Я уж решил, что зря пришёл. Северус, могу ли я надеяться, по старой дружбе, что ты пустишь меня в свой дом?



Узнав пришедшего, Северус быстро сориентировался в обстановке и не хуже змеи прошипел:

— Совсем сдурел, да? Колотишься в дверь как ненормальный. Входи быстрее, Мальсибер, ты и так уже, наверное, привлёк внимание соседей.

Маг, стоящий на улице, не заставляя себя долго ждать, мгновенно просочился в дверь, принеся с собой потоки дождя, льющегося теперь не с неба, а с его мантии. Северус небрежно высушил вошедшего и уставился на него нечитаемым взглядом.

— Спасибо, что пустил, — заговорил Рейнард, откидывая капюшон, — я уж думал, что и у тебя не найду приюта.

— О каком приюте ты говоришь? Готов спорить на что угодно, уже с утра здесь будут авроры, науськанные законопослушными соседями. — Ты о чём думал, когда звонил в нашу дверь?

— Мне некуда больше идти. Отец арестован, дома авроры, а я скрываюсь…

Северус схватился за голову, чувствуя огромное желание вырвать у себя на голове волосы.

«Надо же быть таким придурком — пустить в свой дом Пожирателя Смерти! О чём я думал, у меня семья! Но ведь Мальсибер друг, не могу же я оставить друга в беде…»

— Так, заканчиваем страдать, мальчики! — трое магов с удивлением уставились на Северину, которая явно не собиралась паниковать. — Северус, ты помнишь координаты того места, куда мы недавно отправляли письмо?

Брат удивлённо кивнул, догадавшись, что надумала Рина.

— Значит, ты аппарируешь Рея, а я Люпина. Сейчас его нахождение в нашем доме может сыграть на руку аврорам.

Ремус обиженно вскинулся:

— Я не собираюсь предавать вас!

— Конечно, нет, да и обет тебе не позволит, но я почему-то уверена, что авроры будут знать о твоей пушистой проблеме. А сейчас это, знаешь ли, чревато.

Оборотень опустил глаза, в очередной раз кляня свою сущность, которая мешала ему жить спокойно. Он не собирался подводить людей, которые поверили ему, когда от него отвернулись друзья, и которые помогли в трудную минуту, несмотря на неприятности, что он им причинял.

И, надо признать, Северина была права — если в доме обнаружат тёмную тварь… Аврорам будет плевать, что он не был последователем Того-Кого-Нельзя-Называть. Бесчинства Сивого и его стаи добавили нелюбви к давно ненавидимым всеми оборотням.

— Я пойду, соберу вещи, — Ремус сгорбился, признавая, что понимает желание Снейпов избавиться от него.

— Нет времени, — отрезала Рина, не желая выпускать оборотня из вида и решив, что возьмёт с него ещё одну клятву в дополнение к уже имеющимся — не сообщать никому, где он находится. — Давай, Северус, идём на задний двор, оттуда нам будет удобно аппарировать.

Через несколько минут прозвучали два тихих хлопка. Хозяева и гости аппарировали в неизвестном направлении.

***

— Не могли бы вы вести себя потише, а то сейчас перебудите всю округу! — Рина недовольно оглянулась на трёх магов, стоящих за её спиной. — Ну вот, кажется, нам сейчас откроют.

Словно в подтверждение её слов в доме, перед которым они стояли, раздались шаги и через некоторое время, скорее всего потраченное на изучение посетителей, щёлкнул замок и дверь распахнулась.

— Добрый вечер, Тобиас, мы можем войти? — Рина улыбнулась хозяину дома, мимоходом отметив, что сегодняшний день можно считать днём открытых дверей. Сначала напросились к ним, теперь напрашиваются они…

— Скорее ночь, и я не могу сказать, что добрая, — буркнул отчим, совсем нерадостный от того, что на его пороге обнаружились те, кого он надеялся больше никогда не видеть. Хотя не стоило обманывать самого себя — он много лет считал Северуса сыном и увидеть его оказалось неожиданно приятно, но что-то подсказывало ему, что за порогом стоят проблемы. Тобиас вздохнул и решился: — Входите, чего уж там. Хотя чувствую, что я ещё пожалею.

***

— Оставить этих двоих у себя?! — возмущённый Тобиас несколько повысил голос. — Вы понимаете, о чём просите? Два мага в моём доме! Я думал, что теперь, когда вы выросли, я смогу жить спокойно. А Абигайль? Как она отреагирует на волшебство?

— Они не будут колдовать, — Рина скорчила зверскую рожу в ответ на протест Рейнарда и произнесла. — Они уберут палочки подальше и будут изображать маглов. Пусть все думают, что ты сдал комнаты двум студентам.

— Я заплачу, — произнёс Мальсибер.

— Дело не в деньгах, хотя и они не помешают, — махнул рукой Тобиас. — Я просто догадываюсь, что обычно маги не прячутся у обычных людей без веской причины. Что они натворили и как во всё это замешаны вы?

— Тобиас, что случилось, и почему ты ругаешься с детьми? — в гостиную вошла Абигайль Снейп и Северина обнаружила, что та беременна. — Что происходит? Где вы пропадали все эти годы?

— А вы не сообщали, что ждёте ребёнка, — почему-то обиделась Северина.

— Тоби, ты не написал детям, что у них скоро будет ещё один братик или сестрёнка? Как ты мог? И что это за разговоры про волшебство?

Мистер Снейп обречённо застонал, закрывая лицо руками. Он так надеялся, что его новая семья никогда не узнает о существовании волшебников. Он даже специально обговорил это с Северусом и его сестрой.

Они должны были вести себя обычно, решив навестить его. Но нет, им надо было притащить с собой друзей-волшебников, которых надо спрятать. И хуже всего то, что Абигайль слышала разговор! Тобиас даже боялся представить, как отреагирует его жена.

— Хорошо, пусть остаются, — принял он решение, — только пусть всё же спрячут палочки и не вздумают ими пользоваться.

— Мы понимаем, мистер Снейп, к тому же это самое верное решение в нашей ситуации, — согласился Мальсибер, поблагодарив хозяина дома за оказанное гостеприимство.

— Как я поняла, Тоби, нам надо приготовить комнату. Но вам придется жить вместе, молодые люди, комната для гостей у нас одна, — улыбнулась Абигайль, поддерживая мужа в его решении. — И мне очень хотелось бы услышать, о чём шла речь, если вы не против.

— Только не сейчас, — ответила Северина. — Нам нужно домой, но мы вернёмся, как только сможем. А теперь не могли бы вы показать нашим друзьям комнату?

— Часть этой истории смогу рассказать и я, — пообещал заинтригованной жене Тобиас, выходя из комнаты и предложив магам следовать за ним.

Поднявшись на второй этаж, он распахнул одну из дверей, демонстрируя спальню.

— Это ваша комната, ванная находится за соседней дверью, — произнёс он.

Рина, ни разу не бывавшая в новом доме отчима, с интересом заглянула в спальню. Шедший следом Рейнард тут же втолкнул её вовнутрь, заставив зашипеть рассерженной кошкой.

— Кровать, как видите, одна, — Рине показалось, что Снейп-старший скрывает усмешку, радуясь, что может хоть так насолить незваным гостям, — но она достаточно широкая. Так что располагайтесь, а я вас покину. Завтрак в восемь.

Мальсибер и Люпин вошли в комнату, с некоторым возмущением рассматривая интерьер.

— Так, претензии выскажете потом, — сообщила им Рина, — а теперь давайте по делу.

***

— Значит, так, — ещё раз решила уточнить мисс Снейп, устало посмотрев на оборотня и Пожирателя, — палочками не пользоваться, нашего отца и его жену не обижать, на улицу не высовываться. Мы появимся, как только сможем.

Взяв с Люпина клятву о том, что тот не сообщит никому, где скрывается он и Мальсибер, а также о том, что оборотень не тронет маглов, Рина успокоилась. Но палочки заставила спрятать в комнате, чтобы у волшебников не было желания доставать их по любому поводу. С Рейнарда Северус взял такие же клятвы.

— Очень бы хотелось узнать, как ты жил эти годы, Рейнард, — заговорил предпочитающий отмалчиваться Северус. — Но думаю, что Рина права, это может подождать до новой встречи.

Сев развернулся и не попрощавшись, стремительно вышел из комнаты, тут же застучав башмаками по лестнице.

— Я хотел сказать спасибо, но Сев, как всегда, стремителен, — устало улыбнулся Рей, глядя на Северину. — Я благодарен, что вы не отвернулись от меня.

— Ты наш друг, — отрезала Рина, прерывая разговор. — Поговорим позже. И надеюсь, что вы не поубиваете друг друга. В этом случае я буду очень недовольна.

@темы: Фанфики