Аспер_


Из города вернулись вечером и, пока выгружали пакеты с продуктами и одеждой, у калитки нарисовался дядя Коля, местный алкоголик.

— Валентина! — начал он, пошатываясь и вцепившись в штакетник, отчего забор заходил ходуном. — Люди бают, что к тебе мужик вернулся? Так надо бы проставиться, обмыть, так сказать, приезд. Радость-то какая!

Валя ещё не успела ответить, удивившись быстрому распространению новости по деревне, как на местного маргинала отреагировал Снейп, зло уставившись на него в своей излюбленной манере. Даже без сюртука и знаменитой мантии, в обычных чёрных джинсах и футболке, он произвёл на алкаша такое жуткое впечатление, что тот предпочёл ретироваться, бормоча о чертях.

Зато соседка слева, та самая Алёнка, чьи коровы своими боталами летом будили Валентину ни свет, ни заря, так просто свои позиции сдавать была не намерена.

— А то я смотрю, вы всю ночь свет жгли. Поздно приехали, да? Что-то я машину не видала? — конопатенькое личико Алёнки, заглядывающей через забор, выдавало её заинтересованность, а карие глаза светились любопытством. — Я и говорю мамке — к Корчагиным гости пожаловали — думка была, что мать твоя или родители Димкины…

Алёнка выжидающе замолчала и Валентине ничего не оставалось, как просветить любопытную соседку. К поставщице молока и сметаны требовался иной, чем к дяде Коле, подход.

— Муж мой бывший, гражданский, приехал… Стив… Поживёт у меня, с сыном пообщается. И друга своего прихватил, Сири… крёстного Гарьки, — не стала выдумывать других имён Валя, помня, что Ольга обещала документы. Если не угадает с именем, то можно всегда отговориться вторым, принятым в семье.

— А муж-то у тебя, навроде, англичанин?

— Он самый, а что? — поинтересовалась Валя, порадовавшись, что все её мужчины, от мала до велика, скрылись в доме, хотя и была уверена, что они слышат разговор, и уж теперь-то Снейп понимает, что она учудила.

«Ну, это и хорошо, — решила Валя, — меньше объяснять и пересказывать придётся».

— Да так, просто интересуюсь, — пожала плечами Алёнка, — да и мамка тоже…

Выглядывающая из окна Евгения Павловна, недавно ставшая вдовой и перебравшаяся из соседней деревни к дочери, одна из завсегдатаев «штаба», улыбнулась Валентине:

— И правильно, что вернулся. Мальчишке отец нужон, да и вообще, семья полная должна быть. А вы, что ж, теперича, в Англию уедете?

— Нет, конечно, — ответила Валя, понимая, что добавляет пищи для сплетен. — Он теперь в России жить будет, пока здесь, а там видно будет. Он учёный, химик, сейчас книгу пишет, так что здесь ему удобно — на свежем воздухе, да и сын рядом…

Евгения Павловна понятливо закивала и Валентина вздохнула — явно та не совсем поверила в её слова и уже к завтрашнему вечеру, если не раньше, по деревне начнут ходить самые разнообразные слухи.

«Ну и пусть, рот всё равно не заткнуть, и люди всегда перемывают кости друг другу, так что остается только порадоваться, что дом у меня на окраине и глазастых соседей по этой причине меньше, хотя Евгения Павловна компенсирует их количество качеством».

— Может, зайдёте по-соседски? — пригласила Алёнка. — Посидим, поболтаем, познакомимся. Я слышала, муж-то твой, по-русски говорит.

— Лучше уж вы к нам, — гостеприимно улыбнувшись Алёнке, ответила Валентина. — Жаль, что Фёдор твой с вахты ещё не вернулся…

— Ничего, успеют познакомиться.

***

— Марек, ты меня извини, конечно, — произнесла Ольга, отсмеявшись, — с паспортами весело получилось, не спорю, но вот ни за что не поверю, что твои деятели не знали, что Валентина сына Андреевичем записала, по деду, так сказать. Она же не думала, что к ней заявятся ещё попаданцы. А теперь у неё легенда сыпется.

Марк нахмурился, слушая Ольгу.

— Корчагина, конечно, тоже сглупила, когда заявила, что Снейп её муж бывший, но она ведь не знала, что её давно пасут твои ребята. Так что как-то решать надо, а то если слухи по деревне пойдут, это ещё куда ни шло, поправить можно, а вот в школе…

— Кому он нужен в магическом мире, его паспорт! Ты бы свиток развернула, что ли. Вот вроде и умная, и ведьма, а всё одно — баба. Вечно вы норовите проблему устроить на пустом месте… — раздражённый Марк цокнул языком, выражая досаду.

Ольга, тут же затаив обиду на то, что её обозвали бабой, и приняв решение отомстить, чем быстрее, тем лучше, всё же развернула свиток, на котором была каллиграфическим почерком выведена фамилия Снейк.

Документ являл собой переводную родовую запись, заверенную Министерством Магии России. Из записи на английском и русском языках следовало, что Снейк, Эндрю Стивен, является волшебником в десятом колене данной фамилии. В его родословной прослеживались как маги, так и маглы. Также имелась запись, что Сайрус Коди Бланк был его кузеном и крёстным отцом его сына — Игоря (Гарри) Корчагина, рождённого вне брака, но признанного отцом.

— Да, накрутили… — задумчиво произнесла Ольга, ознакомившись со свитком.

— Можно было бы подправить всем память, поменять документы, — ухмыльнулся Епифанов. — Но ты ведь первая начнёшь кричать, что мы вмешиваемся в дела простых людей и корёжим им сознание. А ещё есть дружинники, отчёты… Так что пусть останется как есть. Корчагина женщина не глупая, Снейпу тоже не откажешь в уме, если что, найдут объяснения.

Марк хлопнул по столу ладонями, вставая. Ольга поняла, что ей мягко намекают на окончание визита и заторопилась, пряча документы.

— Молька, а ты давно в ресторане была? — поинтересовался вдруг Марк, глядя на Воронцову.

— Да вот когда Лёшку, внучатого племянника, женили, — улыбнулась Ольга. — Мы ещё там с тобой цыганочку с выходом отожгли, помнишь?

— Как же не помнить, — улыбнулся Марк, — родня невесты, кажется, только там узнала, что женишок непростой.

— Сваху Ярику пришлось в чувства приводить, племянник жаловался, что родня чуть свадьбу его сыну не сорвала. А ты почему спросил? — вернулась к изначальной теме разговора Ольга.

— Хочу тебя в ресторан пригласить, — замялся Марк.

— А вот возьму и соглашусь, — кровожадно посмотрела на него Ольга. — Должна же я тебе за бабу отомстить. Куда пойдём? В обычный или на Кулички? Там, я слышала, в «Жареном петухе» программа новая вечерами.

— А ты как мстить собралась? — полюбопытствовал Марк. — Если что зрелищное, то может, подождёшь чуток? А то простых людей жалко, а наших… Наших тебе не напугать, но мне репутацию испортишь. Всё же старый волк, матёрый, а так бездарно подставлюсь под твою мстю…

— Конь ты старый, Марек, а не волк, — расхохоталась ведьма. — Так и быть, подожду с местью.

— Молька, ты меня так не обижай, я ещё жеребец ого-го, а ты меня в кони записала, — усмехнулся Марк, снова падая в кресло, которое жалобно под ним заскрипело.

— Ну, вот и проверим, — мурлыкнула Воронцова и переключилась на серьёзный разговор: — И вот что, свяжись с Севом, он тебя точно выслушает, да и медика ты обещал порекомендовать…

— Обязательно, — буркнул Епифанов, уже с головой уйдя в работу.

Стопка документов на его столе за время беседы несколько подросла и Ольга поспешила выйти из кабинета, не собираясь больше отвлекать друга.

***

— Ходят ко-оо-ни… Над реко-оо-ю… Ищут ко-оо-ни… Водопо-оо-ююю, — выводила Евгения Павловна, облокотившись пышной грудью на стол и подперев рукой голову. — А-а-а… в воду не иду-уут… Бо-ольно бе-е-рег крут…

Сириус, быстро перезнакомившись со всеми, сидя возле Митьки, о чём-то тихо того расспрашивал, отчего парнишка смущался, но отвечал так же тихо, чуть ли не шепча Блэку в ухо.

Валентине даже примерещилось, что племянник просветил Блэка по поводу своего знания Поттерианы и перешёл к фанфикам. Уж их-то с участием Блэка хватало на любой вкус. К тому же Снейп, сидящий неподалёку, явно с интересом прислушивался к разговору, время от времени имея несколько ошарашенный вид, несмотря на приписываемое ему умение держать лицо, что тоже наводило на мысли.

Борисыч, сосед из дома напротив, оказавшийся за столом рядом с зельеваром, азартно подливал Северусу водку, желая доказать, что англичане с русскими не сравнятся в умении пить много и долго.

Увещевания Валентины на него не действовали. Сосед закусил удила, не желая верить, что островитяне пьют не меньше нашего. В конце концов Валя, убедившись, что Снейп, кажется, от водки не звереет и круциатусами бросаться не пытается, оставила его и соседа в покое, тем более Северус буркнул, что всё в порядке, и подтверждал это, выпивая наравне с оппонентом, но не забывая закусывать после каждой рюмки.

***

Стихийное застолье организовали быстро, вынеся стол с кухни во двор. Гарри сбегал и пригласил на посиделки друзей с их родителями, и ближайших соседей. Отказываться никто не стал, и быстро дотащив недостающие столы с табуретками, мужики взяли в клещи иностранцев, заведя разговоры о политике, спорте и традициях, ожидая, пока женщины накроют на стол.

Не успела Валя испугаться, что маги спалятся, как рядом с ними появился Митька, отвлекая деревенских от скользких вопросов и переводя разговор на погоду, а также рыбалку и прочие радости жизни. Блэк тут же с удовольствием поддержал беседу, вспоминая охоту на лис, и Валя успокоилась, благодарно улыбнувшись племяннику.

Через несколько минут столы ломились от припасов. Бабы, не желая ударить в грязь лицом ни перед соседями, ни перед иностранцами, притащили всё, что готовили на ужин, а также выставили на стол тщательно скрываемые в обычное время от своих половин бутылки водки и вина. Мужики, оценив такое великолепие, потянулись к столу, и гулянка начала набирать обороты.

К тому моменту, когда основательно стемнело и на небе ярко засияли звёзды, все успели и выпить, и закусить не по одному разу, и даже сплясать под баян, прихваченный из дома отцом Петьки. И вот теперь разговоры по душам и вопросы «ты меня любишь» затихли, стоило только Евгении Павловне затянуть песню.

Потом подхватила Алёнка, за ней Валентина, которая помнила её наизусть, так как ей нравился «Бумбараш» и песня вызывала в груди щемящее чувство. Весь заявившийся на посиделки «штаб» присоединился к поющим, иногда сбиваясь по причине неточного знания слов…

Мужики, пользуясь тем, что бабы отвлеклись, снова под шумок разлили оставшуюся водку, тихо чокаясь и спеша захрустеть горечь огурцом или закусить картошкой в мундире, единственной оставшейся лежать на их тарелках.

Из открытых Валентиной нараспашку окон лился свет и ночные мотыльки метались вокруг люстры, трепеща прозрачными крылышками, и сгорали, прикоснувшись к вожделенному свету.

Странное умиротворение посетило Корчагину, прекратившую петь и молча рассматривающую всех, находившихся за столом.

Бабушки, забывшие о сплетнях, окосевшие мужики, пригорюнившиеся бабы, дети, сбившиеся в кучку, радостные оттого, что их пустили за один стол со взрослыми, и двое магов, чужеродные и в то же время принятые сразу, будто родные, отсутствующие долгое время и вернувшиеся домой.

Валентина улыбнулась, счастливая, и подхватила новую песню, заведённую неугомонной Евгенией Павловной:

Ой, кто-то с горочки спустился,
Наверно, милый мой идёт…

***

— Что там вчера ваш племянник Блэку о Дамблдоре вещал? Что за Большая Игра?

«Вот же ж!» — Валя подавилась глотком воды и закашлялась.

Мало того, что у неё побаливала голова и хотелось спать, так ещё и Снейп подловил в такой неудобный момент…

Упомянутый маг, бесшумно появившийся за спиной у Валентины в тот момент, когда она присосалась к кувшину с водой, почти незаметным движением палочки избавил её не только от кашля, но и от желания уснуть, где-нибудь прикорнув.

Голова болеть, правда, не перестала, и Корчагина решила, что похмелья у магов либо не бывает, поэтому они не научились от него избавляться, либо они лечат его зельями, которых сейчас у Снейпа нет, да и не подействуют они, может, на неё, простую маглу.

— Потерпите с вопросами, пока я приготовлю завтрак? — попытавшись ехидно прищуриться, Валя ойкнула, схватившись за висок. — К тому же не имеет смысла рассказывать каждому по отдельности.

— Дмитрий, видимо, считает иначе, — возразил Снейп. — Жаль, я вчера не смог много услышать.

— Ладно, тогда кратенько, раз уж Блэк в курсе, — согласилась Валентина, кидая в закипающую воду пельмени. — Сириус уже встал? Мне надо знать, на сколько человек варить.

— Не уверен насчёт вашего воспитанника, а Блэк и ваш племянник уже проснулись, — просветил её Северус.

— Значит, на всех, — решила Валентина. — Так вот, как вы, наверное, уже знаете, написана серия книг про ваш мир. Или не про ваш, но очень похожий, судя по тому, что вы рассказали. Слава богу, что он сильно отличается от нашего магического, в котором имеются маги, носящие те же имена, но никогда не совершавшие того, что там описано. Особо рассказывать не буду, у меня есть фильмы. Посмотреть их будет быстрее, чем прочитать книги, которые, к тому же, у меня только на русском.

Снейп молчал, причём молчал очень информативно — на его лице явно угадывалась заинтересованность, и Валя продолжила:

— Большая Игра Дамблдора — это такое исследование книг о Гарри Поттере, проведённое фанатами, пытающимися доказать, что всё, происходящее с Гарри Поттером и другими важными персонажами — следствие многолетней и многоходовой интриги директора Дамблдора. Кроме этого, существует ещё множество рассказов, которые так же пишутся фанатами. В них они высказывают разные предположения, выискивают нестыковки сюжета, пытаясь объяснить странное, а также соединяют в пары персонажей, казалось бы, совсем не соединяемых.

Так вот, мы с Митькой принадлежим именно к той группе фанатов, которые считают, что вся эта эпопея с противостоянием Гарри и Тома была выгодна только одному человеку — Альбусу Дамблдору, искалечившему многие судьбы своим вмешательством.

— Бред это всё! — злой голос Блэка, раздавшийся от дверей, прервал Валентину, давая знать, что слушателей у неё прибавилось.

— Доброе утро, Сириус, Дима, — спокойно поприветствовала она гостя и племянника, скорчившего понимающую мордочку. — Думаю, наш разговор мы продолжим после того, как вы насладитесь кинопоказом, а пока садитесь кушать, пельмени готовы. Я пойду, потороплю Гарри.

— Тёть Валя, он уже умывается, — просветил её Митька. — Сейчас придёт.

***

— Я не буду спорить с вами, мистер Блэк, или доказывать свою правоту, — сказала Валентина, когда все разместились за столом. — Я вижу, что вы возмущены и хотите мне возразить, но потерпите до того момента, когда сами посмотрите фильмы и сможете проанализировать поступки героев.

Снейп ухмыльнулся, явно давая понять, что не очень уверен в способности Блэка анализировать, на что тот тут же скорчил ему зверскую рожу.

— Хотя, думаю, мы многое упускаем из вида, — продолжила Валя, полюбовавшись на ужимки двух вроде бы взрослых мужчин. — Большинство действий героев мы видим глазами главного героя, маленького мальчика, только в одиннадцать лет узнавшего, что он волшебник.

Оба мага задумчиво посмотрели на Гарри, который, стесняясь пристального внимания, яростно набросился на пельмень, вилкой разбирая его на составляющие.

— Тот ребёнок вырос в определённых условиях, он воспринимает жизнь вокруг так, как ему позволили взрослые и дети, окружавшие его. Так что он ожидаемо предвзят, впрочем, как и мы — те, кто может оценить скрытые нюансы… Или придумать их там, где их нет…

Валентина замолчала и принялась за завтрак в окружении таких же молчаливых домашних и гостей. Завтрак, что не удивительно, был съеден в рекордные сроки и все, наконец, разместились вокруг телевизора, ожидая обещанных фильмов.

Валя не заставила себя долго ждать, и вот уже из динамиков зазвучала известная каждому поттероману мелодия и киношный Гарри Поттер проснулся под лестницей…

***

Валентина была очень рада появлению Ольги, так как ещё во время просмотра первого фильма начала опасаться, что маги разрушат её дом, выясняя отношения.

Сириус, разозлённый тем, как Снейп повёл себя с Гарри на первом уроке, тут же захотел разобраться с зельеваром. Тот не остался в долгу и в ответ тоже не полез за словом в карман. То, что они не вытащили палочки, слабо утешило Валю — впереди была сцена квиддичного матча…

Разбор поведения героев первого фильма напоминал базар. В итоге Митька, которому надоело слушать свару, рявкнул на всех и включил следующую часть. Как ни удивительно, после этого Блэк повёл себя намного тише и стал внимательно прислушиваться к его комментариям и шёпоту Валентины, когда она выражала своё мнение по тому или иному эпизоду.

Но всё же Валя посматривала на него с опаской, помня о его резких суждениях и ненависти к Снейпу, и забывая, что сидящий на её диване Блэк совсем не тот, что в фильме. Так что появление Воронцовой было воспринято с восторгом, ведь эта ведьма, если что, сумеет справиться с двумя разошедшимися магами.

Просмотр следующей части пришлось отложить.

Ольга, постучавшаяся в дверь как раз в тот момент, когда на экране пошли завершающие второй фильм титры, была встречена Валентиной и тут же, обеспокоенная информацией о том, чем заняты маги, поспешила в комнату, чтобы застать почти идиллическую картину.

На диване рядком сидели Митька, Блэк и Гарри, привалившийся к крёстному под бок. Снейп, занявший одно из двух свободных креслиц, невозмутимо слушал Митьку, разглагольствовавшего
на тему странного эльфа Добби и его не менее странного освобождения.

При появлении Ольги маги приподнялись, учтиво поприветствовав даму, и мальчишки поспешили повторить их действия, явно смутившись.

— Я принесла документы, — сообщила Ольга, присев в предложенное хозяйкой кресло. — А вы, смотрю, время зря не теряете. Это хорошо. Я, пожалуй, тоже останусь на просмотр.

Валентина облегчённо выдохнула, услышав её слова.

— А документы магические или магловские? — поинтересовался Митька, не в силах больше сдерживать любопытство. Уж очень ему хотелось узнать, как теперь зовут волшебников.

— И магические, и обычные, — ответила Ольга, вытаскивая из сумочки, висящей на боку, два свитка и пару паспортов. — Вы теперь являетесь гражданами России. Имена, как вы догадываетесь, мы вам поменяли, так что вот…

Ольга отправила в полёт два комплекта документов и те, плавно скользнув к владельцам, сразу оказались ими подхвачены.

— Стивен Эндрю Снейк?.. — немигающим взглядом уставившись на Ольгу, холодно произнёс Снейп, прочитав свиток. — Чьё чувство юмора я должен благодарить?

— Очень точно подмечено, Снейк, — захохотал Сириус. — Эта фамилия идёт тебе намного больше, хотя о чувстве юмора того, кто создал эти документы, я тоже не очень высокого мнения. Кстати, а то, что ты теперь, явно незаслуженно, отец Гарри и мой родственник… это не напрягает?

— Неужто тебя окрестили Шавкой? — ехидно поинтересовался Северус, скривив губы от того, что Поттер явно посмеивался над ними двумя. Ведь не зря же мальчишка сидел с таким видом, что сразу становилось понятно, что он еле-еле сдерживает смех. — И ты прав. Напрягает. Куда уж мне до великого Мародёра Джеймса! Но я в отцы не напрашивался, за это стоит благодарить Валентину.

— Я же не знала, что вы явитесь следом, — обиделась Валя. — Да и некогда было придумывать что-то другое, когда вас собирались арестовывать авроры. Тем более, я придерживалась собственной легенды.

Возникшее напряжение разрядил Митька, поинтересовавшись у Сириуса, как теперь того зовут.

— Сайрус Коди Бланк, — Блэк привстал с дивана, снимая воображаемую шляпу и шутовски раскланиваясь во все стороны, метя пол воображаемыми перьями.

Гарри, не выдержав, захохотал, глядя на крёстного, и совсем не боясь тех злых взглядов, что бросал на него Снейп. Ведь мама Валя сказала, что странный профессор хороший, просто ему нравится делать вид, что он злой.

— Пожалуй, я была права, решив остаться, если хозяйка, конечно, не возражает, — заявила Воронцова. — Думаю, у вас возникнут некоторые вопросы во время просмотра фильмов, да и по нынешней обстановке нам стоит поговорить.

— Конечно, не возражаю, — улыбнулась Валентина, радуясь тому, что Ольга присмотрит за магами, которые, несмотря на свой возраст, ощущались Корчагиной как пара подростков, сбежавших из-под родительского присмотра.

— Ну, вот и хорошо, — кивнула Ольга, наколдовывая ещё одно кресло для Валентины. — Я ещё должна поговорить с вами, Валя, по поводу врача для Гарри. Вы ведь понимаете, что со шрамом нужно что-то решать?..

***

«Привет, Славка! Как твои дела, нравится ли тебе отдыхать у дедушки? У меня всё хорошо, даже появился отец и крёстный. Отец, правда, не настоящий и об этом никому нельзя говорить, но ты же мой лучший друг, значит, тебе можно. Вот Маришке, Олежке и Петьке я ничего не рассказал, а то разнесут по деревне. А ты молчи, хорошо?

Зато крёстный у меня настоящий и мы весело проводим с ним время. Митька, это мой двоюродный брат, я тебе о нём рассказывал, брал меня с собой на рыбалку, и крёстный Сири тоже ходил с нами. Было весело.

А ты ходишь на рыбалку? А в лес по грибы? А лешего и русалок видел? Я нет, а очень бы хотелось, но мама Валя говорит, что она обойдётся без таких знакомств».

Гарри задумчиво почесал ухо кончиком ручки, отчего на том добавилось ещё несколько чернильных полосок. Письма писать было очень сложно, но он, вроде, справился, что хотел спросить — спросил… Кивнув собственным мыслям, Поттер с облегчением закончил:

«Ты пиши, чем занимаешься. Твой друг Гарри»

Запечатав письмо в волшебный конверт, сразу уменьшившийся, он прикрепил его к лапе Карлсона. Сыч ухнул, выпрашивая еду, и Гарри поделился с ним кусочком колбасы, лежащей на бутерброде.

— Давай, лети к Славке, — сказал он, и Карлсон, мгновенно проглотив подношение, мягко снялся с насеста и вылетел в окно.



— Двенадцать лет в Азкабане?! — Сириус явно испытывал шок, поэтому орал особенно громко. — Неужели никому не пришло в голову проверить мои слова?!

— Ты сам постарался, чтобы тебе не поверили, — ухмыльнулся Снейп. — Да и дальше вёл себя как идиот. Свалиться в Арку… Нелепая смерть!

— Помолчал бы, закуска Нагини! — Блэк не собирался оставаться в долгу.

Северус нахмурился, замолчав. То, что все вокруг знали об его чувствах к Лили и явно жалели из-за нелепой гибели, приводило его в ярость. Какой позор!

— Неужели Дамблдор не мог меня вытащить?! — продолжал бушевать Сириус. — Я бы смог забрать Гарри…

— А вы уверены, что это входило в его планы? — поинтересовалась Валентина, посмотрев на Блэка как на неразумного ребёнка. — Будь у него желание, вас бы оправдали даже без доказательств в виде пойманного Питера Петтигрю.

— Тебя-то и в реальности вытащили из тюрьмы только потому, что ты понадобился для поиска Поттера, — процедил Снейп, удивляясь, как он до сих пор общается с таким идиотом. — Если бы Поттер не сбежал, миловался бы ты и дальше с дементорами.

— А ты? Это ты виноват во всём! — заорал Сириус, злясь на Снейпа, который озвучил то, что уже давно понимал Блэк, не признавая и гоня от себя недобрые мысли. — И Джеймс тебе всегда поперёк горла стоял!

***

Просмотр фильмов затянулся на пару дней. Шок, испытанный магами, выражался не совсем цензурно, а Сириус, поддавшись саботажу и тихой агитации Митьки, рвался вернуться в свой мир, чтобы расквитаться с Альбусом, Томом и остальными, кто испортил жизнь ему и обижал его крестника.

Претензии к Снейпу уже были озвучены и тот получил своё, также не оставшись в долгу, и спустившие пар волшебники наконец-то взялись за ум — правда, Валя утверждала, что ума-то у них и не имеется — и принялись задавать вопросы о здешнем магическом мире, заодно осваивая магловские компьютер и телевизор.

Ольга же, прежде чем делиться информацией, восстановила разгромленную комнату, поглядывая с упрёком на великовозрастных недоумков.

***

Осознание того факта, что здесь существует не только ещё один Сириус Блэк, но и маги, которых он считал друзьями и приятелями, и которых он в своё время уже оплакал, привело Бродягу в состояние эйфории, и он ожидаемо захотел попасть в Англию.

Вот тут-то его и спустили с небес на землю, объяснив, что у Блэка несдержанный характер и длинный язык, так что он непременно выболтает все тайны первому встречному, а это навредит не только ему, но и Гарри.

К тому же, хотя здешние Поттер и Блэк приятельствуют, Ремус Люпин никогда не дружил с ними, не является оборотнем и даже учился на другом факультете, сейчас являясь руководителем одного из отделов британского министерства. Вряд ли он обрадуется странному магу, бросающемуся ему на шею, а ведь Блэк при своей знаменитой импульсивности именно так и может поступить. Так что придётся ему подождать.

Снейп же, в противовес Сириусу, не стремился никуда, второй раз переживая потерю — весть о том, что в этом мире нет и не было волшебницы по имени Лили Эванс, подействовала на него не лучшим образом, сводя на нет все его обеты и усилия искупить вину. Он стал ещё угрюмее и полностью потерял интерес к Англии, в отличии от Блэка, который, несмотря ни на что, упорно мечтал о встрече и новом знакомстве со старыми друзьями.

***

— Вам не скучно? — трагическим шёпотом поинтересовался Сириус у мальчишек, сидящих на берегу реки и следящих за поплавками. — Я мог бы просто призвать пару-тройку рыбин, а потом мы могли бы искупаться.

— Ш-ш, Сириус, не мешай! — также шёпотом откликнулся Гарри, только в его шёпоте преобладали нотки недовольства. — Не нравится, зачем с нами пошёл?

— Я не думал, что рыбалка — это настолько неинтересно, — зевнул Блэк, глядя, как Митька аккуратно и точно выдёргивает из воды рыбу, на миг блеснувшую чешуёй на солнце и забившуюся в его руках.

— Можно сходить в лес, — пожал плечами Дима, снимая с крючка окуня и отправляя его в ведро, стоящее ближе к Гарри. — Тётка Валя была бы только рада, если бы мы прогулялись и набрали земляники. Правда, она почти отошла, но вдруг найдём. Да и голубике с черникой тётка будет рада.

Гарри облизнулся, вспомнив землянику со сливками, которой его почти закормила мама Валя, и поинтересовался у Митьки:

— А как же огород?

— А что огород? Она не заставляет нас работать в жару, так что огород полоть будем, как обычно, вечером. Правда, ребята приглашали меня прошвырнуться в село на дискотеку, но я вряд ли соглашусь. Музыка там отстой, жрать самогон из горла я не хочу, да и драка с сельскими меня не привлекает. Мне мои зубы дороги…

Сириус, оценивший перспективы, тут же пожелал познакомиться с друзьями Димки, на что тот резонно заметил, что это не отменяет работы в огороде. Тётка Валя не посмотрит на боевые раны, наоборот, работать придётся больше, раз уж, по её словам, дурную силу девать некуда.

Уверения Сириуса, что он, если дойдёт до мордобоя, потом всё залечит магией, Митькой было воспринято скептически — кто его знает, как на обычных людей подействует такое лечение, да и зелий у Блэка точно не имеется.

В итоге, знакомство с деревенскими развлечениями решено было перенести на другой вечер, и рыбаки снова застыли, молча глядя на подрагивающие поплавки. А Сириус, плюнув на всё, завалился на травку рядом с Гарри, больше не интересуясь рыбалкой и тут же задремав — ранние подъёмы ему никогда не нравились.

***

— Мама Валя, я боюсь, — честно сознался Гарри, глядя на несколько минут назад появившееся перед ними здание магической больницы.

Массивное и помпезное, оно напоминало Валентине дома сталинской застройки, но было, насколько ей удалось выяснить, построено гораздо раньше. Серые стены с лепниной и балюстрадой тяжело вздымались высоко вверх, имея при этом всего четыре этажа.

Пессимистический настрой данного места несколько сглаживал раскинувшийся вокруг больницы парк, по дорожкам которого неспешно прогуливались немногочисленные волшебники.

История этого здания началась ещё в первые годы двадцатого века. Строили его обычные люди для обычных людей, и прослужило оно им долго, пережив и революцию, и войну, но в середине шестидесятых было признано ветхим и подлежало сносу. Кто уж решил так, неизвестно, но магам именно в этот момент понадобилось здание для как раз создававшейся тогда магической больницы.

До этого времени маги обходились небольшими клиниками, а некоторые колдомедики по давней устоявшейся традиции практиковали на дому, обеспокоившись, конечно же, мерами конфиденциальности и безопасностью — своей и пациентов.

Объединённая клиника должна была вмещать множество отделений, включая родильное и детское. И в обязательном порядке все они имели кабинеты для амбулаторного приёма, названные по аналогии с обычным миром поликлиникой.

Это было совсем не похоже на обычную поликлинику, больше напоминая отделения дневного пребывания, но маги не заморачивались по поводу названий, уловив суть.

Полученное здание, в итоге, было скрыто с глаз обычных людей, которые были уверены, что его снесли. Вместо ожидаемых ими новых домов на этом месте вырос парк, и только очень внимательные люди могли заметить, что иногда гуляющие по нему странные личности просто исчезают, выбрав для прогулки определённые дорожки…

***

Вот на одной из таких дорожек и стоял Гарри, крепко держа за руку Валентину.

В Москву они приехали через неделю после посещения их Ольгой. Тянуть уже было некуда, близился день рождения Гарри, а уж последний месяц перед школой обещал пролететь и вовсе незаметно.

В этот раз решили путешествовать на машине. Митька на хозяйстве остаться не согласился, объяснив нежелание той же подготовкой к школе, а Валя схватилась за голову — урожай мог пропасть, так как было уже ясно, что в Москве придётся задержаться.

Выручила, как всегда, Ольга, ставшая для них, по сути, ангелом-хранителем. Наложив на участок чары отвлечения внимания, она уговорила показаться домового, обитающего, как известно, в каждом доме. У Вали же обнаружился ещё и овинник с банником, что было вполне ожидаемо на деревенском подворье.

Пока в доме жила только Валентина, его хранитель выдавал своё присутствие только скрипом половиц и непонятными звуками в печной трубе да на чердаке. После появления Гарри домовой, получив приток магии, стал крепнуть, и к совершеннолетию Поттера уже смог бы показаться хозяину на глаза, приняв форму.

Теперь же, после того, как в доме появилось ещё два взрослых волшебника, магический фон этого места увеличился настолько, что Ольга смогла призвать его хранителей, правда, несколько ускорив процесс специальными чарами и артефактами.

Теперь дом и участок населяла полезная нечисть, которая должна была позаботиться, в том числе, и об урожае.

***

В машину каждый загружался, ожидая чего-то от этой поездки. Валентина надеялась, что Гарри помогут избавиться от крестража, да и с родителями она повидается, а Поттер мечтал о том, что на день рождения бабушка, как обещала, поведёт его в парк и в кафе-мороженое. Мама Валя тоже пойдёт, также как и крёстный, и Митька.

Жалко, нельзя было пригласить своих деревенских друзей, но с ними он отметит потом, привезя им городских сладостей. Зато в парк согласился пойти Славка. Мама Валя поговорила с тёткой Евдокией, и дедушка друга тридцать первого июля вернёт его для этого в Москву, а потом, вечером, соберутся Корчагины и будет ещё один торт.

Гарри аж зажмурился в предвкушении. Дурсли никогда не праздновали его дни рождения, зато теперь он отпразднует его трижды, и это будет даже лучше, чем в прошлом году.

Обидно, что профессор в парк идти отказался, но мама Валя сказала, что за семейным столом он должен будет присутствовать, не отвертится, раз уж теперь он официально член их семьи. Поттеру было очень смешно — профессор сильно злился, но Гарри ему не поверил. Кто же откажется от именинного торта?

Так что профессор, как всегда, только делает вид, что зол, а сам, наверное, ждёт не дождётся, когда сможет получить свой кусочек вкусного лакомства — шоколадный, пропитанный сиропом, политый сверху, опять-таки, шоколадом, посыпанный бисквитной крошкой и… тёртым шоколадом.

Гарри даже облизнулся от обилия шоколада в воображаемом торте, а представив профессора с набитым ртом, шоколадными усами и пальцами, вымазанными в креме, совсем развеселился.

Тычок под рёбра, полученный от Сириуса, и в этот раз сидевшего рядом, заставил Гарри очнуться от вкусных грёз и, поделившись с заинтересованным крёстным видением шоколадного изобилия, поинтересоваться у него, о чём он мечтает, направляясь в столицу.

Блэк, как оказалось, мечтал отдохнуть. Правда, как ему представляется отдых, узнать Гарри не удалось, потому что при первых же словах Сириуса мама Валя потребовала, чтобы тот заткнулся, и была поддержана профессором… точнее, папой Стивом.

Гарри всё время забывал, что он должен называть профессора так. Мама Валя объяснила ему, что это надо для кости… конспит… кон-спри-ра-ции… и Гарри помнил, что все они должны скрывать, кто есть кто на самом деле, но проф… папа Стив всё время жутко скрипел зубами, когда Гарри пытался обратиться к нему так, а крёстный хмурился.

Но ведь Гарри не виноват, что его настоящий папа обижал профессора в школе. К тому же, ему действительно очень жаль, что изображать отца и сына им нужно только на людях. Вот мама Валя у него совсем как настоящая мама, про которую Сириус говорит, что она была очень красивая. И любила и Гарри, и папу Джеймса.

Но он, увы, их совсем не помнит, а вот услышанную от Митьки фразу, что мать не та, что родила, а та, что воспитала, принял на свой счёт и был очень рад тому, что мама Валя действительно считает его своим настоящим сыном.

***

Северус Снейп, сидя на переднем сидении магловского автомобиля, угрюмо изучал проносящиеся мимо него пейзажи. Валентина, аккуратно ведя машину, несколько раз пыталась втянуть его в беседу, но он был не расположен к болтовне, в отличии от трёх разновозрастных балбесов, сидящих сзади.

Вся эта ситуация, в которую он, можно сказать, влетел, пойдя у Альбуса на поводу, неимоверно его раздражала. Параллельная реальность, в которой не было сошедшего с ума Лорда, даже пришлась бы ему по душе, если бы не необходимость снова жить по указке теперь уже новых хозяев и признавать сыном Гарри Поттера, одно имя которого вызывало горечь во рту.

Полное отсутствие той, ради которой он когда-то и ввязался во всю эту историю, делало его ещё более желчным, чем обычно. Он даже готов был признать, что один в один похож на того профессора Снейпа, которого увидел, посмотрев фильмы. И поймал себя на мысли, что вполне может этого себя понять — постоянное потворство Дамблдора безбашенному Золотому Трио, бездумно лезущему во все испытания, устраиваемые явно для них, испортило бы характер и более выдержанному магу, а Северус никогда не считал себя таковым.

Смерть от змеи Лорда, в связи с этим, была признана ударом милосердия, ибо книжного Снейпа ужасно хотелось прибить.

Так что он даже позволил себе порадоваться, что Поттер десять лет назад пропал из их мира, дав возможность и Северусу, и своему крёстному не только выжить, но и научиться терпеть друг друга. Это умение, как он чувствовал, теперь ему очень пригодится…

***

Магическая регистратура тоже совсем не походила на обычную, к которой привыкла Валентина. Небольшой кабинет, в который их направил сильно напоминающий Айболита призрак, был выкрашен в приятный голубой цвет и просто, казалось, утопал в буйной зелени, при этом не производя впечатления джунглей.

Сидевшая за синим офисным столом ведьма в белом халатике явно пыталась выделиться на сине-зелёном фоне, и добилась этого благодаря светло-фиолетовым волосам, алым губам и жёлтому лаку наманикюренных ногтей, хищно скрюченных над клавиатурой компьютера.

Данная деталь офисного стола была настолько необычной, что Валентине на мгновение показалось, что всё, с ней произошедшее за этот год — просто галлюцинации.

— Нам порекомендовали обратиться к доктору Муромцеву, Олегу Николаевичу, — произнесла Ольга, присоединившаяся к ним возле дорожки, ведущей прямиком к дверям данного лечебного заведения.

— Ваше имя, пожалуйста, — приветливо улыбнулась ведьма, руками запорхав по клавишам.

— Госпожа Воронцова с подопечным Игорем Корчагиным.

— А остальные господа? — поинтересовалась последовательница Мальвины.

— Его родители и крёстный, — любезно просветила её Ольга, довольная уже хотя бы тем, что вернувшийся в Москву племянник Валентины вынужден был отправиться домой, несмотря на желание своими глазами увидеть волшебную больницу.

Их, сопровождающих, и так было слишком много. Ольга была бы рада, если бы с Гарри отправилась только Валя. Совсем не нужно было тащить за собой остальных, но Блэк захотел сопровождать крестника, а Снейп упёрся в своём намерении охранять мальчика, даже будучи уверенным в том, что портал не откроется в ближайшее время.

Ольга была убеждена, что Гарри больше ничего не грозит — переход мог открыть только Волдеморт, если ему всё же захочется найти Поттера, поэтому за мальчиком негласно присматривали бойцы ОМБ, но Снейп сообщил, что должен знать всё о состоянии здоровья Поттера, тем более он уверен, что все те зелья, которыми будут пичкать героя, варить всё равно придётся ему. И Воронцова не нашла, что ему возразить.

***

Привет-ведьма, выслушав ответ, кивнула собственным мыслям и, сверившись с компьютером, произнесла:

— Доктор ожидает вас в пятнадцатом кабинете. Это на первом этаже. Пройдёте направо, потом прямо и повернёте налево. Там везде указатели — вам нужна детская поликлиника.

Ольга поблагодарила её, и Гарри, словно наследный принц, двинулся по коридору за возглавившей шествие Воронцовой. Следом за ним поспешила Валентина, а замыкали процессию Блэк со Снейпом, глядя на которых всем становилось ясно, что боевая магия для них не пустой звук.

Для Валентины такое сопровождение было ещё в новинку и она явно стеснялась заинтересованных взглядов попадавшихся им навстречу волшебников.

Миновав очередные двери, Валя убедилась, что они движутся в правильном направлении — стены коридора оказались расписаны цветами и травами, над которыми в изобилии порхали бабочки и птички, а весёлые зверушки махали посетителям лапами.

Несколько выше, почти под потолком, где яркая расцветка стен плавно переходила в звёздное небо, изредка проносились кометы и милые юные ведьмы в ступах, догоняемые мальчишками-магами, играющими с ними в пятнашки, а на потолке созвездия водили хоровод.

Гарри с восторгом наблюдал всё это великолепие, и Валентина была с ним солидарна. Они даже приостановились, пытаясь рассмотреть всё поближе, но Ольга напомнила о цели их посещения, и Корчагины с тяжким вздохом, вырвавшемся у них удивительно синхронно, двинулись дальше, дав себе зарок всё рассмотреть на обратном пути.

***

В пятнадцатом кабинете их действительно ждали. Навстречу им поднялся седой полноватый маг в безупречно выглаженных серых брюках и бледно-жёлтой рубашке, в небрежно накинутом на неё распахнутом белоснежном халате, из кармана которого выглядывала плюшевая малиновая обезьянка, скорчившая посетителям рожу.

Маг, приветствуя вошедших, удивлённо посмотрел на зельевара:

— Вы ведь Северус Снейп? — спросил он по-английски и тут же перешёл на русский, смутившись собственной бестактности:

— Извините, но вы так похожи на известного английского учёного, чью монографию я сейчас как раз читаю, — принялся оправдываться он, указывая на лежащую обложкой вверх книгу на своём столе, с которой задумчиво смотрел волшебник, держащий колбу с пузырящимся зельем.

— Утверждать, что я Стивен Снейк, видимо, не имеет смысла? — ухмыльнулся Северус, обращаясь к Ольге.

— Ну что ж, Олег Николаевич, вас ведь предупредили о том, что придётся давать клятву о неразглашении? — поинтересовалась Воронцова у доктора.

— Предупредили, хотя я и не понял, зачем. Ведь я и так давал похожую клятву, ещё при получении врачебного диплома, — ответил тот и улыбнулся: — Хотя я думал, что клятва всё же будет связана с моим пациентом, а этот господин явно не может быть им в силу возраста.

— Это всё взаимосвязано, так что давайте приступим, — Ольга, не затягивая разговор, достала из рукава свиток, по правому краю которого тянулась пронизывающая его чёрная нить, на которой крепилась кроваво-красная сургучная печать, и ручку с золотым пером. — Ознакомьтесь и распишитесь.

При виде свитка доктор Муромцев как-то поскучнел, сразу перестав улыбаться, и воззрился на Ольгу:

— Всё настолько серьёзно?.. Ну что ж, — решился он, протягивая руку к пергаменту, — я от своих слов не отказываюсь, пациент важнее…

Золотое паркеровское перо оказалось Кровавым, как убедилась Валентина в момент подписания договора врачом.

— Ну-с, я вас слушаю, — проговорил тот, залечив руку и внимательно глядя, как Ольга прячет свиток. Проследив за его исчезновением, он перевёл взгляд на Гарри. — Как зовут пациента?

— Меня зовут Игорь Корчагин, — ответил Поттер, уже давно привыкший к новому имени.

— А точнее — Гарри Поттер, и именно поэтому нам пришлось прибегнуть к таким мерам, — произнесла Воронцова, любуясь ошарашенным видом Муромцева, теперь по новому взглянувшего на мальчика и его сопровождение. — Нам нужно заключение специалиста по его состоянию здоровья, ну и рекомендации для лечения, конечно же.

— А вы, значит, не из отдела образования, — понимающе кивнул головой Олег Николаевич.

— Ну почему же нет, — улыбнулась Ольга, — одно другому не мешает. Давайте начнём. Гарри, подойди к доктору…

***

— Вы считаете, что общее состояние здоровья мальчика в норме? — задала вопрос Воронцова, пока Валентина помогала сыну застегнуть рубашку.

Гарри пришлось раздеть для визуального осмотра — доктор не стал полагаться только на диагностические заклинания.

— Как я понимаю, этот год ребёнок хорошо питается, поэтому могу сказать, что физическое отставание в развитии уже начало сглаживаться. Я выпишу зелья. Думаю, профессору Снейпу не составит труда их приготовить. Они и сбалансированное питание, я убеждён, окончательно наладят здоровье мальчика. Что касается его зрения… Я, конечно, не специалист, но подозреваю, что его ухудшение как-то связано с тем, что притаилось в его шраме, так что говорить о коррекции можно будет только после того, как вы разберётесь с этой проблемой. Тут я вам точно не помощник. Всё, что я смог — убедиться, что шрам действительно тёмномагический. Правда, могу порадовать — если у малыша и была связь с тем, кто его ему оставил, то она уже явно не такая сильная, как раньше. Шрам не выглядит воспалённым и тёмные эманации едва угадываются. Но всё же, как вы понимаете, нужен компетентный в этом специалист — шаман или некромант.

Доктор протянул Валентине оформленную карту и, явно прощаясь, произнёс:

— Обычные рекомендации я вам написал, перед школой нужно будет сделать необходимые прививки — я дал направления — а потом посетить нас примерно через полгода, чтобы убедиться, что зелья подействовали как полагается. И знаете, — продолжил он, обращаясь ко всем сразу, — я рад, что выбор пал именно на меня… Увидеть вживую героев книг, воспринимаемых мною, как анекдот, и убедиться в их реальности… Спасибо!

Муромцев был явно счастлив. Забытая в кармане обезьянка дебильно улыбалась, свесившись и рискуя выпасть.

— Знаете, профессор, я не знаком со здешним Снейпом, но я рад, что мне довелось пообщаться с вами. Я уверен, что вы отличный специалист, — он подскочил к зельевару и протянул ему руку, которую Северус пожал, ошарашенный бурной реакцией вроде бы спокойного мага.

Блэк ехидно улыбнулся, явно пытаясь передразнить Снейпа, а доктор продолжил:

— Гарри, было приятно повидаться с тобой. Жду тебя снова через полгода.

Поттер с серьёзным видом произнёс «обязательно» и протянул доктору руку, явно подражая взрослым. Доктор попрощался и с ним, но испортил серьёзность момента, потрепав мальчика по вихрам.

— Спасибо, Олег Николаевич, и до свидания, — попрощалась Валентина, взяв сына за плечо и направляя к двери. — Мы обязательно покажемся вам через полгода…

@темы: фанфики