Аспер_


Как-то очень быстро наступил Хэллоуин и в Большом зале, украшенном светильниками Джека и летучими мышами, запахло тыквой. От разнообразия блюд, куда смогли запихнуть этот несомненно полезный, но уже надоевший за два месяца овощ, рябило в глазах.

Положив себе в тарелку картофельно-тыквенного пюре и ложку горошка, Рина убедилась, что братец, которого она притащила на ужин, оторвав от книги, снова уткнулся в неё, сидя перед пустой тарелкой и изредка отщипывая от хлеба крошки, время от времени отправляя их в рот.

Вздохнув, она подёргала брата за рукав:

— Северус, а Северус!

— Что? — буркнул тот, так и не оторвав взгляд от книги.

— Тебе положить пюре? А бекон будешь или сосиску?

— Рина, отстань, я не хочу есть…

— А придётся, — произнесла разозлившаяся девушка и выхватила у брата книгу.

И яростно сверкая глазами на вцепившуюся в книгу и смотревшую на него выжидательно сестру, Северус вернулся к тактике, постепенно становящейся его привычкой — проще сделать то, что просит Рина, чем с ней спорить.

К тому же обычно она не напрягала его ни по поводу чтения книг с сомнительной светлости чарами и зельями, ни по поводу друзей, хотя и поглядывала на них иной раз с подозрением.

Её требования относились только к внешнему виду и еде, а в этом Северус вполне мог ей уступить. Ведь всем известно, что слабый пол повёрнут на заботе о мужчинах, так что приносимые вечером сестрой в спальню бутерброды всегда встречались мальчиками шестого курса очень благосклонно.

Хотя Северус часто мечтал о том, чтобы заботу о нём проявила Лили, но увы, ни раньше, ни тем более сейчас та не баловала его демонстрацией своего расположения.

Вздохнув от мыслей о потерянной подруге, Снейп кинул на тарелку пару кусочков бекона и немного варёной моркови и принялся за еду, демонстративно глядя при этом на Рину.

Та, успокоившись, что брат не останется голодным, мило улыбнулась, глядя на злющего, но жующего Сева и тоже принялась за еду. Следовало поспешить, сегодня она хотела посидеть с подругой в библиотеке, просматривая свежий «Ведьмополитен», одолженный у однокурсницы.

***

Она не обзавелась кучей подруг, как было раньше, в другом Хогвартсе. Её соседки по комнате относились к ней спокойно, хотя дружбы ни с кем из них у неё не получилось.

В уже сложившиеся дружеские отношения Рина втискиваться не пожелала. Факультетская взаимовыручка её вполне устраивала, а подругу она нашла на Рэйвенкло.

С Фионой Лайош они часто сталкивались в библиотеке и на многих уроках. Пару раз они уступили друг другу книги, нужные обеим для написания эссе, а потом, когда им снова понадобилась книга, бывшая в одном экземпляре, Северина предложила сесть за один стол и воспользоваться источником знаний совместно.

Постепенно они стали общаться, а уж когда Рина узнала, что именно Фиона заглядывалась на её брата ещё тогда, когда он не представлял для девушек никакого интереса, она решила, что будет неплохо узнать о подруге побольше.

К тому же, она стала привлекать в их чисто девичью компанию брата, который тоже не вылезал из библиотеки или пропадал в заброшенном классе, найденном им ещё на третьем курсе, когда он слонялся по подземельям.

Так далеко вглубь Хогвартса не совались не только Мародёры, убежища от которых искал Снейп, но и слизеринцы не находили там для себя ничего интересного.

Именно там Северус оборудовал свою лабораторию, в которой варил что-либо из школьной программы, улучшая и дополняя его, или пытался изобрести что-то новое, причём не только в зельях.

Именно здесь было изобретено то заклинание, с помощью которого Мародёры подвесили его на всеобщее обозрение. Поэтому и разозлился он на Лили, и позволил себе те злые слова, из-за которых и закончилась их дружба.

Ведь только она могла рассказать тем придуркам про его изобретение. Правда, потом Северус оправдывал её тем, что они могли просто подсмотреть, а Лили не выдавала его, но слово было сказано и помириться с подругой не удалось.

Та демонстративно отворачивалась, когда замечала его взгляд, чем очень радовала Поттера и Блэка. Такое поведение подруги очень расстраивало Сева, хотя и было им заслужено. Зато Мародёры почти отстали от него, задирая только изредка, правда теперь пытаясь вывести из себя и Рину.

***

— Сев, мы с Фионой сегодня идём в Хогсмид, надеюсь, ты будешь нас сопровождать? — обратилась Рина к брату, когда в первый выходной после Хэллоуина собралась прогуляться.

— Я собирался пойти с Мальсибером и Эйвери. Нас пригласил Малфой, говорит, что это будет мне полезно для дальнейшей карьеры.

— Северус, ты же понимаешь, куда тебя зовут? Весь Слизерин знает, в чьи игры играет Люциус Малфой, — заволновалась Северина. — Не забывай, мы — полукровки, твой отец — магл, нас всё равно не примут на равных в их обществе. Подумай сам, нужно ли тебе всё время что-то доказывать, чувствуя себя вторым сортом?

Рина ещё с начала учёбы собирала любые сведения о той группе магов, в которую стремились войти почти все парни Слизерина. И в речах, которые вели семикурсники, да и ребята помладше, ей многое не нравилось.

Приятельство с тем же Мальсибером или Малфоем было выгодно до определённых пределов. Они могли помочь в карьере, но могли и втянуть в такое, что нищему полукровке будет не отмыться, в отличии от обеспеченных приятелей.

Она не хотела носить брату передачи в Азкабан, а значит, ей следовало увести его с намеченного им для себя курса.

— Рина, это поможет мне найти покровителей и получить возможность стать Мастером Зелий. После я смогу заработать много денег и прославиться, а тебе нужно приданое. Какой уважающий себя маг возьмёт в жёны бесприданницу?

— Такой же, как и мы, не чистокровный, — махнула рукой Рина, хотя и чувствуя признательность за заботу. — Послушай меня, ведь можно оставаться нейтральным, хороших зельеваров немного, никто не заставит такого работать из-под палки.

У меня есть задумка, но моя подруга тоже в доле. Мы вполне сможем неплохо зарабатывать после школы, если начнём уже сейчас. А ты, подготовившись, с лёгкостью сдашь экзамены в Гильдии Зельеваров.

— Ты не понимаешь! Для этого требуются рекомендации Мастера, а кого я попрошу? Слагхорна? Сомневаюсь, что он согласится, он даже в свой клуб меня не зовёт, я для него бесперспективен.

— Вот тут ты ошибаешься, он пригласил нас. Просто ты очень трудно сходишься с людьми, тут нужно было моё обаяние.

Северина рассмеялась, глядя на удивлённого брата. Даже взрослые мужчины всё равно как дети, а уж про мальчишек и впрямь верно говорят, что они в развитии отстают от девочек года на три.

Слышала она как-то у маглов такую версию и, глядя на брата, склонна была согласиться. Вроде уже взрослый, а всё в какие-то тайные общества играет, надеясь, что это поможет в жизни.

Ну, ничего, главное — не заиграться, а она поможет…



До Хогсмида добирались пешком. Прогулка была приятная, светило солнце — редкое осенью, почти не скрытое тучами. Фиона молчала, изредка отвечая короткими фразами Рине, идущей рядом с Северусом, который был всё же недоволен тем, что позволил сестре утащить его от приятелей.

Некая доля правды в речах сестры присутствовала. Он и сам иногда сомневался в правильности того, о чём говорилось в тишине мальчишеских спален.

«Так почему же Лили, говорившая почти то же самое, не смогла убедить его, а Рина смогла? Неужели только потому, что она — его отражение? И его мысли — её мысли и наоборот? Нет-нет, мы разные!

Но это не мешает ей говорить правду — он всё равно будет презираемым полукровкой, вторым сортом. Сколько ему придётся доказывать обратное? Вот был бы он Принс…, но он Снейп и этим всё сказано.

Интересно, что придумала сестра? Да ещё втянула в это подружку. А эта Фиона такая тихая, всё с книжками сидит в библиотеке, раньше и не замечал. Ещё один книжный червь, как и мы с сестрой…»

***

Рина время от времени поглядывала на брата, радуясь, что он отказал Мальсиберу. Тот неплохой друг, но всё же хорошо, что Северус послушал её.

Показались домики Хогсмида и троица ускорила шаг, стремясь поскорее попасть в «Три метлы», где можно было спокойно поговорить о делах.

— Ну, так что ты такого придумала? — поинтересовался Северус, стоило им заказать сливочного пива и присесть за столик.

— Косметика, Сев… — глаза Рины зажглись восторгом.

— Ты решила накупить себе всякой чепухи и для этого вытащила меня в Хогсмид? — ехидно приподняв бровь, подначил её Сев.

Фиона прыснула в ладошку и отвела побыстрее взгляд от парня. Ей нравилось смотреть на его выразительную мимику, но она не хотела, чтобы он это заметил.

— Нет, конечно! Я придумала, как нам заработать денег и мне на приданое, и тебе на учёбу.

Северус понял, что сестра теперь будет постоянно поминать ему приданое, но Рина выглядела невинно и придраться было совершенно невозможно, хоть и хотелось.

«Почему она решила, что я сказал глупость? Все девочки хотят замуж, а кому нужна нищая полукровка?!»

— Сев, ты меня слушаешь? — потеребила его сестра, и когда он уставился на неё, спокойно продолжила:

— Мы будем делать и продавать косметику.

— Мы, прости, это кто? — удивился Северус.

— Мы — это ты, я и Фиона. У нас с ней неплохие связи на всех факультетах, так что сейчас мы можем предлагать девочкам крем, шампуни, мыло, может, даже духи…

Северус скептически хмыкнул.

— Так вот, — продолжила Северина, не обращая внимания на сомнения брата, — постепенно наработаем клиентуру, варить можно в твоей лаборатории. Мы вкладываемся деньгами и идеями, Фиона пока только связями, но…

Рина ткнула своим пальчиком Северусу почти в нос, желая донести идею.

— У Фионы имеется старенькая прабабушка, которая держит магазинчик на Диагон-Аллее…

— Дохода он почти не приносит — бабуле тяжело стоять за прилавком, но нам с ней хватает, — вздохнула третья участница их разговора, вспомнив о торговле.

— Слышишь, Сев, магазин! — азартно улыбнулась Рина, хищно глядя на брата и подругу. — Фиона поговорит с бабулей, заключим сделку — их помещение, наши деньги и идеи… Мы создадим салон, куда ведьмы смогут прийти на косметические процедуры, а заодно продолжим продавать свою продукцию. Я видела такое у маглов.

Рина шептала, придвинувшись как можно ближе к брату с подругой, забыв, что Сев в начале разговора побеспокоился о конфиденциальности, и окружающие не смогут узнать, о чём идёт разговор за их столиком.

— Сев, ты вполне сможешь подготовиться для сдачи экзамена на Мастера. Мы с Фионой будем сами варить то, что ты предложишь, да и у меня есть много рецептов. А ты можешь варить и лечебные составы…

— Ладно, ладно, можно попробовать, — задумчиво проговорил Северус, глядя на девушек.

Три макушки — две чёрные и одна белая, склонились над столом, почти касаясь друг друга, обсуждая идею и споря над её исполнением.

— Вы не сомневайтесь, я уговорю бабушку, она меня любит и будет только рада, если я смогу заработать себе на жизнь, — проговорила Фиона, посмотрев на подругу.

— У нас ещё пара лет в запасе, — махнула рукой Северина. — Успеем понять, получается или нет. Ведь не завтра салон открываем. Ну что — партнёры? — поинтересовалась она, протянув руку ладонью вверх.

Сев покачав головой, посмотрел на сестру, решив, что Рина ещё та авантюристка, но признавая, что идея была неплоха.

«Возможно, именно так он сможет доказать, что чего-то стоит. Собственное дело, хоть и с партнёрами, да ещё если Мастерство в придачу… Он мог бы потом открыть свою лабораторию, оставив девчонкам возможность возиться с кремами и шампунями.»

Пока Северус обдумывал своё решение, Фиона положила свою руку на ладонь Северины и они обе выжидающе уставились на парня. Снейп решился и, хотя и с тяжким вздохом, но накрыл девичьи ладони рукой, ощутив бархатистость кожи своего нового партнёра по бизнесу.

«Кажется, девчонки уже начали варить крем», — подумал он.

Фиона же, порозовев, опустила глаза. Нравившийся ей ещё с первого курса парень взял её за руку… она сделает всё возможное, чтобы их отношения стали больше, чем партнерскими.

Рина в душе ликовала. Кажется, ей удалось провернуть сразу несколько дел — обзавестись бизнесом, отвлечь брата от опасности и найти ему перспективную невесту…

***

На выходе из паба деловые партнёры и будущие владельцы салона «Афродита» столкнулись с теми, кого Рина с удовольствием ни видела бы никогда. Мародёры в полном составе как раз направлялись выпить сливочного пива, не раздобыв чего покрепче.

Их радостное оживление при виде врага было воспринято всей троицей на редкость единодушно. И Северус, и девочки тут же приготовились выхватить палочки, собираясь хорошенько отметелить задир, если те вдруг надумают напасть.

— Неужели Нюниус стал пользоваться спросом у девушек? С чего бы это? — обратился к своей компании с вопросом Джеймс Поттер. — Снова хотят увидеть его грязное бельё?

Северус покраснел и собрался ответить какой-нибудь гадостью на слова гриффиндорца, с ненавистью глядя на начавшего подобострастно хихикать Петтигрю, их вечного подпевалу, но тут в разговор вступила мисс Лайош.

— Малыш, ты не понимаешь, — глядя как на несмышлёныша, произнесла она. — Бельё — это такие мелочи. Главное то, что ты никого не интересуешь, даже если трусы на тебе шёлковые.

Она, с восхищением посмотрев на Снейпа, вцепилась в его руку, прижавшись к нему посильнее всем телом, и неожиданно показав язык кипящим от злости Мародёрам, поспешила удалиться, утаскивая за собой шокированного Северуса и хохочущую Рину.

Скрывшись за углом ближайшего дома и убедившись, что их не преследуют, она дала себе волю и тоже расхохоталась каким-то нервным смехом.

— Ты зачем это сделала? — прошипел теперь уже рассерженный Снейп. — Ты понимаешь, что про нас подумают?

— Ну и пусть думают! Я всё равно не котируюсь, как невеста. Я почти нищая, хоть и чистокровная, так что до моей репутации никому нет дела. А ты мой друг.

— Я не желаю, чтобы меня так спасали! — всё сильнее бушевал Северус, злясь на девушку. — Почему вы все кидаетесь меня спасать! Я что, похож на человека, который не может за себя постоять?!

Ярость душила слизеринца.

«Сначала Лили, потом Рина, теперь Фиона! Все хотят спасти, как неразумного щенка!»

— Ты ошибаешься, Сев, — поспешила на помощь подруге переставшая смеяться Рина. — Фиона не спасала тебя, она мстила Блэку. Тот подкатывал к ней, но получил отворот и стал оскорблять.

Северина врала, выдумывая на ходу несуществующие подробности. Послушав её, можно было решить, что Фиона просто воспользовалась появившейся возможностью показать наглецу, что на нём свет клином не сошёлся, и его неотразимость действует не на всех девушек.

Это Северус мог понять. У них на факультете было в порядке вещей использовать друг друга для достижения цели. Вольно или невольно. И желание отомстить, хоть и таким способом, воспринималось им совсем по-другому.

Помочь девушке отомстить Блэку он всегда рад. К тому же и Лили, увидев, что он не страдает по ней, может быть, захочет помириться.

Северина, убедившись, что брат успокоился, перевела дух. Мисс Снейп была даже благодарна Мародёрам за то, что теперь Сев не будет шарахаться от Фионы. А там, глядишь, он к ней привыкнет и не заметит, как влюбится. А что, это было бы очень хорошо…



— Снейп, а Снейп, вы на каникулы в Хогвартсе остаётесь или домой едете? — спросил Рину, сидевшую в приглянувшемся ей кресле, спрятанном в уголке гостиной Слизерина, тихонько подкравшийся Мальсибер.

Северина, задумавшись над тетрадью, удивлённо уставилась на однокурсника:

— А тебе что за дело?

— Я, может, вас с братом пригласить погулять хочу, — произнёс Рейнард, пытаясь заглянуть в написанное.

— Некогда нам, у нас заказы…

— Слышал я что-то такое, девчонки шепчутся, что у вас крем можно заказать, мыло там разное, шампунь… Бизнесом занялись?

— А если и так? У нас с братом семейного сейфа нет и поместья тоже как-то не наблюдается. Мы люди простые, но кушать, хоть и не фазанов, тоже хотим. А ты вот кому-нибудь подарок сделать не хочешь? Или зелье, может, какое надо? Ты только скажи, а фирма качество гарантирует.

— А вот возьму и закажу, — подмигнул ей, улыбнувшись, слизеринец. — Так как насчёт прогуляться на каникулах по Диагон-Аллее, например?

— У брата спрашивай, если он согласится, то так и быть, я тоже составлю компанию и подругу прихвачу, чтобы не скучно было.

— Да кто о скуке говорит?! Ладно, где Северус? Пойду его спрашивать…

— Ты его после отбоя ищи, сам видишь, он сюда теперь только спать приползает, — улыбнулась Рина.

— Хорошо. А ты зайдёшь спеть колыбельную?

— Лентяи, уж бутерброды могли бы сами с кухни притащить, а не ждать, когда я принесу, — шутливо нахмурилась мисс Снейп.

— Так твои вкуснее, кого хочешь спроси. Тебе вон и Эйвери подтвердит, и Розье…

— Ладно, ладно, уговорил, — согласилась с парнем Рина, вновь утыкаясь в записи.

Прогуляться на кухню, в принципе, ничего ей не стоило, быстро обернётся, а то прихваченных с ужина пирожков явно не хватит на всех. Лопали чистокровные мальчики только так, аж за ушами трещало, и простыми пирожками и бутербродами не брезговали.

Аккуратно закрыв тетрадь и сунув её в сумку, Рина поднялась из нежно любимого кресла, которое через мгновение уже было занято задницей какого-то мелкого шкета, и отправилась за провизией.

Выскользнув за дверь, она поспешила по коридорам. Отбой был уже не за горами и попадаться, нарушая правила, ей не хотелось. Хорошая девочка хороша во всём!

До кухни она добралась быстро, и пощекотав грушу, очутилась в царстве эльфов, которые тут же обступили её, спеша узнать, что желает мисс. Мисс желала пирожков и бутербродов, а также сока, только не тыквенного.

И даже предоставила бутылки, которые после наполнения, ловко заткнув их пробками, отправила в сумку, куда последовал и основательный пакет с пирожками.

Почувствовав себя Красной Шапочкой, Рина поспешила уйти, не желая, по аналогии, встречаться с Серым Волком, который, будучи старостой, уже вот-вот должен был выйти на дежурство.

Удача, видимо, всё же от неё отвернулась, потому что, выскочив с кухни, она нос к носу столкнулась с тем, кого обычно старалась обходить стороной. Ремус Люпин собственной персоной.

***

Первоначальное желание Рины узнать, почему оборотень учится в Хоге, давно уже трансформировалось в понимание, что раз уж он здесь уже шестой год и до сих пор не отчислен, значит, директор и, как минимум, его декан и медиведьма в курсе.

А это говорит о том, что-либо у него сильные покровители, либо, что более вероятно, сам директор как раз и является таковым.

Незаметно расспросив окружающих, она узнала, что Люпин очень болезненный мальчик и с самого начала обучения чуть ли не прописался у мадам Помфри. Это только подтвердило её версию.

Так что Северина, будучи девочкой умной, решила не связываться с хозяином волка, который и так косился на неё всякий раз, когда она появлялась в Большом зале. К тому же, девушка решила, что в полнолуние она из гостиной Слизерина ни ногой, мало ли где Люпин пережидает своё состояние.

Попытавшись поговорить на эту тему с братом, она поняла, что тот, судя по всему, сунул свой длинный нос куда не надо, так что теперь сведениями с сестрой поделиться не мог до окончания школы.

Уж это она выяснить смогла… Посетовав на беспечность и наивность родственника, она стребовала с него клятву, что он больше не будет раздавать обещания кому попало, тем более подкрепляя их магическими клятвами.

Эту неслизеринскую доверчивость следовало искоренять.

***

— Отбоя ещё не было, — нагло заявила она гриффиндорскому старосте, лихорадочно вспоминая, далеко ли до полнолуния.

— Но скоро будет, — проговорил тот.

— Так я побегу? Авось успею, если не буду отвлекаться на желающих со мной поболтать, — ехидно прищурившись, улыбнулась Рина.

— Могу проводить до гостиной, тогда уж точно никто баллы не снимет, — в ответ искренне улыбнулся волк.

— Чует моё сердце, что где-то неподалёку затаились твои дружки, — Северина продемонстрировала кончик палочки, торчащий из рукава, давая понять, что она настороже.

— Сидят в гостиной. Я здесь, как и ты, для снабжения.

— Ну, так иди, куда шёл, а я побегу, — вновь возвращаясь к первоначальному плану, заметила девушка.

— Отбой, — проговорил Люпин, демонстративно наколдовывая темпусом время. — Так что моё предложение в силе, пошли — провожу.

— И оставишь голодными своих дружков? Что-то ты добрый сегодня…

— Я потом вернусь, — смущённо проговорил староста, — голодными не останутся.

— Ладно, пошли, — решилась Рина, — Но учти, если что…

— Даже и не думал, — галантно пропуская девушку вперёд, открестился от её подозрений Люпин. — А где твой брат?

— Уроки учит, — буркнула Северина, не желая общаться с врагом.

Быстрым шагом она приближалась к подземельям Слизерина, желая как можно скорее отделаться от неудобного попутчика. Оказавшись в коридоре, который вёл прямиком к дверям гостиной, она остановилась и посмотрела на парня:

— Спасибо, что довёл. Дальше тебе лучше не ходить. И вообще, забудь сюда дорогу, тут грифов не любят, так что уходи, во избежание…

— Я… Ты не могла бы передать брату?.. — замялся Люпин, удивив этим Рину, не ожидавшую от него такой просьбы. — Я извиниться хотел, да всё никак не получается.

— Что ж не получается? Вы же его постоянно не только видите, но и задираете. Вот и извинялся бы. Загнал бы в угол и так ему — извини, Северус! А… я поняла! Ты перед своими дружками боишься предателем прослыть, у врага прощения попросив!

Ремус дёрнулся, но ничего не сказал, как показалось Рине, изучая её своими жёлтыми глазами.

— Ладно, я скажу брату, — согласилась Северина, подумав. — Но ты расскажешь, что произошло. Или тебя, как и его, заставили дать клятву?

— Клятву? Заставили? — удивлённо произнёс гриффиндорец. — Но ведь…

— Ясно, судя по всему, ты не в курсе, — покивала собственным мыслям Рина. — Директор не захотел расстраивать своего ручного волка? Или он твой родственник, что так печётся о тебе?

Ошарашенный Люпин уставился на девушку:

— Откуда ты узнала про волка? Северус сказал?

— Да уж точно не от него, он и рта не откроет до окончания школы. Говорю же, покровитель у тебя заботливый… — и полюбовавшись на удивлённого парня, продолжила: — Ну что, по рукам? Или я пошла, забыв всё, что между нами было?

— Ты о чём? — шумно втянул воздух Люпин.

— Да не пугайся ты так, я о том, что забуду, что ты меня проводил, ну и о просьбе, конечно же…

— Ладно, слушай, — вздохнул Ремус, удивляясь собственному желанию рассказать о той истории кому-то, кто не будет веселиться или понимающе вздыхать, предлагая конфету. — Дело было так…

***

Выслушав историю про Мародёров, Дракучую Иву и любопытного Снейпа, Рина уставилась на непосредственного участника событий взглядом, в котором Люпин увидел такую смесь эмоций, что даже отступил на шаг.

— И ты продолжаешь с ними дружить? — почти прошипела девушка, пытаясь сдержать ярость, тесно переплетённую с удивлением. — С теми, кто почти приговорил тебя к смерти, попытавшись твоими руками убить человека?

— Сириус не подумал, но он всё осознал и попросил прощения, — вступился за друга Ремус.

— У тебя? — уточнила Рина. — А у Северуса? Или у его матери, случись то, о чём Блэк мечтал? А у твоей он бы тоже просил прощения, после того, как тебя бы казнил министерский палач?! Осознал он! Я теперь точно уверена, что у грифов отсутствует мозг. Дожидайся следующего раза, когда он снова подставит тебя. Ты же для них не человек, ты просто тёмная тварь, с которой так интересно общаться!

— Не оскорбляй моих друзей! — возмутился Ремус и в его глазах заполыхал гнев, заставив теперь уже Северину отступить, вспомнив, с кем она говорит.

— А, что говорить?! — махнула она рукой. — Это твоя жизнь. Спасибо, что проводил, и я скажу брату…

Развернувшись, девушка помчалась по коридору, как будто и правда за ней гнался оборотень.



Рождественская вечеринка у Слагхорна сначала показалась Северине скучной, но пообщавшись с Ричардом Фолком, семикурсником Рэйвенкло, а также послушав спор приглашённого гостя, довольно известного в научных кругах зельевара Дамокла Белби, с Северусом о недавно изобретённом гостем ликантропном зелье, которое, по словам её брата, можно было улучшить, решила, что вечер удался.

Танцы она предпочла проигнорировать, посчитав, что для всех будет намного лучше, если она влезет в околонаучный спор, иначе брат, забывшись, наговорит кучу гадостей магу, который, как и Слагхорн, может дать рекомендацию в Гильдию.

Послушав разгорячённых спорщиков, она убедилась, что ничего страшного не происходит, мистер Белби получает не меньшее удовольствие, понося «наглого щенка, ничего не смыслящего в величайшей науке…», и несколькими подходящими фразами снизила накал страстей, заработав при этом одобрительный взгляд начавшего было волноваться декана.

К окончанию вечера она уже была твёрдо уверена, что декан знает толк в вечеринках. Приглашение на каникулах посетить лабораторию, полученное Северусом от мистера Белби, было отличным рождественским подарком, и даже поцелуй под омелой с Ричардом, преследовавшим её весь вечер, не смог затмить это событие.

***

Сидя в поезде, везущем их на каникулы, Северина предвкушала весёлые встречи с подругой и прогулку в обществе Мальсибера, на которую они с братом согласились. Также было у неё сильное желание увидеть на каникулах рыжую Эванс, которой она сделала «рождественский подарок», отсроченное действие которого проявится как раз на каникулах.

Рина надеялась, что огромные бородавки и нос крючком заставят красотку либо безвылазно просидеть все каникулы дома, либо отправиться в Мунго, где с её проблемой тоже не справятся за один день.

Во всяком случае, каникулы вредной гриффиндорке она точно испортит, а обвинить в своих бедах Сева или её та не сможет — любой подтвердит, что Снейпы даже не приближались к девушке.

Мамина разработка этого проклятия очень пригодилась Северине, и главное, ни капли зелий, даже брат не заподозрит подвох, если вдруг Эванс вздумает обвинить их.

Сначала мисс Снейп хотела подгадать ко дню рождения Сева, но решила, что в школе Лили тоже никто не увидит, та сразу побежит в больничное крыло, а так хоть родственников попугает своим личиком.

***

Выйдя на магловскую платформу, они сразу увидели Тобиаса. Рина поняла, что даже соскучилась, поэтому радостно поприветствовала его, в отличии от Северуса, чья настороженность при встрече с отцом никуда не делась. Девушка подозревала, что изменения, если и произойдут, то ещё очень не скоро.

Проследив — Рина с предвкушением, а Сев с горечью — за мелькнувшей в толпе рыжей макушкой, они тоже отправились к машине. Прежняя развалюшка сверкала свежей краской и выглядела не в пример лучше себя же прежней, да и ехала, казалось, быстрее.

Тобиас делился с любопытной Риной проблемами, с которыми столкнулся, пока не починил сей агрегат, и она не могла не признать, что Снейп-старший проделал большую работу, если конечно Рина правильно поняла его восторги.

Всё же она была ведьмой, а даже обычная девушка вряд ли разбирается во всех этих железках.

Добравшись до дома, Рина обнаружила ещё один сюрприз, явно понравившийся и Северусу. Теперь у них с братом были разные спальни — Тобиас уступил свою, перебравшись в гостиную. Он поделился с ними планами впоследствии перестроить дом, добавив комнат.

Северина даже подумала, что и этот Тобиас нашёл себе какую-то женщину, но спрашивать не стала — не её это дело, старший Снейп имел право наладить свою жизнь, тем более дети-волшебники всё равно уже выросли и скоро уйдут из его жизни. Даже если не навсегда, то появляться в родном доме будут редко.

***

На Рождество, как и положено, была ёлка, праздничный обед и подарки. Северина подарила Тобиасу собственноручно связанный шарф, а Северусу тёплые перчатки и шапку, и получила в подарок от брата красивую чернильницу.

Тобиас тоже приготовил подарки, и Рина ещё больше утвердилась в мыслях, что он уже не один, так как никакой мужчина не рискнёт купить в подарок сыну жилет и, тем более, платье дочери.

Мужчины не разбираются в моде, а эти вещи были модные и подошли по размеру, что, в свою очередь, говорило о том, что пассия Тобиаса прекрасно представляет, как выглядят его дети.

Сидя за праздничным столом, Рина ломала голову, кто из соседок, ближних или дальних, прибрал к своим ручкам Тобиаса?

***

— Фиона, привет! Рада, что ты согласилась присоединиться к нам! — улыбнулась Северина, целуя подругу в щёчку.

Как всегда угрюмый Северус стоял рядом, недовольный тем, что сестра оторвала его от расчётов нового заклинания. Если всё получится, оно будет помощнее Секо, осталось только доработать, а тут эта прогулка. Так некстати! Зачем он согласился с уговорами Рейнарда? Что хорошего может быть в прогулке по слякоти лондонских улиц?

Хотя здесь, на Диагон-Аллее, царила вполне рождественская атмосфера — ярко украшенные витрины, белоснежные сугробы по обочинам тротуаров, и толпы волшебников, также как и маглы в обычном Лондоне, спешащих по своим праздничным делам.

Буркнув приветствие мисс Лайош и получив в ответ тёплую улыбку, Северус ещё больше нахохлился, всем своим видом демонстрируя, что был неправ, поддавшись на уговоры, и замёрз.

Появившийся минута в минуту Мальсибер вызвал улыбки девушек, преподнеся каждой из них по маленькому, будто покрытому изморозью шару, который оказался коробочкой, наполненной небольшими шоколадками в виде звёзд, снежинок и ёлочек.

Поблагодарив приятеля, девушки поинтересовались, куда они направятся.

— Я слышал, маглы смотрят кино, не хотите сходить? Вы ведь знаете, где его найти? — спросил Рейнард у Снейпов, и рассмеялся, глядя на их одинаково изумлённые лица, когда продемонстрировал им вполне подходящее магловское пальто под мантией.

— Рейнард, ты же чистокровный, ты не любишь маглов, — поддела его Северина.

— Это не мешает мне интересоваться тем, что, по слухам, может меня развлечь, — ответил тот. — Ну что, пойдём?

— Я должна предупредить бабушку, — сказала Фиона, — она будет волноваться, если узнает, что я вышла в магловский Лондон.

— А кто ей скажет? — фыркнул Северус.

— Мы живём на Диагон-Аллее, тут все друг друга знают, так что бабушка максимум через час уже будет в курсе, куда я отправилась. К тому же мне надо переодеться.

— Давай, пошли, отпросим себя, — улыбнулась Северина. — Моя подруга самая правильная девушка.

— И ничего смешного, — возразила мисс Лайош, — я просто не хочу расстраивать ту, которую люблю.

Слизеринцы грустно замолчали, думая каждый о своём, и больше не возражая, отправились в магазин к прабабушке Фионы.



Миссис Лайош, прабабушка Фионы, оказалась маленькой сухонькой старушкой с неожиданно ясными глазами насыщенно-голубого цвета, смотревшимися несколько странно на лице, напоминавшем печёное яблоко.

Познакомившись с пришедшими и будто заглянув в душу внимательным взглядом, она отпустила Фиону, наказав повеселиться на славу.

Быстро поднявшись в свою комнату, Фиона через пару минут вернулась с магловской курткой, и молодёжь поспешила выбраться из магазина, оставив позади пыльные витрины, в которых почти не видны были выставленные манекены в устаревших ещё полвека назад мантиях, погребённые под никому не нужными безделушками и пылью.

— Неужели к вам ещё заходят покупатели? — удивилась Рина, вспоминая внутреннее убранство магазина, мало чем отличающееся от витрин. — Почему бы тебе не попытаться навести порядок?

— Бабушка не даёт. Говорит, что пока она хозяйка, то всё будет так, как хочет она. И к нам заходят покупатели, хотя меня это даже удивляет. Я рассказала ей о нашей задумке, бабуля обещала подумать. Так что, если вы понравились ей, то я стану владелицей магазина сразу после школы, — сказала Фиона, почти прошептав последнюю фразу.

— Было бы неплохо, — согласилась Рина. — Но даже если не получится договориться с ней, мы всё равно не отступимся.

— Решили обзавестись магазинчиком? — поинтересовался Мальсибер.

— Даже если и так, то что? — пожала плечами Рина, не собираясь посвящать в планы посторонних.

Мальсибер почти зеркально повторил движение Рины, давая понять, что это его интересует мало, и компания волшебников двинулась к выходу в магловский мир.

Светофоры, машины и толпы людей оказались для неподготовленного мага очень сильным впечатлением. Рина с тяжким вздохом вцепилась в Мальсибера, заставляя того предложить ей руку и сделать вид, что он оберегает девушку от маглов, которые понятия не имеют о правилах хорошего тона.

Теперь Северина могла быть уверена, что доставит однокурсника в магический мир в целости и сохранности. Зато у Северуса и Фионы дела обстояли намного лучше.

Они оба прекрасно знали, как вести себя на улицах обычного Лондона, но Фиона предпочла воспользоваться случаем и стать немного ближе к симпатичному ей парню, которому явно доставляло удовольствие осознание того, что приятельница видит в нём защитника.

***

Возвращались они через несколько часов, переполненные эмоциями. Кино оказалось про шпиона, а магловская техника что в фильме, что на улице очень впечатлила Мальсибера, который никогда не выбирался в обычный мир.

Да и Северус, хотя и рос в нём, в кино был всего пару раз, а телевизора дома не было, так что посещение кинотеатра понравилось и ему. А Фиона так смешно пугалась грохота выстрелов и хватала Сева за руку…

Северина считала, что прогулка определённо удалась. Любуясь братом и подругой, идущими всё также вместе, она радовалась такому быстрому их сближению. Ну и что, что Северус просто не может отказать девушке, ищущей у него защиты от неизвестных опасностей. Главное, брат не глядит букой.

— Ну как тебе маглы? — поинтересовалась у Мальсибера Рина.

— Я впечатлён, — произнёс тот, успевая поддержать поскользнувшуюся спутницу, — то, что показано в фильме — правда?

— Кое-что, конечно, выдумано, но у них есть и более мощные, и даже жуткие орудия для убийства себе подобных.

— А ты откуда знаешь? — поинтересовался Рейнард.

— Я, конечно, не часто общалась с ними, живя в Америке, — ответила Рина, не забыв напомнить о собственной легенде. — Но я читала много книг и газет. Люди, воспитавшие меня, постарались дать мне разностороннее понимание мира.

— Давно хотел спросить, — Рейнард воспользовался упоминанием Рины о прежней жизни, чтобы поинтересоваться: — А почему вас разделили?

— На этот вопрос у меня нет ответа, — покачала головой Северина. — Раньше мне никто ничего не рассказывал, а теперь те люди мертвы и некому задавать вопросы…

Вздохнув, Рина замолчала и Мальсиберу не оставалось ничего больше, как принять её нежелание говорить о своей прежней жизни.

Проводив Фиону до дома, Рина и Сев там же возле магазина распрощались с Мальсибером и аппарировали домой. Ну и что, что несовершеннолетние, главное умеют, а палочкой махать для этого не надо и экзамен сдан.

***

Совершеннолетие они с братом отметили в Хогвартс-экспрессе, возвращаясь с каникул, которые здесь длились немного дольше, чем помнила Рина. Зато на Пасху тут не отпускали домой.

Утром девятого января, когда они с братом собирались в школу, Тобиас перед уходом на работу подарил каждому по двести фунтов, не заморачиваясь подарками.

На вопрос дочери о деньгах, он, явно гордясь собой, просветил Рину, что теперь зарабатывает не в пример больше прежнего и может позволить себе дарить детям такие суммы, тем более раньше он не баловал их подарками в силу обстоятельств.

Рина, порадовавшись за него, исподволь намекнула, что с такими деньгами можно подумать и о смене места жительства, перебравшись в другой район или даже город, а можно вообще отправиться в другую страну, ведь хороший специалист нигде не пропадёт.

Тобиас совсем не был готов к настолько кардинальным переменам, но обещал подумать и над таким предложением, а Северина преисполнилась надежд, ведь всё чаще в «Пророке» описывались случаи нападения на семьи маглорождённых волшебников и она боялась, что и Тобиас окажется под ударом. Ведь их полукровность не была ни для кого секретом.

Ещё сразу по приезду домой они предупредили отца, что на вокзал их провожать больше не нужно. Так что теперь, попрощавшись с ним, брат с сестрой аппарировали, появившись на специально предназначенной для этого площадке, находившейся в магической части вокзала.

Этот способ попасть на платформу нравился им несомненно больше, чем долгая поездка в машине, хотя и от появления сразу в Хогсмиде тоже пришлось отказаться из-за решения отпраздновать день рождения в необычной обстановке.

Заняв купе, Рина поспешила заняться его украшением, и их друзья, появившиеся через несколько минут, сразу попали в атмосферу праздника — шарики, цветы, конфетти и накрытый стол.

Так как вагон, в котором они расположились, почти полностью был занят слизеринцами, через некоторое время их день рождения отмечал уже почти весь факультет, а точнее его старшекурсники.

Другие факультеты были представлены сначала только Фионой, но потом к ней присоединились те, кто имел родственников среди отмечавших.

Повеселились на славу, даже не заметив, как доехали. Пару раз к ним на шум заглянули старосты, среди которых Рина заметила и Лили, которая выглядела как обычно, но внимательная мисс Снейп заметила некоторые изменения — нос прекрасной гриффиндорки совсем немного, но всё же изменил форму, давая понять заинтересованной девушке, что Эванс не обратилась в Мунго.

Глупая магла, судя по всему, рискнула дожидаться возвращения в Хогвартс, чтобы обратиться к Помфри, а уж увидев, что действие проклятья сходит на нет и совсем расслабилась, закрепив этим действие чар.

Теперь постепенно и совсем незаметно нос будет возвращаться к заданной форме, и годам примерно к сорока красавица окажется классической ведьмой, которой маглы пугают детей. Будущего мужа Лили Эванс, кто бы он ни был, ждёт сюрприз.

Даже жаль, если им всё же окажется Северус. Тогда проклятие придётся отменять…

Поприветствовав старост бутылками со сливочным пивом, слизеринцы продолжили праздник, ясно давая понять, что таким гостям они не рады.

Северус после ухода гриффиндорки посмурнел, что, в свою очередь, испортило настроение Рине с Фионой, но девушки продолжили праздновать как ни в чём ни бывало.

Да, они пока не выиграли битву, но главный приз всё равно не достанется рыжей, уж Рина постарается этого не допустить, да и Фиона была настроена решительно.

Её бабушка одобрила выбор кавалера, не обратив внимания на его полукровность, и мисс Лайош не собиралась отступать. Ничего ещё не решилось и она сделает всё, чтобы староста гриффов даже не смотрела в сторону ЕЁ парня!

Больше весёлую компанию никто не тревожил. В итоге старшие курсы Слизерина и отдельные личности с Рэйвенкло и Хаффлпаффа покинули поезд хорошо навеселе, что грозило им получением отработок сразу же по появлению в Большом зале. Можно было считать, что второй семестр начался удачно…



Следующий семестр почти ничем не отличался от предыдущего. Компаньоны варили зелья, обзаводились клиентурой, непонятно когда успевали делать уроки и посещать библиотеку.

Северус, видевший теперь прежних приятелей только на некоторых совместных уроках и перед сном, и думать забыл о предложении Люциуса. Мельком он слышал разговоры Мальсибера, Розье и Эйвери о тайных собраниях в Хогсмиде, на которые парни спешили каждый раз, когда учеников выпускали в деревню, но ему вдруг стали неинтересны ведущиеся там речи.

Уж очень он был завален заказами, а ведь ещё хотелось посидеть в библиотеке, тем более, что Рина выпросила у Слагхорна для него допуск в Запретную секцию. А раз в неделю прилетала сова от Белби.

Известному учёному понравились смелые суждения мистера Снейпа и он с удовольствием спорил с ним в письмах, забывая о возрасте своего оппонента.

Посетив на прошедших каникулах лабораторию изобретателя ликантропного зелья, Северус вернулся оттуда воодушевлённый и вывалил на Северину свои восторги, даже теперь не перестав рассказывать о том, что видел в лаборатории Мастера, и мечтая когда-нибудь тоже обзавестись чем-то подобным.

О Лили, как ни удивительно, Северус почти не грустил. Он видел её на уроках, но множество мыслей, крутившихся в его голове, не давали ему предаваться унынию, оплакивая их закончившуюся дружбу.

Он мог бы грезить о ней как раньше — ложась спать, но дело в том, что доползая до кровати, он моментально засыпал, стоило только сомкнуть глаза, и даже во сне ему виделись котлы с зельями, книги Запретной секции и лишь иногда мелькал рыжий локон, сразу заслоняемый другими кадрами его насыщенной жизни.

Северина тоже была занята почти также, как брат. Она не стремилась переплюнуть его в зельях, но от знаний отказываться было бы глупо, да и разработка собственных идей в косметических зельях тоже требовала времени.

Большая часть того, что она придумала, дожидалась своего часа, чтобы быть запатентованным и воплотиться в салонные процедуры.

Сейчас же они с Фионой варили давно известные составы, правда, немного переработанные, но даже это приносило на удивление неплохой доход. Вот уж не думала Северина, что стольким представительницам женского пола от одиннадцати до восемнадцати лень сварить себе простейшее зелье от прыщей или мыло с любимым запахом.

Чему только учит их профессор Слагхорн?!

Но эта лень очень радовала девушку, ведь благодаря ей, или тому, как поправляла её Фиона, что не у каждой есть талант к зельям, девушкам удавалось находить клиенток, которые и в дальнейшем не забудут про них и посетят их салон.

На уроках Рина замечала интерес Рейнарда и чувствовала кожей взгляд якобы безразличного Люпина, сидящего за ней. И если о мыслях Мальсибера она могла догадываться, хотя и не собиралась давать ему шанса, опасаясь, что с его стороны всё это окажется просто блажью, то понять гриффиндорца, который смотрел на неё, будто изучая, она не могла.

Ощущать себя объектом научного интереса было довольно неприятно, а уж думать о себе как о дичи и вовсе не хотелось, так что она делала вид, что не замечает старосту.

Его извинения она озвучила Северусу, услышав в ответ от брата, что он не нуждается в извинениях врага. Примерно в таких же словах она передала ответ Люпину, выполняя его просьбу. Контактировать с волком больше чем нужно она не хотела.

Её не интересовала его проблема, у Ремуса были родители и друзья, вот они и должны были позаботиться об оборотне. Тем более тот, хоть и не специально, но напал на её брата, и это заставляло Северину относиться к нему настороженно.

***

В один из дней, когда весна уже стояла на пороге замка, прилетевшая к ней во время завтрака сова скинула в руки записку, содержание которой заставило её судорожно вспоминать, что она натворила.

Никакой вины она за собой не числила, так что вызов к директору был не понятен. С момента её появления в замке Дамблдор вроде и не обращал на неё никакого внимания и Рина давно успокоилась, решив, что директор поверил в рассказанную ею историю.

Явившись после уроков в директорский кабинет, она очень удивила его обитателя, притащив за собой брата. Легенду следовало соблюдать и она вновь играла роль воспитанной леди, которая и шагу не шагнёт без сопровождения родственника мужского пола или дуэньи.

— Добрый день, — обратился к ним директор, — я вызывал только вас, мисс Снейп.

— У меня нет секретов от брата, профессор, — сказала Рина, наивно хлопая ресницами. — И неужели вы вновь забыли, что одинокой молодой девушке не годится находиться в одном помещении с мужчиной?

— Я и забыл, мисс Снейп, что вы у нас поборница устаревших правил, — улыбнулся директор. — Помню, во времена моей молодости было нечто подобное, но молодым я был так давно, что теперь уже не представляю опасности для девичьего целомудрия.

— Я нарушила какие-то правила? — задала Рина вопрос, а Северус исподлобья посмотрел на директора и по его лицу было ясно, что он никуда не уйдёт.

— Нет, нет, мисс Снейп, вы ничего не нарушили, — поспешил заверить её волшебник. — Я просто хотел узнать, привыкли ли вы к школе, не обижают ли вас на факультете? Присаживайтесь, молодые люди, чаю?

Директор добродушным жестом указал на столик, который уже был уставлен разнообразной вкусной мелочью, которую принято было жевать, попивая чай.

— Спасибо, но мы только пообедали, — изобразив сожаление, сказала Северина, садясь на стул, стоящий у письменного стола директора, а Северус встал за её спиной, как безмолвный страж. — Я всем довольна, на Слизерине меня не обижают, и я польщена, что такой занятой волшебник как вы, не забывает лично интересоваться жизнью обычной ученицы.

— Все ученики школы мне как собственные дети и я, конечно же, интересуюсь их успехами или неудачами.

Директор ещё минут десять вещал о школе, дружбе, учёбе и прочем, а потом отпустил их отдыхать. Северина так и не поняла, зачем он её вызывал? Или просто не стал говорить ей ничего при Северусе?

Попрощавшись с действующим директором и портретами предыдущих, Рина выскользнула за дверь и вздохнула свободно, схватив за руку Сева, придержавшего её на движущейся лестнице. Липкая забота директора вызывала неприязнь и желание больше никогда не появляться в его кабинете.

Скорее бы закончить школу и стать свободной!



Наступившие каникулы были для Рины и Сева не столько долгожданным отдыхом, сколько возможностью просто вздохнуть свободно, не опасаясь проклятий в спину от Мародёров и приглашений на чай от директора.

Правда, последний больше не пытался этого делать, но Рина чувствовала, что он наблюдает за ней во время трапез и, как ей казалось, был ей недоволен. Ломать голову над вопросом, почему это происходит, было бессмысленно.

Директор был старше и опытнее во много раз, поэтому догадаться о его планах и мотивах не стоило даже пытаться, хотя Северина и предполагала, что его недовольство было как-то связано с её появлением.

Возможно, она разрушила этим его планы. Из её брата должен был получиться гениальный учёный и вполне вероятно, что директор планировал как-то это использовать, и теперь опасался, что появившаяся из ниоткуда девушка загубит талант, загрузив коммерческими заказами.

Но ведь и она тоже не собиралась просто эксплуатировать брата, заставляя его всю жизнь варить мыло, но им нужны деньги и клиенты для их будущего бизнеса, благодаря которому брат сможет учиться дальше и стать известным учёным!

Именно об этом она мечтала, но даже учёному нужны деньги и поддержка.

***

Аппарировав в присмотренное ещё прошлым летом удачное местечко и убедившись, что никто не обратил внимания на их появление, Рина и Сев отправились домой, где обнаружили праздничный ужин на стадии готовки и некую особу, в которой Сев признал их ближайшую соседку мисс Митчелл.

— Тобиас сказал, что вы появитесь ближе к вечеру, — волнуясь и краснея, пролепетала та.

— Нас отпустили раньше, — спокойно сообщила ей Рина, затаскивая на лестницу чемодан. — Сев, помоги мне!

Брат, подхватив оба чемодана, скрылся на втором этаже, а Рина вернулась к прерванному разговору:

— А где дядя? — спросила она, придерживаясь версии, придуманной для соседей.

— Он на работе, — смущённо вытирая руки передником, произнесла мисс Митчелл, — а меня попросил помочь по хозяйству, ну, по-соседски…

— Ясно, — кивнула Рина и отправилась наверх, решив, что соседка вполне подойдёт в плане удержания Тобиаса в трезвом состоянии.

А если у них получится создать семью, то уж Северина постарается появляться в их доме как можно реже и со всеми предосторожностями, чтобы никто не догадался о её ведьминской сущности. Пусть живут спокойно и будут счастливы. Она и Севу всё объяснит.

— Что она делает в нашем доме? — зашипел брат, как только Рина появилась в дверях его комнаты.

— Сев, ну что ты как маленький?! — пожала плечами девушка, усаживаясь рядом с нахохлившимся подростком. — Спят они вместе, понятное дело. Твой отец нашёл прекрасный повод удерживаться от пьянки, ну и я немного укрепила его рвение.

— Это ты их свела? — разозлился брат. — А как же мама? Хотя, конечно, какая тебе разница, что он забыл её, не прошло и года!

Рина понимала, что брату больно и поэтому он обижает её, и не собиралась отвечать тем же.

— Я только помогла ему сдержать тягу к спиртному, пить он бросил сам, тут я ему не помощница, сам ведь знаешь — это обязательное условие для эффективности зелья. Но с соседкой я его не знакомила, и если он нашёл подходящую женщину, то и пусть. Северус, твоя мама не была счастлива с ним, да и он с ней тоже, ничего не поделаешь.

Северус, за год общения с сестрой уже привыкший, что она, разговаривая с ним, пытается обнять или взять за руку, и в этот раз не стал отстраняться.

— Скажи мне, Сев, а ты не знаешь, почему мама не ушла от него, когда он запил?

— Не знаю, — помотал головой Снейп, — может, любила или просто боялась остаться одна и опасалась, что не сможет обеспечить меня всем необходимым. Насколько я знаю, у неё не было родственников.

Рина очень удивилась, вспомнив тётку — родную сестру матери, которая частенько появлялась в их доме, хотя её родители и брат не были рады тому, что она общается с Эйлин и её семьёй. А здесь… кто знает, что случилось здесь…

— Боялась настолько, что терпела пьяницу? — удивилась девушка.

— Раньше он так не пил, зато меня терпеть не мог, — ответил Северус. — Раньше они всё больше ругались, напивался он только по выходным, а потом стал пить всё чаще и больше. Когда мама заболела, он сорвался… Похоже, он не просыхал с тех пор, как я после похорон уехал в Хогвартс, так что ты увидела его во всей красе.

— Но теперь-то он не пьёт, и Сев… он имеет право попытаться наладить свою жизнь. Мы ведь через год закончим учиться, у нас свои интересы, а он сможет жить так, как удобно ему — без волшебства…

— И без нас, — согласился Северус.

***

Появившийся к вечеру Тобиас, кажется, был очень удивлён тем, что его дети спокойно приняли факт нахождения в доме чужой им женщины. Мисс Митчел, которая попросила называть её по имени — Абигайль, с молчаливого согласия младших Снейпов осталась на ужин.

Снейп-старший, судя по всему, волновался о реакции Северуса, но тот повёл себя достаточно спокойно, хотя пару раз Рина в последний момент успевала вцепиться брату в руку когтями, охлаждая его пыл.

— Извините, что не предупредил вас, — сказал Тобиас детям, как только за Абигайль, не захотевшей, чтобы её провожали, закрылась дверь. — Я не думал, что вы узнаете так рано.

— Надеялся, что мы съедем и оставим тебя в покое, так и не узнав, что ты забыл маму сразу же, как только похоронил?! — завёлся Северус.

Рина только и смогла, что закатить глаза, удивляясь его эмоциям, так и хлеставшим через край.

«Надо что-то с этим делать. Ой, что гадать! Судя по всему, мама не учила его окклюменции, вот он и не умеет сдерживать чувства. Как хорошо, что моя библиотека со мной. Трактат „О разуме, и о том, как научиться его защите“ думаю, поможет Северусу. Как же я раньше не догадалась?!»

Хлопнувшая наверху дверь подтвердила Рине, что брату просто необходимы те дыхательные практики, что описывались в книге.

— Извини, — произнесла девушка, обращаясь к Тобиасу, — он поймёт, что был не прав, и знаешь, мне понравилась Абигайль, надеюсь, у вас всё сложится.

Ободряюще улыбнувшись, Северина поспешила за братом. Следовало увлечь его изучением контроля над разумом. Она не сомневалась, что Сев не остановится на изучении окклюменции и пойдёт дальше, став отличным легиллиментом.

Уж она-то успела изучить его — если брат чем-то увлекался, то стремился досконально изучить всё, касающееся этой области магии.

Именно благодаря такому интересу к зельям он развил свой природный талант, а его обширные знания по тёмной магии тоже пополнялись за счёт этого увлечения, хотя тут была опасность переступить черту, но Рина надеялась, что ещё одна сложнейшая область магических наук сможет не только отвлечь брата от изучения темнейших заклятий, но и научит сдержанности.

@темы: фанфики