Аспер_


— Где Гарри?! — Валентину охватила паника. Только что мальчик стоял возле неё и вот его уже нет — не только рядом, но даже в банке.

— Не волнуйтесь, мальчик, скорее всего, вышел на улицу, — убедительно произнесла Ольга. — Никуда не денется.

Валя кинулась к выходу, за ней поспешила Надежда Сергеевна, побледневшая, но старающаяся не показывать своё волнение. В дверях женщины почти столкнулись с ведьмой в богатой душегрее. Та тоже спешила на выход.

Как не волновалась Валентина, но придержала шаг, не желая устраивать затор и терять время на выяснения, кто выйдет первым. Но обладательница чудной бархатной вещицы, отороченной явно недешёвым мехом, не воспользовавшись предоставленной возможностью, обратилась к Корчагиной:

— Не волнуйтесь, это небось Славка вашего сына сманил. Всё неймётся ему, пострелёнку.

— Славка? — Валя непонимающе смотрела на женщину.

— Сын мой, — улыбнулась ведьма. — Вот ведь егоза растёт, сам ни секунды на месте не посидит, так ещё и других на шалости подбивает.

Обнадёженная Валентина поспешила выйти из дверей и с надеждой посмотрела на оборотня, возле которого уже стояла мать неизвестного Славки, всё же вышедшая первой. А через секунду к ним присоединились Надежда Сергеевна и Ольга.

— Ефремыч, Славика видел, куда он делся? — задала вопрос ведьма.

— А ещё мальчик с ним был? — присоединилась к вопросу Валя, убедившаяся, что паршивец Славка и его шило в попе явно известны привратнику.

— А как же, — подтвердил оборотень хриплым голосом. — Оба тут были. Славке-то парнишку и уговаривать долго не пришлось — сразу видно, такой же шустрик.

Ольга улыбнулась на характеристику своего подопечного и успокаивающе дотронулась до руки Валентины.

— Куда они пошли? — Корчагина рвалась на поиски, не будучи уверена в том, что с мальчиками ничего не случиться, пока взрослые пытаются выяснить их местонахождение.

— А вон туда, — махнул рукой Ефремыч. — На Зелейку свернули.

Мать непоседливого Славки посветлела лицом и облегчённо выдохнув, сообщила:

— Тогда я знаю, куда они пошли.

— Ну так давайте поспешим, — поторопила Надежда Сергеевна.

— Да, конечно, — согласилась нечаянная знакомая и сбежала с крыльца, поблагодарив оборотня.

— Да что же я, не понимаю, что ли, — произнёс тот и неожиданно улыбнулся Валентине, продемонстрировав крупные белые зубы, от вида которых у женщины по коже побежали мурашки. — Не волнуйтесь вы, Славка нормальный пацан, ничего с вашим сынишкой не случится. Вы только… это… — придержал он за рукав Валентину, давая её спутницам возможность уйти вперёд. — Мальца вашего покажите лекарю… Что-то неладное с ним… Не пойму что, но нехорошо это…

Отпустив испуганную Валентину, оборотень отвернулся, будто и не было разговора, и женщина поспешила на поиски сына, пытаясь унять колотящееся сердце — этот Ефремыч явно учуял шрам…

***

— Пошли быстрее, пока не хватились, — торопил Славка нового знакомого, так как тот с непривычки скользил на укатанных дорожках, — Ефремыч, как пить дать, заложит, вот Перун мне свидетель.

— А кто такой Ефремыч? — поинтересовался Гарри, ускоряясь, чтобы тут же шлёпнуться на пятую точку.

— Ефремыч — это тот мужик, что стоял у дверей банка, — просветил Поттера Славка, помогая тому подняться.

— Оборотень, что ли? — ахнул Гарри.

— Ну да, он самый, — подтвердил парнишка, и продолжил: — Они-то с мамкой хорошие знакомые, та сразу у него спросит, куда мы делись, он и скажет.

— А не боишься оборотня? — поинтересовался любопытный англичанин, заговорив ещё с большим акцентом, от волнения позабыв почти все слова. — Он же сожрать может, когда обернётся…

— Прикольно ты разговариваешь, Гарри, — улыбнулся Славка и успокоил намечающегося друга: — У меня мозги есть, я возле него в полнолуние не трусь. В это время он вообще, мамка говорила, куда-то за Камень сматывается расслабиться, так что чего бояться-то? Он нормальный мужик, правда, если поймает за каверзой, то уши надерёт знатно…

— А ты откуда знаешь? — удивился Поттер.

— Да чего ж не знать, на одной улице живём, — Славка потёр правое ухо, видимо, вспомнив о своей встрече с соседом.

Мальчишки замолчали, целеустремлённо двигаясь к неизвестной для одного из них диковине. Через некоторое время Славка шмыгнул в какой-то проулок, объяснив, что так будет ближе. Гарри начинал потихоньку волноваться, понимая, что сделал большую глупость, отправившись неизвестно куда с новым знакомым, у которого понятие «недалеко» явно отличалось от его, Поттеровского.

Мальчик даже боялся представить, каким будет его наказание, когда мама Валя его обнаружит. А она это непременно сделает — и найдёт, и накажет, в этом он даже не сомневался. Но, в то же время, он точно знал, что назад не повернёт, обещание Славки показать что-то необычное гнало вперёд, да и поверни сейчас Гарри назад, вряд ли сможет найти банк и площадь…

— Слушай, а я тебя здесь раньше не видел, — снова заговорил Славка, не умеющий долго молчать. — Вы не в Москве живёте или у тебя магия только недавно прорезалась?

— Не в Москве, — подтвердил Гарри. — Здесь у меня бабушка с дедушкой живут, а мы с мамой Валей в деревне.

— А говоришь, будто иностранец, — удивился парнишка.

— Я недавно в России, у меня отец англичанин, — сообщил Гарри и замолчал, не желая больше говорить на эту тему.

Было очень обидно сообщать о придуманном отце, отлично зная о настоящих родителях, погибших, когда он был маленьким. Но ведь он не мог о них никому рассказать. Вот поэтому и было обидно, хотя Гарри уже привык к маме Вале. Иногда он думал, каково бы ему жилось с настоящими мамой и папой, но их он совсем не помнил, зато точно знал, что сейчас ему живётся намного лучше, чем у тётки.

И вот теперь, как опасался Поттер, ему предстояло узнать, какова мама Валя в гневе. Вспоминая свою жизнь у Дурслей, он был точно уверен — его бы точно наказали, оставив без еды и надолго заперев в чулане, так как тётка была противницей физического воздействия, но считала, что поголодать для усмирения ненормальности ему полезно.

Что предпримет мама Валя, мальчик представить не мог, только надеялся, что она не откажется от него. Пусть уж лучше порет ремнём — как он знал, так несколько раз наказывали его друга Олежку.

Потянувшись к виртуально заболевшей заднице, Гарри услышал восторженный шёпот Славки и выпал из задумчивого состояния.

— Вон, гляди туда! Красивая, правда?!

Посмотрев в ту сторону, куда указывал мальчик, Гарри сначала ничего не увидел. Обычный двухэтажный дом, каменный, с балкончиками, явно рассчитанный на нескольких хозяев… Ведьма, выходящая из двери подъезда, со смешным коротколапым и длинным зверьком на поводке, недовольно посмотрела на мальчишек.

— Это, что ли, диковина? — улыбнулся Поттер, кивая то ли на зверька, то ли на его хозяйку.

— Вот блин, зоркий сокол, — хохотнул Славка и показал на дальний балкон второго этажа. — Туда смотри…

Гарри взглянул, и открыл в восхищении рот — теперь, когда он знал куда смотреть, он увидел на балконе большую клетку, в которой сидела птица, напоминающая павлина, такого, как Поттер видел на картинках. Только эта птица, в отличии от павлинов, была интенсивно-алого цвета и, казалось, горела огнём.

— Феникс, — ахнул Гарри, восторженно глядя на птицу.

— Жар-птица, — поправил Славик гордо, будто сам был владельцем этого чуда, демонстрирующим его экскурсантам.

— А она не замёрзнет? — заволновался Поттер.

— Не боись, — снисходительно усмехнулся пацан, явно пытаясь копировать кого-то из взрослых. — Ему хорошие условия обеспечены, а держать его в комнате… это ж ослепнуть можно!..

— А как же соседи?

— Так днём не так видно, а вот вечером знаешь, как сияет! Но на ночь его укрывают, чтобы людям спать не мешал. Эх, мне бы такого, — мечтательно произнёс мальчишка.

***

— Вот вы где!

От неожиданности оба мальчика аж присели, втянув голову в плечи.

— Гарри, как ты мог! Я так волновалась! — на Поттера налетел ураган по имени Валентина. Мальчик сначала получил ощутимый даже через куртку шлепок по попе, потом его повернули, сжали в объятиях и поцеловали, снова обняли, снова поцеловали и опять шлёпнули.

— Всё, Валя, успокойся! Слава богу, нашёлся. Живой и здоровый. Всё! — услышал Гарри спокойный голос бабы Нади, который всё же немного дрожал, выдавая волнение.

— Гарри, как ты мог так поступить? — вздохнула Валентина, глядя в глаза мальчику, который в этот момент выглядел очень виновато и испуганно.

— Ты ведь не отдашь меня? — прошептал он, боясь, что женщина не захочет больше воспитывать такого непослушного мальчика, как он, и отдаст его в приют, раз уж не может вернуть тётке.

— Конечно же нет! — воскликнула Валентина, крепко прижимая к себе ребёнка. — Я никому тебя не отдам, как ты мог такое подумать!

— Это я виноват, — второй мальчишка, тот самый шебутной Славка, выступил вперёд, гордо задрав подбородок, — я уговорил его…

— Я с тобой ещё дома поговорю, — пригрозила ему мать. — Вы уж простите его, вечно он что-нибудь вытворит. Хорошо, что всё обошлось.

Валентина кивнула, принимая извинения, но на будущее зареклась крепко держать сына за руку.

— Гарри тоже виноват, не надо его выгораживать, — строго посмотрев на защитника, обратилась к ведьме Надежда Сергеевна. — Раз уж так получилось, то не пойти ли нам где-нибудь посидеть вместе, а то меня что-то ноги не держат, переволновалась, видимо. Попьём чайку, пообщаемся, наши оболтусы, судя по всему, нашли общий язык…

— Да, давайте знакомиться, — Валя поддержала мать и произнесла: — Валентина Андреевна Корчагина, мой сын Игорь и мама, Надежда Сергеевна, а это наш куратор — Ольга Афанасьевна.

— Воронцова, — дополнила Ольга и посмотрела на маму Славки. — Ваш сын кажется мне знакомым…

— Бородины мы… Евдокия Михайловна, а сына Всеславом зовут…

— Точно! Бородин Всеволод Евграфович! — воскликнула Ольга. — Мы учились вместе…

— Это свёкор мой, — улыбнулась Евдокия — А Славик на него очень похож.

— Ну, надо же, как мир тесен, — покачала головой Воронцова. — Давно я о Севе не слышала, как он?

— Сидит Всеволод Евграфович в своих сибирских владениях, на люди нос почти не кажет. Навещаем его изредка, не очень-то он гостей любит, — вздохнула Евдокия, поправляя на сыне шапку. — Так что же мы стоим? Тут недалеко неплохое кафе имеется, посидим, пообщаемся.

— Увы, не могу, — с сожалением отказалась Ольга. — Я уже опаздываю. Валентина, вы не будете возражать, если я откланяюсь? Думаю, ваши новые знакомые с удовольствием вас потом проводят. Передавайте привет Всеволоду, — снова обратилась она к Бородиной.

— Обязательно передам, — пообещала та и обратилась к Валентине: — Ну что, идём?

Корчагина была только рада пообщаться с новыми знакомыми. С Ольгой, как назло, разговора всё никак не получалось, так что появление Славки и его мамы было ей явно на руку, да и Гарри нуждался в общении с колдунами его возраста.

Валентине не хотелось, чтобы в школу сын пошёл ничего не зная об окружавшем его мире, о его нравах и обычаях. Что бывает в этом случае, она могла судить по Поттериане. Иваны, не помнящие родства, люди, не знавшие правил и обычаев или не желающие их соблюдать — вот те, кто окружал канонного Поттер, и нынешнему, уже своему Гарри, она такого не желала.

***

Кафе, в которое привела их Евдокия, носило простенькое название «Бублик». Усевшись за дальний столик с уютными диванчиками, дамы, по рекомендации Бородиной, заказали и себе, и мальчикам сбитень, а также нежнейшие, свеженькие бублики, которыми как раз и славилось это заведение.

Валентина, с осторожностью хлебнув горячего, исходящего паром напитка, поданного им в стеклянных стаканах с ажурными никелированными подстаканниками, ощутила весь букет трав и специй, которые гармонично соединялись с мёдом и дарили нёбу непередаваемые вкусовые ощущения.

К тому же сбитень моментально согрел уже немного озябшую Валю и она, оценив его на отлично, тут же поделилась восторгом с матерью и новой знакомой.

— Да, здесь умеют готовить сбитень, — улыбнулась Евдокия, глядя, как мальчишки увлечённо пережёвывают бублики. — Набегались, проголодались…

Те, взглянув на неё, тут же отвели глаза, и снова с похвальным упорством вгрызлись в румяные бока лакомства, понадеявшись, что их больше не будут ругать.

Новая знакомая, расстегнув душегрею и сняв платок, оказавшись, в противовес своему сыну, тёмноволосой и темноглазой, вздохнула несколько устало и произнесла, обращаясь к Вале:

— Вы уж извините, что так получилось… Славка просто совсем не подумал, что кто-то может волноваться. Ему эта жар-птица уже много дней покоя не даёт. Сначала-то, как она там появилась, многие ходили смотреть, да и не удивительно — редкость-то какая, хоть раньше, хоть по нынешним временам. Потом привыкли, а вот моему всё неймётся. Вон, и вашего сынишку сманил…

— Главное, что с ними ничего не случилось, — укоризненно покачала головой Надежда Сергеевна.

— А этот… владелец птицы… — поинтересовалась Валя, решив, что не стоит больше говорить о поведении мальчиков. Она, конечно, переволновалась, но с Гарри поговорит потом, дома. — Он-то зачем её держит на балконе? Холодно, да и неудобно…

— Чары для тепла там явно наложены, так что не замёрзнет. К тому же и она сама себя неплохо греет, ведь название ей дано не только из-за яркого оперения. Именно поэтому в помещении держать её не всегда удобно. А этой явно хозяина ищут, нынешнему владельцу она досталась нечаянно, а денег больших стоит. Искать-то ищут, да вот пока только Славка нашёлся, а из него какой хозяин.

— Вы хотите сказать, что хозяин тот, кого к ней будет тянуть постоянно?

— Ну, просто купить каждый сможет, у кого денег достаточно… А вот хозяином стать — это, как вы верно заметили, сможет не каждый. Тут уж примета верная — раз налюбоваться не может, значит, он и есть, — вздохнула Евдокия. — Не завидую я, если вдруг к ней кого небогатого потянет.

— А как же ваш сын?

— Он ещё ребёнок, у него всё равно эта тяга скоро пройдёт, дети их зов обычно дольше слышат…

— А если не пройдёт? — поинтересовалась Надежда Сергеевна.

— Значит, придётся покупать, — Евдокия посмотрела на сына, уткнувшегося носом в стакан. — Но я надеюсь, всё-таки, что найдётся кто-то другой.

Валентина подивилась таким особенностям красивой птички, но свои дела и проблемы были важнее.

— А скажите, Евдокия, куда обращаться, если вдруг ребёнку понадобится помощь ваших, магических врачей, — задала она один из животрепещущих вопросов.

«Раз уж даже оборотень учуял шрам, может, стоит показать сына врачам? Вдруг существует возможность избавиться от крестража не тем методом, что описан в книге, да и Волдеморты здесь не водятся…»

— Есть больница, я вам адрес обычный напишу, а там мальчик сможет вас провести, если вдруг нужда какая. Ну, а если что серьёзное случится, то он с куратором вашим следящими чарами связан, на выброс магии рассчитанными, она сама явится и решит, что делать. Я же правильно поняла, вы о волшебстве недавно узнали?

— Ну, не то, чтобы недавно, сейчас чего только не увидишь по телевизору, но вот то, что мой сын волшебник, я действительно узнала несколько дней назад, — покривила душой Валентина.

— Тогда, я думаю, у вас возникло много вопросов, — констатировала Евдокия.

— И снова вы правы, вопросов достаточно много, на некоторые я уже получила ответы, другие, думаю, разъяснятся после того, как я прочитаю все эти книги, — Валя покосилась на пакеты, лежащие рядом. — Но у вас я хотела бы узнать об обучении. Ведь ваш мальчик ходит в школу?

— Да, конечно, — подтвердила ведьма. — И если бы не суббота, вы бы спокойно прогулялись в магический мир, не тратя нервы и время из-за моего неслуха.

— Наоборот, я рада, что всё так получилось, учитывая, что всё закончилось благополучно.

— Мама, а Гарри сможет прийти ко мне в гости? — подал голос Славка, убедившись, что «гроза» миновала.

— Конечно, если он захочет, — не стала возражать Евдокия.

— Я не уверена, что это возможно, — засомневалась Валентина. — Мы живём не в Москве и, как вы понимаете, не можем воспользоваться магическими средствами передвижения, так что частые путешествия из дома до столицы не очень удобны.

— Тогда я могу прийти к нему, — быстро сориентировался Всеслав.

— Сынок, это некультурно, так напрашиваться в гости, — одёрнула его мать.

— Ничего страшного, — улыбнулась Валя, — если для вас проблема решаема, то милости просим. Только бы вам объяснить, как к нам добраться. Все эти полёты на мётлах и аппарации для меня тёмный лес, я не представляю, как задать вам координаты.

— Спасибо за приглашение, мы обязательно им воспользуемся, а по поводу координат не волнуйтесь. Просто сообщите нам свой адрес, а дальше мы сами разберёмся, не зря ведь нас учат двум географиям — вот и использую школьные знания.

— По поводу обучения — где учится ваш сын? — воспользовавшись упоминанием об учёбе, поспешила поинтересоваться Надежда Сергеевна, удивляясь тому, что школьные вопросы раз за разом теряются в ворохе другой информации.

— В Сухаревке, конечно же, школа престижная, да и живём мы тут, так зачем же я буду отправлять сына куда-то ещё.

Потратив пару часов на расспросы новой знакомой, Валентина убедилась, что школа, предложенная им, действительно была одной из лучших. Обучение в ней, правда, было недёшево, благодаря разным дополнительным расходам, но за эти деньги ученик получал не только магическое образование, но и вполне серьёзное обычное, причём с аттестатом московской школы, который мог пригодиться ему в будущем.

***

Наконец Корчагины распрощались с Евдокией и Славкой, оставив им адреса для связи и, напоследок полюбовавшись фонтаном, переливающимся разноцветными огнями в темноте давно уже наступившего вечера, покинули Кулички, вновь очутившись на улице обычной Москвы, оглушившей их шумом никогда не засыпающего города…



В следующий поход на Кулички Валентине пришлось тащить за собой племянника, восторженного и от этого несколько неадекватного. Митька, оказавшись в волшебном квартале, крутил головой без остановки, стараясь увидеть и запомнить как можно больше.

В этот раз Валя держала Гарри за руку, не отпуская ни на минуту, несмотря на то, что он клятвенно обещал быть всё время рядом. Исключение она сделала только для книжного магазина, в котором Корчагины отвели душу, просто слоняясь между полок и изучая особо приглянувшиеся книги, в итоге купив несколько особо привлекательных.

На другой стороне площади, которую они обошли по периметру, обнаружился магазин, в котором можно было приобрести птицу-почтальона, и Валентина увидела, как у мальчишек заблестели глаза при взгляде на почтовых мини-дракончиков, которые, как оказалось, использовались для доставки конфиденциальной корреспонденции.

При попытке отобрать письмо у такого почтальона, юркая тварь старалась не даться в руки, сопротивляясь магии, а попавшись, сжигала письмо, оставляя от него лишь пепел, не подлежащий восстановлению.

Валя сказала своё твёрдое «нет» — им такой почтальон был без надобности, да и, не приведи господи, соседи увидят. Также резко она воспротивилась покупке белоснежной совы, которая была очень крупной для её малыша, хотя Митька и шептал азартно, что именно такая была у Поттера, значит, она должна у него быть.

В конце концов Валентина согласилась на сыча, который совсем не привлечет внимания и, в тоже время, сможет носить не только письма, но и посылки.

Погостив ещё несколько дней в Москве, Валентина засобиралась домой, решив, что им с Гарри вполне достаточно приключений. Вечером следующего за этим решением дня они уже с трудом открывали калитку своего дома, двор которого ожидаемо оказался занесён снегом.

***

Каждую свободную минуту, что появлялась у неё, Валя проводила с книгой в руках. Гарри не отставал. Сделав уроки, когда сам, когда с помощью Валентины, он тоже принимался за чтение, старательно ведя пальцем по буквам и читая по слогам. С каждым днём у него получалось всё лучше и лучше, и Валентина нарадоваться не могла успехам сына.

Книги по истории магии оказались увлекательнейшим чтивом. Валя с удивлением узнавала, что многие русские князья были колдунами, а те, кто не был, держали магов при себе, и многие события, описанные впоследствии в летописях, теперь раскрывались перед ней с другой стороны.

Заинтересовавший её «Путеводитель по магическим местам Москвы» оказался очень нужной и полезной книгой. В ней упоминались все те волшебные места, которые могли заинтересовать обычных родителей малолетнего колдуна — Кулички, с указанием адресов и описанием магазинов, расположенных на площади и прилегающих улицах. Волшебная больница, где было специальное детское отделение, которое служило в том числе и поликлиникой. Именно адрес этого учреждения Валя получила от Евдокии.

Также в путеводителе давалась краткая характеристика младших и средних школ, а также высших заведений, которых в России оказалось всего два, причём одно находилось именно в Москве, а второе на Дальнем Востоке. Этого считалось вполне достаточно, так как существовало ещё и личное ученичество — так было принято в давние времена и его, естественно, никто не отменял.

Всё это Валентина узнала уже из других книг и, наконец, убедилась, что из нескольких младших школ, существующих в Москве, ей действительно предложили самый оптимальный для неё и Гарри вариант.

Всё в том же путеводители имелись адреса магического театра, библиотеки и нескольких официальных мест — Охранной Дружины, Министерства магии со списком отделов, Дворянского Магического Собрания, Купеческого сообщества и Совета Равных, который, как поняла Валентина, выполнял функции Госдумы.

Как становилось понятно из брошюры, приложенной к путеводителю, российские маги хоть и с трудом, но приняв все изменения, произошедшие в стране после революции, всё же смогли сохранить прежние свои традиции и устои, хотя многие несогласные всё же покинули родину. А нынешняя Россия являла собой крепкое сообщество, объединившее в себе все народы с их традициями, при этом придерживаясь идей равенства и братства.

Как и любой русский человек, Валентина умела читать между строк официальных документов, поэтому сделала для себя вывод, что маги после бучи, которой и является любая революция, смогли взять под контроль тех индивидуумов, что ратовали за полную смену власти по примеру обычной России. Скорее всего, это были те, кого Корчагина привыкла определять как маглорождённых.

Победившие разработали законы и правила, устроившие большинство. Именно этим можно было объяснить наличие того же Дворянского собрания в стране, где многие десятилетия в магические школы поступали маглорождённые, родившиеся и выросшие при строе, свергнувшем самодержавие.

***

Гарри с удовольствием переписывался с новым другом, не забывая, впрочем, и своих здешних, деревенских, приятелей. Мальчик, постепенно поверив, что больше никогда не вернётся к тётке, становился жизнерадостным ребёнком.

Валентина всё чаще замечала его любознательность, которая со временем вполне могла привести к желанию лезть во все дыры затычкой, присущую ему же канонному, но именно поэтому учился он старательно, и все задания, что присылались учителями, делал вовремя.

Естественно, в этом была и заслуга Валентины — всё же мальчишка был непоседливым и ему требовался контроль.

***

На новогодние каникулы снова отправились в первопрестольную. Валя с родителями запланировала для Гарри массу развлечений, так что скучать ему будет некогда. Ещё и новый дружок хотел пообщаться.

Предновогодние хлопоты были в самом разгаре, но родители уже запаслись продуктами, так как через два дня именно в их доме ожидалось столпотворение. За новогодним столом должны были присутствовать мать с отцом, Валя с Гарри, брат с женой и Митькой, и сваты.

Ожидали приезда ещё одной племянницы Вали — Марины, с мужем и детьми, бывшими немного старше Гарри. Женщина порадовалась, что и на каникулах сын будет окружён сверстниками и не будет скучать.

С собой Валентина взяла несколько кукол, которых требовалось довести до ума, и книгу, в которой описывали современную обстановку в Магической Британии и сопоставляли её с тем, что было написано Роулинг.

Валя оставила её напоследок, посчитав, что на данный момент эти сведения не так уж и важны, хотя, надо признать, ей очень трудно было выдержать характер и не изменить собственному решению — уж очень хотелось знать, действительно ли всё было так, как написано и, может быть, понять, откуда у неё появился мальчик.

Смешки дружинников и улыбки Ольги и Евдокии в те моменты, когда они упоминали о книгах, явно давали понять, что не стоит верить написанному в них. Валентина и сама понимала это — у Роулинг было очень много несуразностей, которые не замечали только дети.

***

Рискнув отправить Гарри с бабушкой на новогодний спектакль в ТЮЗ, Валя в предвкушении интересного чтива завалилась на диван, открыв книгу, и очнулась только, когда хлопнула входная дверь, впуская восторженного сына, о чём-то взволнованно и радостно рассказывающего бабе Наде.

Валя вышла в коридор, где была тут же атакована мальчиком, который, захлёбываясь словами, спешил поделиться с ней впечатлениями, так что ей пришлось отбросить собственные мысли о прочитанном и вливаться в поток незамутнённого счастья, исторгаемый ребёнком.

Только поздним вечером, лёжа в кровати с сопящим под боком сыном, Валя смогла неспешно обдумать ставшие ей известными факты. И они стоили этого.

Как выяснили маги, Роулинг, уже не являясь даже сквибом, всё же была потомком одного из тех провидцев, что время от времени появлялись среди магов.

С волшебным миром её семья уже давно не имела никаких связей, так что когда в её голове стали появляться мысли о мальчике, который узнал, что он волшебник, она посчитала это просто неожиданно пришедшей идеей для книги.

После выхода первой части маги совсем не обратили на неё своего внимания, не первый и не последний раз маглы писали про волшебство. Но вот когда о книге заговорили, в министерстве заволновались, а узнав, о чём там идёт речь, схватились за голову.

В ней упоминался Хогвартс и известные в Магической Британии фамилии, но рукопись уже не было смысла изымать — книга расходилась огромными тиражами, становясь известной на всех континентах, и по ней готовились снимать фильм.

По поводу последующих книг были сомнения, но в итоге, убедившись, что никто не сливает писательнице информацию, и признав, что так необычно активизировался в ней талант предков, маги решили не препятствовать дальнейшему творчеству, а через некоторое время даже признали несомненную его полезность.

Благодаря книгам и фильмам на порядок уменьшилась работа обливиаторов, ведь теперь мелкие огрехи магов или стихийные выбросы магии маглы списывали на фанатов.

Единственными недовольными остались те, кого Джоан так карикатурно описала в своих книгах. Да и как не обижаться, если из уважаемого профессора ЗОТИ она сделала какого-то безносого маньяка, а из немного сумасшедшего, но безобидного старичка — директора Хогвартса.

Из известного учёного, обожавшего свою жену и зелья, выбирающегося из лаборатории только для посещения очередного симпозиума, сотворила шпиона и Ужас подземелий, пугающий учеников, а половину магических семей вообще извела под корень.

Самое же её ужасное деяние, по мнению министра Малфоя, которого она превратила в «скользкого друга» — это то, что ёмкое описание приклеилось к нему намертво, так как многие признавали формулировку очень удачной. И это отнюдь не способствовало хорошему настроению министра.

Большинство же магов как-то незаметно для себя пристрастились к чтению книг о Поттере, с нетерпением ожидая продолжений и гадая, кого Роулинг в очередной раз выставит идиотом. Пытаясь предугадать сюжет и заключая по этому поводу пари.

Особенно рьяно в этом участвовал Поттер, тот самый Джеймс, отец Мальчика-который-выжил. Когда обида на то, что его убили, прошла, азартный гриффиндорец с удовольствием стал участвовать в спорах, доказывая, что уж его-то сын, буде таковой имелся бы в наличии, прибил бы Волдеморта намного быстрее.

Правда, при этом он несколько кривил душой, помня, с какой лёгкостью профессор Риддл раскидывал старшекурсников на спаррингах в Дуэльном клубе, и даже Флитвик, который действительно преподавал чары, но был обычным волшебником, частенько проигрывал коллеге, при том, что был заядлым дуэлянтом.

Жена же Поттера, подарившая ему трёх очаровательных дочерей, упоминания о сыне всегда принимала на свой счёт и, кстати, ревновала мужа к неизвестной Лили Эванс.

***

Валентина понимала, что книга, оказавшаяся в её руках, тоже не раскрывала полную картину и была специально написана в развлекательном жанре, для того, чтобы удовлетворить любопытство людей, узнавших, что магия существует и, естественно, желавших узнать, что произошло на самом деле.

Самой важной для Вали информацией, почерпнутой из этой книги, были биографии всех тех, кто упоминался в Поттериане, а также тех, кто реально стоял у руля власти в Магической Британии.

Она же подтвердила ту информацию, которую Валентина уже знала благодаря истории Магической России — Тёмного Лорда Гриндевальда тоже не существовало, но это не отменяло того факта, что группа европейских магов вмешалась в магловскую политику, тем самым нарушив Статут, и помогла прийти к власти Гитлеру и его сторонникам.

Так что и во время, и в конце войны особенно, магам, поддерживающим советские войска, пришлось повозиться, вытаскивая окопавшихся в скрытых поместьях отщепенцев. В этом им с удовольствием помогали и английские маги, почувствовавшие на своей шкуре все прелести магловской войны.

Все эти интересные факты меркли, когда Валентина задумывалась о судьбе своего мальчика. Если вдруг когда-нибудь станет известно, кто он есть на самом деле, то это может грозить большими проблемами.

Ведь тот же Джеймс Поттер может заявить на него свои права и, вполне возможно, выиграет дело, ведь даже обычная экспертиза ДНК тут же докажет, что Гарри его сын, а Валентина мальчику никто. Это понимание делало её думы горькими.

Корчагина постаралась успокоиться и отбросить сомнения — Гарри живёт с ней, в другой стране, и знать не знает папашу, который, надо надеяться, никогда не явится за ним.

«А если всё пойдёт по худшему варианту?..»

Нет, Валентина всё равно никогда не поверит, что русские маги согласятся оторвать ребёнка хоть от приёмной, но любимой матери, и отдать человеку, только по стечению обстоятельств бывшему ему отцом. К тому же и жена Поттера вряд ли обрадуется чужому, по сути, мальчишке.

«И вообще, надо выбросить всё это из головы. Пусть всё идёт, как идёт, проблемы будем решать по мере их появления.»

***

Новогодние каникулы были весёлыми и, как показалось Валентине, пролетели почти мгновенно. Походы с сыном в кино, на каток, в театр и по гостям почти не оставили им ни одного свободного дня.

Двое детей племянницы быстро подружились с Гарри и втроём с удовольствием катались на коньках, быстро научив этому Поттера, смотрели мультфильмы и вместе играли подаренными на Новый Год игрушками, когда приходили навестить родственников.

Наконец, Валентина с Гарри выбрали время, чтобы навестить Славку, пригласившего друга в гости, и его маму.

Те жили на одной из волшебных улиц, прилегающих к площади. Квартира, увеличенная с помощью чар, была достаточно просторной для небольшой семьи, состоящей из двух взрослых и одного ребёнка.

Евдокия познакомила Валю с мужем, который, как показалось женщине, был не очень рад знакомству, но виду не подал. Мальчишки отлично провели время в детской, играя в волшебных солдатиков, строя крепость и летая на маленьком ковре-самолёте, пока их матери за чашечкой чая болтали о своём, о женском, оставленные в одиночестве Александром, поспешившим покинуть жену и её гостью.

Как объяснила приятельница, муж был неплохим мастером-артефактором и просиживал все дни в мастерской, будучи постоянно занят разработкой полезных и нужных вещиц.

За разговорами время пролетело быстро и Валя засобиралась домой. Хозяин дома был столь любезен, что вручил Корчагиным одноразовый порт-ключ, рассчитанный на перенос маглов. Александр сделал его в считанные минуты, узнав у Валентины адрес, и скоро уже они с Гарри заходили в квартиру, стараясь не разбудить рано уснувшую родню, радуясь, что не привлекли внимания, появившись из воздуха посреди двора.

Вале, конечно, объяснили, что порт-ключ обладает функцией отвлечения внимания, но она всё равно была рада, сохранив нервы соседей.

Дни шли своим чередом, зима миновала, уводя за собой снега и морозы, а наступившая весна добавила хлопот, ведь огород сам не вскопается, да морковкой и картошкой не утыкается. В самый разгар посадочных работ Валя снова увиделась с Ольгой — Гарри заколдовал трактор.

Его владелец — мужик из соседнего села, помогающий за «небольшую» плату вспахать огороды, решил поднять цену, и произошло это именно в тот день, когда подошла очередь огорода подружки Маришки. Поттер как раз ошивался у неё в гостях и был неприятно удивлён таким наглым ходом.

Сами Корчагины услугами тракториста не пользовались — помог сосед с мотоблоком, им этого было вполне достаточно, огородик у мамы Вали был совсем небольшой, а вот двадцать пять соток подружкиного огорода требовали совсем другого подхода, и Гарри с раннего утра намылился к Маринке — посмотреть на работу трактора поближе.

Вот тут-то и обнаружился скандал по поводу оплаты, затронувший и детей, сунувших любопытные носы в огород. А что не сунуть, если и трактор уже там, и мама Маришки голосит во всю мощь своих лёгких, разработанных скандалами с мужем да пением песен, до которых всегда была охоча тётка Люба.

Несправедливость тракториста сильно впечатлила Гарри, и когда мужик, довольный, что переорал Любку, попытался завести трактор, чтобы возобновить работу, то обнаружил, что техника сломалась. Во всяком случае, двигатель его тяглового средства не завёлся, как бы его хозяин не пытался.

Не помогли ни шаманские пляски с инструментами и упоминанием чьей-то матери, ни посыл взбунтовавшейся техники в дебри великого и могучего — трактор был тих и спокоен, а Гарри, вместе с Олежкой и Маришкой повисший на подозрительно скрипящем заборе, обнаружил идущую к нему Ольгу Афанасьевну, незаметно для всех окружающих появившуюся неподалёку.

Появление ведьмы сразу дало понять, кто виноват в бедах трактора и тракториста, и Поттер поспешил слезть с забора, приняв покаянный вид, который отлично удавался ему, когда провинившегося мальчика вразумляла мама Валя.

Друзья, совсем не заметившие изменений в составе участников заварушки, продолжали висеть на заборе как ни в чём не бывало, а Ольга Афанасьевна взмахнула руками и заглохший, казалось, навеки трактор взревел, выбрасывая густой и чёрный выхлоп.

— И чем тебе техника помешала? — улыбнувшись, спросила у Гарри ведьма, несколько странно посмотрев на его чумазое лицо.

— А что он людей обманывает?! — праведным гневом вскипел малолетний защитник сирых.

Ольга Афанасьевна взлохматила пацанёнку вихры и поинтересовалась:

— А ты, значит, решил вмешаться?

Вздохнув, мальчишка потупил взор.

— Да я ж не ругаю, — поспешила уточнить ведьма, не желая видеть детские слёзы. — Пойдём, ты мне расскажешь, читал ли те книги, что я порекомендовала, и что понял. А про трактор я матери твоей хоть и скажу, но нет тут злого умысла, так что и наказывать не за что.

Гарри, сообразив, что его не будут ругать, тут же воспрял духом и затараторил, вываливая на волшебницу всё то, что успел прочитать в книгах.

Позабыв о друзьях-приятелях, он шёл рядом со своим куратором, делясь восторгом от своих открытий. Ольга улыбалась ребёнку, глядя на его чумазую мордочку, и не могла понять, что же не даёт ей покоя.

***

— Тётя Валя, принимай гостей! — звонкий голос племянника, неожиданно раздавшийся в сонном летнем мареве, заставил Валентину очнуться от послеобеденного сна и поспешить во двор.

— Митька, ты что, сам приехал? — всплеснула руками женщина, увидев возле калитки одинокую фигуру.

— Я, тёть Валь, уже взрослый, — улыбнулся парень, отодвигая засов и входя во двор, тут же попадая в ласковые руки родственницы. — Родители заняты, а бабка с дедом на курорт умотали, ну да вы же знаете. А я что? Билет взял и вот я у вас, от городка-то меня подбросили.

— В дом пойдём, что на солнцепёке стоять, — заволновалась Валя, подталкивая Митьку в гостеприимно распахнутую дверь дома. — Гарри обрадуется, уже давно тебя ждёт.

Слова тётки тут же подтвердились и на Митьку, только успевшего снять на пороге кроссовки, запрыгнул радостно верещащий пацан, с торчащими во все стороны лохмами и помятой щекой, на которой отпечаталась пуговичка диванной подушки.

— Привет, Гарька, я тоже рад тебя видеть, — обрадовался мальчишке гость. — Дрых, смотрю. То-то рожа помятая…

— Дима… — Валя поспешила сделать племяннику замечание.

— Ну, тёть Валь, я же не матерюсь, вечно вы!..

Женщина погрозила пальцем и ушла на кухню, предварительно спросив, сильно ли хочет Митька есть. Тот есть не хотел, но Валентина эти отговорки слушать не пожелала.

— Как дела? — поинтересовался у Поттера гость, отцепляя «репей» от себя и подхватывая сумку, брошенную у порога.

— Хорошо, — болванчиком закивал Гарри, всем своим видом демонстрируя счастье. — А ты где жить будешь?

— Наверное, как и в прошлом году, на чердак залезу, там хорошо, только надо удлинитель снова протянуть, а то я без ноута сдохну. Кстати, сейчас можно и заселиться, пока тётка едой озадачилась.

Снова обувшись, мальчишки вышли из дома и Митька по-хозяйски осмотрел приставную лестницу, ведущую на чердак.

— Ну, а твой дружок-волшебник как поживает? В гости наведывается?

— Славку родители к деду отправили на всё лето, — доложил Гарри. — Но у меня и здесь друзья есть, с ними интересно, а со Славкой мы переписываемся. Ой, на чердаке же Карлсон живёт! Но ты не волнуйся, он тебе не будет мешать!

— Какой Карлсон? — оторопел Димка.

— Ну филин же!.. Помнишь? Мы же его вместе покупали…

— Ты филина Карлсоном назвал? — засмеялся Митька. — Ну ты даешь! Хотя, логично — Карлсон, который живёт на крыше…

Гарри подхватил смех и первым ринулся на лестницу, через секунду мелькнув пятками в чердачном окне. Димка поудобнее перехватил сумку и последовал за ним, радуясь предстоящим каникулам в компании филина, Поттера, тётки и огорода.

***

Валентина долго собиралась с духом, чтобы отвезти Гарри в магическую больницу, которая, как ни странно, не имела имени собственного, зато имела детскую поликлинику, в которой, как надеялась Валя, Гарри помогут, при этом не разболтав никакой информации о нём.

Мальчишка жил у неё уже год, пару раз они успели побывать с ним в обычной поликлинике, а вот к магам, лечащим магов, она всё никак не решалась обратиться.

Дольше тянуть было нельзя. Проблему Гарри могут обнаружить, когда он пойдёт в школу, а значит, всё равно возникнут вопросы. В общем, Корчагина решилась всё же съездить на консультацию, оставив Митьку на хозяйстве.

Племянник не возражал, хотя увидеть магическую больницу хотелось, но просьба тётки присмотреть за огородом была признана более значимой — неизвестно, сколько времени они проведут в Москве.

Зато ему полная свобода действий. Один дома, так сказать…

***

Время поездки было выбрано, и Валентина судорожно решала, нужно ли отправить Ольге письмо или постараться не впутывать в это дело надзорные органы. Но женщина понимала, как велика вероятность того, что врач, к которому они обратятся, тут же сообщит о шраме. И может получится так, что её попытка скрыть проблему от куратора будет засчитана не в пользу Валентины.

В итоге Корчагина ненадолго отложила решение этого вопроса, давая себе время до тех пор, пока в Москву не прилетит Карлсон. Митька обещал выпустить филина, как только Валя позвонит ему по прибытии.

К вечеру все дела были сделаны, вещи собраны, и семейство собралось на веранде — попить чайку на прохладе, поболтать перед сном и, конечно же, Валентина не смогла удержаться от желания ещё раз обговорить с племянником его обязанности на время её отсутствия.

Тот в сотый раз заверил, что всё будет хорошо и соседи, которым она прожужжала все уши, обязательно присмотрят за ним, не дав произойти всем тем ужасам, которые она напридумывала в своей голове.

Валя усмехнулась, подумав, что племянник, которого она держала когда-то на руках, вырос и стал слишком языкастым, даже по сравнению с прошлым летом. В голову пришла мысль, что именно сегодня исполнился ровно год с того дня, как она обрела сына. Уже год, как Гарри живёт в её доме и называет её мамой.

Снова задумавшись о проблеме, не дающей покоя, Валентина пропустила момент, когда мир вокруг неё будто потёк. Стена, отделяющая веранду от остального дома, вдруг пошла рябью и на её месте стал зарождаться вихрь, выбравший эпицентром входную дверь, и быстро разросшийся до больших размеров.

Обнаружив угрозу и не раздумывая ни минуты, Валентина схватила в охапку сына и кинулась на улицу, порадовавшись, что выход свободен, и крикнув Митьке, чтобы бежал за ней.

Уже выскакивая в дверь, Валя увидела, как из воронки на её веранду шагнул некто тёмный и стремительный. Большего разглядеть не удалось, так как свет в момент появления воронки погас и теперь окрестности освещала только луна, создавая зловещую атмосферу.

Далеко убежать у них не получилось. Шагнувшее из воронки нечто оказалось человеком, вернее, магом, который уже в следующую секунду стоял перед Валентиной, крепко прижимавшей к себе Гарри, и Митькой, сжавшим кулаки и пытающемся заслонить собой тётку. Поттер, вцепившейся в Валю как утопающий за соломинку, уже не был лёгким, как пушинка, поправившись за этот год, но она не замечала его веса.

Спиной Корчагина, боясь повернуть голову, ощущала движение воздуха, говорящее о том, что воронка никуда не делась и только пара ступенек отделяют женщину от её края.

— Отдай мальчика, магла, и я уйду, — незнакомец говорил по-английски и Валя уставилась на него с ужасом, понимая, что этот маг пришёл за Гарри из другой реальности, а значит, его не остановит глупое сопротивление беспомощной против него женщины.

Вглядевшись в лицо говорившего, она почему-то сразу же поняла, кто стоит перед ней — только этого человека мог прислать тот, кто смог покорить время и пространство. Только этому человеку доверяли оба лидера и не могла сейчас доверять Валентина, не зная, кому принадлежит его верность.

Если же быть предельно точной, то и Валя, и Гарри проигрывали в любом случае, поэтому она не собиралась отдавать ребёнка ни посланнику Дамблдора, ни последователю Волдеморта.

— Извините, профессор Снейп, но вы не получите Гарри, — едко улыбнулась Корчагина, надеясь на замешательство мага и собираясь потянуть время. Удалось ли ей действительно смутить зельевара, Валя понять не смогла, а его спокойное лицо вызывало у неё дрожь.

Восковой бледности лицо, освещённое светом холодной луны, чёрные провалы глаз, крючковатый нос, тонкие губы — он напоминал ей Кощея из сказок. Чёрные волосы, доходящие до плеч и сливающиеся с чёрной же мантией, окончательно делали его существом потусторонним.

Получив от Валентины отрицательный ответ, Снейп, больше не тратя времени на разговоры, шагнул к ней, незатейливо собираясь отобрать ребёнка.

— Всем стоять, работает ОМР! — эта знакомая фраза вызвала в Вале бурю чувств. Никогда ещё она не ощущала такой радости от появления стражей правопорядка.

Характерные хлопки, предшествующие словам, заставили зельевара отвлечься от выполнения миссии, повернувшись лицом к опасности. Трое дружинников, тут же разобравшись в ситуации, направили свои посохи на Снейпа. Тот сделал обманное движение, уходя из-под их прицела, и кинулся к Валентине.

Корчагина, толкнув Митьку, тут же упала, закрывая Гарри, Митька приземлился рядом. Снейп, ещё в прыжке спелёнутый заклинанием, грохнулся на землю, немного не дотянувшись до них. Вихрь за её спиной во время минутного боя сильно уменьшился в диаметре, а потом схлопнулся, и Валя, в этот момент посмотревшая на зельевара, увидела в его глазах ужас и отчаянье.

Тишина, наступившая после хлопка, оглушала. Митька уже поднимался, крутя головой по сторонам, а Валентина поспешила проверить, всё ли в порядке с Гарри. Мальчик, сидя на земле и переводя взгляд, с интересом рассматривал незнакомых дружинников и связанного мага.

— Он напал на вас, сударыня? — спросил один из магов, подходя к Валентине, чтобы помочь подняться.

В этот момент раздался ещё один хлопок и во дворе появилась Воронцова.

— С вами всё в порядке?! — взволнованно произнесла она, обращаясь к Вале. — Что здесь произошло?

— Нападение, — произнёс один из дружинников, обернувшись к куратору. — Хорошо, что мы успели раньше вас, Ольга Афанасьевна, уж очень сильный выброс был.

— Я могу постоять и за себя, и за своих подопечных, — возразила ведьма, видимо, переживая из-за опоздания. — Забирайте преступника, я разберусь с последствиями.

И тут Валентина, понимая, что арест Снейпа грозит разоблачением и ей, и Гарри, произнесла:

— Не трогайте его, пожалуйста! Он не хотел сделать ничего плохого, он просто пришёл к Гарри. С… Стив англичанин и просто не понял вас!

Гарри удивлённо посмотрел на неё и Валентина заторопилась с объяснениями, хоть и опасаясь, что сын всё испортит, и совсем не думая, что будет после:

— Это мой бывший муж и отец моего ребёнка. Отпустите его, пожалуйста!

@темы: фанфики