Аспер_


— Сейчас, погодите минутку! — крикнула Валентина в сторону сеней, сильно сомневаясь, что стоящий на крыльце волшебник её услышит, и метнулась к косметичке, в мгновение ока отбросив мысль залепить сыну шрам пластырем, изображая рану. Сердобольный волшебник вполне мог бы захотеть помочь в лечении…

Замазав сильно побелевший за эти полгода шрам, она постаралась пригладить сыну чёлку и, решив, что больше ничего нельзя сделать, отправилась открывать дверь, шепотом посоветовав Гарри помнить её наставления и меньше болтать, а также постараться не ворошить волосы, как он это любил делать.

Мальчик старательно закивал головой и Валя понадеялась, что всё обойдётся, хотя руки женщины заметно тряслись, когда она отодвигала щеколду, чтобы впустить в дом представителя русского министерства магии.

— Добрый вечер, — на пороге стояла миловидная дама неопределённого возраста, в симпатичной шубке до колена и джинсах, заправленных в высокие сапоги. — Можно войти?

Валентина тут же вспомнила рассказы о всякой нежити, которая может проникнуть в дом только по приглашению хозяина и, недоверчиво посмотрев на пришедшую, произнесла:

— Только после того, как поклянётесь не вредить никому, проживающему в этом доме.

Ведьма одобрительно улыбнулась и произнесла:

— Клянусь не вредить ни словом, ни делом — ни этому дому, ни хозяину его, ни хозяйке, ни чадам их с домочадцами, ни скотине, ни урожаю. В том будет мне порукой моя сила ведьмовская.

Засветив на ладони небольшой огонёк в подтверждение сказанного, женщина выжидающе посмотрела на Валентину и улыбнулась Гарри, выглядывающему из-за маминой юбки.

— Входите, — приняла решение Валя и отступила от двери, впуская ведьму, — надеюсь, мы не пожалеем.

Валентина пригласила гостью в комнату, разрешив не снимать у порога обувь, понимая, что та не натащит в дом грязи. Пришедшая ведьма сняла шубку и Валентина смогла полюбоваться симпатичной голубой туникой, расшитой маленькими ромашками, которая отлично сочеталась с джинсами и придавала гостье мягкости, от которой становилось легко на душе и появлялось желание пообщаться.

Валентина усадила женщину за стол, предложив ей чаю, от которого та не стала отказываться.

— Меня зовут Воронцова Ольга Афанасьевна, — поспешила представиться пришедшая, пока Валя разливала по чашкам чай. — Я назначена вашим куратором. Давайте знакомиться.

— Валентина Андреевна Корчагина, а это мой сын Игорь, — представилась Валя и выжидающе посмотрела на ведьму.

— Как вам уже, несомненно, сообщили, я буду следить за тем, чтобы ваш сын нечаянно не выдал себя колдовством, а также буду помогать устранять последствия, если это всё же произойдёт. Но это не самая важная моя задача. Мы с вами должны будем определиться со школой, в которой станет учиться ваш сын. Я посоветовалась с руководством и мне было дано разрешение определить вашего сына в школу уже в этом году. Не так уж много он пропустил, если будет стараться, то легко догонит тех, кто занимается с сентября.

— Скажите, неужели классы укомплектованы учениками одного возраста? — поинтересовалась Валентина, задумавшись над тем, каким образом маги собирают классы, если всплески стихийной магии у детей происходят в разном возрасте.

— Вы задали очень интересный вопрос, — улыбнулась ведьма, аккуратно отправляя в рот кусочек испечённого Валей печенья. — Дело в том, что почти все дети, родители у которых не являются волшебниками, обнаруживают в себе магию примерно в одном возрасте. Конечно, всегда бывают исключения, которые только подтверждают правила. В тоже время уже доказано, что дети, у которых хотя бы один родитель — маг, начинают пользоваться своей силой немного раньше, хотя к моменту, когда им всем приходит время начать серьёзно изучать магию, многие из тех, кто родился в простых семьях, догоняют своих сверстников, имеющих родителей-магов.

— То есть, вы хотите сказать, что дети в младшей школе разделены по кровному принципу, потому что силы чистокровных детей не сопоставимы с силами грязнокровок? — требовательно уставилась на ведьму Валентина, очень желая услышать ответ на свой вопрос.

— Ну что вы! — замахала на неё руками Ольга. — Не надо переносить на нас книжные предубеждения. Дети распределяются по классам, учитывая возраст и знания, на происхождение в этом случае никто не смотрит. Конечно, и у нас есть маги, которые кичатся своими реальными или мнимыми достоинствами, но разве у обычных людей не тоже самое? Правда, если обычные люди меряются богатствами, известностью или родословными, то маги хвастаются богатством, родовитостью и магической силой. Вы не находите, что у тех и других слишком много общего?

Валентина кивнула, соглашаясь, что всегда и везде будет неравенство. Этот факт просто следовало принять и, помня реакцию Гарри на тех же Малфоев, стоило бы научить сына спокойно относиться к людям, даже к тем, которые по какой-то причине могут не нравиться.

— Задача младшей школы состоит в том, чтобы понять, к чему у ребёнка имеется склонность и, соответственно, порекомендовать ему ту школу, в которой его талант сможет раскрыться наиболее полно, — продолжила, как ни в чём ни бывало, ведьма. — К тому же, естественно, учитываются местные реалии, ведь наша страна огромна и магических традиций в ней тоже много и вашему сыну трудно придётся среди, скажем, шаманов Севера, хотя бывало всякое.

— Да, я предпочла бы школу где-нибудь поблизости, и желательно, чтобы она не была интернатом, к тому же я не хотела бы, чтобы мой сын бросал обычную школу, ведь никогда не знаешь, что в жизни пригодится, знаний никогда не бывает много, — ответила Валентина.

— У нас, как я уже сказала, имеются разные школы, и могу вас порадовать — ни одна из них не является интернатом. Дети в этом возрасте ещё слишком привязаны к родителям и никто не собирается отрывать детей от семей.

— А как же сироты? — удивилась Валентина.

— Для таких детей существует усыновление или специальный интернат, но мы говорим не о них, а о детях, имеющих родителей, — ответила Ольга Афанасьевна, улыбнувшись Гарри, который как раз допил вторую кружку чая и шёпотом поинтересовался, можно ли ему пойти спать.

У мальчика явно слипались глаза и Валентина, вопросительно посмотрев на куратора, поинтересовалась:

— Присутствие моего сына требуется для определения школы, в которой он будет учиться?

— Нет, с этим вопросом, я думаю, мы справимся сами, тем более у меня имеются данные о его магической силе. Хочу отметить, что для своего возраста он очень силён.

Видя непонимание Вали, Ольга Афанасьевна поспешила с разъяснениями:

— Докладная записка дружинников… Не часто семилетние мальчики убирают снег с такой большой территории. Магический выброс, зафиксированный службой слежения, был очень мощный.

Валентина, обрадованная этим фактом и тем, что у Гарри ничего не будут спрашивать, чмокнула мальчишку в щёку и отправила его в постель, еле сдержав вздох облегчения.

— Так вот, я говорила, что у нас имеются разные школы — и те, что поддерживают исконно русские традиции, и те, что ближе к западным образцам и, естественно, я сейчас не упоминаю школу шаманов или те, в которых сильны традиции Востока. Нас с вами, я думаю, они не интересуют. С недавнего времени, я говорю примерно о середине двадцатого века, все младшие школы наряду с азами магических дисциплин изучают предметы обычных, немагических школ. Ни одному колдуну не помешают хорошие знания родного языка и литературы, а также математики и географии, не только магической, но и обычной. И только переходя в старшую школу, юный маг может выбирать, будет ли он продолжать изучение некоторых обычных дисциплин или решит обойтись только магическими.

— Хорошо, я более-менее разобралась в этих вопросах и наличием обычных предметов вы меня откровенно порадовали, но… — Валентина неуверенно улыбнулась. — Скажите, я могу называть вас просто по имени, мы с вами, кажется, одного возраста, хотя я могу и ошибаться, но не сочтите за обиду.

— Конечно, вы можете называть меня по имени, Валентина и, думаю, не будете возражать, если и я тоже позволю себе это, — дала разрешение ведьма, внимательно посмотрев на собеседницу. — Как мне кажется, вас интересует более точная информация о школах, я права?

— Да, Ольга, вы правы. Конечно, меня интересует и это, и ещё многие вопросы, не связанные с образованием, но вопрос учёбы сейчас является наиболее важным. Дело в том, что я сомневаюсь, что мой сын сможет уже в этом году отправиться в вашу школу. Не знаю, заметили ли вы его акцент, но он ещё не очень хорошо говорит по-русски и вряд ли сможет догнать одноклассников, плохо понимая, о чём идёт речь. Я говорю именно о магических дисциплинах, по поводу обычных я волнуюсь меньше, хотя письменные предметы всё ещё даются ему с трудом.

— Да, я заметила акцент, — согласилась Ольга, — хотя и не совсем поняла, что к чему, мальчик не особо говорливый. И учитывая, что ребёнок пропустил почти весь первый семестр, а так же имеется объективная причина невозможности его поступления в этом году, я могла бы порекомендовать домашнее обучение, а на следующий год он просто пойдёт по другой программе — ведь у некоторых детей магия проявляется позже и отдел образования давно подготовил разные программы обучения, чтобы к старшей школе все юные колдуны и ведьмы умели писать, читать, знали историю и традиции, а также имели представление, что такое магия и с чем им придётся столкнуться при дальнейшем обучении.

— Мальчик у меня общительный, только боится чужих людей, — вздохнула Валентина. — А об акценте и объективных причинах я и хотела с вами поговорить…

Убедившись, что Ольга заинтересована в объяснениях, Валя продолжила, старательно придерживаясь версии, которую она заставила вызубрить сына:

— Дело в том, что отец Игоря — англичанин и сын до недавнего времени жил у него. Точнее, не совсем у него… — она сцепила руки в замок, порадовавшись, что её волнение вполне реально. — Я не была замужем за тем человеком, мы просто были вместе, когда он некоторое время жил в Москве. Я забеременела, он обрадовался, а когда я родила, он просто забрал нашего сына и увез его из России. Не знаю, как он смог вывезти ребёнка, но до недавнего времени я не знала, что стало с Игорем.

Валентина запнулась и схватилась за горло, закашлявшись, и Ольга поспешила наколдовать ей стакан воды, принятый хозяйкой недрогнувшей рукой.

— В начале лета он связался со мной и сообщил, что возвращает мне сына. Я, конечно же, обрадовалась и помчалась в Москву. Мой мальчик… он совсем не занимался им… как оказалось, всё это время его воспитывали какие-то дальние родственники. По-русски мальчик, естественно, не говорил да и звали его на английский манер — Гарри. И вот прошло полгода, ребёнок только стал привыкать ко мне… Я смогла устроить сына в частную школу, но он находится на дистанционном обучении, поэтому мне бы очень не хотелось отпускать его из дома, — Валентина всхлипнула, вызвав сочуственный взгляд у ведьмы.

— Ваш… отец вашего ребёнка не объяснял причин, по которым он вернул вам сына?

— Нет, — Корчагина резво замотала головой.

— Возможно, что он просто испугался, — задумчиво проговорила Ольга и пояснила: — Стихийные выбросы…

Валентина поспешила согласиться и рассказала, что вчера, после того, как их двор покинули дружинники, сын сознался, что уже колдовал раньше и его за это наказывали, а также запрещали кому-либо говорить об этом.

— Значит, я не ошиблась. У англичан только одна школа, известный ныне повсеместно Хогвартс, и учат там, как вы знаете, с одиннадцати лет. До этого же возраста никто не занимается детьми, живущими в обычных семьях и, несмотря на то, что история о Гарри Поттере известна, многие всё же боятся детей-магов. Поэтому ребёнка, в конце-концов, вернули вам. Но могла быть и другая причина — возможно, отец вашего ребёнка маг.

— Маг?! Но почему он тогда не занимался сыном, отдал его почти чужим людям и потом вернул мне?

— Не знаю, но в практике нашего отдела бывали случаи, когда ребёнка забирали, а потом возвращали назад матери. Увы, вы не первая… Хотя, для вас, конечно, это к счастью.

— Но зачем? — удивление Валентины было неподдельным.

Её выдумка, которая, как ей казалось, была шита белыми нитками, начинала обрастать подробностями, не вызывшими у магов никакого сомнения.

— Возможно, он женился на ведьме и ваш сын стал мешать, кто знает, — пожала плечами Ольга. — Зато наличие отца-мага объясняет, каким образом он смог вывезти ребёнка за рубеж.

Валентина предпочла согласиться, не собираясь обращать внимание на то, что при наличии больших денег вывезти ребёнка можно легко и не будучи волшебником, но это были просто ненужные никому размышления.

— Но тогда у нас появляется ещё один вопрос, — задумчиво произнесла ведьма. — В одиннадцать лет ваш сын сможет выбрать не только из тех русских школ, в которые его пригласят, исходя из результатов, показанных им в младшей школе, но и Хогвартс, так как англичане фиксируют всех маленьких волшебников, живущих на острове.

— Русские школы? — перебила Валентина, помнившая только о Колдовстворце и Дурмштранге, да и то, в последнем она не была уверена.

— Колдовстворец, Китеж, Белоозеро, Дурмштранг, Сухаревская Башня — это те школы, на обучение в которых ваш сын, думаю, сможет претендовать, — ответила куратор, не удивляясь любопытству Валентины. — Так вот, исходя из того, что ваш ребёнок наполовину англичанин, а значит, европейские традиции колдовства могут оказаться ему ближе, я бы посоветовала вам в следующем году обратить внимание на младшую «Сухаревку». Это учебное заведение, хоть и изучает привычное нам колдовство, всё же в большей степени ориентировано на запад. Школа, имеющая младшую и старшую ступень, основана в Москве Яковом Брюсом ещё при Петре Первом и дети, обучающиеся в младшей «Сухаревке», впоследствии не испытывают особых затруднений как при поступлении в русские школы, так и при поступлении в Дурмштранг, да и насколько мне известно, её выпускники отметились и в Бобатоне, и в Хогвартсе.

— Сколько будет стоить обучение в этой школе? — задала Валентина вопрос, уже решив, что постарается отправить Гарри в эту школу.

Не стоило сбрасывать со счетов то, что Гарри может в любой момент оказаться в своём мире, и хотя Валентина даже думать не желала о таком развитии событий, всё же она была намерена подготовить ребёнка к тем испытаниям, что будут ему там уготованы.

— Год обучения стоит примерно сорок пять златников, это сумма не включает в себя форму, учебники и школьные принадлежности.

— Златник? — поинтересовалась Валентина.

— Наши деньги отличаются от обычных рублей и копеек, — просветила Корчагину Ольга, — у магов в обращении ходят златники — золотые монеты, один златник равен тысяче обычных рублей, сребреник — это, соотвественно, серебрянная монета, равная ста рублям, и медянка — медная монета, равная червонцу.

— Я правильно поняла, магическая система тоже десятеричная, один златник равен десяти сребренникам и ста медянкам?

— Да, вы всё поняли правильно. Раньше система была не столь удобна, но потом мы взяли пример с обычных людей и перешли на такой счёт.

— Но, как я понимаю, стоимость обучения должна быть несколько выше…

— Остальную сумму вносит министерство, — обрадовала Ольга, — так что с вас только пять златников в месяц, форма уставного образца, учебники и письменные принадлежности.

— А если я, например, не могу позволить себе такую сумму?

— Если ваш ребёнок признан подходящим для этой школы, то существует Попечительский совет, который помогает в вопросе оплаты, если же нет, то есть школы и дешевле, и вообще бесплатные, которые находятся полностью на содержании министерства…

— А если родители не хотят отправлять юного волшебника в школу?

— Ну, некоторые могут позволить себе нанять домашних учителей, остальные должны, увы, подчиняться общим правилам. Магия, как вы понимаете, это не шутки и не фокусы.

— Я думаю, мы попытаемся поступить именно в эту школу, — утвердительно кивнула Валентина, хлопнув ладонями по столу.

— Хорошо, тогда я пришлю вам списки книг, которые желательно прочитать вашему сыну и буду заглядывать к вам примерно раз в месяц, если, конечно, не возникнет непредвиденная ситуация, — Ольга поднялась из-за стола, заканчивая разговор.

Время было уже позднее, за чашечкой чая оно пронеслось как-то уж очень незаметно.

— Было приятно познакомиться, — проговорила ведьма, в сопровождении Валентины направившись к двери.

— Подождите! — воскликнула Валя. — Вот же я клуша! А как же мы купим книги? Где найдём волшебные магазины?

Ольга тоже всплеснула руками и согласилась, что клуш здесь явно больше, чем одна.

— Давайте сделаем так — на днях я загляну к вам, занесу список и мы сходим на Кулички. Это волшебная площадь, где расположено больше всего магазинов, — пояснила она Валентине, увидев удивление на её лице.

— Хорошо, на Кулички, так на Кулички, — рассмеялась Валя. — До встречи!



— Она ушла? — как только за куратором закрылась дверь, в сени высунулась лохматая головёнка.

— Ты что не спишь? — удивилась Валя. — Или уснуть не можешь?

— Не могу, — согласился Гарри. — Ты мне сказку не рассказала. А мы вместе пойдём покупать волшебные книги? — тут же продолжил он без всякого перехода. — А что такое Кулички?

— Подслушивал, — констатировала Валентина, мягким шлепком отправляя сына в комнату и поплотнее закрывая дверь, чтобы не дуло.

Паршивец весело взвизгнул и, мелькая босыми пятками, заскочил на диван, мимоходом цапнув с тарелки последнюю печенюшку.

— Спать уже надо, но так и быть, расскажу, — согласилась Валя, не в силах злиться на сына. — Книги обязательно вместе пойдём покупать, вот Ольга Афанасьевна придёт и пойдём. А Кулички, если ты слышал — волшебная торговая площадь, думаю, что в Москве, там находятся колдовские магазины.

Валя не стала сейчас забираться в ономастические дебри, объясняя сыну, почему простые люди ходят на кулички к неизвестному чёрту, но постаралась объяснить, что обычные названия могут иметь волшебные синонимы и надо быть очень внимательным, чтобы не перепутать их значения. Ошибка может иметь неприятные последствия.

Гарри важно кивал, обещая думать и держать рот на замке, а Валя чувствовала нарастающее беспокойство. Как-то уж очень гладко прошло собеседование.

То, что была предложена всего одна школа, могло объясняться как предвзятостью куратора, так и теми данными, о которых упомянула ведьма, говоря об отчётах. Возможно, у Гарри действительно была предрасположенность.

И стоило вспомнить о том, что в той же Англии маглорождённым и их родителям тоже никто не давал возможности выбирать школу, хотя что выбирать — там она была одна.

Валентина была даже рада, что ей предложили не ломать голову — школа была в Москве, судя по всему, подходила Гарри и, что немаловажно, Валя могла её оплатить, не прибегая к помощи попечителей и спонсоров. Узнать же все плюсы и минусы в её положении не представлялось возможным, так что оставалось положиться на куратора.

Решив не спешить с выводами, Валентина наметила вопросы, которые следовало обсудить с Ольгой и темы, ответы на которые она хотела бы получить из книг.

— Мама Валя, ты обещала сказку, — подёргал её за рукав Гарри, убедившись, что та не реагирует на его расспросы.

— Пойдём-ка в кровать, — Валентина подхватила мальчишку на руки, отметив, что тот существенно прибавил в весе и скоро она уже не сможет поднять его. — Сегодня я расскажу тебе сказку про Серебряное Копытце…

***

Список книг Валентина обнаружила лежащим на обеденном столе через два дня после посещения надзирающей ведьмы. Удивившись данному факту, Корчагина некоторое время ломала голову, пытаясь представить, кто же у русских магов доставляет почту.

Навыдумывав уж совсем несуразных почтальонов, Валентина углубилась в изучение списка. Для подготовки к школе Гарри рекомендовалось прочитать следующие книги — «Введение в чары» для младшего школьного возраста, «Латынь и кириллица для малышей», «Мир вокруг нас» — это, как поняла Валентина, была книга по магической географии, а также «Историю магической России в картинках» и «Травы и зелья для любознательных».

Покачав головой и отдав список сыну, который принялся с энтузиазмом читать его вслух, Валя развернула ещё одно послание, адресованное уже теперь лично ей.

Ольга, отправившая это письмо, интересовалась у Валентины, будет ли той удобно подъехать послезавтра в Москву и встретиться с ней на Славянской площади в два часа дня.

Ольга извинялась, что не смогла, как обещала, прийти лично и объясняла, что ответ нужно написать на этом же письме. Валентина с замиранием сердца аккуратно написала «мы придём» и полюбовалась тем, как текст исчезает, просто впитываясь в листок.

Ассоциации с дневником Тома Риддла сразу же пришла на ум Валентине, хотя она понимала, что это, судя по всему, какие-то чары для общения.

«Я буду ждать, — появилось ответное послание. — Оставьте листок себе, он зачарован так, чтобы мы смогли общаться, но будьте внимательны — его могут видеть и другие люди, не забывайте об этом.»

Через несколько минут листок стал девственно чистым и Валентина поспешила спрятать его от греха подальше — разбрасываться такими артефактами она не собиралась.

***

Так как уже послезавтра им надо было быть в Москве, Корчагины на следующий день с утра пораньше отправились в путь. Ехать на своей машине Валя не рискнула, зная, что не является асом вождения. Летом ещё куда ни шло, но сейчас, в снег и гололёд, она не собиралась подвергать опасности сына. До города она, конечно же, добралась, а там, оставив машину на стоянке, Валя с Гарри сели в поезд, который уже к вечеру доставил их в столицу.

Поездка прошла под неумолкающие восторги ребёнка — сначала вокзал и поезда, с грохотом подкатывающие к платформе, а потом посадка в вагон…

Им досталась боковушка и мальчишка всю дорогу просидел, почти уткнувшись носом в окно, рассматривая пролетающие пейзажи и заснеженные станции и полустанки, время от времени приставая к Валентине с вопросами, которым Корчагина была только рада.

Московская сутолока, снова ставшая для неё действительностью, заставила Валю покрепче ухватить Гарри за руку, к тому же сын и сам жался к ней, опасаясь потеряться.

Мальчик, никогда не видевший столько людей, судорожно цеплялся за Валентину, пока они добирались до входа в здание вокзала, и она подумала, что зря решила ехать на поезде — испуг или усталость могли спровоцировать у мальчика стихийный выброс и волшебники их явно за это не похвалили бы.

Решив, что поездка в метро будет ещё более глупой затеей, Корчагина вызвала такси и через пятнадцать минут они ехали в Хамовники. Гарри уже явно устал крутить головой — впечатлений оказалось слишком много, и ребёнок выглядел уставшим.

Но любая дорога имеет свойство заканчиваться и вот уже Гарри задыхается в крепких бабушкиных объятьях, а Валентина облегчённо вздыхает, ощущая немного забытую ауру родного дома.

— Надеюсь, вы погостите у нас некоторое время? — спросила Надежда Сергеевна, сидя в кругу семьи за поздним ужином.

— Возможно, нам действительно придётся немного задержаться, — отозвалась Валя, задумчиво грея в ладонях бокал вина, налитого отцом «за встречу». — Обнаружились новые факты…

— Давай-ка уложим Гарри, он уже клюёт носом, а потом поговорим, — баба Надя обратила внимание на внука, который действительно уже засыпал, сидя над тарелкой с недоеденным пюре. — Отец всё уже знает, так что можешь говорить, не скрываясь.

Валентина посмотрела на отца, который с интересом смотрел на внука, и вынуждена была согласиться, что так даже лучше — втроём они явно сообразят быстрее.

Улыбнувшись двусмысленности формулировки, Валя отправилась укладывать сына.

***

— Плохо ты её расспросила, — попеняла ей мать, когда Валентина вернулась за стол и поведала историю о Гарри, проснувшейся магии, аврорах и кураторе. — Надо было всё выспросить о других школах, да и о рекомендованной узнать побольше.

— Мам, школа в Москве, чего определяться?! — воскликнула Валя, недовольно звякнув вилкой. — Ты хочешь, чтобы моего сына отправили куда-нибудь за Уральские горы или вон, под Мурманск? Читала я как-то версию, что именно там находится Дурмштранг, так неужели их младшая школа может оказаться где-то под Сочи?!

— Ты не горячись, — остудил дочкин пыл отец, — может, ты не ошибаешься, и эта Ольга предложила наилучший вариант, да только хочется узнать о школе побольше.

— Вот и расспрошу её при встрече, — отрезала Валентина, решив не спорить с родителями — следовало признать, что те в чём-то и правы. — К тому же меня интересует ещё немало вопросов и я надеюсь, что она может порекомендовать подходящую литературу.

— А интересно, как маги допустили выпуск книг о Гарри Поттере? — задумчиво проговорил отец.

— Меня этот вопрос волнует не меньше и, признаться, так и вертится на языке, но я боюсь выдать себя и сына, если начну усиленно расспрашивать именно об этом.

— Но разве это не естественно? Ведь ты узнала о магии, значит, тебя должен интересовать этот вопрос, — уверенно заявил отец.

— Так, дочка, — решительно произнесла Надежда Сергеевна, — завтра на встречу я иду с вами, и не спорь.

— Но мама!

— Вот скажет твоя ведьма, что я мешаю, тогда другое дело, а нет — тогда я с удовольствием прогуляюсь с вами, будем вместе разбираться, — подвела итог застолья мать. — Давай, Валюша, ложись и ты, завтра будет сложный день.

***

До места встречи добрались загодя, всё-таки воспользовавшись метро, в котором Гарри очень понравилось. Ему, несмотря на обилие людей вокруг, больше не было страшно, ведь он поверил, что мама Валя и баба Надя его ни за что не потеряют.

Валентина в очередной раз порадовалась, что всё же сменила место жительства — сейчас Москва с её шумом и гамом действовала ей на нервы.

Место встречи им было назначено возле входа в метро и Надежда Сергеевна тут же принялась рассказывать внуку, что по одной из версий, с церкви Всех Святых на Кулишках, возле которой они сейчас находятся, и пошло выражение «у чёрта на куличках».

Гарри улыбнулся и прошептал на ухо бабушке, что у волшебников тоже есть Кулички и поинтересовался, почему так названа церковь.

Баба Надя объяснила любознательному внуку, что «кулишки» происходят от названия «кулига», что обозначает влажное, болотистое место, луг на берегу реки или сенокосная равнина. Именно такая местность существовала здесь когда-то, а потом город разросся и здесь построили церковь.

При царе Алексее Михайловиче произошло событие, невиданное своей несуразностью — в богадельне возле церкви благодаря действиям какого-то чародея появился демон и стал пакостить живущим там старухам, не давая покоя ни днём, ни ночью.

Пробовали изгнать его священники, да ничего у них не выходило. Обратился тогда царь с просьбой к преподобному Илариону и тот ценой неимоверных усилий изгнал демона.

Со временем история забылась, да и само место, где изгоняли чёрта, уже вызывало сомнение, но все пропавшее, сгинувшее неведомо куда стали относить к проказам демона — ушло к черту на Кулишки.

— Уж не знаю, внучек, правда это или выдумка, а только так люди рассказывают, — закончила свой рассказ Надежда Сергеевна, хитро улыбаясь внуку.

— Ну, так оно примерно и было, — раздался за спинами у ожидающих голос. — Этот самый Иларион был отщепенцем сильного волшебного рода и хоть не имел магии, но поддерживал связь с роднёй, так что смог попросить помощь в изгнании пакостливого духа.

— Ольга, нельзя же так пугать! — воскликнула Валентина, хватаясь за сердце.

— Извините, просто момент был такой подходящий, я не смогла удержаться, — развеселилась ведьма, становясь похожа на шаловливую девчонку. — Извините меня, я не хотела пугать, — снова повторила она. — Ну что, пойдём? Я вижу, у Игорька очень мощная поддержка, — продолжила куратор, теперь улыбаясь ребёнку.

— Я бабушка Игоря — Надежда Сергеевна, — представилась мать Валентины, внимательно рассматривая ведьму и крепко держа внука за руку. — Вы не будете возражать, если я пойду с вами? Это не будет проблемой?

— Никаких проблем, — уверила её Ольга, — но давайте поспешим, у меня есть ещё дела после обеда.

***

Завернув в Солянский тупик, ведьма взяла обеих женщин за руки и что-то пробормотала — те сразу же увидели арку из бурого камня и кованые ворота в ней, потемневшие от времени.

— Это вход на торговую площадь. Когда-то здесь действительно были дальние покосы, на которых наши предки-маги устраивали сезонные торжища, подальше от людских глаз, потом торг стал постоянным и окончательно скрылся от простых людей, а потом, когда город дорос до этих пределов, москвичи построили тут церковь. Какая ирония, согласитесь? — Ольга улыбнулась и подвела подопечных поближе.

Гарри, любознательный как любой мальчишка, уже опередил их и стоял возле врат, пытаясь увидеть хоть что-нибудь за ними, но створки были подогнаны на совесть, не оставляя ни одного зазора, но даря простор для фантазии.

— Нужно дотронуться до дверного молотка и постучать два раза, — ведьма посмотрела на Гарри. — Давай, пробуй, ведь именно тебе предстоит открывать дверь, когда ты будешь приводить свою маму сюда за покупками. Один раз пройдя через неё, ты всегда будешь видеть переходы в магический мир, где бы ни находился. Вперёд, не бойся…

Гарри, сильно волнуясь, протянул руку и вцепился в дверной молоток в виде витого кольца в зубах у волка. Оглянувшись для поддержки на стоящих за его спиной женщин и получив от Валентины ободряющий взгляд, он задержал дыхание и стукнул два раза по ошейнику ощерившегося зверя, успев разглядеть на нём непонятную надпись.

Дверь заскрипела, открываясь, и мальчишка ловко юркнул в проём. Валентина охнула и дёрнулась следом, одним движением распахнув настежь недовольно скрипящую калитку и таща за собой крепко держащую её ведьму, в которую вцепилась Надежда. Почти тут же пришлось резко остановиться, чтобы не сбить с ног застывшего сына, который с восторгом разглядывал открывшуюся перед ними площадь.

Мощёная брусчаткой, с расположившимися по всему периметру лавками самых разнообразных видов и эпох, и улицами, расходящимися во все стороны — она напоминала обод колеса.

В центре площади притягивал взор фонтан, по зимнему времени скованный льдом и, несмотря на это, продолжавший выбрасывать струи воды, создавая волшебные ледяные фигуры, искрящиеся на ярком солнце.

Площадь разноголосо гудела, колдуны и ведьмы, одетые кто современно, кто по старинке, то гармонично, то смешно сочетающие одежду разных времён и народов, спешили по своим делам или, встретив знакомых, останавливались обменяться новостями.

В воздухе носились стаи стрижей, сорок, ворон и сов, давая представление о здешних почтальонах. Среди них мелькали совсем уж сказочные особи, похожие на миниатюрных змеев-горынычей, а под ногами прохожих, шустро лавируя между ними, тащили свёртки и корзинки маленькие человечки, как предположила Валентина — домовые, спешащие доставить домой покупки.

Явно стремясь не попадаться на глаза, мимо их группы прошмыгнул кто-то закутанный в плащ с капюшоном, натянутым до самого носа. Валентина прижала к себе сына, а Ольга, увидев, что её подопечные пришли в себя, произнесла тоном профессионального гида:

— Добро пожаловать на Кулички! — и задорно рассмеялась, снимая напряжение.



— Первым делом за книгами? — поинтересовалась ведьма, после того, как подопечные пришли в себя от её приветствия.

— Думаю, да, — согласилась Валентина. — Кстати, хотелось бы узнать, как вы колдуете? То есть — наши маги, русские, как колдуют? Палочками, как в Европе, или по-другому?

— О, все по разному, — ответила Ольга, заставив Корчагину удивиться ещё больше. — Некоторые используют палочки, кто-то посохи, другие предпочитают перстни, шаманы, как вы, думаю, догадываетесь — бубны, а есть и такие, кто обходится, так сказать, голыми руками, не желая зависеть от артефактов.

— Как вы? — поинтересовалась Валя.

— А, вы обратили внимание, — констатировала Воронцова, вспомнив, что продемонстрировала огонёк на ладони. — Да, мне с самого детства было удобнее колдовать так, и даже обучение в Сухаревке не смогло меня переубедить.

— Так вы учились там же, куда рекомендуете поступать моему сыну! — обрадовалась Валентина, подтвердив свою догадку о личной заинтересованности куратора.

— Не совсем, — покачала головой Ольга, ловко уворачиваясь от спешащего старичка в полосатом восточном ватном халате, который, не глядя по сторонам, уверенно пёр в ему одном известном направлении.

За ним, время от времени упираясь и натягивая повод, тащился четвероногий, в котором Валентина, первоначально принявшая его за ишака, с удивлением опознала сказочного конька-горбунка.

— Не совсем — это как? — уточнила Надежда Сергеевна, крепко держа за руку внука, вдруг осмелевшего и рвущегося явно куда глаза глядят.

— Их младшую школу я не посещала, училась в «Онежином скиту», а вот потом смогла поступить в старшую Сухаревку, но, хоть и научилась пользоваться палочкой и посохом, всё же предпочитала действовать так, как привыкла с детства. В конце концов, уже намного позже я полностью отказалась от дополнительных аксессуаров.

Ольга говорила об этом так запросто, что Валентина поверила, что маги, оказывается, могут и не зависеть от палочек, как это было описано у Роулинг. Действительно, дикая ситуация — иметь такие возможности и становиться беспомощным, оставшись без проводника.

Валя сравнила такого мага с человеком, у которого выбили пистолет, и пришла к закономерному выводу, что в этом случае больше шансов выиграть появляется у того, кто владеет рукопашным боем.

— Тогда почему вы не порекомендовали моему сыну эту школу? — подозрительно сощурив глаза, Корчагина попыталась понять, в чём подвох. — Ему, я думаю, тоже не помешает умение обходиться без палочки.

— Увы, этой школы больше нет. «Онежин скит» был уничтожен зимой сорок второго года вместе с его учениками и преподавателями, — вздохнула Ольга и в её глазах заблестели слёзы.

— Но вы?.. — ахнули женщины, с ужасом понимая, о каких событиях говорит ведьма.

— В то время я там уже не училась, — ответила Ольга, и Валентина подумала, что внешность ведьмы оказалась очень обманчива, ведь ей нельзя было дать больше сорока.

— Восстанавливать школу не стали, место там сделалось нехорошее, так что, увы, — развела руками Воронцова, совладав с эмоциями. — Но, уверяю вас, младшая Сухаревка ничуть не хуже, а беспалочковой магии ваш сын сможет научиться, если у него есть предрасположенность и упорство.

Гарри вертел головой, посматривая на трёх женщин, остановившихся посреди площади, и не понимал, как можно говорить о чём-то ещё, когда вокруг столько интересного.

— Мама Валя, пойдём за книгами, — нетерпеливо заговорил он, потянув женщину за рукав пуховика.

— Да, да, конечно, — согласилась Валентина, смахивая невольную слезу, — идём, милый.

— Так что изучают в школе, которую вы рекомендуете моему внуку? — спросила Надежда Сергеевна, когда они снова двинулись в направлении книжного магазина, вывеска которого уже привлекла их внимание.

— История, риторика, ознакомление с латынью и старославянским, русский, литература, математика, — начала перечислять ведьма, глядя на мальчика, у которого от её слов взгляд становился всё более испуганным. — А также география обычная и магическая, иностранный язык на выбор из трёх, основы зельеварения и травологии, ознакомительные уроки чар, фехтование, плавание и верховая езда.

У матери и бабушки её подопечного глаза сделались хоть и не испуганными, но удивлёнными, и она поспешила пояснить:

— Не всё сразу, конечно же. Предметы добавляются постепенно.

Успокоенные женщины кивнули, прикидывая, насколько серьёзной будет нагрузка, и пришли к выводу, что не всё так страшно и Гарри сможет это потянуть.

— А полёты? На мётлах там, или на ступах, уж не знаю… — поинтересовалась Валентина, вызвав оживлённый отклик у сына, которого тут же заинтересовал ответ на этот вопрос.

— Только в старшей школе, хотя никто не мешает родителям обучать детей самостоятельно или доверив инструктору, но это не относится к ступе — ребёнок с ней не справится. А вы, как я догадываюсь, получили сведения о полетах из Поттерианы? — Ольга улыбнулась.

— Да, мы с сыном, конечно же, смотрели фильмы и читали книги, — не стала отрицать Валентина, так как в этом утверждении не было ничего опасного для Гарри.

— Реальность сильно отличается от того, что вы успели оттуда почерпнуть. Думаю, мне надо ответить на ваши вопросы, которые, я уверена, возникли в тот момент, когда вы узнали, что ваш сын волшебник, — кивнула Ольга, признавая, что несколько затянула с этим вопросом. — Но это потом, а сейчас мы пришли, — констатировала очевидное ведьма, так как они давно уже стояли возле книжного. — Это «Лавка мудрости» — магазин, в котором можно найти почти любую книгу, которая интересует мага.

Проговорив это, она взялась за вычурную ручку и потянула на себя дверь, которая тут же бесшумно отворилась, и поторопила спутников, приглашающе помахав им рукой:

— Давай, Гарри, входи.

Мальчишку не пришлось уговаривать дважды. Он тут же поспешил вовнутрь, таща за собой бабушку. Следом прошла Валентина, предвкушая встречу с чудом, а замыкала их процессию Ольга, дверь за которой тут же закрылась, чтобы через пару секунд открыться снова — в магазин уже спешили следующие покупатели.

***

— Это невероятно! — Валентина с восхищением смотрела на огромное пространство магазина, в котором стеллажи с книгами тянулись далеко вперёд, а также вверх, а над головами посетителей на небольших коврах-самолётах стремительно передвигались продавцы, спеша как можно быстрее обслужить многочисленных покупателей.

Все маги, работающие в магазине, были одеты в одинаковые лазоревые рубахи и Валентина порадовалась, что не придётся гадать, к кому обратиться.

Почти возле входа была расположена касса, за которой сидела миловидная ведьма, с быстротой пулемёта отбивающая цену. Валя с удивлением опознала один из тех старых кассовых аппаратов, у которых надо было крутить ручку. Кассирша, улыбаясь и мелькая пальцами, обслуживала покупателей, не давая собраться очереди, при этом успевая переброситься с каждым шуточками или сплетнями.

Увидев новых клиентов, к женщинам тут же подлетел продавец.

— Добрый день, сударыни… и сударь, — разглядев Гарри за спинами дам, добавил он. — Мы рады приветствовать вас в «Лавке мудрости». Чем могу помочь?

— Нас интересуют вот эти книги, — Валентина, справившись с восторгом, протянула ему список, полученный от Ольги. — И ещё… Я бы хотела прочитать что-нибудь об истории магического мира. Больше всего меня интересует Россия и Англия, хотя и об остальном мире я бы не отказалась узнать.

— Сию секунду, — улыбнулся колдун и взмыл под потолок, отправившись за книгами.

Валя подумала, что сама бы с удовольствием побродила меж стеллажей и с ужасом поняла, что они забыли о главном — деньги в её кошельке лежали обычные…

— Ольга!.. — в смятении воскликнула она, заставив ведьму, отошедшую к ближайшей полке, резко повернуться, приготовившись к неприятностям.

Растерянное лицо Валентины говорило именно о них, и Ольга поспешила подойти.

— Что случилось?

— Деньги!.. Мы не поменяли деньги… Как же я буду расплачиваться?

У Гарри, тут же осознавшего, что книг ему не видать, как минимум, до завтра, глаза моментально наполнились слезами и он взглянул на ведьму так жалостливо, что напомнил кота из смешного мультфильма, который совсем недавно она смотрела вместе с внуком.

— Фух, ну вы меня и напугали, — облегчённо выдохнула она. — Здесь, если я не ошибаюсь, примут и обычные рубли, а потом сходим в банк. Как-то при мне тут расплачивались галлеонами, вот где была морока при пересчёте, так что с рублями, уверена, не возникнет никаких проблем. Но если что — я заплачу, потом отдадите.

— Галлеонами? — успокоенная Валентина тут же заинтересовалась новой информацией. — Магическими деньгами Англии?

— Не только, — ответила куратор, — они имеют хождение и в других англоязычных странах, а что до того, что ими расплатились здесь, то в этом нет ничего удивительного — как я говорила, «Лавка мудрости» очень большой и известный магазин, так что здесь бывают покупатели не только со всей России, но и из других стран.

— Нашли, сударь? — слушая Ольгу, Валентина повернулась к подлетевшему продавцу.

— Конечно, — ответил тот немного резко, видимо, обидевшись за почудившееся ему в вопросе сомнение. — Вот это книги для ребёнка, а это для вас.

Две стопки внушали надежду на разъяснение вопросов, интересующих Корчагину, и она поинтересовалась:

— Книги сможет прочитать не волшебник?

— Только те, что вы просили для себя, сударыня, — ответил колдун, видимо, безошибочно определив, что она не ведьма. — Они специально рассчитаны на обычных родителей, имеющих детей-магов, так что вам надо следить за тем, чтобы их не увидели посторонние. А вот книги для молодого человека сможет прочитать только он, — продавец улыбнулся Гарри, который с восторгом посматривал то на стопку предназначенных лично ему книг, то на мага, непринуждённо парящего невысоко от пола.

— Вас интересуют ещё какие-нибудь книги? — спросила Ольга. — Нам нужно успеть в банк.

— Мы сможем прийти сюда сами? — уточнила Надежда Сергеевна.

— Конечно, — кивнула ведьма. — Естественно, только с Игорем, без него вы не сможете попасть на площадь.

— Тогда давайте расплатимся и вы покажете, где находится банк.

***

Ольга была права, и Валентина действительно смогла расплатиться обычными деньгами, быстро пересчитанными кассиршей по курсу. Получив сдачу волшебными монетками, Корчагина с интересом принялась за их изучение, доверив матери и сыну важную миссию по запихиванию книг в пакеты.

Денежки, оказавшиеся у неё в руках, блестели так, будто только что прибыли с монетного двора. Догадавшись, что это магия не даёт серебру чернеть, а меди окисляться, Валентина внимательно к ним присмотрелась, с удивлением заметив, что своим видом волшебные деньги напоминают обычные, во всяком случае, гербовый орёл на аверсе присутствовал и на серебре, и на меди.

На другой стороне серебряной монеты, немного превосходящей по размеру свою медную товарку, имелось стилизованное изображение башни и цифры один, а по ребру была выбита надпись «сребреник». На реверсах медянок, диаметром напоминавших Вале старые одно-, трёх- и пяти- копеечные монеты, явно обыгрывая название, свернулась змея-уроборос, заключив номинал монеты в свой круг.

Валентине достались две серебряные монетки и несколько медных с номиналом в одну, три и пять медянок. Женщина сунула их в карман, не рискуя положить в кошелёк — она боялась нечаянно перепутать и расплатиться ими в обычном магазине.

***

Выйдя из лавки, куратор повела Корчагиных в банк, свернув на одну из улиц, отходящих от площади. Валентина, идущая вместе с Гарри и матерью немного поодаль, с интересом рассматривала вывески, которые давали некоторое представление о том, чем торговали здешние маги.

Одна из вывесок привлекла внимание женщины до такой степени, что она резко остановилась и перечитала её снова, после чего несколько неуверенно хмыкнув, расхохоталась. Надежда Сергеевна, проследив за взглядом дочери, тут же присоединилась к веселью, привлекая внимание прохожих.

— «У чёрта на Куличках»?! — удивлённо воскликнула Валя, глядя на Ольгу. — Вот прямо так?! И чем торгуют в лавке с таким названием?

— А это местная достопримечательность, — с удовольствием отозвалась ведьма, ничуть не удивлённая такой реакцией, так как сталкивалась с ней не впервые. — Помните, я говорила, что Илариону помогли укротить дьявола, пробравшегося в богадельню?

Три пары горящих любопытством глаз уставились на неё, и она, удовлетворённая их интересом, продолжила:

— Предок нынешнего владельца этого магазина — Гремислав Пафнутьев, был как раз тем колдуном, от которого удрал домовой, сошедший с ума и ставший глумливым духом, как говорят сейчас — полтергейстом. Почему он перестал подчиняться Гремиславу, нам не важно, главное то, что дух поселился в богадельне и принялся пугать старух-приживалок.

Пока об этом узнали, не без помощи Илариона, пока выловили — времени прошло немало, слухи уже разошлись не только по Москве. Кто шутил на эту тему, кто злословил и злорадствовал — владелец набедокурившего домового терпел, но когда и простых людей стали посылать «на кулички», взял и переименовал свою лавку, рассчитывая воспользоваться популярностью. И знаете что… — закончила Ольга свой рассказ, — с тех пор в лавку время от времени забредают обычные люди, прибавляя работы мастерам забвения. Уж просили и Гремислава, и его потомков вернуть лавке прежнее название, но Пафнутьевы упёрлись и с удовольствием встречают каждого такого «везунчика», пришедшего к «чёрту на кулички»…

***

Подивившись на магазинчик, но решив посетить его в другой раз, женщины всё же добрались до банка, который оказался обычным зданием серого камня, не шедшим ни в какое сравнение в Гринготтсом, показанном в фильме. Обычная вывеска на фасаде — «Первый Магический Банк» и несколько необычный швейцар на входе — крупный мужик с пегой густой шевелюрой и цепким взглядом…

— Оборотень, — просветила Ольга, когда они оказались внутри. — Их часто нанимают охранниками. Сильные, живучие — то, что надо для такой работы.

Валентина подумала, что Ольга, наверное, права и принялась рассматривать внутреннее убранство банка и его работников. Помещение выглядело привычно, хоть и не современно. Высокие потолки, лепнина, кожаные диваны для ожидающих посетителей, окошечки касс с сидящими за ними колдунами и ведьмами.

— Судя по всему, вы ожидали гоблинов, — ухмыльнулась Ольга, с удовольствием полюбовавшись на скисшего Гарри и Валентину. — Придётся вас разочаровать — у нас в банках работают обычные маги, хотя кое-где встречаются и гоблины, которые у нас не являются местными жителями и, конечно же, не владеют банковской монополией.

— Но всё же они есть…

— Конечно, так же, как и множество других магических рас, — подтвердила Ольга.

Уже устав удивляться, Валентина решила, что обязательно узнает как можно больше о волшебном мире, тем более ей не чинилось никаких препятствий. Во всяком случае, хотелось в это верить…

Отстояв небольшую очередь и поменяв, из чисто спортивного интереса, тысячу рублей на златник, Валентина, опять-таки, внимательно изучила самую дорогую волшебную монету, прежде чем сунуть её в карман. Увесистый кругляшок явно намекал на реальное наличие в нём золота.

Ребро с надписью «златник», привычный герб и вставший на дыбы медведь, опирающийся лапой на единицу — теперь у неё было полное представление о деньгах Магической России.

— Ну всё, можем идти, — вздохнула Валентина, понимая, что на сегодня знакомство с новым для неё миром заканчивается, и тут же обнаружила отсутствие возле себя сына, убедившись в правильности поговорки о няньках и травмированном дитятке. — Где Гарри?

Надежда Сергеевна, тоже отвлёкшаяся на разглядывание окружающих её колдунов, всплеснула руками, а Ольга обратила внимание ещё на одну ведьму, так же нервно, как и они, крутящую головой.

***

Поттер предпочёл бы получить свободу действий ещё в «Лавке мудрости», чтобы изучить книги хотя бы на ближайших полках. Правда, там не было таких красочных обложек, как у купленных специально для него мамой Валей сказок и учебников, но всё равно ему было интересно.

Но в магазине его держали цепко, боясь отпустить от себя и на шаг. Чего боялась мама Валя и бабушка, Поттер не понимал. Мир вокруг был интересен и доброжелателен.

Гарри, которому очень надоело, что его таскают за руку как маленького, наконец-то удалось обрести относительную свободу в тот момент, когда женщины отвлеклись на кассира. Так что, воспользовавшись появившейся возможностью, Гарри, независимо засунув руки в карманы курточки, посмотрел по сторонам и неспешно двинулся к выходу — его очень заинтересовал мужчина, охранявший вход.

Ольга Афанасьевна сказала, что это оборотень, но тот был совсем не похож на Люпина, которого Гарри запомнил по фильму и который, как говорила мама Валя, не любил своего внутреннего зверя, что бы это ни значило.

Этот выглядел мужественно и Поттеру захотелось спросить у него, каково это — быть и зверем, и человеком одновременно? И как он выглядит, когда бывает волком?

Выбравшись за дверь банка, мальчик тут же растерял всю уверенность. Начать расспрашивать о жизни незнакомого взрослого человека… Он сомневался, что сможет.

Оборотень, будто догадываясь, о чём думает мальчик, хмуро оглядел его с ног до головы и шумно втянул носом холодный воздух, явно запоминая наглеца, посмевшего подойти к нему. Во всяком случае именно так подумал Гарри, медленно пятясь к дверям, и подскочил от страха, когда кто-то хлопнул его по плечу.

— Испугался?!

Резко обернувшись, Поттер увидел смеющегося мальчишку, светло-русые волосы которого, выбившись из-под сдвинутой набекрень шапки, прикрыли один глаз, другой же, ярко-голубой и весёлый, внимательно следил за Гарри, явно ожидая реакции.

— Вот ещё! Просто не ожидал, — буркнул Мальчик-Который-Выжил. — А ты чего меня хватаешь?

— Ну извини, — улыбнулся белобрысый, но было видно, что он совсем не раскаивается в своём поступке. — Меня Всеславом зовут, можно просто Славка.

— Гарри, — представился Поттер и тут же поправился, — Игорь я.

— Понятно, — кивнул собеседник. — А чего от клуш своих сбежал?

— Я не сбежал, я просто… — что просто, Поттер выдумать не смог, но Славке явно было всё равно.

Весёлый Всеслав понравился Гарри. Хотя тот и был выше на целую голову щуплого Поттера, но совсем не вызывал желания сбежать от него, как от кузена Дадли, и Гарри даже подумал, что хотел бы иметь такого друга.

— Слышь, Гарри, а хочешь, я тебе диковину покажу, ты же явно на Куличках впервой.

Поттер с сомнением покосился на двери банка — мама Валя, возможно, уже хватилась его, а новый знакомый не отставал:

— Да тут рядом совсем, — сообщил он, махнув куда-то в сторону, — мы быстро.

— Ну ладно, — решился Гарри, который понимал, что когда мама Валя его обнаружит, они отправятся домой, где ему явно попадёт за непослушание. — Всё равно накажут… показывай свою диковину.

Всеслав одобрительно хлопнул Гарри по плечу, схватил его за руку и потащил прочь от банка, под внимательным взглядом оборотня.

@темы: фанфики