Аспер_


Утром тридцать первого июля Гарри проснулся рано, как ему показалось, и в прекрасном настроении. Ожидание подарков ещё не стало для него привычным делом, так что он с волнением поспешил выбраться из кровати, увидев возле неё несколько ярких коробок.

В одной из них, судя по описанию, находился макет деревянного замка, который ему требовалось самостоятельно собрать и заселить обитателями. Коробки с фигурками викингов, русских витязей и тевтонских рыцарей стояли тут же. Воины, изображённые на них, махали ему руками, выдавая своё волшебное происхождение, и Гарри удивился — когда же кто-то из родственников сумел посетить волшебные магазины?

Также Поттер обнаружил большую коробку красок и набор кисточек, коробку карандашей разнообразнейших расцветок, толстый альбом для рисования, готовый холст с нанесённым на него рисунком, и небольшой мольберт. На этом подарки не закончились, явив его взору набор юного зельевара — с котлом и кучей ингредиентов.

Гарри счастливо перебирал подарки, говорившие о том, что все его близкие люди любят его и заботятся, ведь подарки явно давали знать, кто был их дарителем.

Замок подарили бабушка с дедушкой — Гарри слышал их разговор — крёстный же дополнил его солдатиками, которыми с удовольствием будет играть и сам. Поттер, представив баталии, которые развернутся на ковре в его комнате, тихо, но счастливо рассмеялся, предвкушая игру.

Набор зельевара подарил, конечно же, мрачный профессор, не став выдумывать ничего иного, но Гарри был рад и этому, ведь это означало, что тот на него не сердится. А он, в свою очередь, обязательно отнесётся очень внимательно к этому подарку, и вообще, будет очень стараться в школе, для того, чтобы Снейп не называл его неучем, как он это делал в фильме.

Подарок мамы Вали понравился Гарри больше всего, ведь только она знала, что Гарри мечтает научиться рисовать, как настоящий художник, и купила ему всё то, что позволит осуществить эту мечту.

В комнате её не было, а это означало, что все уже давно проснулись, и Гарри, с трудом оторвавшись от подарков, поспешил выйти из спальни, чтобы умыться и позавтракать — предстоящий поход в парк будоражил воображение.

***

Северус Снейп активировал порт-ключ, данный ему Ольгой Воронцовой. Ему уже давно следовало обеспокоиться поисками работы — сидеть на шее у Валентины он не собирался, да и, в отличии от Блэка, не привык. К тому же следовало как можно быстрее вернуть долг старшим Корчагиным — деньги нужны были на подарок мальчишке Поттеру, по иронии судьбы считающегося теперь его сыном.

Северус прекрасно знал цену деньгам и с раннего детства чаще всего в этом вопросе полагался исключительно на себя. Мать, болезненная женщина, не умеющая вести хозяйство и экономить, с трудом находила средства на приобретение школьных принадлежностей. Отец и слышать не хотел ничего о Хогвартсе, мстительно не давая жене-ведьме денег на эту статью расходов, ехидно замечая, что маги должны уметь доставать деньги из воздуха, а сын, учись он в нормальной школе, был бы экипирован не хуже других. Уж он, Тобиас, об этом непременно бы позаботился.

Поэтому Северус летом всегда искал подработку — сначала в магловском мире, а когда подрос, то и в магическом. Запрет на колдовство совершеннолетних он обходил, пользуясь палочкой матери, и таким образом зарабатывая себе на мантии и учебники.

Так что он сразу заинтересовался предложением о работе, сделанным его возможным будущим начальником. Порт-ключ для встречи с работодателем, которого он ещё не видел, передала ему Ольга, и вот сейчас Северус всё же решился воспользоваться им, сумев сам себя убедить, что за мальчишкой Поттером не нужно приглядывать постоянно.

Новое открытие портала, если и произойдёт, то не раньше, чем через год, даже в том случае, если Альбус выживет и сможет повторить сей эксперимент. Что же до Тёмного Лорда, то Снейп вообще сомневался, что тот станет разыскивать ребёнка. К тому же, метка на предплечье Северуса с каждым днём становилась всё светлее, даря надежду, что очень скоро Снейп освободится от неё.

Видимо, её связь с хозяином постепенно обрывалась, не находя отклика, и Северус с затаённой надеждой ожидал того момента, когда она пропадёт совсем. Снейп подозревал, что это произойдёт, когда Поттера смогут избавить от его шрама и того, что притаилось под ним. Вот тогда и метка пропадёт окончательно, сделав и его, и мальчишку недосягаемыми для тех, кто остался в другом мире.

Решив, что мальчишка не нуждается в ежечасной охране, Северус мог не идти в парк, как и обещал, хотя полагаться только на Сириуса было бы глупо. Тот, безалаберный, как и все Блэки, совсем не подходил на роль охранника, но Снейп был уверен, что Поттера страхуют.

Решающим доводом оказался сам Поттер, настолько бурно благодаривший всех за подарки, что Северусу стало ясно — в парке они обязательно испортят друг другу нервы — Поттер своими щенячьими восторгами, а Северус кислым видом и полным неприятием веселящихся вокруг людей.

Так что после завтрака, в очередной раз отказавшись от сомнительного удовольствия, он всё же воспользовался порт-ключом.

***

Выйдя из аппарационного зала в коридор, заполненный волшебным людом, Северус направился в кабинет заместителя главы отдела магической безопасности, дорогу к которому указывал любезно вручённый ему служащим моток шерсти, теперь скачущий впереди него. Снейпу очень хотелось схватить клубок за нитку, вьющуюся за ним наподобие хвоста, но Северус, хоть и опасался, что тот укатится окончательно, всё же сдерживался, не желая выглядеть идиотом в глазах работников министерства.

Одни коридоры сменялись другими, перемежаясь лифтами и лестницами, и Северусу оставалось только удивляться, почему залы прибытия не разбросаны по всему зданию, хотя это было бы удобно и логично.

«Но ослабило бы охранный периметр», — одёрнул сам себя Снейп, злясь на собственную недогадливость.

Коридоры с каждым шагом становились всё пустыннее, и теперь уже Северус не так пристально следил за проводником, который подпрыгивал всё неистовее, явно давая понять, что вот-вот приведёт посетителя к нужной ему двери.

«Отдел Магической Безопасности» — именно это, судя по всему, гласила табличка на двери, в которую упёрся очередной коридор. О смысле надписи Снейп мог только догадываться, не понимая языка, но клубок застыл, подкатившись к ней, что говорило о том, что профессор пришёл туда, куда полагалось.

Северус потянул за ручку, тихо, без стука просачиваясь в помещение, чтобы оказаться под прицелом внимательных глаз двух магов, один из которых сидел в кресле, а второй нагло расположился прямо на монументальном столе, свесив ноги.

— Вы к кому? — поинтересовался любитель столов.

Его якобы расслабленная поза совершенно не обманула Снейпа, который прекрасно видел, что волшебник напряжён, и отсутствие палочки в руках тоже не успокаивало — благодаря Валентине Северус уже знал, что здешние маги колдуют как им удобно, не опираясь ни на какие определённые традиции.

— Я к Епифанову, — выговорил Северус трудную фамилию, даже не пытаясь произнести имя-отчество, которые казались англичанину вообще чем-то несусветным.

— Ваш пропуск?.. — протянул руку второй привратник и Снейп вложил в неё кусочек картона, исписанный по-русски, который и послужил ему порт-ключом.

— Стивен Снейк… — охранник, заняв место за столом, как ему, впрочем, и полагалось, сверился с записями в незаметно для Северуса появившемся на столе журнале. — Сударь, пройдите дальше по коридору, кабинет номер два, Марк Силантьевич вас ждёт.

Кивком головы поблагодарив продолжавших наблюдать за ним магов, Северус двинулся вглубь по коридору, рассудив, что кабинеты начальства явно должны находиться дальше от входной двери, чем обиталища подчинённых, и оказался прав — вычурная цифра два украшала последнюю дверь по правой стороне, зеркально повторяя такую же дверь напротив, но с цифрой один, несколько косо закреплённой посередине.

Снова не сумев разобрать надписи, Снейп, разозлившись на собственную беспомощность и бесполезный артефакт-переводчик, пообещал себе всерьёз заняться изучением русского алфавита в ближайшее время. Он собирался обосноваться здесь всерьёз и надолго, так что потребность не только понимать местных аборигенов, но и разбираться в их письменности была как никогда актуальна.

Открыв дверь в искомый кабинет, он оказался в помещении, которое занимала эффектная блондинка неопределённых лет, напомнившая ему незабвенную Риту Скитер, в своё время выпившую у него немало крови.

Ассоциацию вызывали очки дамы, уверенно сидящие на переносице, а также ярко-красная помада и такого же цвета ногти на руках, которые в данный момент были заняты клавиатурой компьютера, над которой они порхали с неимоверной скоростью.

«Рита Скитер», обнаружив, что в её кабинете стало на одного посетителя больше, посмотрела на Снейпа, ни на мгновение не прекращая работу. Взгляд холодных голубых глаз изучающе пробежался по нему с ног до головы, оставив после себя неприятные мурашки, которые вызывали желание немедленно почесаться.

Глядя в глаза секретарши, Северус убедился, что вызывающая внешность глупой блондинки служит этой даме неплохим прикрытием, и он не был бы удивлён, обнаружив, что данная особа намного опаснее сидящих у входа магов.

— Стивен Эндрю Снейк, — констатировала особа, вничью закончив играть в гляделки. — Марк Силантьевич вас ожидает…

Дверь за её спиной распахнулась и Северус, поблагодарив, поспешил в неё войти, затылком ощущая тяжёлый взгляд ведьмы.

— Добрый день, мистер Снейп, — из-за длинного стола, расположенного буквой П, поднялся рослый мужчина, протягивая Северусу руку для рукопожатия. — Очень хотел с вами познакомиться, не каждый день в наш мир являются герои известной книги.

— Знакомились бы со здешним зельеваром, мы идентичны, — буркнул Снейп, вспоминая слова о «новой знаменитости», на месте которой рисковал сейчас оказаться.

— Не скажите, профессор. Здешний Снейп для нас совсем неинтересен — кабинетный учёный, хотя и с прекрасными разработками в области медицинских зелий, — улыбнулся Епифанов. — К тому же, как вы понимаете, он вряд ли захочет поработать на наше правительство.

— А я, как вы уверены, соглашусь? — хмыкнул Северус, с любопытством ожидая контраргументов.

— Смею надеяться, что да, — твёрдо произнёс хозяин кабинета, указав на ближайший стул. — Думаю, мы сможем вас заинтересовать…

***

— Сириус, Сириус, смотри! — Гарри дёргал крёстного за рукав, желая продемонстрировать пачку билетов на многочисленные аттракционы, которые Надежда Сергеевна всучила внукам.

Митька, хоть и чувствовал себя достаточно взрослым, под предлогом присмотра за Гарри собирался развлекаться по полной. Блэк же, не ожидавший, что и его наравне с мальчишками вовлекут в веселье, удивлённо посмотрел на пожилую леди.

— Идите, идите, молодой человек, — махнула та рукой на его безмолвный вопрос. — Присмотрите там за мальчишками, да и сами развлечётесь. Вот ни за что не поверю, что вам совсем неинтересно.

Сириус с признательностью посмотрел на бабу Надю, как называл её Гарри, и поклялся, что обязательно с лихвой компенсирует ей затраты, как только придумает, чем ему заняться в этом мире.

Вообще-то, придумать было сложно. Это у себя дома Блэк мог не заморачиваться по поводу денег — они всегда у него были. Даже тогда, когда мать выгнала его из дома. Отец, хоть и делал вид, что не одобряет поведение старшего сына, всё же, как намного позже понял Сириус, давал своему наследнику выпустить пар, при этом через Поттеров обеспечивая деньгами.

Дядюшка Альфард тоже не оставил его без наследства, да и родители в этом плане оказались вполне предсказуемы, так что Сириус всегда легко относился к деньгам, не задумываясь о том, что их придётся зарабатывать.

Желания углубиться в одну или несколько магических наук, как это делал Снейп, у Блэка никогда не возникало, так что он просто за компанию потащился за Поттером в аврорат, в котором они, конечно же, не продержались долго, а после выхода из Азкабана Сириус был занят поисками Гарри, так что снова ничем не интересовался.

Несмотря на это, Блэк однажды даже умудрился занять должность профессора ЗОТИ, вытерпев недовольное брюзжание Снейпа и под конец учебного года сломав ногу, свалившись с лестницы, подтвердив тем самым слухи о проклятии.

Сейчас он предпочёл не ломать голову над своим трудоустройством, в глубине души надеясь, что те личности, к которым отправился поговорить Нюниус, озаботятся и его проблемой. Деньги были нужны, и срочно…

Аттракционы сменяли друг друга, странные магловские напитки, разноцветные, и все как один, шипучие, лились рекой. Мороженого, съеденного ими, хватило бы, чтобы заморозить небольшого мамонта, и взрослый, казалось бы, Сириус радовался вместе с крестником, глаза которого светились от счастья.

— В прошлом году мы тоже в парк ездили, но здесь Гарьке явно понравилось больше, — поделился с бабушкой своими наблюдениями Митька, когда после очередного развлечения присел отдышаться.

Надежда Сергеевна, наблюдая за своими спутниками, один из которых был ещё совсем ребёнком, второй только вышел из детского возраста, а третий в него явно впал, радовалась отлично проведённому времени, хотя и устала уже неимоверно.

— Бабушка, посмотри, что я выиграл! — подбежавший к ней Гарри размахивал зажатым в кулаке маленьким лохматым медвежонком.

— Да, мой дорогой, ты у меня молодец, — улыбнулась она внуку. — Как ты смотришь на то, чтобы пойти домой? Скоро начнут собираться гости, а я уже не молода, чтобы веселиться весь день. Мне надо отдохнуть…

Внук был весел и счастлив, это было видно по его глазам. Надежда Сергеевна потрепала Игорька по вихрам, к которым непроизвольно тянулась рука и, посмотрев на его крёстного, подумала, что доча втрое перевыполнила план, исполняя её просьбу привести в дом мужчину, но она уж точно была не в обиде.

***

Гости явились вовремя. Гарри радостно встретил Славку, который, заговорщицки улыбаясь, вручил другу подарок и был им утащен в комнату — Гарри не терпелось похвастаться замком и солдатиками.

Евдокия, которая привела сына, попыталась уйти, но была остановлена Надеждой Сергеевной и усажена за стол. Уже сидящие там же трое мужчин были представлены ей как дедушка Гарри, его отец и крёстный. Двое последних заслужили её пристальное внимание, так как о том, что они маги, она уже была в курсе.

Появившиеся следом родители Митьки подарили Гарри радиоуправляемую машинку, видимо, помня рассказ сына про то, с каким восторгом племянник отнёсся к вертолёту.

Должна была ещё придти Ольга, которую также пригласила Валентина. Больше гостей они не ждали — приезжавшая на Новый год сестра Митьки Марина сейчас отдыхала с семьёй на курорте.

— Ну что, начнём, пожалуй? — поинтересовалась Надежда Сергеевна, занимая место за столом.

Гарри со Славкой, уже успев потаскать со стола то колбаску, то сырок, снова умчались в комнату, в данный момент занимаемую Валентиной с сыном. Там было намного интереснее, чем со взрослыми.

Стоящий в комнате небольшой журнальный столик, которому мальчишки почти не уделяли внимания, был заставлен разными вкусностями. Но не он был главным развлечением: отряды воинов, поддерживаемые с воздуха вертолётом прикрытия, штурмовали здания, трансфигурированные мамой Славки из коробок, а по ковру стремительно мчалась машина, в которой сидел важный военачальник… Не удивительно, что друзей совсем не интересовало то, чем заняты взрослые.

А взрослые, к которым, наконец-то, присоединилась и опоздавшая Ольга, отдавали должное разносолам, выставленным хозяйками, и пытались общаться, сначала довольно скованно. Потом дело пошло на лад и вот уже брат Вали, Семён, плюнув на попытку разговорить «папашу» племянника, втянулся в болтовню сына и Сириуса. А женщины, которые уже давно нашли общий язык, заговорили о том, о чем всегда говорят женщины, будь они хоть обычными, хоть ведьмами — дети и их успехи, новые кулинарные находки, наряды и мода, и прочие, совсем ничего не значащие темы, позволяющие приятно провести время в подходящей компании.

***

Гости засиделись допоздна и собрались расходиться только тогда, когда и именинник, и его гость были обнаружены крепко спящими прямо на ковре среди игрушек. Евдокия попросила разрешения уйти прямо из спальни, что ей, конечно же, позволили. Прижав к себе спящего сына, она попрощалась и исчезла, вызвав удивлённые и восхищённые возгласы Семёна и его жены Любы, впервые наблюдавших действие порт-ключа.

Следом, уже через дверь, как и положено, удалилась Ольга, сообщив напоследок Валентине, что третьего августа их с Гарри ожидает специалист, согласившийся заняться шрамом. Взволнованная Валя уверила Воронцову, что они будут готовы.

Андрей Дмитриевич, весь вечер с интересом общавшийся с Северусом, сравнивая химию и зельеварение, ушёл спать немного раньше, а Надежда Сергеевна, уговорив сына с семьёй остаться на ночь, принялась размещать гостей по спальням, решив оставить уборку и мытьё посуды на завтра.

Несколько увлёкшийся спиртным Блэк попытался тут же решить эту проблему, так что Северусу пришлось вмешаться, обездвижив его и восстановив тарелки, а потом быстро привести всю посуду и скатерть в чистый, первозданный вид, за что заслужил горячую благодарность Надежды Сергеевны и был отправлен отдыхать.

Снейп возражать не стал и удалился, прихватив с собой Блэка, с которым, как он чувствовал, ему ещё долго придётся делить спальню. Митька отправился следом, решив, что в мужской компании ему будет интересней, чем на полу в гостиной, диван в которой был предназначен его родителям.

Через час обитатели квартиры наконец затихли, и в сонной тишине был слышен только храп Семёна, прерываемый привычным тычком его благоверной. Именинник, ставший старше на один год, сладко спал, прижав к себе выигранного днём медведя, и сны ему снились яркие и счастливые…



Некромант был совсем не похож на книжных злодеев, поднимающих из могил трупы. Валентина, ожидавшая увидеть худую, черноволосую и черноглазую личность, нервно хихикнула, сообразив, что стоящий сейчас за её спиной Снейп выглядит именно так, в отличии от настоящего чернокнижника, чья внешность ввела бы в заблуждение многих.

— Всеволод Евграфович Бородин, — представился некромант, улыбнувшись ясной улыбкой и продемонстрировав белоснежные зубы, за показ которых в рекламе передрались бы фирмы, выпускающие зубную пасту.

Крупный, повадками похожий на медведя, высокий старик, с шевелюрой, хоть и побелевшей с возрастом, но не утратившей, кажется, ни одного волоска. Весь он так и лучился радостью от встречи, и Валентина могла бы поклясться чем угодно, что эта радость была искренней.

— Игорь Андреевич Корчагин, — по взрослому поздоровался Гарри, протягивая весёлому старичку руку.

— Наслышан о вас, молодой человек, — Всеволод Евграфович пожал мальчику руку, изучая двух напрягшихся за спиной пациента магов.

Те явно осознавали всю его силу и не собирались расслабляться, не поддаваясь очарованию открытой улыбки старца.

— Внучок много рассказывал о своём лучшем друге Гарри.

— Вы дедушка Славки? — удивился Гарри и продолжил бесхитростно. — Он говорил, что дедушка у него хороший, вот только строгий и не ходит с ним гулять в лес. А Славке очень бы этого хотелось.

Выдав друга, Гарри смущённо потупился, не зная, как отреагирует старик. Но тот усмехнулся и шёпотом, будто делясь секретом, ответил:

— Мне бы тоже очень хотелось… — непонимание отразилось на лице Поттера и Бородин продолжил. — Хотелось бы сходить с внуком в лес. Но увы, не любит меня леший, всё норовит выпроводить побыстрее, вот и остаётся только любоваться издали.

Гарри сочувственно вздохнул — дедушку Славки было жалко, как и самого друга, а вот поведение лешего было ему непонятно. Почему тот не хотел, чтобы дедушка ходил в лес? Тут до Гарри дошла ещё одна мысль, которая очень долго пробивалась в его голову…

— Так значит, леший существует?!

— А что ж ему не существовать, — пожал плечами Всеволод Евграфович. — Кто-то ведь должен за лесом присматривать.

— И у нас, в соседнем лесу, он тоже есть? — продолжил допытываться Гарька, уже покорённый обаянием колдуна.

«Везёт Славке, у него такой дед классный», — решил он и подумал, что уговорит как-нибудь друга пригласить его в гости к деду, а чтобы никто не сказал, что он, Гарри, дружит только из выгоды, то и Славку тоже нужно почаще приглашать в гости. Мама Валя возражать не будет…

— И в вашем лесу он тоже есть, — Гарри чуть не пропустил ответ на свой вопрос, так сильно задумался. А дедушка Славки продолжил: — Но сейчас давайте займёмся той проблемой, благодаря которой мы познакомились.

Гарри вздрогнул и испуганно посмотрел на маму Валю. Он чуть не забыл, зачем они сюда пришли. После давно просмотренного кино, которое было вроде про него, Гарри очень пугал шрам. Вдруг и правда там засел кусочек души злого волшебника? Гарри совсем не хотелось быть героем, сражаться с василиском и Волдемортом, участвовать в Турнире трёх волшебников. Он вообще не хотел назад… Так что хорошо, что шрам обещали убрать. Хотя понимать змей было круто и будет жалко, если это умение пропадёт вместе со шрамом…

— Вы, как я вижу, сударыня, не волшебница?.. — то ли утверждая, то ли констатируя, сказал Бородин, обратившись к Валентине. — Вполне понимаю ваше беспокойство за ребёнка, но буду вынужден вас огорчить — вы не сможете присутствовать на ритуале, впрочем, как и вы, сударь, — продолжил он, посмотрев на Блэка. — Вам придётся подождать нас здесь, в гостиной, пока мы с Гарри и мистером… э… Снейком… будем решать эту проблему.

Сириус возмущённо посмотрел на некроманта и воскликнул:

— Гарри мой крестник, я должен быть с ним! Почему это ему можно, а мне нет? — Блэк мотнул головой в сторону Снейпа, на что тот скривился почти так же презрительно, как секунду назад на свою новую фамилию.

— Ну что же, я предупредил, — вздохнул колдун, давая понять, что в этом случае умывает руки. — Это было ваше решение.

Валентина же, не споря, кивнула некроманту, соглашаясь с его требованием, хотя и очень боялась доверять ему ребёнка. Она уже несколько раз успела пожалеть, что Ольга не смогла сегодня здесь присутствовать, хотя и обещала появиться позже, что совсем не утешало Валентину. Правда, теперь Корчагина подумала, что и Воронцова вполне могла не подойти по каким-то известным только некроманту параметрам.

Корчагина, правда, не возражала, если бы Ольга появилась хотя бы сейчас — Валентине очень требовалась поддержка. Но куратор неожиданно оказалась занята, и порт-ключ принёс Снейп, уже два дня как вышедший на работу.

Он не распространялся о том, чем там занят, но Валя была уверена, что это были его любимые зелья. Несмотря на получение работы, Северус всё же оставался с ними, не заводя речь о переезде. То ли потому, что не хотел оставлять Поттера только под присмотром Блэка, то ли потому, что они все устраивали его как соседи.

Стоит признать, что Валентина была бы не против, если оба волшебника остались жить в её доме. Она как-то очень быстро привыкла и к скупому на слова Снейпу, и к бесшабашному Блэку. Конечно, она понимала, что скоро они обживутся в новом мире и найдут себе и дело по интересам, и новый дом, появляясь у неё только, чтобы проверить, как живётся Гарри, но пока она не собиралась торопить их с переездом.

У Вали даже появилась задумка — предложить магам или построить жильё рядом с ней, благо, им было всё равно, где жить — расстояния не имели для них такого уж большого значения. Или можно было просто расширить её дом любым способом, для того, чтобы всем было комфортно. Не оставаться же им жить на чердаке. В этом случае Валентина сомневалась, что английская магия справится с русскими морозами, а ей совсем не улыбалось однажды утром обнаружить два окоченевших трупа.

Представив во всех подробностях эту картину, Корчагина, вздохнув, решила, что как только Бородин разберется с проблемой крестража, они немедленно вернутся домой, не забыв, конечно же, купить всё к школе. А вот по возвращении она и предложит этим двоим остаться, и будет надеяться, что они согласятся.

Обдумывая этот вопрос, Валентина даже не заметила, что некромант, забрав её сына, удалился, сопровождаемый магами. Осознав это, она заподозрила, и небезосновательно, что её странная задумчивость была спровоцирована Всеволодом Евграфовичем, не желающим терять время, успокаивая и уговаривая её. Валентине никогда прежде не удавалось задуматься настолько, чтобы выпасть из окружающего мира, и нынешнее состояние ей совсем не понравилось. К тому же, оно явно показывало, что некромант с ней не считается, хоть и признаёт матерью Гарри.

***

— Так, молодые люди, я надеюсь, что вы будете достаточно благоразумны и не посмеете мешать мне, — некромант попеременно посмотрел на Снейпа и Блэка, давая понять, что не одобрит их вмешательства. — То, чем я буду заниматься, требует большой концентрации, так что мне совсем бы не хотелось отвлекаться. Будьте уверены — с моей стороны ребёнку ничего не угрожает.

— Значит, ему угрожает крестраж? — перебил Бородина Сириус, обеспокоенный здоровьем крестника.

— Молодой человек, я ещё не совсем уверен, что это именно он, очень уж фон спокойный, — произнёс непонятную фразу Бородин, укоризненно посмотрев на Блэка, которого здесь не должно было быть. — Но, во всяком случае, я хочу сказать, что опасность в моей работе есть всегда, а вот мальчику именно меня опасаться не стоит…

— Как я понял, вас полностью ввели в курс дела? — уточнил Снейп, презрительно посмотрев на Блэка, как всегда показавшего себя глупцом.

Конечно же, извлечение крестража опасно для ребёнка, но это лучше, чем его же, ребёнка, убийство. К тому же, как с пеной у рта доказывал ему Митя ещё совсем недавно, возможно, в Поттере действительно нет никаких частичек души Лорда, а существует что-то, что связывает их и притягивает друг к другу, не давая ни одному из них жить спокойно.

— Естественно, я полностью посвящён в данную ситуацию и нахожу её очень интересной. Мне бы хотелось позже пообщаться с вами, мистер Снейп. Описание действий и реального вида вашего Лорда очень любопытно. Волшебники, сошедшие с ума и воскресающие с помощью идиотского ритуала, не часто встречаются в нашем мире. Но ближе к делу, — улыбнулся Бородин и потёр руки, глядя на Гарри, вцепившегося обеими руками в своих сопровождающих, стоя между ними.

Поттер был напуган и отсутствием мамы Вали, которая со странным выражением лица осталась в комнате, совершенно безучастная к его уходу, и большим залом, неприветливым и пугающим, совсем не подходящим, как ему казалось, хозяину этого дома.

Поэтому Гарри ещё в дверях крепко схватил «своих» магов за руки. И если крёстный не стал сопротивляться этому, тут же сжав его потную от страха ладошку в своей, то папа Стив попытался отпрянуть, как только ощутил пальцы Гарри на своей руке. Потом, правда, одумался и протянул ему руку, скривившись по этому поводу как от десятка лимонов, съеденных разом.

***

— Но ближе к делу, — произнёс маг и Поттер постарался ещё сильнее вцепиться в руку Северуса, хотя Снейпу казалось, что и раньше мальчишка держался за него в полную силу. Но это никак не повлияло на процесс.

Миг, и ребёнок рухнул как подкошенный, бледностью лица напугав Блэка, который дернулся было к повисшему на их руках крестнику. Следующее действие некроманта заставило тело ребёнка, в данный момент до ужаса похожего на покойника, плавно встать на ноги и сделать попытку отправиться к центру зала, в котором они стояли.

Обнаружив, что не имеет никакой возможности сдвинуться с места, Северус отпустил руку мальчика, опасаясь повредить ему, и надеясь, что у Блэка тоже хватит ума не упорствовать, иначе приход сюда совершенно терял смысл.

Блохастый, видимо, пришёл к таким же выводам, потому что отпустил Гарри и тот в мгновение ока оказался на предназначенном ему месте — невысоком постаменте, который полукровке-Северусу напомнил почему-то операционный стол.

Русский некромант с уже привычно непроизносимым именем вгляделся в мальчишку взглядом, переставшим излучать приветливость. Черты лица мага приобрели жёсткость, тени легли под глаза, и Северус мог бы поклясться чем угодно, что этот эффект вызывает не свет, начавший почти незаметно гаснуть, бросая нервирующие Снейпа тени на всех, находящихся сейчас в комнате.

Представив, насколько ужасающе сейчас выглядит сам, он отчего-то расслабился — тревога, терзавшая его, отпустила, и Северус почувствовал, что за мгновение до этого ему стало легче дышать. Обратив внимание на то, что происходило в центре комнаты, он со смесью восхищения и ужаса увидел, как склонившийся над ребёнком некромант с неимоверным усилием, судя по капле пота на его виске, вглядывается в шрам Поттера, нараспев речитативом произнося слова, которые Снейп, несмотря на переводчик, понимает через раз.

Неожиданно для самого себя оказавшись совсем рядом с некромантом, Северус, наконец, различил нечто. Оно, принятое первоначально за очередную странно ведущую себя тень, в какой-то момент появилось над головой ребёнка. Он вполне мог бы и проглядеть, если бы не ждал чего-то подобного.

Это было марево, почти прозрачное и совершенно не похожее на тот клубящийся дым, которым обитателя крестража изобразили в своём кино маглы, и Северус, когда-то краем глаза видевший описание темнейших ритуалов некромантии, теперь с интересом следил за магом, стараясь в подробностях запомнить весь процесс изъятия осколка чужой души.

Дух Тёмного Лорда, если это был он, вытянулся из шрама и застыл в неподвижности, скованный изгнавшим его магом. Руку зельевара давно уже дёргало от боли — метка отзывалась на близкое присутствие хозяина, но Снейп, сжав зубы, запретил себе обращать на неё внимание.

— Мне было позволено пригласить коллегу, — вдруг произнёс Бородин, и Северус, не сдержав обычной маски полной невозмутимости, вздрогнул от его голоса, так неожиданно тот прозвучал. — Правда, ситуация оказалась несколько легче, чем я ожидал, но всё же…

Снейп был уверен, что ещё минуту назад кроме них в комнате никого больше не было, но появившийся из теней, окруживших небольшой пятачок света, на котором они располагались, приземистый маг, закутанный в звериные шкуры и с бубном в руках, оказался неожиданным фактором.

Не обращая внимания на Блэка, замершего на границе света подобно статуе, маг, ритмично ударяя в бубен, начал кружить вокруг, забирая в своеобразный круг и Поттера, и Бородина, и Снейпа.

«Шаман», — всплыло в памяти слышанное недавно слово, и Северус удивился русским магам, совмещающим в одном ритуале, казалось бы, несоединимые традиции.

Между тем за пределами светового круга заметались по стенам тени, стеная на разные голоса, то ли поддерживая вызвавшего их мага, то ли пытаясь прорваться к тем, кто остался в круге. Дух, изгнанный из шрама и больше не висевший над Поттером неподвижно, уплотнился и потянулся к Снейпу, инстинктивно отшатнувшемуся и всё-таки схватившемуся за левое предплечье — метка, казалось, пылала огнём.

Шаман завизжал на одной ноте, отчего у Северуса зашевелились волосы и побежали мурашки по коже, и закружился вокруг своей оси, меняя ритм. Бородин, лицо которого было совершенно спокойно, протянул руку и неприкаянный кусочек души Тёмного Лорда оказался заточен в сияющую сферу, напоминающую плохо смотанный клубок, через прорехи в котором проглядывала тьма.

Клубок медленно сжимался, пульсируя в ритме, заданном шаманом, и вскоре превратился в небольшой, но яркий шар, смотреть на который не было почти никакой возможности, и некромант неспешно заключил его в небольшую шкатулку, непонятно когда оказавшуюся в его руках. Шаман резко оборвал своё кружение, снова ударив в бубен и замер, тяжело дыша и упав на колени.

Тьма, сгустившаяся в комнате во время странного ритуала, в мгновение ока рассеялась, и Снейп понял, что стал намного сильнее ощущать запахи и звуки. Да и с глаз будто спала пелена, настолько ярким показалось ему всё вокруг. Неожиданно эйфорию нарушил заскуливший где-то пёс и участники ритуала повернули головы в ту сторону, где оставался позабытый ими Блэк.

Огромный пёс, в которого превратился Сириус, поджав хвост, лежал на полу, спрятав нос в передние лапы.

— Слышь, блохастый, — тихонько позвал его Снейп, опасаясь, что придурок Блэк окончательно сошёл с ума, подтвердив все нелестные эпитеты, которыми Северус награждал его долгое время. — Эй, Сириус, хватит чудить, превращайся назад!

Блэк снова заскулил, посмотрев на Снейпа так испуганно, что у того заныли зубы, которые пришлось сжать, ощутив жалость по отношению к давно уже бывшему неприятелю.

— Духи предков, однако, не хотят… — спокойно сообщил шаман, приглядывающийся к Сириусу. — Глупый маг обидел предков, извиняться надо.

— А ты, Нанук, знаешь как? — поинтересовался Бородин, подойдя к Снейпу и шаману, уже успев убедиться, что Гарри спокойно спит, свернувшись клубочком.

— Предки чужие, не нашего народа, долго разговаривать придётся, — покачал головой Нанук.

— Но вернуть ему человеческий облик сможете? — не сдержался Северус, злившийся на упущенного им из виду недоумка.

— Пробовать надо, — пожав плечами, сказал шаман и, махнув псу рукой, подошёл к Поттеру.

Бродяга, тяжело вздохнув, поплёлся за ним, и поднявшись на задние лапы, снова заскулил, глядя на крестника. Шаман, посмотрев на ребёнка, поцокал языком и улыбнулся:

— Ушёл чужой дух из пацана, однако. Теперь не найдёт его хозяин духа, да и никто другой не найдёт. Потеряли дорогу.

Северус навострил слух. Новость о том, что теперь мальчишку, а значит и их с Блэком, никто не отыщет, очень порадовала Снейпа. Это означало, что он свободен, к тому же, может не следить за Поттером постоянно, опасаясь гостей из их родного мира, а уж с обещаниями присмотреть за мальчишкой, данными директору и погибшей подруге, он как-нибудь справится.

Пока Северус обдумывал новость, Нанук поманил Бродягу и, взявшись за шерсть на его холке, неожиданно исчез, растворившись в исчезающих тенях. На вопросительный взгляд Снейпа Бородин усмехнулся и успокоил:

— Да вернут вам вашего приятеля, не волнуйтесь. Берите ребёнка на руки и пойдём, порадуем его мать, она уж заждалась.

— Он мне не приятель, — буркнул Северус, открестившись от Блэка и с гримасой неудовольствия подхватывая Поттера, показавшегося ему слишком лёгким.

Некромант пожал плечами, не собираясь спорить, и отправился к выходу.

«Надо сказать Тине, чтобы почаще кормила мальчишку, да и зелья, выписанные медиком, срочно нужно будет сварить», — решил Северус, поспешив за Бородиным, покидающим ритуальный зал…

@темы: Фанфики