Аспер_


В семействе Снейпов установилось некое перемирие. Тобиас больше не упоминал Абигайль, хотя иногда возвращался домой намного позже обычного, а младшее поколение делало вид, что ничего не происходит.

Рина взяла заботу о доме на себя, Тобиас работал, не покладая рук, а Северус, как и предполагала Рина, с головой погрузился в изучение подсунутой ему сестрой книги.

Иногда вечерами он исчезал из дома и Северина догадывалась, куда он бегает. Дом Эвансов находился совсем недалеко, к тому же, взрослому волшебнику было плевать на расстояния.

Рина, тоже однажды отправившись туда вечерком, подтвердила свои догадки, увидев брата, издалека наблюдавшего за окнами второго этажа небольшого дома, принадлежавшего родителям его бывшей подружки.

Так что она даже обрадовалась, что так называемый отдых продлился недолго. Уже через пару недель к Рине прилетела сова от Фионы. Подруга сообщала, что у неё есть несколько заказов, а вот лаборатории нет.

Северина, которая тоже уже успела сварить пару косметических зелий, написала подруге, приглашая к себе. Их лаборатория в подвале была вполне прилично оборудована.

Мисс Лайош, получив координаты для аппарации, на следующий же день явилась с самого утра, а Северина заработала недовольный взгляд брата, который не желал, чтобы кто-то узнал, как и где он живёт.

Девушки поспешили скрыться за крепкой дверью, ведущей в подвал, а через пару часов, выбравшись из зельеварни, обнаружили пустой дом и записку:

«Ушёл к Белби.»

Рина, порадовавшись, что брат хоть как-то предупредил о своём уходе, объяснила Фионе, что Северуса, кажется, пригласили-таки поработать летом у известного зельевара.

Тот очень заинтересовался перспективным молодым магом и намекал, что после школы предложит Снейпу работать у него. Рина поумерила восторги брата, напомнив, что все его изобретения в этом случае будут считаться собственностью мистера Белби, так что поработать летом — это неплохо, а вот работать у него же после школы не стоит.

А рекомендацию в Гильдию Зельеваров уже пообещал декан, который всё же смог оценить своего ученика, и на эту оценку почти не повлияли ни кондитерские изыски к чаю, презентуемые ему Риной, ни бесконечно расточаемая ей же похвала учителю, чья огранка талантов приносит известность его ученикам.

Похихикав вместе с Фионой над Слагхорном, Рина предложила подруге выпить чаю и посмотреть журналы, обсуждая модные в этом сезоне новинки.

Вернувшийся Снейп обнаружил в гостиной мисс Лайош, которая вместе с его сестрой вытворяли что-то с одной из его школьных мантий.

— Что вы делаете? — поинтересовался Сев, когда на него наконец-то соизволили обратить внимание.

— Мы пытаемся решить, пойдёт ли нам рекомендуемый силуэт, — откликнулась сестра, — к тому же эта мантия тебе уже всё равно короткая.

— А над собственной мантией чего не экспериментируешь? Я своей вполне доволен.

— Мои мне ещё как раз, и не в дырах от непонятных зелий, — съязвила Рина и вздохнула: — Вот бы прикупить тебе специальную зельеварческую мантию, но она уж очень дорого стоит.

— Тем более она совсем не нужна в школе, там сойдёт и обычная, — не дал помечтать Северус.

— Вот и гляди, что стало с обычной, — улыбнулась Рина, показывая брату прорехи.

— Ничего не знаю, это вы испортили, — тоже улыбнулся Северус в ответ, и продолжил: — Я с завтрашнего утра работаю у Белби. Он всё же взял меня на лето, хоть я и не согласился идти к нему в ученики, но обещал подумать. Так что если вам закажут что-то сложное, варить придётся ночами.

— Мы постараемся справиться без тебя, о великий зельевар, — улыбнулась Фиона. — Или ты не веришь в нашу способность самостоятельно сварить мыло или сотворить пену для ванны?

— Если вы будете издеваться над ингредиентами так же, как и над моей мантией, то я боюсь, что не найду на месте дома, вернувшись с работы вечером.

Оскорблённая Рина запустила в брата диванной подушкой, сшитой ею же прошлым летом. Недовольный вопль Северуса и смех Фионы послужили сигналом к битве, и через минуту в гостиной развернулось эпическое сражение двое против одного.

Трое совершеннолетних магов вели себя как дети, расслабившись и просто радуясь приятной компании.

***

Количество заказов постепенно увеличивалось, что говорило о том, что о них узнали уже и вне школы. Видимо, родители учеников тоже смогли оценить способности юных зельеваров.

Деньги за сваренные ими зелья и косметические средства хоть и тонкой струйкой, но потекли в Гринготтс. Северус настоял на том, чтобы обзавестись одним на двоих сейфом, заверив Рину, что доверяет ей в денежных вопросах как самому себе. А она не собиралась подводить его, транжиря деньги.

Кроме собственных сейфов, трое компаньонов обзавелись ещё одним — общим, куда откладывались деньги на обустройство салона. Кучка галеонов потихоньку росла весь этот год, радуя глаз и давая надежду на осуществление планов.

В середине лета неожиданно слегла бабушка Фионы и подруга больше не могла выбираться в Коукворт.

Все заказы взяла на себя Северина, благо их поток немного иссяк, поэтому девушка могла себе позволить не прирасти к котлам, позволяя себе ежедневные прогулки на свежем воздухе, иногда выбираясь в центр, просто чтобы пройтись по магазинам.

В одну из таких вылазок, выходя из маленького магазинчика, где прошлым летом подрабатывал Северус, а она заглянула, чтобы купить хлеб, Северина встретила Лили Эванс.

Давая понять, что заметила её, Рина кивнула гриффиндорке и собиралась уйти, но остановилась, услышав:

— Привет, как дела?

Удивившись тому, что Эванс её окликнула, она, как ни в чём ни бывало, ответила:

— Привет, всё хорошо.

— Я слышала от подруг, что вы занялись косметикой?

— А ты хочешь сделать заказ? Не боишься, что злобные слизеринцы нашлют на твой шампунь тёмное заклятие?

Мисс Эванс скривила личико, давая понять, что оценила шутку.

— Ну вы же не захотите портить репутацию…

— Что я слышу?! Гриффиндорка и здравый смысл!.. И как ты с ним уживаешься?

— Так что, вы примете заказ у меня? — не стала продолжать тему Эванс и Рина очень удивилась этому факту.

Возможно, мисс Эванс повзрослела, а может, поняла, что Северус неплохой вариант для маглорождённой ведьмы и решила возобновить дружбу? Но Рина не собиралась отдавать брата в её цепкие ручки. Пусть крутит роман с Поттером, а Сева оставит Фионе!

— Ты клиентка, а они не бывают плохими, — спокойно ответила Рина. — Ты знакома с нашей продукцией? Если нет, то я вечером пришлю тебе сову с перечнем того, что мы можем сварить. У нас уже большой ассортимент — мыло, шампуни, пена для ванн, ароматические масла и масляные духи, а также помада, тушь и пудра. Всё отличается авторской переработкой стандартных рецептов, а кроме того, намного качественнее магловских образцов. Также, если нужно, мы можем сварить зелья — от прыщей, бородавок, для отбеливания зубов…

— С зельями я справлюсь сама, — остановила Лили рекламную речь Рины, — я бы с удовольствием посмотрела каталог.

— Отлично, значит, вечером жди мою сову, — кивнула мисс Снейп, — надеюсь, наша продукция тебе понравится.

Произнеся это, Рина резко развернулась на каблуках и отправилась домой. Её ждала лаборатория.



За несколько дней до отъезда в Хогвартс, когда вещи и учебники уже куплены и остаётся только ждать, в Тупик Прядильщиков прилетела сова от Фионы. В письме подруга просила Снейпов навестить её как можно скорее. Предположив, что случилась беда, брат с сестрой поспешили на Диагон-аллею.

Рина подозревала, что вызов был связан со старушкой. Несмотря на то, что Сев всё время её болезни варил зелья, рекомендованные той в Мунго, мисс Снейп опасалась, что подруга сообщит, что осталась одна, но миссис Лайош порадовала, оказавшись живой, хотя и прикованной к постели.

***

— Хорошо, что вы пришли, — обрадовалась миссис Лайош, когда Фиона привела своих друзей в её спальню. — Я хотела бы поговорить с вами, молодой человек.

Северус, признаться, удивился, ведь это Северина была подругой Фионы, а он так — просто компаньон…

— Меня скоро не станет, — произнесла старушка. — Я задержалась на этом свете так надолго только потому, что мне некому было доверить правнучку. Теперь она выросла, но я всё равно беспокоилась за её судьбу… Пока не появились вы, Северус.

Снейпу даже не пришлось изображать удивление, он действительно всё ещё не понимал, куда клонит старая ведьма.

— Я, мэм?..

— Да, дорогой, вы. Я подумала, что именно вы тот человек, которому я смогу доверить свою девочку. Надеюсь, вы ни с кем не помолвлены?

Тут уже и Рина от удивления открыла рот. «Зачем же мадам Лайош спрашивает прямо так, не завуалированно?! Это ошибка!»

Уж она-то успела изучить своего братика, тот всё ещё был увлечён той рыжей вертихвосткой и даже не рассматривал Фиону в качестве невесты, а Северина пока не успела исподволь внушить ему эту мысль.

— Мистер Снейп, вы долго будете молчать? — прошептала старушка, но её слова прекрасно услышали все присутствующие.

Фиона покраснела и опустила глаза, боясь даже взглянуть на Северуса. Она опасалась, что он вспылит, посчитав её инициатором этого допроса, что было не совсем верно. Конечно, Фиона не отказалась бы от такого жениха, но не собиралась на него давить. А бабушка уж невесть что надумала после ответа внучки на вопрос, нравится ли ей мистер Снейп.

— Я не помолвлен, но моё сердце не свободно, — резко ответил Северус, умудрившись почти не покраснеть.

— А предмет вашей страсти отвечает вам взаимностью? — как ни в чём ни бывало продолжила расспросы бабка. — Как я понимаю, речь идёт не о моей правнучке?

— Фиона прекрасная девушка и лучшая подруга моей сестры, но вы правы, это не она, — ответил Северус, угрюмо взглянув на старушку, жалея о том, что нельзя нахамить и уйти из этого дома.

Сделав это, он подведёт сестру, которая очень рассчитывает на расположение бабки Фионы. Северус ощущал себя загнанным в клетку зверем, прекрасно понимая, чем закончится эта беседа, и пытаясь смириться с тем, что его вот-вот загонят в угол.

— Думаю, не ошибусь, если скажу, что ваша любовь не взаимна, — голос старушки окреп, и она уже не казалась умирающим лебедем, — а значит, вы свободны.

— Бабушка! — попыталась вмешаться Фиона.

— Цыц! О тебе забочусь! — попытка мисс Лайош не увенчалась успехом, остановленная грозным окриком родственницы. — Так вот, как я уже сказала, я беспокоюсь о будущем своей правнучки, и поэтому предлагаю вам, молодой человек, её руку, сердце и магазин в придачу. Думаю, он будет неплохим приданым.

Вздохнув будто через силу, старушка продолжила:

— Догадываюсь, что вы нравитесь моей девочке, и не ошибусь, если скажу, что из вас получится отличный муж, а магазин послужит некоторой компенсацией. Соглашайтесь, никто не предложит вам, полукровке, варианта лучше…

— Я не продаюсь! — вспыхнул Северус, и Рина схватила его за рукав, опасаясь взрыва эмоций.

Её братик в гневе несдержан в словах, но она знала, что потом он будет корить себя за это, так что её задача — не дать ему их произнести.

Миссис Лайош внимательно посмотрела на потенциального зятя чистым взглядом своих голубых глаз, и будто прочтя в нём что-то, произнесла:

— А если я стану умолять вас, Северус, заключить помолвку, чтобы душа могла быть спокойна, зная, что моей девочке не грозит остаться один на один с этим жестоким миром? Мистер Снейп, пожалуйста…

— Мы не оставим Фиону одну, — произнесла Северина, чувствуя, что ведьма владеет даром убеждения и волнуясь за брата.

Будет очень плохо, если он сейчас согласится, поддавшись эмоциям и ещё не умея как следует закрывать свой разум, а потом будет жалеть.

— Я верю, но мне было бы спокойнее, если бы я знала, что Фиона помолвлена, — доверчиво глядя в глаза парню, ответила миссис Лайош. — Пожалуйста…

— Хорошо, я согласен на помолвку, — решившись, заговорил Северус, ощущая себя пловцом, которого затягивает в омут, и следующая фраза просто была попыткой выбраться: — Но если Фиона полюбит другого или мне ответят взаимностью, то у нас должно быть право разорвать помолвку.

— Вполне разумное требование, — согласилась старушка, падая на подушки, с которых она приподнялась, азартно пытаясь захомутать мужа для внучки.

— И я хочу услышать от Фионы, согласна ли она на помолвку, зная, что я не испытываю к ней тех чувств, которые испытывает ко мне она? — продолжил Северус.

У смотревшей на него девушки пылали щёки, но во взгляде читалась такая решимость, что Рина поняла — подруга воспользуется предоставленным ей шансом.

Она, в принципе, её понимала и готова была поддержать, а с братиком нужно будет провести беседу. Слизеринцы они или нет?! Он должен видеть плюсы возможного брака, а уж она давно просчитала все выгоды, так что братик может не надеяться отвертеться от помолвки, даже если Фиона согласится его отпустить!

Любовь?.. Рина была в том возрасте, когда юноши и девушки грезят о любви, но видимо, что-то с ней было не так — она предпочитала трезвый расчёт, и любовные романы, которыми зачитывались соседки по спальне, вызывали у неё только тошноту от слащавых героев.

Но в то же время она понимала, что увлечение брата гриффиндоркой не пройдёт просто так, со временем, и давно уже объяснила подруге, что на любовь Северуса та рассчитывать не сможет, а вот заботу, уважение и защиту она могла ей гарантировать. Северина узнала своего брата достаточно, чтобы это понять.

— Я, Фиона Анабель Лайош, понимаю желание моей бабушки позаботиться о моей защите и даю Северусу Тобиасу Снейпу своё согласие на помолвку, заключённую на оговоренных им условиях, — твёрдо произнесла девушка и, встретившись взглядом с женихом, стала из пунцовой белой как мел.

В глазах парня она увидела только боль и холод, который заморозил её сердце.

— Я, Северус Тобиас Снейп, согласен заключить помолвку с Фионой Анабель Лайош, с возможным её расторжением по желанию одной из сторон, — произнёс он, и миссис Лайош поспешила заверить их слова, не став придираться к формулировке, опасаясь, что юноша взбрыкнёт, и надеясь на его порядочность.

— Свидетельствую! — сказала она и посмотрела на Рину.

— Свидетельствую, — подтвердила Рина и после того, как магия приняла клятвы, продолжила: — Миссис Лайош, можете не волноваться, даже если помолвка будет расторгнута, мы с братом позаботимся о Фионе в меру своих сил и возможностей.

— Я верю вам, мисс, — произнесла старушка и закрыла глаза, больше не беспокоясь о судьбе своей правнучки.

— Бабушка устала и уснула, пойдёмте из комнаты, — прошептала Фиона и её слова подтвердило тихое дыхание миссис Лайош. — Нам надо поговорить.



— Северус, извини! Я не могу огорчать бабушку, я чувствую, что ей недолго осталось. Мы расторгнем помолвку сразу же, как это станет возможно. Я не хочу, чтобы ты женился на мне против своей воли! — мисс Лайош глазами, полными непролитых слёз, смотрела на Северуса, являя собой квинтэссенцию барышень, требующих защиты и участия.

Большинство женских особей с младенчества знают, как вертеть мужчинами, и применяют свои знания кто сознательно, а кто совсем не осознавая своих женских уловок, тем более незнание никак не влияет на их действенность.

Фиона была из тех, кто не осознавал, что горестно заломленные руки, озёра слёз в глазах и взгляд, одновременно испуганный, обиженный и умоляющий о прощении, может действовать на неискушённого юношу как сильнейшие чары.

Северус, на которого никто никогда не смотрел так нежно, одновременно и отпуская из оков, и всем своим видом умоляя о защите, не мог не поддаться.

— Фиона, не говори глупостей, — буркнул он, вытаскивая белоснежный платок, который его сестра ежеутренне вкладывала ему в карман, заботясь о том, чтобы брат выглядел как юный джентльмен, а не обычный мальчишка из рабочего городка, коим он и являлся. — Мы не будем разрывать помолвку. Твоя бабушка права, так нам будет проще держаться вместе, если ты, естественно, не думаешь, что я согласился только потому, что хочу заполучить твоё приданое. И, конечно же, если ты вдруг действительно полюбишь кого-то, то я сразу же отпущу тебя…

— Ну, вот и молодцы, вот и разобрались, — улыбнулась Рина, поспешив прервать разговор, опасаясь, что дальнейшие расшаркивания друг перед другом доведут её подругу и брата до неприятностей, если они не смогут вовремя остановиться в своём взаимном самопожертвовании. — Скажи мне, Фиона, тебе помощь нужна?

— Нет, нет, всё хорошо, я справляюсь, мне помогает мадам Люсинда, она владеет магазинчиком напротив и заглядывает ко мне помочь с бабушкой.

— Значит, увидимся в Хогвартс-экспрессе, — подвела итог Северина.

Расцеловавшись с подругой и подхватив под руку брата, Рина выбралась на Диагон-аллею, решив поесть мороженого у Фортескью.

Встретив нескольких знакомых, которые в последний момент докупали необходимое для школы, и поохав над тем, кто, где и как отдыхал на каникулах, Рина дотащила задумчивого брата до кафе.

Пилюлю следовало подсластить, и шоколадная крошка на миндальном мороженом была как раз тем ингредиентом, что мог поднять настроение. Ну, хоть немного…

***

В Хогвартс-экспрессе увидеться с подругой не удалось, за праздничным столом её тоже не оказалось, хотя Рина старательно пыталась высмотреть её среди рэйвенкловцев.

После ужина она смогла перехватить профессора Флитвика, прежде чем он исчез из Большого зала, и узнала, что её подруга появится в школе через неделю.

Миссис Лаура Лайош, прабабушка Фионы, умерла вечером тридцать первого августа и подруга была занята похоронами.

Сев и Рина, спустившись в подземелья и поприсутствовав на ежегодной попойке, устраиваемой на факультете, постарались незаметно выскользнуть из гостиной, чтобы навестить совятню. Их пернатый почтальон, сова по имени Шельма, уже должна была быть там, отправившись ещё утром своим ходом из дома.

Надо было послать соболезнования и подбодрить подругу, напомнив ей, что друзья ждут её.

Выбравшись, как им казалось, незаметно, они обнаружили, что за ними увязался Мальсибер, оставив Эйвери и Розье развлекать девушек.

— Куда собрались? — поинтересовался он.

— Тебе что за дело? — подняв бровь, изобразил удивление Северус.

— С вами пойду. За лето, знаешь ли, соскучился, — ответил ему Рейнард, глядя при этом на Северину. — Так куда?

— В совятню, — ответила Рина, решив не обращать внимания на явный подтекст. — У Фионы бабушка умерла…

До совятни добрались быстро. Хогвартские коридоры были пусты, никто не стремился в первую же ночь бродить здесь, хотя ожидать наказания за это не приходилось — никто из профессоров не спешил сегодня патрулировать замок.

Добавив в своё письмо слова сочувствия от Мальсибера, Рина привязала свиток к ноге совы, которая не очень-то обрадовалась тому, что снова придётся лететь. Задобрив её кусочком бекона, мисс Снейп выпихнула её в ночь.

На обратном пути они столкнулись с теми, кого совсем не ожидали увидеть — Мародёры в полном составе тоже решили навестить совятню.

— Ремус, не кажется ли тебе, что Слизерину стоит потерять баллы? — проговорил очкарик Поттер, нагло ухмыляясь и глядя на Рину.

— Тогда ему следует снять баллы и с Гриффиндора тоже, — парировала мисс Снейп. — Не лучше ли тихо разойтись?

Желание Рины не устраивать драку, впрочем, было неосуществимо, что стало понятно сразу же после того, как Рейнард произнёс:

— Что, сосунки, решили отправить записки мамочкам? Маменькины сыночки успели соскучиться по подгузникам?

Сириус, не желающий вообще ничего слышать о собственной матери, тем более с таким подтекстом и, как и все Блэки, обладающий взрывным темпераментом, выхватил палочку и зарычав, послал в Мальсибера Секо, не размениваясь на менее травмоопасные чары.

Следующие пять минут и гриффиндорцы, и слизеринцы с удовольствием и пьяным азартом пытались если и не убить, то хотя бы покалечить друг друга, и только услышав голоса спешащих в совятню профессоров, поспешили её покинуть, удивляясь тому, что остались живы и относительно целы.

Мальсибер зажимал рану на щеке, стараясь не замечать боль в ноге, мешающую ему двигаться быстрее, а лицо Северуса распухло и Рина, которая, благодаря тому, что все время оказывалась за спинами прикрывающих её парней, поэтому отделавшаяся только испорченной мантией, тащила брата по коридорам за руку, так как тот мало что видел.

Скрывшись с арены боевых действий, слизеринцы быстро привели себя в порядок и, надеясь, что всё же неплохо потрепали противника, отправились в подземелья. Насколько они знали, пирушка была ещё в самом разгаре.

***

Как они смогли убедиться на следующий день, баллов с них никто не снял, а сидящие за гриффиндорским столом Мародёры изображали пантомиму, намекая на особо жестокую месть.

Глядя на их ужимки, Рейнард с Северусом только морщились — Северина отобрала у брата флакончики с антипохмельным и у парней раскалывались головы, поэтому единственное, о чём они мечтали в данный момент — сдохнуть, и обещания Мародёров как никогда соответствовали их желаниям.

— Всё, я больше так не пью, — заявил Северус, с отвращением посмотрев на истекающую жиром сосиску, подсунутую ему сестрой и вызывающую только рвотный позыв. — Мне совсем не улыбается стать похожим на отца.

— Первая здравая мысль, — улыбнулась Рина, накладывая на свою тарелку картофельное пюре.

Мальсибер решил не комментировать заявление друга, прекрасно понимая, что тот имел в виду. Его отец тоже иногда злоупотреблял выпивкой.



Седьмой год обучения требовал большей концентрации, и некоторые будущие выпускники прекрасно понимали, что проще начинать подготовку к ЖАБА с первых дней в школе, не откладывая на последние месяцы.

И Рина, и Сев были среди тех благоразумных, что почти сразу засели в библиотеке, хотя у Рины появился ещё один интерес — она пыталась отыскать родственников.

Неужели Северус сказал правду и у здешней Эйлин не было родни? Альбомы с фотографиями выпускников в конце концов частично дали ответ на этот вопрос — на выпускном фото пятьдесят восьмого года обнаружилась Эйлин, немного угрюмо глядящая в объектив, а в альбоме пятидесятого — тетушка Эжени.

Рина сразу узнала её, ведь тётка часто бывала у них дома.

Пролистав ещё несколько альбомов, она совсем не удивилась отсутствию дядюшки Августуса. Насколько она знала, старший брат матери учился в Дурмштранге, туда же он отправлял и своих сыновей.

Здесь, видимо, было также, вот только она не понимала, почему Северус не знал о родственниках. Дядя и кузены, конечно, и в её мире не очень-то хотели знаться с родственницей, которая сначала чуть не опозорила их своей связью с женатым мужчиной, а потом всё же испортила свою репутацию, выйдя замуж за сквиба.

Но тётя Эжени была не такая упёртая и с удовольствием общалась с сестрой и племянницей. Замуж она так и не вышла, поэтому возня с маленькой Севериной была ей в радость.

Письмо, адресованное мисс Эжени Принс, отправить не удалось, сова отказалась лететь, из чего Рина сделала вывод, что здесь тётка либо умерла, либо всё же вышла замуж и сменила фамилию. Второй вариант, несомненно, нравился ей больше, но возвращал к вопросу об общении с роднёй.

Рина подозревала, что здешние родственники были настроены более нетерпимо в вопросах если не чистоты крови, то морали, но убедиться в этом Северина была обязана. А это значило, что ей нужна помощь.

***

— Рей, погоди! — остановила Северина парня, собиравшегося выйти из гостиной Слизерина.

Тот остановился в дверях, вопросительно глядя на смутившуюся девушку.

— Неужели ты что-то решила у меня попросить? — спросил он.

— Мне нужно твоё знание родословных. Ты ведь чистокровный, а значит, должен знать, кто за кем замужем?

— Ты решила разжиться сплетнями? Так это не ко мне, это тебе Элиза Фоули расскажет…

— А потом весь Хогвартс будет знать, что я интересовалась родословными. Ещё не хватало, чтобы все решили, что я собираюсь окрутить чистокровного жениха!

— А ты не собираешься? — делано удивился Мальсибер. — А я уж было хотел предложить свою кандидатуру.

— Ты единственный сын, тебе отец не позволит жениться на полукровке, — ехидно улыбнулась Рина, давая понять, что даже не рассматривала этот вариант, как и кандидатуры других сокурсников. — Так поможешь?

— А что мне за это будет? — начал обязательный торг слизеринец.

Он должен был спросить, ведь это было принято среди них — хотя бы небольшое одолжение, но он бы и так помог мисс Снейп, тем более девушка ему нравилась и была сильной ведьмой, а он мечтал заслужить ее доверие.

— Сварю какое-нибудь зелье или могу предложить что-нибудь из нашей продукции…

— Ладно, я подумаю, — согласился Рей, — так что тебя интересует?

— Подскажи, пожалуйста, существует ли в МагБритании книга, где собраны все родословные? Что-то подобное, я слышала, есть у магловских аристократов, а сведения о простых людях можно найти и другими способами.

— В министерстве существует отдел, который фиксирует браки, рождения и смерти, но они не дают справок просто так, любому желающему. А в каждом чистокровном семействе существуют свои книги, где можно отследить родословную.

— Только той семьи, которой принадлежит книга?

— Не только, бывают и такие, где отслеживаются все браки чистокровных, ведь мы тут все друг другу в большей или меньшей степени родственники, — улыбнулся Мальсибер.

— А у вас есть такая книга? Если есть, то не могла бы я как-нибудь её посмотреть?

— Есть, но увы, тебе в наш дом ход заказан, — Рейнард сочувственно посмотрел на девушку, очень жалея, что она не чистокровна. — И вынести я её не смогу.

И поспешно продолжил, увидев огорчение на её лице:

— Но могу скопировать отрывок. Кто именно тебя интересует?

— Моя тётя — Эжени Принс. Я хочу узнать, за кем она замужем.

— Хорошо, — соглашаясь, кивнул Рейнард, — в первый же выход в Хогсмид загляну домой и посмотрю в книгу, а с тебя два флакона антипохмельного.

— Вы же зарекались пить?

— Это твой брат зарёкся, а не я, — улыбнулся юноша.

— Ладно, договорились, спасибо, — подтвердила Рина заключённый контракт и поспешила в спальню, переодеться к ужину.

***

Своё обещание Мальсибер выполнил, в первые выходные октября притащив Северине пергамент, на котором оказалась отражена не только тётушка и остальные члены семьи Принс. Их с братом имена тоже были здесь, наряду с именем Тобиаса, который, хоть и имел приписку о том, что он магл, всё же удостоился упоминания.

— Странно, что твои родители отслеживают даже полукровок, — заметила на это Рина.

— Они должны знать, кто есть кто, — ответил Мальсибер, — когда я стану в семье главным, эта обязанность ляжет на меня. Нужно быть очень внимательным, чтобы не слишком часто женить близких родственников, при этом стараясь не допустить появления в нашей семье грязнокровок.

— Стараясь не допустить… Интересная оговорка, — заинтересовалась Северина. — А ты уже помолвлен? Тебе выбрали правильную девушку?

— Да, выбрали, — подтвердил, замявшись, Рейнард и улыбнулся: — На данный момент так сложно с достойными претендентками.

Северина засмеялась и скатала пергамент, закрепив его лентой.

— Спасибо за помощь, — сказала она, протягивая парню два вожделенных флакончика.

Антипохмельное, сваренное её братом, ценилось среди слизеринцев намного больше, чем сваренное их деканом. К тому же у того их ещё и сложно было выпросить, так что Рей посчитал договор с Севериной очень выгодным.

***

Добравшись до спальни, Рина забралась на кровать и закрыла полог, прячась ото всех. Достав и развернул пергамент, она снова перечитала текст. Теперь она знала, куда слать письмо…

Здешняя тётушка всё же вышла замуж за того, кто был ей предназначен и в том мире. Но там он погиб за несколько дней до свадьбы, здесь же всё пошло по намеченному пути и теперь Эжени Принс носила фамилию Нотт, став женой своего обожаемого Магнуса.



Всё же Северина, кажется, зря опасалась, что Эванс захочет помириться с Севом. За те две недели, что в школе отсутствовала Фиона, гриффиндорка не сделала ни одного шага к сближению, хотя частенько посматривала на бывшего друга.

Постоянной их клиенткой она так и не стала, заказав пару раз что-то по мелочи, из чего Рина сделала вывод, что эти покупки были поводом. Но почему, если это было действительно так, она им не воспользовалась? Почему Лили просто не подойдёт к Севу и не помирится, не задумываясь о предлогах, как обычно делают все гриффиндорцы? Рина не могла этого понять.

Она не сомневалась, что братик тут же простит эту рыжую лису и радовалась её нерешительности, а уж после возвращения Фионы девушка развернула бурную деятельность. Шепоток тут, словечко там, и вот уже все девочки старше двенадцати знают, что слизеринец Снейп помолвлен с рэйвенкловкой Лайош.

То, что слухи докатились и до Гриффиндора, стало понятно когда староста Лили Эванс при взгляде на слизеринца Северуса Снейпа снова продемонстрировала выражение крайнего негодования и безразличия на своём хорошеньком пока личике.

Так что мисс Снейп совсем не удивилась, когда через несколько дней во время обеда чистокровный Джеймс Поттер, недавно потерявший родителей, сделал предложение грязнокровке Эванс, шокировав многих не только самим этим фактом, но и тем, что пренебрёг неписанными правилами, по которым нельзя было заключать помолвку во время траура.

Судя по всему, Поттеру было на это наплевать, он и траур-то не носил.

Рыжеволосая гриффиндорка, перед которой Джеймс встал на одно колено, протягивая коробочку с кольцом, глядя на которое, девушки, бывшие поблизости, на мгновение почувствовали укол зависти, сильно смутившись, ответила «да» на вопрос, выйдет ли она за него замуж.

Факультет львов засвистел, захлопал и застучал ногами, отдельные бесшабашные личности тут же наколдовали салют и Джеймс Поттер, сияя как галеон, надел на палец своей избраннице кольцо, целомудренно поцеловав её в щёку, хотя бы этим не шокируя окружающих.

Ещё два факультета присоединились к шумным поздравлениям, а слизеринцы невозмутимо и небрежно пару раз хлопнули в ладоши, демонстрируя своё отношение к происходящему.

Декан Грифффиндора профессор МакГонагалл промокнула глаза платочком, даже не пытаясь утихомирить разбушевавшихся подопечных. Наконец, всеобщему веселью положил конец директор. Использовав Сонорус, он призвал всех к порядку и от имени профессоров поздравил образовавшуюся пару.

Лицо Снейпа во время всей этой кутерьмы оставалось спокойным, только губы сжались сильнее и глаза потухли. Северина порадовалась, что вовремя подсунула брату книгу про окклюменцию и он смог сохранить лицо и перед факультетом, который исподтишка следил за его реакцией, зная, что он был неравнодушен к Эванс, и перед невестой, которая, как понимала Рина, тоже сейчас переживала, не подведёт ли Северус, показав этим, что их помолвка для него ничего не значит.

Рина могла понять подругу, но Северус был с той честен, предупредив о своих чувствах, и вот сейчас у мисс Лайош появлялся шанс завоевать сердце своего жениха, ведь в ближайшее время она могла не опасаться, что он попросит расторгнуть договор.

***

Октябрь начался с приглашения директора снова посетить его кабинет. То, что разговор намечался более официальный, чем обычно, Рина с Севом поняли ещё тогда, когда сова притащила им записку, касающуюся их двоих.

А возле директорского кабинета они столкнулись с Фионой, и это ясно дало им понять, что речь пойдёт о их торговле. Эту догадку подтвердило и присутствие деканов.

Дамблдор, долго не рассусоливая и не предлагая, как обычно, выпить чаю, сразу приступил к делу.

— Как мне стало известно, вы трое занялись в школьных стенах бизнесом, что полностью противоречит и уставу школы, и её назначению. Вы, как ученики этой школы, обязаны учиться, а не заниматься торговлей. Ваши деканы, конечно, утверждают, что это не мешает вашей учёбе, но я вынужден…

— Извините, директор Дамблдор, сэр, — рискнула прервать его Рина, пока он не наложил запрет на их деятельность или, что намного хуже, не попытался отчислить их из школы, — но мы действительно занимаемся варкой разных зелий во внеурочное время под присмотром нашего декана, так как очень интересуемся этой наукой и хотели бы и в дальнейшем посвятить изучению зельеделия свою жизнь.

— Детка, нехорошо врать старшим, — мягко улыбнулся директор, — вы не просто изучаете составы, которых нет в школьной программе, вы торгуете ими, а это уже совершенно не годится. Устав школы не позволяет этого ученикам.

— Но я читала Устав, — попыталась оправдаться Рина, зная, что в нём не было прямого запрета.

— Альбус, я думаю, они не делали ничего особо серьёзного, — вмешался Флитвик, которому не понравилось, что директор придрался к одним из лучших его учеников.

Это трио не раз обращалось к нему за консультациями и по школьной программе, и по своим делам, и Филлиус был уверен, что их ждёт успех на том поприще, что они избрали. А он любил целеустремлённых учеников, сам с боем отвоевав своё место под солнцем.

— Да, да, — поддержал его Слагхорн, — эти молодые люди состоят в моём клубе и я с удовольствием помогаю им в изучении зелий. Ведь мой долг как учителя — помочь своим ученикам прославить и своё имя, и имя школы.

Гораций не имел ничего против небольшого бизнеса своих подопечных, тоже прекрасно зная о школьных правилах, к тому же мисс Снейп не забывала радовать своего учителя милыми презентами. Он и сейчас с удовольствием подтвердит, что присматривает за ними, и был уверен, что те были готовы поступиться частью прибыли, раз надеялись, что он их прикроет.

Дамблдор, видя настроение своих подчинённых, смог скрыть своё раздражение. Эта девушка с момента своего появления мешала его планам. А ведь он уже рассчитывал на то, что мистер Снейп вскоре будет вынужден искать у него покровительства и Альбус собирался его оказать.

Хороший зельевар и знаток тёмной магии всегда пригодится, а директор не сомневался, что из этого парня вырастет отличный Мастер зелий. То, что при этом он будет обязан ему, открывало много перспектив, и вот теперь сестра этого гения походя рушит все планы.

— Ну хорошо, если вы, коллеги, так уверены в том, что их увлечения не мешают обучению, то я готов дать им ещё один шанс и не исключать из школы, но им придётся выбрать, что важнее — учёба или их дополнительные занятия, не имеющие ничего общего с учебным процессом, — директор посмотрел на юных бизнесменов, стоящих перед его столом.

— Профессор Дамблдор, сэр, — заговорила Рина, не давая брату вымолвить и слова. — Мы, конечно, можем пообещать вам это, и вы можете требовать, но будьте снисходительны к нам, ведь вы славитесь добротой к своим ученикам. Вот и Ремус Люпин может это подтвердить. Он всегда так хорошо отзывается о вас, так что я верю, что и к нам вы будете добры как к нему, не взирая на то, что мы учимся на других факультетах.

Услышав имя Люпина, Альбус тут же догадался, что девчонка, кажется, знает о том, что произошло с её братом. И если с него он взял обещание молчать, то она не связана клятвами. Правда, если она расскажет всё и раздует скандал, в деле не будет пострадавшего, но подмоченная репутация в тот момент, когда ему нужна всеобщая вера в правильность его действий, совсем не то, на что он рассчитывает.

«Кажется, придётся на этот раз отступить, — решил Альбус. — Девчонка права, они скоро закончат школу и, как подозреваю, мистер Снейп окажется в лагере моих противников. Вот тогда-то и подловим его.»

Директор не сомневался, что этого шанса ему не придётся ждать долго.

— Ну, хорошо, — улыбнулся он ученикам, — будем считать, вы убедили меня, что ваши увлечения не мешают учёбе. Я доверяю вам и надеюсь, что вы оправдаете моё доверие, сдав экзамены на превосходно. А теперь можете идти, нам нужно ещё кое-что обсудить с вашими деканами.



Первый семестр пролетел совсем незаметно. Северус и Фиона привыкали к своему новому статусу, и хотя не обходилось без размолвок, Рина видела, что брат перестал шарахаться от своей невесты.

На тех уроках, где они пересекались с Фионой, Рина уступала место рядом с Севом подруге, искренне радуясь, что они смогли найти общий язык, хотя иногда её грыз некий червячок сомнения, правильно ли она сделала, подтолкнув этих двоих друг к другу.

Ведь если бы не подруга, Рина продолжала единолично заботиться о брате и получать его благодарность, которую тот, правда, выражал очень редко, предпочитая язвить по любому поводу. Но Северина была уверена, что он всё же привязался к ней и теперь воспринимает её сестрой не только на словах, но и в душе.

При этом девушка понимала, что рано или поздно ей всё равно пришлось бы делиться вниманием брата, так пусть уж лучше она поделится с Фионой. Этот вариант её устраивал полностью, принеся только улучшение их финансовой ситуации.

***

Мисс Снейп сидела на уроке трансфигурации и размышляла о пене для ванн с разными эффектами — нежная пена с различными мелодиями, используемая для релаксации или разноцветная с эффектом массажа. Они могли бы начать выпускать их сразу, как только откроют салон…

Мысли о работе не мешали слушать профессора МакГонагал, а заодно и обращать внимание на брата с подругой, сидящих впереди.

Северус, как обычно на уроке, который вела декан Гриффиндора, несколько настороженно посматривал на Мародёров, ожидая от них подвоха, за который обязательно достанется и ему. На данный момент те не выглядели сплочённой командой, но забывать о них, тем не менее, не стоило.

Поттер, сидящий теперь на всех уроках рядом с Эванс, время от времени посматривал на Снейпа с превосходством, словно демонстрируя тому, что выиграл приз, к которому стремились оба.

Лили старательно записывала новую тему, время от времени одёргивая жениха, вертевшегося беспрестанно.

Сириус Блэк, сидевший за одной партой с Питером Петтигрю, вид имел заговорщицкий и Рина заподозрила, что они опять попытаются добраться до её брата, так и не перестав портить ему жизнь.

Правда, с того момента, как Северина появилась в жизни Северуса, их шутки уже не были настолько злы и опасны, но она подозревала, что это стало возможно только по причине её присутствия рядом.

Всё же, серьёзно повредив ей, они бы сильно испортили себе репутацию в глазах девушек, учившихся в Хогвартсе.

Ремус Люпин, последнее время несколько отдалившийся от остальной компании, сидел в одиночестве, впрочем, как и Рина, и делая вид, что внимательно слушает профессора, следил за мисс Снейп.

Рина знала это точно, потому что всё время чувствовала на себе взгляд его жёлтых глаз. Его постоянное внимание напрягало всё больше, хотя в последнее время, как ей показалось, оно не было настолько пристальным как раньше.

Увлёкшись разглядыванием соседей, Рина пропустила момент, когда профессор обратилась к ней, за что и поплатилась пятью снятыми баллами за невнимательность, на которые тут же захотелось наплевать, благодаря сочувствующему взгляду брата.

Мягко ему улыбнувшись, Северина стала внимательно слушать МакГонагалл, не желая расстаться с ещё большим количеством баллов.

***

В начале декабря незнакомая сова принесла письмо, сбросив его на голову Рине во время завтрака. Девушка сразу же поняла, что это пришёл долгожданный ответ от тётушки, которой она написала сразу же, как только узнала адрес, надеясь завязать переписку.

С нетерпением распечатав конверт, Рина пробежала глазами по аккуратным строчкам, с каждым словом всё больше меняясь в лице. Северус, сидевший рядом, удивлённо посмотрел на сестру, чья радость сначала сменилась недоумением, потом огорчением, а под конец её лицо заледенело от старательно сдерживаемой обиды и злости.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил он.

Девушка молча протянула ему письмо, которое состояло из двух листов. Одним из них было письмо самой Рины, адресованное Эжени Нотт, и возвращённое писавшему, а второй лист содержал послание, в котором мисс Снейп ясно давали понять, что не желают поддерживать семейные отношения с детьми отщепенки, испортившей свою репутацию замужеством с маглом и нарожавшей от него ублюдков, не признанных семьёй.

По мере прочтения сего послания и лицо Северуса закаменело, хотя Рине послышался скрип его зубов, сжатых, чтобы сдержать ярость. Теперь уже ей нужно было успокаивать брата.

Прикоснувшись к его руке, она посмотрела брату в глаза со всей любовью, на которую была способна, и прошептала:

— Плевать на них, главное — мы вместе.

Дёрнувшийся брат, явно желающий выразить своё отношение к чистокровным родственникам, посмотрев на сестру, промолчал, но Рина почувствовала, что его ярость немного утихла.

— Они ещё пожалеют, что отвернулись от нас, — прошептал Северус и замолчал, увидев, что их сокурсники, сидевшие рядом, явно заинтересовались происходящим.

***

Месяц пролетел незаметно, и вот они уже за воротами замка, для того, чтобы аппарировать домой. Первоначальное желание остаться на Рождество в Хогвартсе оказалось неосуществимым.

Тобиас Снейп, к которому улетела сова с предупреждением о том, что они не приедут на каникулы, в очередной раз пересилил своё неприятие магических штучек и придержал птицу, чтобы написать письмо.

Он хотел видеть их дома для решения некоторых вопросов, и Рина не сомневалась, что Снейп-старший объявит о своём желании жениться на Абигайль, тем более время, положенное на траур по Эйлин, уже прошло.

Было решено ехать домой, прихватив с собой Фиону. Теперь она была почти семьёй, да и желание тоже удивить отца сыграло в этом не последнюю роль.

Фиона попыталась было отказаться, объясняя своё нежелание трауром, но Рина сумела убедить девушку, что знакомиться с будущим свёкром всё равно придётся и нет разницы, когда это произойдёт, тем более эта поездка явно не будет праздничной…

Примечания:
Спасибо Мозгомышке за волшебную пену и другие идеи для будущего салона. :)

@темы: фанфики