Аспер_


Тёмный Лорд направился к двери, а Натали кинулась к дочери, собираясь взять её на руки.

— Оставь девочку здесь, Нарцисса присмотрит, — холодный тон говорящего выстудил сердце.

— Нет, — произнесла она, — я не оставлю её одну в незнакомом доме, к тому же, я пока не доверяю ни вам, ни вашим последователям.

— Глупая девчонка, — голос Лорда несколько потеплел, но всё ещё сильно отличался от того, что она слышала во время общения с ним. — Неужели ты не понимаешь, что, если бы я захотел навредить, то я бы это сделал, а ты не успела бы не только открыть рот, чтобы произнести «Авада Кедавра», но даже достать палочку, которую, заметь, у тебя никто не забрал.

— И всё же я предпочту держать ребёнка на своих руках, — Натали подняла глаза, дерзко уставившись на Лорда, хотя её ноги дрожали от снова появившегося страха.

Она боялась исходящей от него силы, которая чувствовалась физически, боялась, несмотря на разговор с ним, ведь она помнила о том, что, по его словам, он нестабилен, и подтверждение этих слов она видела сейчас.

— Пойдём, — произнёс Лорд, видимо, приняв решение.

Путь по коридорам был недолог и вскоре они опять оказались в том зале, который, по-видимому, служил приёмным. Волдеморт небрежным движением палочки наколдовал кресло, стоящее слева и немного сзади его «трона», давая этим понять, что не опасается её, оставляя за спиной.

Молча предложив ей присесть, он устроился в своём кресле, взмахом руки открывая двери, и Натали услышала шаги мужа. Звук шагов приближался, а вскоре и он сам вступил в зал. Натали замерла, поражённо глядя на человека, которого, как ей казалось, она успела изучить за эти два года, что была с ним.

На колено перед Лордом опускался не Северус Снейп, а преданный Пожиратель, от чьей белоснежной маски и тяжёлого чёрного плаща веяло ледяным спокойствием и тёмной магией.

— Северус, рад тебя видеть, — проговорил Волдеморт. — Извини, что твоё милое семейство я пригласил раньше. Но у меня не было уверенности, что ты захочешь меня видеть.

— Я предан вам, милорд, и был рад узнать, что вы вернулись, — голос звучал глухо, искажаемый маской.

— Да, да, я знаю, — согласился Лорд. — Как поживает Дамблдор? Всё ещё плетёт свою паутину? Можешь не отвечать, я помню, что сам решил отправить тебя к нему. Ты неплохо устроился, к тому же, в отличии от Каркарова, никого не предал. Я ценю это.

Натали сидела, глядя на своего мужа, который ничем не выдал волнения, увидев её здесь.

«А может, ему всё равно?» — предательская мысль возникла в сознании и тоненький голосок стал противно нашёптывать: «Конечно, он не переживает о тебе, он любит Лили, и это навсегда, а ты просто навязанная обуза, от которой он будет рад избавиться…»

Она встряхнула головой, отгоняя плохие мысли, как лошадь овода, и запретила себе думать о муже плохо. Да, он не любил её, но они семья и он любит дочь, хоть и пытается этого не показывать.

Натали ободряюще улыбнулась Северусу, надеясь донести мысль, что ей на данный момент ничего не грозит.

— Поднимись, Северус, и подойди ко мне, — произнёс Лорд после недолгого молчания, — и сними маску, ты не в рейде…

Снейп поднялся и, подойдя к Лорду поближе, скинул капюшон и избавился от маски, тотчас же после этого склонив голову.

— Так что там в Хогвартсе? Дамблдор уже обнаружил потерю? Поэтому ты здесь? Ты не спешил… Судя по всему, директор давал тебе последние напутствия? Не хочешь озвучить? Спасти Поттера любой ценой, даже ценой своей жизни, так, Северус? Что же ты молчишь?

— Мой Лорд, старик действительно поручил мне узнать, что случилось с мальчишкой. Он почему-то подозревал, что Поттер у вас, хотя я показал ему неактивную метку. И мне нет до него никакого дела, ведь вы вернулись и теперь сможете отомстить мальчишке. Я мог бы сварить такие зелья, напоив которыми Поттера, вы бы наслаждались его муками долгие часы, но для этого мне нужно взять его кровь… — лицо зельевара ничего не выражало, будто он говорил о чём-то совсем не важном.

— Нет, нет, Северус, я больше не сумасшедший, а значит, прекрасно понимаю твои мотивы. Ты пытаешься спасти мальчишку… Так вот, открою тебе один секрет… Его не надо спасать, Гарри Поттер не очень-то стремится вернуться к Дамблдору.

Смотря на вроде бы бесстрастное лицо мужа, Натали поняла, что он удивлён, да и она сама уже совсем ничего не понимала.

— Северус, расслабься, я не собираюсь убивать ни твою семью, ни тебя, ни Гарри, который как раз сейчас отсыпается после достаточно сложного ритуала, соединившего наши души и сделавшего нас братьями. Ведь он простил меня за смерть своих родителей и помог мне восстановить душу, поделившись своей.

Миссис Снейп с удивлением внимала словам Лорда. Кажется, она догадывалась, что произошло. Так как Гарри и Том из-за осколка души оказались связаны, то при согласии Поттера их души можно было соединить. Смешать, разделив потом надвое… Что из этого получилось, Натали даже не предполагала.

Хотелось верить, что Лорд при этом стал не таким жестоким, а Поттер научился думать, хотя этого качества, как ей казалось, и Лорду не хватало в той же мере, что и мелкому гриффиндорцу.

— Пока тебя не было, мы мило беседовали с твоей женой о её отце, моём хорошем друге, который, даже умерев, помог мне возродиться. За это я очень благодарен и ему, и его дочери… Сядь, Северус, мне кажется, что тебе плохо.

Возникшее за спиной у зельевара кресло подбило его под колени и он плюхнулся в него, не сводя с Волдеморта глаз, будучи до глубины души поражён тем, что тот говорил.

Натали неожиданно заметила, что сидит уже не за спиной Лорда, а напротив него, рядом с мужем. Появившиеся рядом с ними пустые кресла наводили на мысль, что к их беседе присоединятся ещё несколько человек. И хотя она примерно представляла, кто это будет, но даже не предполагала, какие откровения им ещё предстоит услышать.

Эрис уже изрядно оттягивала руки, а её сон, казалось, был несколько неестественен, но выпустить дочь из рук даже после таких откровений Лорда Натали опасалась. Видя её мучения, Риддл наколдовал колыбель рядом с креслом, при этом заметно поморщившись, но ничего не сказав.

Натали, благодарная за это проявление заботы, аккуратно уложила дочь, и держа её за руку, продолжила слушать фантастические откровения Лорда.

— Так вот, я остановился на том, что ко мне заявился Хвост, сбежавший из Хогвартса и якобы нашедший меня после долгих поисков, — заговорил Том. — Мы с Барти, перебравшись из дедовского дома, как раз обживали семейное поместье Риддлов, принадлежавшее мне по праву. Как раз в нём мы сейчас и находимся, и нет, Северус, ты не сможешь передать все эти сведения директору. Смирись, ты больше не шпион, да и твоя работа в Хогвартсе сейчас под вопросом.

Снейп молча склонил голову, соглашаясь с решением Лорда. На Натали он вообще не смотрел и она начала опасаться, что после этих посиделок их семья станет чисто номинальной, то ли потому, что Северус был зол на неё за то, что она доверилась Люциусу, то ли потому, что видела его сейчас, когда он вынужден был преклонить колено перед Лордом и терпеть его слова.

Меж тем Волдеморт продолжил:

— Решив, что не стоит Питеру знать, что я возродился почти нормальным, мы показали ему голема. Никогда не верил Хвосту, его мелкую душонку видно за милю. Предаст из-за страха или денег… Это ничтожество… Он якобы меня долго разыскивал и вот, наконец-то, нашёл, принеся весть о Турнире, благодаря которому я смогу возродиться и отомстить врагу.

Этим летом я начал видеть глазами Поттера и запросто попадать в его сны. Догадавшись, почему это могло произойти, я попытался наладить с мальчиком контакт, а тут и Хвост очень уж своевременно явился с интересными сведениями.

Всё это было очень подозрительно и мы попытались узнать подробности. Хвост оказался под непреложным обетом и сдох в муках, но я успел увидеть в его мыслях отведенную ему роль в новой пьесе известного кукловода. Мало показалось тому семидесятых, он хотел продолжения.

Альбус знал, что мне знаком ритуал и он отправил Питера в дом моего деда. Хвост должен был участвовать в моём возрождении.

Нарушить планы Дамблдора было делом чести. Я стал частенько насылать Поттеру сны, а он обдумывал всё то, что я ему показывал. И кстати, Северус, ты удивишься, но мальчик осознал, что ты его всё время спасал, все те три года, что он учился в школе. Плохо бы тебе пришлось, узнай я об этом, будучи невменяемым.

А у мальчишки, как оказалось, есть мозги и он умеет ими думать, особенно после того, как я незаметно помог их немного почистить, выметя разнообразный мусор, оставленный там Дамблдором. Хотя всё равно ты был прав, утверждая, что Гриффиндор — это диагноз.

Даже после того, как он увидел мои воспоминания, он всё равно был уверен, что я зло. Хотя я и не могу отрицать этого. Пришлось его выкрасть, и как можно быстрее, не дожидаясь времени, спланированного директором.

Лорд улыбнулся, глядя на исказившую лицо зельевара гримасу, и махнул рукой, открывая двери. Натали вздрогнула от неожиданности. Всё же Риддла сложно было назвать полностью нормальным. Эти резкие перепады настроения и неожиданные действия напрягали.

Возможно, это было следствием ритуала, Натали не знала, но разговорчивость Тёмного Лорда, как она надеялась, должна была пойти ему на пользу. Ему, видимо, нужно было выговориться.

В зал вошли маги, среди которых она с удивлением увидела Аурелиуса, шедшего рядом с Фридрихом. Появление немецкого дядюшки не было для неё неожиданностью, но что делал здесь лорд Принц, который, кажется, был нейтралом?

Поприветствовав Лорда, маги заняли полагающиеся им места, образовав круг, и Натали убедилась, что между некоторыми креслами оставлено слишком много места. Предположив, что это места тех, кто сейчас пребывает в Азкабане, она увидела, что Аурелиус не сел в кресло, а подошёл к ней.

— Миссис Снейп, отдайте ребёнка вашему свёкру, — проговорил Лорд. — Уж ему-то вы можете доверить дочь?

Понимая, что этим действием Лорд дает понять зельевару, что снова ему доверяет и не нуждается в заложниках, она всё же посмотрела на мужа. Северус, сидящий рядом, наставил палочку на подошедшего мага и что-то прошептал.

У того сразу же засветилось кольцо на пальце, которое, как знала Натали, являлось родовым, и Северус впервые за всё время, пока находился здесь, обратился к жене:

— Дорогая, это действительно Аурелиус. Отдай ему Эрис, она будет в безопасности в Принц-холле.

Натали разжала руку, решив довериться мужу, и лорд Принц, забрав девочку из колыбели, сразу исчезнувшей, поспешил покинуть комнату, произнеся слова благодарности в адрес Лорда. Дверь за ним захлопнулась и Натали ощутила, как сжалось её сердце.

Маги Ближнего круга сразу же после того, как зал покинул посторонний, расслабились и принялись тихо переговариваться.

Всех здесь присутствующих она знала, будучи представленной им на балу у Малфоев. Магнус Нотт, Гарван Крэбб и Джеральд Гойл, Сет Эйвери, Уолден Макнейр, Фредерик и, конечно же, Люциус с Нарциссой.

— А это Барти Крауч-младший, мой незаменимый помощник на протяжении многих лет, — сказал Лорд, указав на симпатичного мага с модной растрёпанной стрижкой, который, не вставая с кресла, изобразил в сторону Натали поклон и произнёс:

— Мы, можно сказать, знакомы с миссис Снейп.

— Знакомы? Нет, я точно знаю, что вижу вас в первый раз, — удивилась Натали, покачав головой.

— И всё же вы ошибаетесь, мадам, вы меня знаете, — Крауч лукаво улыбнулся. — Штефан Краубе, к вашим услугам…



Натали удивлённо разглядывала Крауча, а выражение лица её мужа ясно давало ей понять, что он о ней думает. На нём было ясно написано — «А я ведь говорил!»

— Вы — Штефан? А Долохов, тот, который Александр? Он тоже не настоящий?

— О нет, Алекс вполне себе настоящий, и то, что он вам говорил, почти полная правда. Он просто не упоминал, что в какой-то момент его отец забыл о Станиславе Корфе, а теперь, вспомнив, мучается угрызениями совести, поэтому и наказал сыну по возможности познакомиться с вами и помочь, если нужно.

— А как же Каркаров? Он знает, что у него вместо ученика в делегации находится преступник, считающийся мертвым?

— Конечно, знает, — ответил вместо Крауча Лорд. — Участвуя в этой мистификации, Игорь надеется загладить свою вину и заслужить моё прощение. И, конечно же, в этот раз он связан ещё и обетами. Больше я не поверю ему просто так.

Северус дёрнулся, но Риддл поднял руку, призывая к молчанию, и Ближний Круг замер.

— Нам не составило труда вытащить Поттера из Хогвартса. Его совсем не охраняют, видимо, Альбус думает, что школа — это самое безопасное место. Пришлось объяснять Гарри, что к чему, и понадобилась помощь в ритуале, но у нас получилось.

Теперь, после того, как моё тело полностью сроднится с обновлённой душой, я снова стану таким, каким вы знали меня раньше, — произнёс Лорд и посмотрев на младших магов в своём окружении, уточнил: — Во всяком случае, старшее поколение точно помнит меня нормальным.

Нотт и Корф улыбнулись, а остальные расслабились, разрешив себе, наконец-то, поверить в то, что у них будет умный лидер, а не тот невменяемый, которого они помнили по Первой Магической.

— Мой Лорд, что вы планируете для Поттера, и что мне докладывать директору? — произнёс Северус, обращаясь к Волдеморту.

— Ты ведь не успел сообщить ему, что почувствовал вызов? — поинтересовался, задумавшись, Лорд.

— Нет, он позвал меня раньше, сообщил, что Поттер пропал и попросил показать метку. Она была серая, как обычно, но директор сказал, что у него есть подозрения, что вы, милорд, вернулись, и он почти уверен, что мальчишку похитили. Сказал, что если последует вызов, я сразу же должен сообщить ему, и отпустил.

Я немедленно отправился домой, почувствовав неладное, и обнаружил отсутствие жены и дочери. Вот тут-то меня и настиг ваш вызов, милорд. Каюсь, некоторое время я провёл, обдумывая ситуацию, а потом отправился к вам.

— Отлично! Значит, ты возвращаешься в Хогвартс, говоришь, что семья уехала на континент, а ты не видел и не слышал ничего ни обо мне, ни о Поттере. Пустим слух, что он просто отправился на каникулы, никому ничего не сказав. А Гарри покажется пару раз на Диагон-Аллее.

— И он согласится подыграть? — засомневался Снейп, помня, как фанатично Поттер восхищался Альбусом.

— Согласится, — ответил Лорд. — Ты, думаю, догадываешься, как можно измениться, лишившись наведённых мыслей и приказов. А Гарри, к тому же, теперь частично я.

Лорд помолчал, будто обдумывая то, что сам и сказал, и продолжил:

— Впрочем, и я теперь частично он…

Оглядев соратников, он спокойно, как будто в его словах не было ничего необычного, произнёс:

— Пришло время сделать наш мир удобным и комфортным для нас. И мы будем это делать, не спеша и не вступая в открытую конфронтацию. Министерство, что бы ни заявлял Дамблдор, никогда не признает моего возвращения, если не получит видимых всем доказательств. А мы не станем их им предоставлять.

Наша задача на сегодняшний момент — привлечь к нам как можно больше сторонников среди чистокровных и полукровных семей, получить негласный контроль над Министерством, и договориться с оборотнями и вампирами.

Но самая важная на данный момент задача — это вытащить из Азкабана наших сторонников.

Натали подумала, что та же Белла вряд ли согласится с кем-то договариваться, но, вероятно, Том, ставший нормальным, поймёт, что сошедшая с ума соратница — это не самый лучший вариант.

Про других ей было ничего неизвестно, но по тем минимальным крупицам информации, которые у неё имелись, можно было предположить, что они не были настолько безумны. К тому же она была уверена, что Лорд сможет сдержать их порывы.

— Что касается маглов и маглорождённых, — тем временем продолжил говорить Лорд, — то с первыми надо постараться на некоторое время свести контакты к минимуму. В будущем Статут следует соблюдать более жёстко и уже сейчас начинать учиться мимикрировать. Маглы стали непредсказуемы, и, поверьте мне, я знаю, что говорю.

По лицам магов можно было понять, что они тоже всё прекрасно понимают, и миссис Снейп в который раз убедилась, что сведения, которые она почерпнула из семикнижия, были однобоки и не отражали полной картины, хотя что можно ожидать от детской сказки, написанной маглой.

Тут Натали пришла в голову совершенно не нужная сейчас мысль об обещании, что книги всё равно будут написаны так, как прежде, и задумалась, каким же образом это произойдёт.

— По поводу маглорождённых… — услышала она голос Волдеморта. — Следует серьёзно разобраться, откуда они появляются. Версия о том, что это потомки сквибов или просто полукровки, кажется мне всё более верной…

Маги переглянулись, делая вывод, что можно не демонстрировать крайнюю степень неприятия грязнокровок. Большинство из них пошли в своё время за Лордом, надеясь упрочить позиции своих родов и остановить тех, кто ратовал чуть ли не снятие Статута, да и то, что грязнокровки лезли в министерство и Визенгамот, не зная обычаев и не желая им следовать, тоже не радовало представителей старых фамилий.

А с маглами они уживались многие века, научившись извлекать из этого выгоду, да и когда возникала нужда в обновлении крови, ничто не мешало принять в род грязнокровку или полукровку, создав подходящую к случаю легенду.

Те же, кто был излишне фанатичен в этом вопросе, заканчивали как Блэки — сумасшествием, или как Гонты — полным вырождением.

— Свои предложения и доводы вы сможете начать приводить мне с завтрашнего дня, а теперь я хочу отдохнуть, эти сутки были очень насыщенными. Да, и вот ещё что, Северус, прежде чем ты уйдёшь, я хочу сказать тебе кое-что.

Все мы здесь одна семья и поэтому то, что я скажу, должны услышать все. В своё время ты просил меня о милости и я обещал, но не сдержал слово. И то, что я поплатился за это, и то, что был не в себе, всё равно не снимает с меня вину. Я признаю, что виноват перед тобой и согласен на виру, я знаю, что это не восполнит твою потерю, но всё же.

Зельевар выглядел так, будто увидел перед собой привидение, да и остальные маги, кажется, были шокированы тем, что их Повелитель признавал свою вину перед вассалом. Это было неслыхано, никогда до этого он не считался ни с кем, он видел в них только средство достижения своих целей, и вот такое признание выбивало их из привычного мироощущения.

— Мой Лорд, я ведь тоже виноват перед вами, — проговорил Снейп, рывком покидая кресло и снова становясь на колено у ног Волдеморта. — Я усомнился в вас и посмел искать помощи у вашего врага, презрев клятву верности, предав вас. Я отказываюсь от виры и молю о прощении…

— Встань, Северус, я прощаю, но подумаю, как не дать тебе возможности оступиться снова, но и от своих слов не отказываюсь. И ещё… Насколько я знаю, на тебе есть обет. Как я догадываюсь, он связан с защитой Поттера. Теперь он с нами, значит, и ты тоже. Не забывай об этом. Можешь идти и не вздумай снова предать меня. В следующий раз прощения не будет.

Натали вскочила, собираясь последовать за мужем. Лорд махнул рукой, давая понять, что отпускает обоих, и когда они уже почти достигли дверей, произнёс:

— Северус, помни о семье…

***

Стоило им только оказаться в Принц-холле, Натали бросилась разыскивать дочь и только убедившись, что та спокойно спит в детской, без сил опустилась в кресло, стоящее возле кроватки. Здесь-то её и нашла Сильвана.

— Может, ты отправишься спать? — шепотом спросила она у миссис Снейп. — День был долгим. Жаль, что Северусу снова пришлось уйти.

— Как?! — вскрикнула Натали и тут же зажала рот рукой, не желая разбудить дочь. — Когда ушёл, что сказал?

Сильвана пожала плечами и протянула Натали фиал:

— Это успокоительное, выпьешь, когда ляжешь. Пойдём, милая…

Расстроенная Натали поднялась из кресла и отправилась в спальню, прекрасно зная, куда отправился её муж. Игра началась и он должен был в ней участвовать, а она совсем не знала нынешнего расклада.

Выпив зелье, она провалилась в сон, который совсем не приносил отдыха, а ближе к утру перешёл в лихорадку.

Натали металась по простыне, собирая её неаккуратными складками и ей казалось, что вокруг неё пустыня, огромное пространство, полное раскалённого, сверкающего на солнце песка, который жёг кожу и просыпался сквозь пальцы. Горло саднило и ей казалось, что это песок царапает нёбо, заполняя гортань и забиваясь в лёгкие.

Хотелось плакать, но слёзы, солёные, как и пот, скатываясь по разгорячённой коже, не приносили облегчения. Тело болело, суставы рук и ног мучительно тянуло, и Натали крутилась, то сбрасывая с себя одеяло, то снова натягивая до подбородка, когда жар пустыни сменял ледяной ветер, будто пытающийся напомнить ей о родине.

***

— Кажется, я не вовремя, — проговорила Лили, появляясь среди барханов, безмятежно ступая босыми ногами по раскалённому песку. — А не стоило пить холодный сок! Или это от нервов?

Сделав вид, что обдумывает, какое предположение является истинным, богиня грациозно опустилась на появившийся шезлонг с открытым над ним пляжным зонтом ярко-бирюзового цвета, смотревшимся дико среди, казалось бы, бесконечной пустыни.

— Опять ты! Что в этот раз? — рвано вдохнула раскалённый воздух Натали.

— А ты мне, кажется, не рада? — делано удивилась её собеседница. — Я не понимаю твоей обиды. Ведь всё хорошо, у тебя сильные покровители, многочисленные родственники, друзья. Ты изменила жизнь своего мужа, теперь можешь почивать на лаврах, к тому же никто не требует от тебя бросаться в бой. Всё!.. Финита!..

— Конец?! О каком конце ты говоришь?! Сейчас, как я понимаю, всё только и начнётся. А ты? Значит, ты создала мне тело, вплетя в угасший род новую, неизвестную нить? Что-то мне подсказывает, что всё немного не так, как ты мне рассказывала…

— Какая тебе разница, создала ли я тебе тело, подселила ли тебя в имеющееся, или это всё вообще плод твоего воображения? Может, тебе всё это снится…, а может, ты сама чья-то галлюцинация? Какая тебе разница! Живи и радуйся, ощущай жизнь, используй все возможности, которые тебе подвернулись.

Я считаю, что я свою часть договорённости выполнила, а ты, если не довольна тем, как всё повернулось, выкручивайся сама. Не зови меня больше, мне надоело. Я ошибалась, думая, что это будет интересно. Живи сама, как знаешь. Всё!.. Прощай!..

Рыжеволосая девушка начала таять, расплываясь в мареве текущего воздуха, и напоследок Натали показалось, что она услышала шёпот, почти заглушённый шуршанием песка:

— В этот раз мальчишка будет…



Натали очнулась в тот момент, когда противное на вкус зелье полилось ей в глотку. Она закашлялась и открыла глаза, обнаружив рядом с собой мужа, который, как ей показалось, вздохнул с облегчением, при этом сотворив на лице одну из своих любимых гримас.

— Вот видите, Сильвана, никто её не проклял, это просто простуда.

Словно в подтверждение его слов из ушей Натали повалил пар и она почувствовала себя закипающим чайником.

— А я уж разволновалась, — произнесла, улыбаясь, тётушка, обнаруживаясь неподалёку. — Странная простуда, однако. Она просто вся кипела и разбудить я её не могла. Ты её проверь ещё раз и полностью, всё ли нормально?

Натали хотела сказать, что чувствует себя просто отлично, но попытавшись приподняться, ощутила неожиданную слабость. Северус же, произнеся диагностическое заклинание, с интересом, перешедшим в удивление, уставился на появившийся результат.

— Фрау Корф, — произнёс он, спокойно глядя на тётушку, — не могли бы вы покинуть нас, мне нужно поговорить с женой.

Сильвана понимающе посмотрела на Снейпа, похлопала его по руке, давая понять, что всё будет хорошо, и удалилась, с достоинством держа голову и предвкушающе улыбаясь.

Стоило ей скрыться за дверью, Натали жалобно посмотрела на мужа:

— Что случилось, Северус? На мне и правда, какое-то проклятье? Но ты же меня спасешь? Правда? Ты же лучший, ты разберёшься…

Зельевар, которому польстило мнение жены, хоть он и не показал этого, аккуратно присел возле неё. Натали тут же схватила его за руку.

— С тобой всё хорошо, — удивляясь сам себе, мягко произнёс он. — На тебе и впрямь нет никаких проклятий.

— Но почему ты тогда выгнал тётушку и чему изумляешься? Я же вижу, что ты удивлён, я изучила все твои любимые движения бровью, все гримасы, и точно знаю, что со мной не всё в порядке.

Северус задумчиво изучал Натали. Глядя на неё, он бы никогда не поверил, что в этой прелестной головке могут скрываться мысли вполне разумной личности, внимательной и любящей. Именно то, что любящей, удивляло больше всего.

Молоденькая девушка, оказавшись женой желчного мизантропа старше её на десяток лет, смогла не только с достоинством принять свою судьбу, но и привязать его к себе. И в этом, как признавал Снейп, была заслуга не только магического брака.

— Всё действительно хорошо, Нати, — произнёс он, ласково дотрагиваясь до виска жены и обрисовывая овал лица, почти невесомо касаясь его подушечками пальцев.

Натали, удивлённая тем, что муж сократил её имя, прижала его руку своей и поцеловала в ладонь. И, не давая Северусу возможности отстраниться, снова прижалась к ней щекой.

— Я действительно был удивлён, не отрицаю. Мне казалось, мы не забывали о противозачаточном, но теперь я вспомнил…

— Ты хочешь сказать, что я снова беременна?! — Натали распахнула глаза, с восторгом и ужасом уставившись на мужа, тотчас же вспомнив слова богини. — Но как же?.. Ведь сейчас…

***

Натали не договорила, понимая, что будет выглядеть глупо, опасаясь свершившегося факта. Да, сейчас наступали тяжёлые времена, Лорд, хоть и не собирался развязывать гражданскую войну, всё равно был настроен бороться за власть.

Что предпримет Дамблдор, она даже не могла представить. Информацией она больше не владела, но прекрасно понимала, что так просто Альбус не отступится. Значит, противостояние будет. Возможно, тайное, но от этого не менее сложное.

Обзаводиться в этот момент ребёнком было несколько несвоевременно. Оставалось надеяться, что всё более или менее образуется в течении года. И она не могла не порадоваться, что её муж сообщил директору о её отъезде. Если будет нужно, она действительно уедет, Хогвартсом она уже налюбовалась…

Опасность быть втянутой в директорские игры сильно напрягала. К тому же существовали фениксовцы. Из этих стоило опасаться разве что Моуди, который явно невзлюбил её с первой встречи, впрочем, как и всех чистокровных.

Хотя не стоило недооценивать противников. Она не знала, на что способны остальные, да и как поведёт себя та же Минерва, если ей «объяснит» задачу сам директор. Натали была не уверена, что она сможет выстоять даже против декана Гриффиндора.

И не стоит думать, что если миссис Снейп пила с ней чай, та не сможет на неё напасть. Сможет, если будет считать врагом.

Зато в нынешней ситуации существовали и явные плюсы. Мужу больше не грозила опасность быть растерзанным змеёй. Натали пока вообще не знала, имеется ли эта гадина у Лорда, но точно была уверена, что он не будет скармливать ей соратников.

***

«Нет, нет, я запрусь в поместье Принца и никто меня отсюда больше не выковыряет. Правда, очень жаль собственный домик в Хогсмиде, но безопасность важнее.»

Натали вздохнула и подняла взгляд на Северуса, решив перевести разговор на другую, тоже очень волнующую её тему.

— Прости меня, я знаю, что повела себя глупо, с лёгкостью поверив Малфою. Я подвела тебя.

— Ты не могла знать, насколько он коварен, так что я, конечно, злюсь, но больше на него, хотя и понимаю. Но это не помешает мне разделать его под орех на дуэли.

— Ты собираешься его убить? — встрепенулась Натали, даже после этого случая не воспринимающая Люциуса как врага.

Этому также способствовали сотни прочитанных текстов, где этот напыщенный павлин изображался финансистом, любителем выгоды, скользким типом, но хорошим, а то и единственным другом Северуса. И вот это её и подвело.

Она забыла, что он Пожиратель, а то, что для него главное — семья, было понятно сразу, и именно это он и продемонстрировал сейчас. Безопасность Нарциссы и Драко была ему важнее. И Натали его понимала.

— Нет, увы, Нарцисса мне не простит, если я лишу её этого лицедея. Она почему-то испытывает к нему слабость. Да и у Драко будет психологическая травма, — легко улыбнувшись жене, Северус поправил ей подушку. — Я просто погоняю его по залу, порежу на ленточки его выпендрёжный дуэльный костюм и укорочу шевелюру…

Ну, может ещё немного попорчу его личико чем-то не особо тёмным. Это заставит его возненавидеть меня на некоторое время и, соответственно, держаться подальше. Хотя от Малфоев нам уже никуда не деться, мы связаны с ними тем, кто постоянно норовит испортить мне нервы в школе, как будто даже в этом соревнуясь с Поттером.

— Ты вроде никогда не жаловался на крестника? — улыбнулась Натали.

— Этот маленький засранец пытается подражать отцу, но до Люциуса ему далеко, я вообще удивлён, что Шляпа отправила его на Слизерин, заповедник львов подошёл бы ему больше.

Но, возможно, я ошибаюсь, и в будущем из него вырастет такой же ушлый делец, как его папаша, умеющий обзавестись связями в любом обществе и получить выгоду в самом безнадёжном деле.

Пока же я вижу глупого мальчишку с замашками гриффиндорца. Может теперь, когда он сможет общаться с нежно ненавидимым им Поттером, он перестанет попадать во все переделки, с тем связанные.

— А ты не думаешь, что он, наоборот, наберётся ещё больше безумных идей от Мальчика-Который-Теперь-Брат-Лорда, и ты вообще потеряешь покой, пытаясь одновременно спасать их обоих?! — засмеялась Натали, с любовью глядя на нахмурившегося мужа.

— Не дай Мерлин! — преувеличенно экспрессивно воскликнул Северус, и глядя на жену удивительно нежным взглядом, произнёс: — Ладно, пошутили и будет. Лорд приказал тебе не высовываться из поместья. Аурелиус с удовольствием поддержит это решение и я, в кои-то веки, соглашусь с дедом. Сложные времена наступают и я хочу быть уверен в безопасности родных и близких.

— Я не собираюсь пренебрегать гостеприимством лорда Принца, — обнадёжила мужа Натали. — Я хочу спросить, Северус…

Замявшись, она посмотрела на зельевара.

— А Поттер? Ты виделся с ним? Мальчик действительно перестал ненавидеть тебя?

— Почему тебя это интересует?

— Мне обидно, что ученики ненавидят тебя за то, что ты заботишься о них, и если хоть один пересмотрел своё к тебе отношение, то это прекрасно.

— Он уже не смотрит на меня так вызывающе, как раньше. Так что посмотрим, что будет дальше. А сейчас мне нужно уйти, на этих каникулах в школе осталось много учеников, за ними нужен присмотр.

— Ты виделся с Дамблдором? — задала Натали ещё один интересующий её вопрос, чуть не забытый ею. — Он поверил тебе?

— Не знаю, по нему ничего нельзя понять точно! Но, во всяком случае, он выслушал мои претензии.

— Претензии? — удивилась миссис Снейп.

— Я сообщил, что не собираюсь гоняться за мальчишкой, который сбежал к кому-то в гости, а также то, что паранойя не доведёт директора до добра. И раз уж ему везде мерещатся Тёмные Лорды, возможно, стоит посетить хотя бы мадам Помфри, хотя лично я посоветовал бы Мунго.

— Так и сказал?! — расхохоталась Натали, глядя на преувеличенно хмурого мужа, который тоже не выдержал и улыбнулся.

— Да, так и сказал, — подтвердил он, направившись к двери: — Отдыхай, я постараюсь появиться завтра.

***

Через пару дней, благодаря заботам Северуса и тётушки Сильваны, которая следила за тем, не забыла ли Натали выпить лекарство, миссис Снейп полностью поправилась и рискнула поприсутствовать на семейном завтраке, где сияющий как золотая монета Аурелиус ошарашил её ещё одной новостью. Они с Сильваной, наконец-то, решили пожениться.

Правда, это знаменательное событие должно было произойти не раньше лета, что несколько расстроило Натали, так как к этому моменту она сможет влезть только в мантию для беременных.

В ответ на это утверждение ей напомнили, что она, всё-таки, ведьма, и иллюзорные чары ещё никто не отменял.

— Хотя что я переживаю, — голосом, который говорил об обратном, сказала Натали. — Мы с Северусом всё равно не сможем присутствовать, ведь вы, дедушка, якобы, не общаетесь с нами.

— Зато вы общаетесь со мной, — улыбнулась Сильвана. — Вот и будет повод помириться официально.

— А как же Дамблдор?

— Плевать мы хотели на Дамблдора, уж извините меня за такие слова, — тётушка задорно рассмеялась, как-то враз помолодев. — И Северусу будет повод уволиться из школы, узнав, как поступал с ним директор. Чем не повод для обиды?

— Он не сможет, — покачала головой Натали. — У него есть ещё обязательства, хотя это реальный повод больше не участвовать в директорских интригах, да и тот уже не будет доверять ему как прежде.

«В школе ему всё равно желательно остаться, оберегая Поттера, теперь уже от Дамблдора. А вот захочет ли директор избавиться от него если не совсем кардинально, то хотя бы удалив из Хогвартса?

Первый вариант вряд ли возможен, директор сам никогда не пачкает руки, а вот испортить репутацию и уволить, или даже посадить в Азкабан… Нет, вряд ли.

К лету позиции Лорда явно усилятся и министерство будет постепенно привыкать плясать под его дудку. Не удивлюсь, если уже в скором времени на свободу выйдут Лестрейнджи, Долохов и остальные.

Значит, просто отправить Северуса в Азкабан у директора не выйдет. И это радует меня несказанно.»

Вспомнив, где находится, Натали извинилась за несвоевременную задумчивость. Её мягко пожурили, сказав, что беременной не стоит много думать о проблемах, нужно думать о ребёнке.

Лорд Принц, по её ощущениям, явно помолодел и помягчел душой. От сурового аристократа почти ничего не осталось. Общение с понравившейся ему женщиной, а также с внуком и его семьёй сделало из него вполне приятного человека, и Натали могла только порадоваться таким изменениям.



Беременность снова согласилась вести Гертруда, хотя сейчас она не могла жить в поместье. У неё оказалось ещё несколько обязательств. Поэтому, проведя первоначальное обследование и, как и в прошлый раз, навесив на миссис Снейп артефакты, Гертруда фон Корф мониторила её издалека, пообещав наведываться время от времени в Англию.

Натали не возражала. Беременность протекала легко, её даже почти не тошнило, хотя это даже несколько огорчало, так как узнав о тошноте, муж непременно вырвался бы из Хогвартса, чтобы составить индивидуальное зелье.

Уже прошло три месяца, в которые она видела мужа всего несколько раз, и очень переживала, что этому малышу не достанется столько любви и магии отца, сколько получила Эрис.

Зато Натали писала Северусу длинные любовные письма. Такие, что если Дамблдор имел наглость перехватывать их, то читая, должен был краснеть и изводиться томлением, если было, конечно, ещё чем-то томиться.

Так она мстила директору за разлуку с мужем, а мужу не давала забыть о себе за чередой однообразных школьных будней. Хотя после зимних каникул они перестали быть скучными.

Наличие в школе нескольких Пожирателей, тайных и явных, параноика Моуди, и Гарри Поттера с изменившимся мировоззрением и ментальной связью с братом, делало школьные события непредсказуемыми.

В газетах Натали стала замечать некоторые изменения, говорящие о пока ещё незаметной смене курса министерства. Первой ласточкой оказалась статья Скитер о Сириусе Блэке, поцелованном в прошлом году дементорами.

Читатели с удивлением узнали, что Блэк не был судим Визенгамотом, и хотя теперь уже нельзя было узнать, был он виновен или нет, задавался вопрос, а были ли приговоры, вынесенные в то время, сообразны преступлению.

Также имелся намёк, что, возможно, и с остальными Пожирателями не всё так просто.

Разговоры о бесчеловечном обращении с заключёнными, возникновение дискуссий, подогреваемых всё новыми статьями, документы, вытащенные из архивов - всё это потихоньку создавало репутацию мучеников тем, кто уже долгие годы сидел в Азкабане.

***

Из рождественских сплетен о Поттере, которые миссис Снейп услышала из уст Нарциссы, частенько появлявшейся у неё в гостях, несмотря на размолвку Снейпов с Люциусом, Натали знала, что Гарри был на балу с Ромильдой Вейн и это не стало для всех поводом для сплетен, в отличии от появления на нём его подруги Гермионы с Виктором Крамом.

Второй этап Турнира прошёл вполне ожидаемо. Крам вытаскивал Гермиону, Диггори спасал Чанг, а Флёр провалила задание и маленькую Габриэль по истечении часа доставили на берег русалоиды, по существовавшей договорённости.

Всё это Натали узнала от тётушки, которая в этот раз сидела на трибунах вместе с Люциусом и Нарциссой. Обе женщины щедро поделились с Натали сплетнями, так как у мужа ничего интересного узнавать не получалось.

Натали хоть и ахала удивлённо, слушая Нарси, в глубине души была рада, что какая-то часть канона осталась неизменной. Теперь, после того как Гермиону использовали приманкой во втором этапе и, можно сказать, официально связали с Крамом, миссис Снейп было очень интересно гадать, закончится ли это увлечение так, как она помнила, или перерастёт в нечто большее.

***

В начале марта в гости заглянул Люциус, перестав обижаться на Северуса и признав, что тот имел полное право вызвать его на дуэль.

Он притащил Натали шикарный букет белых роз, а Эрис подарил деревянную лошадку, которая как живая перебирала копытами и ржала, стоило потянуть за гриву.

Лорд Малфой долго извинялся, пытался заглядывать в глаза, объяснял, что он был вынужден поступить так, а не иначе. И в конце-концов был прощён, хотя к вечеру Натали, устав от бесконечного ржания терзаемой дочерью лошади, была готова уже самолично вызвать дарителя на дуэль и убить с особой жестокостью, чтобы другим неповадно было.

Вот уж где пришлось пожалеть, что Драко уже взрослый. Будь он ребёнком, она подарила бы ему барабан.

На следующий день лошадь исчезла, и Натали искренне поблагодарила Аурелиуса, которого и подозревала в этом благодеянии.

***

Последний тур соревнований прошёл спокойно, участники прошли лабиринт. Кубок оказался у Крама, совсем не удивив Натали. Диггори не успел всего на несколько секунд, выскочив к кубку в тот момент, когда Виктор уже коснулся его рукой.

И, как обычно, не обошлось без проблем с профессором ЗОТИ. Флёр Делакур не смогла справиться с прохождением препятствий и столкнувшись с соплохвостами, подала сигнал бедствия.

Выручать её отправился Моуди и... сломал ногу, поскользнувшись в грязи, а тут ещё и от Хагридовых монстров пришлось уворачиваться. В общем, к стыду отставного аврора, его и девушку спасали Снейп и Каркаров, вызвав у него несколько неадекватную реакцию, что произвело очень неприятное впечатление на иностранных гостей.

Получив заслуженный кубок, делегация Дурмштранга, распрощавшись с гостеприимными шотландскими берегами, канула в воды Чёрного озера, и никто из англичан даже не заметил, что те отправились домой не в полном составе.

Следом улетели французы. Учебный год, так же, как и Турнир, закончился. Начались долгожданные каникулы. А директор Хогвартса неожиданно оказался вовлечён сразу в три проверки.

Попечительский совет школы пожелал проверить деятельность директора и провести аудиторскую проверку школьных счетов, и был поддержан Министерством.

Почти одновременно Визенгамот решил провести перевыборы председателя, усомнившись в компетентности Дамблдора, занятость которого на трёх постах не позволяла глубоко вникать в дела магического суда, из-за чего случались такие досадные случаи, как дело Сириуса Блэка.

На время перевыборов Альбус был, естественно, временно отстранён от занимаемой должности, а то, что в этот же период времени был назначен пересмотр дел многих заключённых Азкабана, так это просто совпадение и ничего больше.

Дамблдор, занятый свалившимися на него проблемами, даже забыл проконтролировать своего Золотого Мальчика, как обычно отправленного к Дурслям. Миссис Фигг писала успокоительные письма, да и Поттер после той выходки на рождественских каникулах, когда он нашёлся в гостях у мисс Грейнджер, вёл себя неожиданно тихо.

Так что директор мог спокойно заниматься своими проблемами, которых только прибавилось в тот момент, когда Международная Конфедерация Магов также отстранила его от должности по каким-то, как он считал, надуманным обвинениям. Резко оказавшись не у дел, Альбус был в бешенстве.

Ниточки его паутины, с помощью которых он незаметно управлял Министерством и Визенгамотом, дёргая тех, кто когда-то имел неосторожность в них запутаться, рвались одна за другой, с тихим звоном, отзывавшимся в голове Альбуса похоронным маршем, давая понять, что кто-то более хитрый и быстрый перехватил инициативу.

***

А в Принц-холле вовсю шла подготовка к свадьбе Аурелиуса и Сильваны. Поместье преображалось, благодаря толпе домовиков, чьими усилиями приводились в порядок закрытые многие годы комнаты, обновлялись шторы, натирался паркет и облагораживался несколько одичавший сад.

Гербы на белоснежных наволочках мелькавших тут и там маленьких помощников подсказывали заинтересованному человеку, что в этой грандиозной уборке участвуют эльфы нескольких семейств - Принцев, фон Корфов и Малфоев.

Последние как раз и одолжили своих домовиков-садоводов, благодаря восторженным словам Натали признанных лучшими в деле улучшения садов и парков. Правда, Люциус с Нарциссой, хоть и были польщены такой рекомендацией, но виду не подали и извинились, что не могут предоставить своих домашних эльфов.

Те на данный момент были заняты обустройством лондонского дома Блэков, доставшегося Нарциссе с сёстрами в общее владение после смерти последнего мужчины этого рода.

Натали и Северус в предсвадебной лихорадке почти не участвовали. Миссис Снейп из-за своего физического состояния и забот о дочери, а её муж в силу бесконечной занятости.

Зельевар, появившись в поместье по окончании учебного года, заперся в лаборатории, выползая оттуда только вечером, чтобы завалиться в постель к супруге и уснуть, расслабившись под её нежными пальчиками, перебирающими пряди его волос и массирующими голову, которая тут же переставала болеть и отключалась, даруя ему такой необходимый отдых.

***

До свадьбы, назначенной на двадцать пятое августа, оставался почти месяц, когда на пороге поместья возникли персонажи, которых здесь не ожидал увидеть никто.

Семейный завтрак, тихий и благочинный, был прерван появлением Гюнтера - дворецкого, присланного Корфами для присмотра за многочисленными эльфами, которым требовался координатор их действий.

И вот этот образчик магической прислуги, важно войдя в столовую, провозгласил:

- Лорда Принца желает видеть лорд Поттер-Гонт и мистер Крауч-младший!

Северус, как раз в этот момент подносивший ко рту чашечку восхитительного кофе, расплескал сей ароматный напиток на белоснежную рубашку, получив за это укоризненный взгляд от деда, и сочувствующий - от жены.

- Проси, - сказал Аурелиус, и уже через минуту, которой как раз хватило Снейпу для приведения себя в порядок, озвученные личности входили в столовую.

- Я очень извиняюсь за вторжение, - произнёс зеленоглазый юноша, в котором с трудом угадывался школьник-Поттер, - но брат отправил меня к вам на каникулы, надеясь на ваше гостеприимство и с наказом присмотреться к вашей дочери, профессор...



— Вы что, сдурели, Поттер?! — заорал Северус и стукнул кулаком по столу так, что хрустальные бокалы жалобно зазвенели, оплакивая участь самоубийцы, рискнувшего явиться в этот дом с таким заявлением. — Моей дочери всего год, к чему вы собираетесь присматриваться? Если только к ползункам поутру, но я не знал, что вы такой извращенец.

Лорд Принц нахмурился, глядя на внука, который продолжал орать:

— Как вы себе это представляете, Поттер?! И даже не думайте, что я соглашусь на такой союз!.. Вы — наглый щенок, весь в отца!

Натали смотрела на гостя, сжимающего кулаки и молча выслушивающего тираду её мужа, и раздумывала над возможным браком между Поттером и их Эрис.

— Значит, профессор, вы скажете Тому, что вам не понравилась его идея? — проговорил Гарри, взяв себя в руки и ехидно улыбнувшись в лучших традициях Слизерина. — Он вбил себе в голову, что союз между нашими семьями положит конец вражде, послужит вирой с его стороны и прощением с моей, а также сделает невозможным ваше гипотетическое предательство в будущем.

Северус резко побелел и замолчал, упав на стул.

— Я предполагал взять виру какими-нибудь редкими знаниями, — пробормотал он, а Натали забеспокоилась о муже — не стало ли ему плохо после такого феерического завтрака.

Аурелиус сделал приглашающий жест и Барти улыбнулся, подсев к столу, где перед ним тот час же появился полный столовый набор для завтрака. Лорд Принц скосил глаза на младшего гостя, но ничего не сказал, хотя вид имел хмурый.

— Знания могут идти бонусом, — покивал головой Поттер. — Я могу присесть?

— Конечно, лорд Поттер, — улыбнулась гостю Натали, подчеркнув титул и вызвав этим замешательство, но оценила выдержку мальчика и признала, что он изменился.

— Кстати, когда это Поттеры стали лордами? — поинтересовался Аурелиус.

— Совсем недавно, — улыбнулся и ему гриффиндорец. — Брат пообщался с королевой, храни её бог, и она была так любезна, что исполнила его просьбу. А то нехорошо — род старый, а всё как-то не удосужился…

— А двойная фамилия?..

Тут Натали увидела, как щёки Поттера стремительно краснеют, и подумала, что этот лохматый придурок явно наломал дров. Совсем ещё мальчишка, хоть и пытается строить из себя взрослого. Поймав на себе понимающий взгляд Барти, она поспешила скрыть усмешку, пригубив чай.

— А… это я… простите, лорд Принц, — спрятал глаза Гарри. — Решил, что так лучше звучит.

— И, как всегда, сделали глупость, — фыркнул Северус.

Поттер посмотрел на Крауча, который подтвердил вердикт зельевара:

— Да, Гарри, ты несколько поторопил события. Лорд Гонт вполне себе жив и здоров, как тебе известно, так что ты пока только наследник.

— Том меня убьет, — пробормотал мальчишка, вгрызаясь в булочку.

Сидящие маги улыбнулись и атмосфера за столом сразу сделалась домашней.

— Лорд Принц, Северус, дамы, извините, что так ворвались в ваш дом, не соблюдя правила приличия, — заговорил Крауч. — Мой подопечный ещё плохо разбирается в этикете, прошу его простить. В какой-то мере именно поэтому милорд и направил Гарри к вам. Он надеется, что вы, лорд Принц, научите мальчика не только хорошим манерам, но и всему тому, что должен знать чистокровный маг.

— Благодарю за оказанную честь, но почему я? — попытался отказаться от сомнительной чести Аурелиус. — Лорд Малфой вполне мог бы…

— Лорду Малфою немного некогда, да и авроры у него пока ещё частые гости, а мы бы не хотели, чтобы стало известно, где обитает «Надежда Магического Мира», — язвительности Барти мог позавидовать и Северус.

— Ну хорошо, — согласился Аурелиус, — я согласен, и вот вам, Поттер, первое правило — явившись в незнакомый дом, следует сначала представиться, познакомиться с хозяевами, а уж потом вываливать на них новости.

Поттер покраснел ещё сильнее и виновато посмотрел на сидящих за столом:

— Я придурок, правильно вы меня называете, профессор.

— Не передёргивайте, Поттер, я никогда не называл вас придурком, и раз уж знакомство с обитателями этого дома пошло не по плану, то пока и продолжим в этом же духе. Скажите-ка мне, идея, высказанная вами, действительно принадлежит милорду или вы и с этим пошутили?

— Нет, не пошутил, — замотал головой Гарри, — просто он предложил мне кандидатуры невест, а после подумал о вашей дочери, как о возможном варианте решения многих проблем.

Снейп заиграл желваками, услышав, что его дочь является предметом торга, а Поттер продолжал:

— Но он сказал, что возможен вариант брака между вашими и моими будущими детьми, и он мне, честно говоря, кажется более реальным.

— Решили свалить проблему на нерождённых ещё Поттеров? — ухмыльнулся Северус, в глубине души соглашаясь, что и его этот вариант устроил бы больше. — Я даже в страшном сне не представлял, что породнюсь с вашим родом.

Натали, которая оценила и такой расклад, всё же не отрицала, что и первоначальное предложение вполне бы её устроило. А возраст… Это совсем не вопрос для магов! Хотя пока стоило бы просто заключить соглашение между их семьями, а там уж как повернётся. Быть ли ей сватьей Поттера или тёщей — покажет время…

***

Поттер, что ни говори, появился в их доме несколько не вовремя, но лорд Принц даже виду не подал, просто загрузив мальчика разнообразнейшими занятиями. Чтение Кодекса Рода, добытого в Гринготтсе, и изучение родословных, ознакомление, хоть и поверхностное, с законами Магической Британии, попытки научить держать шпагу и не оттаптывать в танце ноги партнёрше — в воспитание юного Поттера включилось старшее поколение, сетуя на то, что мальчик не смыслит ничего в этикете, который, кстати, тоже преподавался Гарри вроде и мимоходом, но старательно, так что ближе к концу каникул парень перестал путаться в столовых предметах и мог поддержать беседу.

В этом ему неожиданно помог Драко, заявившийся к крёстному через пару дней после эффектного появления гриффиндорца.

Натали, впрочем, как и все остальные, прекрасно поняла, что Волдеморт позаботился не только об обучении Гарри, но и о развлечениях, так как переругавшись сначала в пух и прах, заклятые враги наконец-то нашли точки соприкосновения и общие интересы, и разнообразили суровые будни зубрил то вылазками в ближайший городок, заставляя волноваться взрослых, то магическими дуэлями под присмотром Барти.

В общем, если Натали всё правильно поняла, то оба парня были очень довольны таким отдыхом, хотя время от времени всё равно с азартом ругались друг с другом.

О возможных браках больше никто не говорил, но перед своей свадьбой лорд Аурелиус вызвал её в кабинет, где, кроме него и Северуса, обнаружились Волдеморт и Поттер. Видеть одновременно этих двоих было очень необычно, но Натали не дали много времени на эмоции.

Её присутствие требовалось при подписании предварительных брачных обязательств. Заключённое соглашение выглядело именно так, как и предполагала миссис Снейп — род Принц и род Поттер должны были породниться в будущем. Кто должен был стать связующим звеном не уточнялось, оставляя возможности для манёвра, хотя, судя по намёкам Лорда, он был решительно настроен именно на брак Гарри и Эрис. Но ни Аурелиус, ни Северус с Натали не хотели брать на себя такие обязательства, опасаясь испортить девочке жизнь.

***

Принц-холл сиял и переливался огнями. Из всех окон лился тёплый свет, а сад был украшен тысячами магических фонариков, разгоняющих подступающие сумерки.

Все положенные церемонии новобрачные провели раньше у родового алтаря, клянясь беречь и уважать друг друга, и смешав свою кровь и магию. Теперь же, при большом стечении гостей проводилась официальная церемония.

Приглашённый министерский церемониймейстер был готов начать в любую минуту. Гости почти все прибыли. Новоиспечённые родственники знакомились друг с другом, пока невеста доводила свой наряд до идеала, а жених тянул коньяк, сидя в кругу родных и близких, среди которых гости с удивлением обнаруживали Северуса Снейпа, что ясно говорило о налаживании внутрисемейных отношений рода, а также барона фон Корфа, его сыновей и лорда Малфоя.

Натали, со скрытым чарами гламура животом всё же не рисковала передвигаться в толпе, устроившись на специально для неё приготовленном диванчике вместе с Гертрудой фон Корф и Нарциссой.

Бальный зал, который ещё и расширили для брачной церемонии, был великолепен, а парадная столовая поражала неимоверной длины П-образным столом, за которым должны были поместиться все гости.

Те, кто не был приглашён на это торжество, разносили сплетни и злобно шептали, что в том возрасте, в котором Аурелиус и Сильвана решились заключить брак, просто неприлично устраивать такие шикарные приёмы.

Возможно так оно и было, но эта свадьба преследовала ещё несколько целей — показать что род обрёл наследника и продемонстрировать, что Принцы перестали быть нейтралами, присоединившись к консерваторам, а если точнее, то к тем чистокровным, что раньше поддерживали Тёмного Лорда.

Также именно на этом приёме должен был выйти из тени Том Марволо, принятый родом Гонт как глава, сильный и умный маг, которого никто не рискнёт соотнести с погибшим в восемьдесят первом году Тем-Кого-Нельзя-Называть.

***

К Натали, которая до окончания приёма считалась его хозяйкой и с нетерпением ждала того момента, когда она сможет стать просто женой наследника, постоянно подходили дамы, желая пообщаться, понимающе улыбаясь и поздравляя не только с нынешним торжеством, но и с будущим прибавлением в семействе.

Данное событие ожидалось ей со дня на день и Натали оставалось только надеяться, что её сын не испортит праздник прадеду, решив появиться в день его свадьбы.

Наконец, все гости, включая лорда Гонта и лорда Поттера, появление которых вместе вызвало некий ажиотаж, собрались и теперь приветствовали невесту, которая появилась в бальном зале ровно через пять минут после назначенного времени церемонии, заставив жениха немного поволноваться и ещё больше оценить по достоинству то сокровище, что ему досталось.

Хотя и знал лорд Принц, что Сильвана уже его жена для магии, но светские условности соблюдать всё же было нужно. Поэтому некоторое волнение жениха, принявшего из рук барона фон Корфа руку невесты, было воспринято всеми благосклонно.

Миссис Снейп, с интересом наблюдавшая за церемонией, незаметно промокнула ставшие мокрыми глаза. Обычная женская привычка реветь по любому поводу усиливалась ещё и гормонами, так что её платок уже скоро стал совсем мокрым.

Северус, бывший рядом, поспешил незаметно высушить сей непременный атрибут каждой сентиментальной женщины, и покачав головой, мысленно посетовал, что жена так и не привыкла не задумываясь пользоваться магией. Оставалось надеяться, что со временем она всё же научится делать это автоматически.

Первыми «молодых» подошёл поздравить лорд Гонт, а уступившие ему эту честь родственники подтянулись следом. Сильвана в порыве чувств расцеловала Натали и Северуса, подтвердив этим всем присутствующим, что мир в роду Принц восстановлен.

Празднование пошло своим чередом. Были речи, роскошные блюда французской и русской кухни, а также привычные и родные магам английские и немецкие. Спиртные напитки лились рекой, дамы и кавалеры в танце скользили по натёртому паркету под звуки вальса.

В курительной комнате дым стоял коромыслом и велись политические речи, а молодёжь распивала шампанское, единственное из разрешённых им спиртных напитков, беспрекословно приносимое эльфами, и смешивала невообразимые коктейли, в которых шнапс и водка, утащенные с кухни, преобладали над другими компонентами.

Разгорячённые гости выходили в сад подышать свежим воздухом и полюбоваться на волшебные фонарики, сияющие в темноте парковых аллей.

***

Именно в такой момент на балконе встретились Северус Снейп, сопровождавший жену подышать воздухом, и его Повелитель. Натали поблагодарила Лорда за любезно наколдованное ей кресло и тяжело опустилась в него, хотя бы краем уха надеясь услышать разговор отошедших от неё мужчин.

— Северус, — донёс до неё ветерок слова Тёмного Лорда, — я подготовил тебе сюрприз, которому, как я надеюсь, ты будешь рад. Попечительский Совет Хогвартса и Министерство вняли голосу разума и сняли Альбуса Дамблдора с поста директора.

Натали обратилась в слух, уже почти уверенная в том, что услышит дальше.

— Спешу поздравить тебя первым. Твоя кандидатура была одобрена большинством попечителей. Ты назначен на должность директора Хогвартса, вот министерский указ, — Лорд протянул свиток с легко узнаваемой печатью опешившему Северусу и повернулся к Натали:

— Ну что, ты рада за мужа?

Над поместьем расцветали первые цветы волшебного фейерверка…

@темы: фанфики