Аспер_


Сцена, последовавшая за заявлением Валентины, сильно напоминала такую же в незабвенном «Ревизоре». Митька с Гарри застыли, глядя на Валю огромными от удивления глазами, раскрыв рты. Дружинники скептически посматривали на неё же, и Валя только порадовалась, что Снейп, валяющийся сейчас недвижимой тушкой у её ног, не знает русский и, к тому же, в данный момент не может говорить, а то бы она услышала о себе много интересного.

Только ляпнув эту ересь, она сообразила, что её вранье моментально распознают, и уставилась на Гарри, пытаясь внушить ему мысль, что не стоит открывать рот, но данная мера не понадобилась.

Дружинники, которым было плевать на семейные разборки, видимо, решили, что пауза затянулась, и старший в тройке произнёс:

— Сударыня, нам всё равно, кем он вам приходится. Было нападение и неподчинение представителям правопорядка. Если он действительно не хотел ничего плохого, то отделается штрафом, так что…

Двое других уже шагнули вперёд, намереваясь забрать связанного мага, но тут неожиданно вмешалась Ольга.

— Так, ребятки, тут дело семейное, так что ответственность моя. Я сама разберусь. Он ведь не напал на вас, я правильно понимаю? Значит, остальное не в вашей юрисдикции. Можете идти, с вашим начальством я обсужу эту ситуацию сама.

— Но, Ольга Афанасьевна!.. — удивлению старшего не было предела.

— Идите, идите, я сказала, — махнула руками ведьма, вид при этом имея, однако, внушительный. — Завтра предоставлю отчёт, ну и штраф назначите, тут я возражать не буду.

Дружинники переглянулись и, видимо, оценив ситуацию ещё раз, пришли к выводу, который полностью устраивал Валентину.

Отсалютовав на прощание ей и детям посохами, тройка магов аппарировала, оставив «на милость победителя» связанного нарушителя правопорядка.

— Значит, говорите, бывший муж, — протянула ведьма, глядя на потупившуюся Валю. — И не говорит по-русски…

Корчагина копчиком почуяла, что в её враньё ведьма не поверила, что та тут же и подтвердила, заговорив по-английски.

— Мистер Снейп, я отменю действие заклинания, но пожалуйста, не делайте резких движений, мне не составит труда спеленать вас вновь, но в этом случае я не буду так снисходительна, как сейчас.

Валентина, услышав, как куратор назвала её «бывшего мужа», охнула и прижала к себе Гарри, посмотревшего на неё снизу вверх глазами, в которых светилось безграничное любопытство, и громким шёпотом спросившего:

— Это тот самый профессор, который в кино то орал на всех, то спасал, да? Не похож…

— Конечно же, не похож, ведь этот настоящий, а тот актёр, Алан Рикман, помнишь, я показывала тебе его фото.

Митька захохотал в голос, почти согнувшись пополам, выплёскивая в этом смехе свой страх, и Валентина успокоилась.

Было глупо предполагать, что она сможет обмануть магов. Она расслабилась, легко введя их в заблуждение в отношении Гарри, и решила, что так будет всегда. Что ж, теперь, когда ведьма раскрыла карты, будет интересно узнать истинное положение дел. То, что ей оставили сына, радовало Валю, и говорило о том, что у волшебницы нет плохих намерений.

Меж тем Ольга, сунув в свою сумочку палочку Снейпа, отданную ей дружинниками, освободила профессора от связывающего заклинания. Тот сразу вскочил на ноги, резким движением напугав Гарри, и он вздрогнул, ещё сильнее вжавшись в Валентину.

— Потише! — воскликнула ведьма, явно приготовившись отразить атаку, но Снейп не стал нападать, разразившись бранью и с ненавистью глядя на Валентину и вцепившегося в неё Поттера.

Митька, стоявший рядом с ними, с интересом слушал Снейпа, запоминая некоторые заинтересовавшие его идиомы, собираясь поразить своих приятелей интересными английскими матерными конструкциями, естественно, исключив из них волшебную составляющую.

Наконец, волшебник выдохся, разочаровав одного из слушателей скучными сравнениями, и Валя отпустила сына, которому всё это время зажимала уши, не желая, чтобы ребёнок набрался плохого. Но она ошиблась, решив, что зельевар закончил.

— Идиотка! — заорал он, обращаясь уже лично к ней. — Что ты вцепилась в этого мальчишку?! Отдала бы его мне и я бы ушёл, а теперь портал закрылся и Альбус вряд ли сможет открыть его снова!

— Не орите на меня и на моего сына! — разозлилась Валя. — Вы не в Хогвартсе, и я не позволю вам запугивать моего ребёнка.

Кажется, только сейчас профессор осознал, что происходит, и с удивлением посмотрев на Гарри, спросил:

— Сына? Но это же Поттер?

Тут уж до него дошла вся ситуация в целом и он продолжил, стараясь сдержать крик.

— Откуда вам известно моё имя? И вы не магла, раз знаете про Хогвартс?

— Да, Валентина, не хотите ничего объяснить? — улыбнулась Ольга, тем не менее не переставая наблюдать за Снейпом.

— А что объяснять, вы ведь уже обо всём догадались, — пожала плечами Корчагина, глядя на ведьму. — Где я облажалась?

— Весной, помните, когда я приходила по поводу трактора, я почувствовала шрам, взлохматив Гарри волосы. Тогда это показалось мне любопытным совпадением, но я пригляделась к ребёнку повнимательнее, — ответила Ольга, жестом останавливая дёрнувшегося было Снейпа: — Профессор, не стоит. Примите как данность, что нам придётся «дружить», вы сами сказали, что Дамблдор вряд ли сможет снова открыть портал, а значит, вы застряли здесь и только от меня зависит ваша дальнейшая жизнь. Поэтому нам всем стоит успокоиться и обсудить создавшуюся ситуацию.

Последовав совету куратора, Валентина постаралась придать лицу более дружелюбное выражение и произнесла:

— Раз уж никто не собирается биться здесь насмерть, то, может, пойдём в дом? — и, перейдя на русский, продолжила, обращаясь к Ольге: — Вы не отберёте у меня Гарри теперь, когда знаете, кто он на самом деле?

— Честно говоря, я до сих пор с трудом верю во всё это, хотя мне, как ведьме, проще поверить в нереальное, — ответила Воронцова. — Но насчёт сына вы можете быть спокойны, он Игорь Корчагин и им он и останется. Я не собираюсь делать эту историю достоянием общественности.

Валентина кивнула, окончательно успокоенная словами куратора и, наконец-то, обратила внимание на племянника, который не спешил вернуться в дом.

— Митя, ты как?

— Всё хорошо, тёть Валь, только… — замялся тот, не уверенный в своих подозрениях.

— Что случилось? Ничего не болит? Я была неосторожна, толкая тебя. Ты ничего не сломал? — Валя кинулась осматривать племянника, выпустив из объятий сына. — Ты вёл себя, как настоящий мужчина, я так горжусь тобой, мой брат воспитал тебя правильно.

— Ну что вы, тётя, — покраснев, замялся Митька, — вы же мне не чужая, да и так поступил бы любой.

Гарри, которого перестали сжимать в объятиях, от которых было трудно дышать, тут же вцепился в руку старшего товарища и нервно затараторил.

— Знаешь, как я испугался, когда этот вылез из смерча! Я сначала подумал, что это Волдеморт, пока мама Валя не назвала его Снейпом. А ты нас закрывал, да? Это потому, что мы твоя семья?

— Да, поэтому, — улыбнулся Митька, — и потому, что если бы с вами что-то случилось, мне некуда было бы ездить летом. Поэтому, сам понимаешь, пришлось спасать.

Димка засмеялся, получив лёгкий подзатыльник от тётки, и Гарри присоединился к нему, счастливый оттого, что у него есть семья, которая его любит.

— Молодой человек, я понимаю, адреналин сейчас зашкаливает, но не могли бы вы пояснить свои сомнения, — обратилась Ольга к Димке, когда тот вместе с продолжающим держать его за руку Гарри сделал шаг в сторону крыльца.

— Что вы имеете в виду? — удивилась Валя, глядя на Воронцову.

— Мне показалось, что юноша в чём-то сомневается или чем-то удивлён, только его всё время перебивают, не давая об этом сказать. Я права? — задав вопрос, ведьма снова настороженно посмотрела на зельевара, который, судя по всему, взял себя в руки, глядя холодно и невозмутимо, совсем не похожий на себя недавнего, убитого осознанием случившегося.

— Ну, это действительно так, — согласился Митька. — Просто мне показалось… Глупость, наверное, да и темно…

— Не тяните!.. — прикрикнула Ольга.

— Мне показалось, что когда портал схлопнулся, нечто выскочило из него и метнулось в сторону. Но точно я не видел, — заторопился Митька, смотря на Снейпа виновато. — Извините, профессор. Я могу и ошибаться, я почти и не смотрел в ту сторону, так, краем глаза…

Снейп, только что невозмутимо стоящий, вдруг захохотал, глядя на людей, внимательно за ним наблюдавших. У Вали, услышавшей его смех, тут же появилось желание вместе с детьми оказаться где-нибудь подальше от собственного дома. Ей казалось, что уж если этот маг засмеялся, то ситуация действительно чрезвычайная и надо сначала бежать, а потом уже разбираться, что его развеселило, так как смеялся он явно не от радости. Уж больно ситуация для неё неподходящая.

Но Снейп, видимо, думал совсем по другому, и смех его был именно радостный, хотя и с долей горечи.

— Слышь, блохастый, — громко произнёс он, отсмеявшись, — вылазь давай! Похоже, тебя вычислили. Значит ты, придурок, тоже сунулся в портал?

Куст сирени, что рос у Вали под окнами, и теперь чёрным пятном застыл в тени дома, как-то странно раздвоился и на всеобщее обозрение выбрался пёс, крупный и чёрный как смоль. В следующее мгновение, совершенно незаметно для глаз, он перетёк в человеческую форму, и перед ними предстал крепкий мужчина с ухоженной шевелюрой, мягкой волной лежащей на его плечах.

Первым делом он с виноватой улыбкой посмотрел на Гарри и попытался к нему приблизиться, но Ольга шагнула наперерез, давая понять, что поползновения чужеземных магов в сторону ребёнка будут пресекаться.

Анимаг укоризненно глянул на Снейпа и произнёс:

— Вот вечно ты, Нюниус, всё усложняешь. Нет бы промолчать.

— И отдуваться самому? Ну извини, сам виноват, нечего было лезть в портал. Лаял бы сейчас на Альбуса.

— Я так полагаю, вы Сириус Блэк? — уточнила Ольга, наложив на двух спорщиков чары молчания. — Кивните, если так.

Блэк радостно закивал, а Снейп хмыкнув, пробормотал: — «Детский сад», — заработав от ведьмы удивлённый и заинтересованный взгляд. Мало кто мог так быстро сбросить её чары.

— Как я понимаю, вы крёстный Гарри и нападать на нас не собираетесь, — констатировала она очевидное. — Тогда давайте, наконец, воспользуемся любезным приглашением хозяйки и войдём в дом.

***

Было странно сидеть вот так, за чашкой чая, с теми, о ком привыкла думать как о книжных персонажах. Шесть человек за большим столом, который Валентина раскладывала только когда у неё гостили родственники, изучающе переглядывались, делая вид, что заняты исключительно собственными чашками. Валя не выдержала первой.

— Послушайте, уже поздно и Гарри давно пора спать. Я понимаю, что разговор у нас будет долгим, так что я сейчас уложу сына, а потом можно будет пообщаться.

Поттеру это предложение явно не понравилось и он попытался на неё обидеться, но Валентина была непреклонна и Гарри, под сочувствующими взглядами Митьки и Сириуса, отправился в ванную, конвоируемый матерью.

Быстро ополоснувшись перед сном, он с показным неудовольствием забрался под тонкое одеяло, всем своим видом показывая, что ещё не хочет спать, но стоило ему только коснуться подушки, как почти моментально он провалился в сон.

Валентина чмокнула сына в лоб, пригладила чёлку, так и норовившую лезть в глаза и, поправив одеяло, тихонько вышла из спальни, прикрыв за собой дверь.

Стоило ей только войти в комнату, племянник поспешил сообщить, что Ольга Афанасьевна уже успела взять с магов клятвы, и теперь ни ей, ни Гарри, ни самому Митьке ничего ни грозит.

— Ну, то есть, не то, чтобы совсем ничего, но вот они лично для нас теперь опасности не представляют, — уточнил парень.

Валентина несколько скептически отнеслась к этому утверждению, но за стол села уже более спокойной, внимательно приглядываясь к магам, которые тоже, не скрываясь, изучали её.

— Если я правильно поняла, этот портал создал Альбус Дамблдор, а вас, профессор, отправил забрать потерянного героя, — начала разговор Ольга. — Кстати, вы смогли выяснить, почему мальчик переместился?

Северус Снейп устало потёр лицо и Валентина, сидящая напротив, рассмотрела все морщинки, поразившись тому, что всё время ускользало от её внимания — зельевар не был молод, как того следовало бы ожидать. Ведь если её сыну скоро исполнится восемь лет, значит, Снейпу должно быть двадцать восемь, а он выглядит лет на десять-пятнадцать старше.

— Знаете, думаю, будет проще, если я просто расскажу вам нашу историю поисков Мальчика-который-пропал, а вы поделитесь с нами рассказом о том, где мы и откуда вам известны наши имена и проблемы, — проговорил Снейп, совсем в этот момент не похожий на себя книжного.

— Возможно, так действительно будет лучше, — обрадовалась Валентина, собираясь сравнить то, что расскажет профессор, с тем, что было известно из книг.

— Так вот, летом восемьдесят седьмого года я проводил свои каникулы, безвылазно сидя дома, когда прилетела сова от Альбуса, который вроде бы отправился отдохнуть. Пришлось срочно возвращаться в Хогвартс, где Дамблдор и сообщил мне, что Поттер пропал, — профессор скривился и Валя улыбнулась, глядя на него.

— Поиски длились долго, память родственников была проверена досконально, вот тогда-то и выяснились подробности жизни мальчишки. Правда, вопрос, куда делся герой, всё равно оставался открытым. В конце концов директор смог выяснить, что мальчик ушёл в другой мир. Как это узнал Альбус, мне неведомо, но когда Поттер не явился в Хогвартс, это стало большой проблемой…

— Стойте, профессор! Я ослышалась?! Не явился в Хогвартс?! — Валентина с недоумением посмотрела на зельевара.

— Вы удивлены? Я тоже был удивлён, увидев ребёнка вместо восемнадцатилетнего парня. Судя по всему, в наших мирах время идёт по разному.

— Зато я очень рад — мой крестник маленький мальчик и я могу заботиться о нём, — влез счастливый Блэк.

— Я знаю, как вы о нём позаботились! — взъярилась Валя, даже не отреагировав на шокирующие новости. — Сбагрил с рук и уселся в Азкабан!

Тут до неё, наконец, дошло, что сказал зельевар, и она охнула, удивлённо глядя на Снейпа.

— Восемнадцатилетнего?.. Но Гарри восемь…

— Вы верно подметили, — ухмыльнулся Снейп, — судя по всему, разница в десять лет.

Теперь всё разъяснилось — и вид, и возраст, и даже то, почему Снейп с Блэком здесь застряли — даже если Дамблдор откроет портал снова, кто знает, сколько времени для этого понадобится и что произойдёт в том мире за эти годы.

Да и вообще непонятно, как действительно соотносится время между двумя мирами. Мальчик, пропав в восемьдесят седьмом, переместился почти на тридцать лет, прожил здесь год, а в том мире прошло десять. Сложная задача для объяснения закономерности.

— Снейп, ты что, хочешь сказать, что мы застряли здесь на десять лет? — Блэк выглядел настолько ошеломлённым, что Валя не выдержала и расхохоталась, тут же поддержанная Митькой. Ольга тоже уже, судя по всему, еле сдерживалась.



Общение затянулось глубоко за полночь, а если уж быть совсем точными, то Ольга покинула гостеприимный дом Корчагиных чуть ли не с первыми петухами, убедившись, что Валентина не против разместить пришельцев в доме.

Воронцовой надо было решить их судьбу, как-то вписать в общество и сделать документы. Все эти вопросы она не могла решить сама, но прекрасно знала, куда обратиться.

Она даже не сомневалась, что специальный отдел при Магическом Исследовательском Институте, курируемый Отделом Магической Безопасности, ухватится за возможность заполучить к себе не только отличного зельевара, в квалификации которого она была уверена, но и с восторгом возьмётся за изучение межмирового портала, благо имелось живое подтверждение того, что такие перемещения возможны.

Ольга была уверена, что оба мага никуда не денутся из дома Валентины, но предпочла взять с них обещание оставаться рядом с Гарри. И если реакция Блэка, являющегося крёстным мальчика, была ожидаемо положительной, то заявление Снейпа, что он тоже останется здесь, её удивило.

Значит, были правы те, кто утверждал, что зельевар связал себя клятвой, хотя и то, что он просто человек ответственный, тоже было вполне вероятно. Её устраивали оба варианта — гоняться за магом по всему миру она не собиралась, но была уверена, что в случае чего желающие найдутся, вздумай он рвануть на вольные хлеба. Она знала, что и он понимает это, но всё равно надо было поспешить — ситуация требовала быстрых решений.

***

— Слышь, блохастый, хорош крутиться! — угрюмо буркнул Снейп, заворачиваясь в покрывало, выданное ему Валентиной.

Хозяйка дома уступила им с Блэком свою комнату, не желая посреди ночи ломать голову, куда их уложить. Так что оставалось только порадоваться, что они волшебники — кровать честно разделили на две, но комнатка была маленькой, и сейчас Блэк ворочался где-то рядом.

— Вот уж не думал, Нюниус, что когда-нибудь окажусь с тобой в одной кровати, — веселился Сириус, дразня злого Снейпа. — Я бы, честно говоря, предпочёл переночевать на улице.

— Так что мешает? Лето, тепло, тебе любой куст будет рад, — отозвался Снейп.

— Мне нравится тебя злить, да и зря, что ли, Тина уступила нам свою комнату. Не стоит обижать такую заботливую даму, ночующую сейчас на диване в гостиной, — Блэк развернулся лицом к Северусу: — Чувствую себя молодожёном, при этом хозяйка в собственной комнате смотрелась бы гармоничнее.

— Зааважу, — почти спокойно произнёс Снейп, еле сдерживаясь, чтобы не вломить блохастому придурку, и продолжил: — Странные тут люди — отказываться от удобной кровати, лишь бы гостям было хорошо. Тем более, какие из нас гости?

— Ты заметил, что Гарри почти постоянно держит её за руку? — поинтересовался Блэк. — Похоже, что она хорошо к нему относится.

— Ты бы тоже хорошо относился к той, кто признала в тебе человека. Забыл, как обращались с Поттером Дурсли? — от шёпота зельевара у Сириуса волосы встали дыбом. Кажется, Нюниуса он всё же довёл, ещё и правда, заавадит…

— Не забыл, — примирительно согласился Блэк, — в Азкабане и то было лучше.

— Ну, это ты, конечно, преувеличил, но в целом понял, что я хотел сказать. Даже удивительно, с твоими-то мозгами. А теперь заткнись и спи, за окном светает.

Сириус ещё какое-то время поворочался, прислушиваясь к просыпающейся деревне, а потом как-то незаметно для себя провалился в сон.

***

Валентина не спала, лёжа на своём диванчике и прислушиваясь к скрипам и шорохам в доме. В спальне ругались маги, из-за приоткрытой двери детской не было слышно ни звука, только старая половица у кроватки Гарри поскрипывала в тот момент, когда он ворочался, наводя Валентину на мысли о домовом, которого она ни разу не видела, но была уверена, что он имеется в каждом уважающем себя доме. Почему-то казалось, что тот решил присматривать за юным волшебником, и теперь ночует рядом с его кроватью.

Митька тоже не спал — Валя слышала его шаги на чердаке. Через некоторое время заскрипела лестница и племянник тихонько заглянул в комнату через открытое нараспашку окно. Посмотрев на него вопросительно, она прошептала одними губами:

— Что?

Митька, в ореоле света от лучей восходящего солнца, также тихо ответил:

— На рыбалку схожу, не спится что-то, а сейчас клевать должно неплохо.

Валентина кивнула, соглашаясь, и племянник исчез из окна. Через секунду хлопнула калитка и скрип его металлического ведёрка, выделенного Валей специально под рыбу, слился с тихим звяканьем ботал двух последних в деревне коров, которых соседка Алёнка уже погнала на пастбище.

Ежихино просыпалось, а Валентина, под пение птиц, крики петухов, лай собак и унылый мат соседа задумалась, вспоминая ночной разговор…

***

— Альбусу пришлось туго, когда «Ежедневный Пророк» вышел с сенсационной новостью — Мальчик-Который-Выжил не приехал в школу. Так как все годы до этого события Альбус упорно твердил, что с мальчиком всё хорошо, то и вопрос «где ребёнок?» был адресован именно ему, — рассказывал Снейп. — Надо отдать директору должное, выкручиваться он умеет и уже через некоторое время все поверили, что ребёнок Поттеров, остановив Лорда, сам стал сквибом.

Журналисты, ещё некоторое время пытавшиеся найти мальчика и тех, кто его воспитывает, в конце концов отступились и постепенно о нём забыли. Герой стал неинтересен. Альбус же упорно его искал, даже вытащив из Азкабана Блэка, который оказался придурком, оговорившим себя.

— Но, но, Снейп, потише! — оскалился на зельевара Блэк. — Я не виноват, что наши доблестные авроры оказались такими идиотами!

— А сам-то ты, умный, что сидел в тюрьме, не пытаясь протестовать? — зыркнул на него Северус. — Вот и сиди теперь молча. Если бы не Дамблдор, сгнил бы в Азкабане.

Валя с Митькой как-то в унисон хмыкнули. Оба были поклонниками Дамбигада и много чего могли рассказать про директора.

— Но даже используя связь, которая возникает между крёстным и крестником, Поттера найти не удалось, зато обнаружился тот факт, что мальчик не умер — его просто нет в нашем мире.

— Дамблдор у нас маг что надо, даже из-под земли достанет! — захохотал Сириус и заткнулся, глядя на шикнувшую на него Валентину.

— Сириус, тише, вы Гарри разбудите!

— Всё, молчу, молчу, — состроил умильную рожу Блэк, а Снейп продолжил:

— Через несколько лет, как я уже говорил, никто не вспоминал Гарри Поттера, но Альбус не оставил идеи всё же добраться до него. Честно говоря, меня несколько удивляло его желание — прошло много времени, ребёнок вырос и давно уже жил другой жизнью…

— Сразу видно, что тебе наплевать на Гарри, — возмутился Сириус. — Вот если бы твой крестник пропал неизвестно куда…

— С моим такого, уж будь уверен, не случилось бы, — парировал Снейп. — Зимой девяносто четвёртого возродился Лорд. Произошло это как-то тихо и незаметно для основной массы волшебников. Дамблдор предупреждал об этом, да и я тоже был уверен…

— Так и говори, что почувствовал хозяйскую метку, — странно было видеть сравнительно спокойно общающегося со Снейпом Блэка, и Валя подумала, что таким бы мог стать и канонный Сириус, не просиди он так долго в Азкабане.

Вообще, эти Снейп с Блэком сильно отличались от книжных героев — это можно было списать как на изменение событий, последовавших после исчезновения Гарри, так и на то, что они изначально и были такими, а те, неадекватные личности, описанные у Роулинг, не имеют ничего общего с реальными магами. Просто маски, надеваемые ими для удобства.

Так можно было гадать долго. Изложение фактов и описание характеров через призму восприятия ребёнка — именно это давало столько возможностей для непринятия канона.

— В общем, так и было, — согласился Снейп, — метка потемнела. Я не знаю, что известно вам, но дело в том, что Поттер не просто пропавший ученик, он — дитя пророчества…

Краем уха слушая зельевара, Валентина гадала, как отнесутся эти маги к книгам о Поттере, и также было у неё дикое желание познакомить их с творчеством фанатов. Это желание было настолько сильным, что Валя с трудом сдерживалась, чтобы не начать комментировать рассказ Снейпа.

Останавливало её только то, что истории с момента пропажи Гарри пошли по разным путям и совпадали только исходные данные. Валентина прислушалась к тому, что говорил зельевар, и порадовалась, что, задумавшись, не пропустила ничего важного.

— Так что я вернулся к Лорду. Альбус к этому моменту уже созвал Орден Феникса и каким-то образом смог убедить и их, и министерство, что героем пророчества, о котором к тому моменту было уже известно многим, является Невилл Лонгботтом, ещё один мальчик, также родившийся в конце июля, хоть и немного раньше Поттера.

— Ха, Августа, его бабка, тогда чуть не порвала Альбуса на клочки, — снова не выдержав, захохотал Блэк и получил ещё один гневный взгляд от Валентины. — Молчу…

— Это не помогло, — вздохнул Снейп. — Лорд помог сбежать из Азкабана своим соратникам и разразилась Вторая Магическая, а Лонгботтом просто стал ещё одной жертвой в череде кровавых будней.

— Да, Снейп, если бы к тому моменту, как этот ублюдок, твой хозяин, стал действовать, мы бы не помирились, я бы с удовольствием заавадил тебя. Хоть одним из вас меньше, — произнёс Сириус, оскалившись на Снейпа.

Северус предпочёл никак не отреагировать на этот выпад, только глянув недобро на Блэка.

— Недавно, наконец, Альбус смог создать артефакт, который открывал коридоры между мирами, но энергии он требовал столько, что использовать его можно только один раз. Для создания второго у Дамблдора просто не хватит сил — часть энергии артефакт забирает непосредственно у создателя.

— Но почему вы были уверены, что сможете сразу вернуться назад с Гарри? — удивилась Валентина.

— Портал должен был открыться в непосредственной близости к Поттеру. Мне оставалось только забрать его. И если бы не ваши действия, да и моё недоумение при виде ребёнка, всё прошло бы по плану, — Снейп недовольно посмотрел на Валентину. — Но стоит признать, толку от восьмилетнего мальчишки немного, так что, может быть…

Профессор не договорил, задумчиво уставившись в чашку с чаем, стоящую перед ним.

— Но почему вы так уверены, что кто-то ещё, кроме директора, не сможет открыть портал? — Валя была очень обеспокоена тем, что её сына снова могут попытаться похитить.

— А больше, увы, некому, — произнёс Блэк, ставший вдруг серьёзным. — Министерство подчинилось монстру, Ордена Феникса больше нет, ибо нельзя считать бойцами ту молодёжь, что выжила и рискует сопротивляться. Из тех магов, кто участвовал в Первой Магической, остались только мы со Снейпом, а Альбусу не хватит сил, да и времени, чтобы создать новый артефакт.

Валентина уже не удивилась такому Блэку. То, что творилось в том мире, судя по всему, было ужасно, раз уж даже шебутной Сириус перестал шутить.

Сидящие за столом молчали, обдумывая каждый своё.

— Что ж, — встряхнулся Блэк, снова становясь похожим на себя книжного. — Можно сказать, что мне повезло, я нашёл крестника и могу исправить свои ошибки, находясь с ним рядом, да и ты, Нюниус, можешь расслабиться — тебе больше не придётся видеть змеемордого.

Снейп посмотрел на Блэка как на идиота, сдержавшись, чтобы не сказать это вслух, и обратился к Валентине:

— Теперь ваша история. Поведайте нам, откуда вы знаете о нас и наших проблемах, и почему вас, — кивок в сторону Ольги, — так привлёк шрам, имеющийся у Поттера?

— Существует книга, — аккуратно начала Валентина, не желая сразу сообщать все факты.

Голова плохо соображала, хотелось спать, и она опасалась сболтнуть лишнего. Судя по всему, пришельцы не знали о крестражах и Валя собиралась сообщить им об этом попозже. Если они не врут, спешить им всё равно некуда.

— Так вот, как я и сказала, существует книга о Мальчике-Который-Выжил. После того, как он неизвестным способом остановил злого волшебника, у него остался шрам в виде молнии. Также в этой книге упоминался директор Хогвартса, профессор зельеварения и волшебник-анимаг, являющийся крёстным мальчика. Так что когда у меня появился Гарри, я точно знала, что другие герои книги тоже существуют и не была удивлена вашим появлением.

— К тому же, в нашем мире имеются ваши двойники, так что опознать вас не составило труда, — продолжила Ольга.

— Это что же получается — директор не Дамбигад? — прошептал по-русски Митька, обращаясь к Валентине.

— Знаешь, я уже ничего не понимаю, — та махнула рукой, перебивая слишком несдержанного родственника. — И даже то, что мы считаем каноном, тоже может им не являться. Не забывай, что и Дурсли, от которых сбежал наш Гарри, явно отличаются от тех, что описывала мама Ро.

— Поздно уже, — констатировала Ольга, вставая из-за стола. — Правда, я уверена, что мы ещё не всё выяснили, так что продолжим, когда я вернусь. Думаю, это произойдёт через несколько дней, я постараюсь принести документы, ну а сегодня пришлю артефакты-переводчики. Надеюсь, вы, профессор, и вы, мистер Блэк, помните о моей настоятельной просьбе не покидать сей гостеприимный дом.

Валентина подтвердила, что волшебники её не стеснят, в мыслях судорожно прикидывая, где перехватить денег, и Ольга поспешила удалиться. С боем разобравшись, кто где будет спать, Валя, наконец-то, улеглась, но мыслей было много и сон не шёл.

***

За спиной, в своей трансфигурированной узкой кровати, смутно видимой в начинающемся рассвете, пробивающемся через закрытые плотные шторы, похрапывал Бродяга, и Северус подумал, что раз уж они будут вынуждены стеснять хозяйку, надо побеспокоиться о другом месте для сна и вернуть спальню её владелице. Кажется, старший мальчик живёт где-то наверху, может, там смогут обустроиться и они?

Мысли текли вяло, но уснуть не получалось, думы были тяжёлые, как старинные талмуды по зельеварению, которые маленький Сев видел когда-то в доме у бабушки.

Странное смещение во времени в итоге окончательно спутало все планы. В тот момент, когда вместо ожидаемого парня он увидел ребёнка, то сразу же понял, что борьба проиграна. И он не собирался тащить мальчишку туда, где тот заведомо бы погиб от руки Лорда. Только не сын Лили, смотревший на него её глазами.

Магла ничего бы не смогла сделать, если бы он решил забрать Поттера, но ему пришлось изображать идиота, обращаясь к ней с требованием отдать мальчишку. Надо было просто потянуть время, дождавшись схлопывания портала, чтобы Альбус не смог вступить в игру. Северусу был дан выбор и он его сделал.

Много лет назад он пообещал оберегать ребёнка, и в том, что мальчик рос у Петуньи, которая не терпела ни малейшего упоминания о магии, есть и его вина. Он ненавидел его так же сильно, как и его отца, так что даже пообещав защиту, не сделал для него ничего.

Когда стало известно, в каких условиях рос мальчик, пришлось осознать, что если он просто ненавидел мальчишку, то Альбус вёл какую-то игру, и он, Снейп, совсем не знал её правил.

Так что теперь, когда оказалось, что мальчишка слишком мал, чтобы соответствовать пророчеству и победить величайшего тёмного волшебника, то он снова изменил, теперь уже Альбусу, предпочтя остаться с тем, кого много лет назад поклялся защищать.

Блэк, тоже выбравший этот вариант, сильно удивил его. Ему казалось, что блохастый придурок безраздельно предан делу света и лично директору, но крестник, видимо, всё же оказался важнее.

Что ж, теперь надо будет разобраться, почему Дамблдор так хотел вернуть Поттера. Судя по недомолвкам, здешние маги и маглы знают что-то, во что их пока решили не посвящать. И он признавал, что это правильно. Он бы тоже не выложил сразу все козыри вывалившимся из ниоткуда пришельцам.

Но он обязательно выяснит всё, хотя это, скорее всего, уже не важно — его мир больше не вторгнется в спокойную жизнь здешних обитателей…



Через несколько часов, когда Митька вернулся с рыбалки, притащив несколько окуньков, пару ершей и небольшую щучку, в доме не спал только Гарри. Всех остальных, наконец-то, сморил сон.

Митька, осторожно придерживая ведро, чтобы не тарахтело, пробрался на кухню. Гарька, обнаружившийся там, тут же вызвался ему помогать, поспешив допить стакан молока с крендельками вприкуску.

Быстро разделав рыбу на уху и почистив картошки на жарёху, мальчишки споро приготовили обед, разбудив аппетитными запахами остальных обитателей дома.

— И снова доброе утро, тёть Валь, — улыбнулся Митька, приветствуя хозяйку дома, всклокоченную и сонную, которая решила умыться на кухне, так как ванная оказалась занята, а идти к колодцу не хотелось. — Я сейчас шёл мимо «штаба»… Думаю, вы не удивитесь, узнав о том, что им уже известно, что к вам вчера приехал муж со своим родственником. Бабка Нюра выдвинула версию, что бывший снова хочет забрать у вас сына, а баба Клава стоит на том, что муж приехал мириться.

Валя молча схватилась за голову. Деревенские сплетницы и любительницы перемыть косточки собирались на завалинке у Фёдоровых, а Валя с Митькой в шутку называли это место штабом. Именно туда стекались все деревенские слухи и оттуда же они расползались по деревне.

Валентине даже не надо было гадать, откуда старушки уже узнали про её «гостей». Те службы, что обеспечивали магам скрытность, успели внушить соседям подходящие под ситуацию мысли.

— Доброе утро…

Голос Снейпа, в этот момент вошедшего на кухню, явно не соответствовал пожеланию, а Валентина почувствовала некоторую неловкость, стоя в коротенькой ночнушке перед хмурым магом, запакованным, как обычно, в сюртук. То, что он слышал разговор, не вызывало сомнений. И, как будто этого было мало, для полноты картины из-за его плеча выглядывал Блэк, явно заинтересованный нарядом хозяйки.

— Прошу меня простить за такой вид, но я привыкла, что мне некого шокировать, — Валентина приняла независимый вид. — Кстати, а вот вас двоих стоит переодеть, особенно в этом нуждается профессор. Вы смахиваете на пастора, наши деревенские не поймут.

— Я могу трансфигурировать что-нибудь подходящее, — тут же влез Сириус. — Как ты думаешь, Снейп, тебе пойдёт магловская одежда.

— Даже не вздумай, Блэк, иначе я трансфигурирую тебя, — Северус презрительно глянул на Сириуса, который, уже просочившись мимо него, уселся за стол.

— Я могу и ошибаться, но ведь трансфигурированная одежда это не выход, так? Вам надо купить нормальные вещи, — высказавшись, Валя юркнула в дверь, постаравшись не задеть Снейпа, и почти сразу вернувшись обратно уже в футболке и джинсах, как ни в чём ни бывало продолжила разговор: — Надо съездить в магазин, у меня не найдётся ничего подходящего.

— Как вы понимаете, у нас нет денег, — Снейп, тоже расположившись за столом, посмотрел на Валю, как на идиотку.

— Говори за себя, Нюниус, — захихикал Сириус, — у Блэков всегда есть деньги.

Он достал из кармана две золотые монеты, которые Валентина рискнула определить как галлеоны и продемонстрировал всем, после чего расхохотался в голос, радуясь собственной удачной шутке.

— Родители подкинули мне деньжат на карту, так что сегодня сможем съездить в город, чтобы купить всё необходимое, — Валя была уверена, что маги, особенно Снейп, тут же начнут возражать, поэтому поспешила заверить: — Как только вы найдёте способ заработать, сразу же вернёте мне деньги, так что не нужно протестовать.

***

Уха у пацанов получилась неплохая, на сковородке шкворчала золотистая картошечка, а салат из помидоров и огурцов, с зеленью и маслом, так и просился в рот, так что Валентина, похвалив поваров и заработав за это ехидный взгляд от Митьки и благодарный от Гарри, принялась за еду.

Мальчики, узнав, что намечается поездка в город, загорелись идеей, и Валя предложила поторопиться. До города надо было ещё добраться, а время приближалось к полудню. Не желая появиться в магазинах к закрытию, она предложила перенести поездку на завтра, но мальчишки запротестовали, а магам было всё равно.

Естественно, больше всего волшебников интересовала их дальнейшая судьба и реалии мира, в котором они оказались, но они подчинялись хозяйке дома, в котором обязаны были оставаться, и терпели…

Мальчишки решили поторопиться, поэтому обед был закончен в рекордно короткие сроки, но тут в окно впорхнул почтовый «змей-горыныч», вызвавший у Гарри с Митькой радостный ажиотаж, а у Блэка со Снейпом ступор.

Дракончик плюхнулся возле салатника с остатками сока овощей, масла и приправ, и сунул в него морду, не отвлекаясь на доставку корреспонденции, пока не утолил то ли голод, то ли жажду.

Вылакав всё и слизнув прилипшую к стенкам зелень, почтальон счастливо зажмурил зенки. Секунду пробыв в нирване, он распахнул глаза и безошибочно найдя адресата, протянул Поттеру переднюю лапу. На зелёненькой чешуйчатой конечности болтался мешочек, который тот и поспешил снять.

Летающая рептилия тут же подпрыгнула вверх и замолотила крыльями, явно готовясь к старту.

Все с интересом замерли, ранее не имея возможности наблюдать за таким необычным существом. Правда, и сейчас долго полюбоваться не пришлось — змей-горыныч, набрав высоту, стрелой вылетел в окно, сверкнув на солнце чешуёй и создав небольшую турбулентность.

— Однако, — озвучил всеобщее замешательство профессор Снейп, — интересные тут у вас почтальоны…

***

Когда из мешочка, оказавшегося внутри больше, чем снаружи, Гарри извлёк два небольших диска, через отверстия в которых были продеты витые шнуры, все сразу догадались, что это. Ольга, как и обещала, прислала артефакты-переводчики.

Отдав магам предназначенные им вещи, он протянул Валентине адресованное ей письмо, в котором Ольга сообщала, что навестит дом Валентины послезавтра и привезёт документы, а также сетовала на то, что Корчагина совсем позабыла о том полезном артефакте, который Воронцова презентовала ей в начале знакомства.

Валя обозвала себя безмозглой дурой и помчалась проверить листок, на котором обнаружилось послание, почти аналогичное тому, что прибыло сегодня.

— Так, нечего сидеть, ехать надо, — Валентина махнула рукой, указывая мужчинам на выход и снова пряча листок в шкатулку.

— Ну так давайте поспешим, — оживился Сириус, поразив хозяйку чистым произношением.

Гарри открыл рот, удивившись тому, что крёстный так хорошо заговорил по-русски. Конечно, он знал, что это только из-за артефакта, но всё равно было удивительно. Он даже немного расстроился, что и ему раньше не дали такую штуку.

— А вот мне самому учить пришлось, — обижено протянул он.

— Зато ты действительно знаешь язык и можешь не только говорить, но и читать, и писать, а вот твой крёстный и профессор этого не могут, — утешил его Митька. — К тому же, им всё равно придётся учить. Не ходить же всё время с артефактом, но неучами.

Снейп глянул на Митьку несколько недовольно, видимо то, что его обозвали неучем, профессору не понравилось.

— Хоть я и недоволен формулировкой, но по сути вы правы, — всё же признал он. — Но поговорим об этом позже, сейчас меня интересует вопрос, когда и как мы доберёмся до города?

Машина Валентины не произвела на волшебников особого впечатления и им было совершенно безразлично, сколько лет тому средству передвижения, что собиралось доставить их к цели.

Валя вывела её из сарая, который уже давно служил не только гаражом, но и любимым местом обитания для кур. Эти тупоголовые создания повадились пробираться в его душные недра и, с усилием вспорхнув на капот, рассаживаться на брезенте, которым Валентина с недавнего времени предпочитала укрывать автомобиль, так как совсем не горела желанием отмывать с машины следы жизнедеятельности наглых клуш.

Заминка произошла в процессе определения посадочных мест. После взаимных обвинений во всех грехах, происходивших под смешки Митьки и Гарри, с удовольствием следивших за пикировкой в ожидании того момента, когда маги выхватят палочки, чтобы проклясть друг друга, Блэк устроился на заднем сиденье. Гарри, как самого мелкого, втиснули между Митькой и Сириусом, а Снейп с видом победителя устроился впереди.

— Ну что ж, профессор, — улыбнулась Валентина Северусу, который выбил для себя, как он считал, коронное место, — придётся вам немного мне помочь — надо открыть и закрыть ворота.

Не пытаясь возразить, но сжав зубы, Снейп молча вылез из машины под насмешливым взглядом Сириуса, успевшего порадоваться тому, что странная машина имеет всего две двери, в ином случае они бы ещё долго выясняли, кому будет доверена почётная должность привратника.

***

До города добрались быстро и Валентина бодро порулила к единственному торговому комплексу, который, видимо, из-за своей уникальности, даже не имел названия.

Ходить по магазинам с волшебниками было ожидаемо проблематично, но стоило признать — когда Вале не было стыдно, ей было весело. И она улыбалась, вспоминая тот момент, когда Сириус пытался уговорить Северуса купить футболку в его, Снейпа, любимом цвете.

Правда, принты обнажённых красоток, кровавых кинжалов, роз с огромными шипами и черепов, которые якобы должны отлично гармонировать с татуировкой зельевара, сводили на нет все уверения Блэка в том, что он просто старается угодить, и злили Снейпа неимоверно.

Наблюдающей за ними Валентине было сложно принять тот факт, что два непримиримых школьных врага всё-таки смогли притерпеться друг к другу.

Валя не переставала удивляться, как профессору удаётся сдерживаться, чтобы не достать палочку, дабы раз и навсегда проклясть доставучего Блэка. Но Снейп терпел, правда, в отместку затащив Сириуса в зоомагазин, где широким жестом указав на поводки и ошейники, разрешил тому выбрать подарок.

Так, издеваясь друг над другом и отпуская колкости, оба мага всё же умудрились разжиться подходящим гардеробом. Валя тоже воспользовалась случаем и прикупила кое-какую одежду для Гарри, а также подарила Митьке футболку, понравившуюся ему и раскритикованную профессором.

***

— Марк Силантьевич, добрый день, — Ольга Афанасьевна вошла в кабинет заместителя главы Отдела Магической Безопасности, который по совместительству являлся её старинным другом и одноклассником.

— Что-то ты, Оленька, слишком официальна. Никак надо чего? — заулыбался седой маг с лицом рязанского ваньки, никак не вязавшимся с занимаемой должностью.

— Ну, Марек, вот вечно ты меня в чём-то подозреваешь. Неужели я не могу просто зайти к старинному приятелю?

Взгляд голубых глаз, в которых резвились смешинки, явно подсказал Ольге, что развеселить друга ей удалось.

— Мимо моей секретарши? С дружеским визитом? — делано удивился тот. — Неужели Любомира сдаёт? Мне казалось, эта ведьма ещё лет тридцать будет изображать цербера, бдительно охраняя меня от случайно зашедших посетителей.

— Ладно, ладно, каюсь, записалась к тебе на приём. Но по блату… Твоя Любомира назначила мне на следующий же день, спасибо, — Ольга изобразила поясной поклон и демонстративно схватившись за поясницу, уселась на стул поближе к Марку. — Слушай, тут дело такое… Можно сказать, государственной важности…

— Интересно начала, — изобразив интерес, тот подался вперёд.

— Документы мне нужно оформить двум англичанам, и магические, и обычные. Очень полезные люди, думаю, тебя заинтересуют…

— Это те, которые вчера чуть твоего подопечного не умыкнули? Так вроде там один был? Как его… Стив?..

— Ты уже знаешь, — не особо удивилась Ольга. — Рапорт из Дружины получил? Так вот, двое их там. И думаю, что всё же смогу тебя удивить.

— Ой ли, — ухмыльнулся друг. — То, что эти двое явились за мальчиком, нас удивило, конечно, но скорее порадовало. Значит, исследования наших зануд не просто блажь.

Ольга смотрела на переставшего улыбаться Марка, понимая, что было глупо думать, будто о мальчике никто не узнает. Она как могла пыталась отдалить эту встречу, не желая вредить ребёнку, ведь она обещала Валентине, но всё же собиралась в ближайшее время поговорить с той по поводу шрама.

Гарри нужно было обследовать, а для этого всё равно пришлось бы обращаться к Марку, так как Ольга прекрасно понимала, что детский колдомедик мальчику не поможет. Тут нужен был кто-то посерьёзней.

— Значит, ты всё знал?

— Мы узнали о мальчике ещё тогда, когда он появился. Очень уж сильный был при этом магический выброс. Правда, пока искали точное место, пока пытались понять, куда он делся, малыш уже успел найти семью. Забирать мы его не стали, ни к чему это, а вот с легализацией немного помогли… Ну и решили наблюдать, да и ребёнок вряд ли бы помог в наших исследованиях. Потом выяснилось, что это Гарри Поттер. Вот тут, действительно, был некоторый шок…

— Зачем ты мне всё это рассказываешь? — поинтересовалась Ольга. — Хочешь показать, какая я дура?

— Ну зачем так сразу, Оля!

— Я просто хотела, чтобы у мальчика всё было хорошо, а уж когда узнала, кто он на самом деле, решила, что он должен просто расти… Думаю, женщине, которая назвала его сыном, хочется того же…

— Никто не тронет ребёнка, чего ты выдумываешь, — негодование так и сквозило в словах Марка. — Уж за год ты должна была в этом убедиться! А вот то, что за ним пришли маги… Вот эти, возможно, смогут помочь в исследованиях, не говоря уж о том, что зельевар и сам по себе довольно ценный кадр.

— Ты, конечно же, не расскажешь мне про исследования? — поинтересовалась Воронцова. — Зачем вам надо открывать коридоры между мирами?

— Не открывать, а закрывать, — Марк ответил просто, без эмоций. — Только между нами, Молька…

Воронцова, услышав детское прозвище, вскинулась негодующе, но промолчала.

— Твой пацанчик не первый, но поверь мне, самый безобидный, даже несмотря на неясность со шрамом. Проблема с порталами, насколько мне известна, почти решена, но любые сведения лишними не будут, так что слушай сюда — документы я твоим поднадзорным сделаю…

— Они не мои, я отвечаю только за ребёнка!..

— Ну, выразился не совсем верно. Хотя ты же пришла за документами, значит, они твои со всеми потрохами. И вообще, переходила бы ты к нам…

— Меня у вас график работы не устраивает, — отшутилась Ольга.

— Ладно, — в очередной раз не стал настаивать Марк. — Документы этим двоим готовы, на работу их пристроим, да и мальчиком следует заняться, негоже тащить проблемы в школу. Даже интересно, в шраме действительно часть их Волдеморта, или всё же это какая-то мистификация?

— Валентина, мать Гарри, насколько я знаю, собиралась обращаться к медикам.

— Отлично, мы порекомендуем, к кому. Возможно, что там и некромант понадобится, — задумчиво произнёс Марк. — Ты Всеволода давно видела?

— Бородина что ли? — удивилась Ольга. — Странно, что ты спросил. Тебе ведь должно быть известно, что Гарри дружит с его внуком.

— Вот ни на чём тебя не подловишь, — ухмыльнулся Марк.

— Ты, Епифанов, такой смешной, когда корчишь из себя идиота, — улыбнулась в ответ Ольга.

— Ну, есть немного, — не стал отпираться тот. — Да, чуть не забыл! Эти твои, безпачпортные, где жить будут? Может, определить к Пафнутьевым, а то давненько к ним никто не забредал. Василий жаловался, мол, скучно ему.

— Это ты про те гостевые палаты, что над их лавкой? — уточнила Воронцова. — Ерундой не майся, к «Черту на Кулички» забредают только по собственной воле, что в лавку, что погостить. А эти разве сами пришли? Нечего им там делать, поживут пока у Корчагиных, а там сами решат. К тому же, я уверена, что они поближе к малышу держаться будут, даже когда всё наладится. Магия их крепко друг к другу привязала, даже в другой мир не удерёшь…

Епифанов тяжело вздохнул, будучи согласен со всем сказанным, и вытащил из ящика стола два обычных российских паспорта и пару свитков, перевязанных лентой.

Ольга, не сомневаясь, что это просимые ей документы, щелчком пальцев развернула оба паспорта и расхохоталась:

— Стивен Снейк и Сайрус Бланк?..

— Скинешь мне потом воспоминания о том, как ты их будешь вручать владельцам, — поддержал её веселье Марк.

@темы: фанфики