Аспер_


Родственники оказались вполне адекватными людьми, а не напыщенными снобами, как сперва показалось Натали. После церемонии приветствия барон фон Корф, наплевав на приличия, сгрёб девушку в свои объятия, оказавшиеся просто медвежьими. Натали пискнула и родственник, видя дёрнувшегося к нему Снейпа, отпустил добычу.

Миссис Снейп, как хозяйка, пригласила гостей присесть и через минуту уже сидела на диване между супругом и бароном, который, судя по всему, стремился быть как можно ближе к обретённой родственнице.

Этот день показался ей очень долгим. Беседа прерывалась только на обед, который прошёл чинно и без эксцессов. Гости хвалили гостеприимство хозяев, хозяева сдержанно благодарили гостей.

***

Начав расспрашивать Натали, Фридрих расстроился, узнав, что она не помнит своих родителей, да и вообще, даже детство и юность помнит урывками и не может рассказать, что случилось с родителями.

Зато девушка узнала много нового о своей семье. Оказалось, что и её отец, и Фридрих учились в Дурмстранге, и там же подружились, а потом и побратались, связав себя клятвами и кровью, сильно укрепив этим родственные связи, уже мало что значащие за давностью лет.

После выпуска они несколько раз виделись, но тут Гриндевальд, поддерживаемый многими немецкими магами, усилил свою и так уже бурную деятельность. Контакты пришлось сократить, а после июня тысяча девятьсот сорок первого они вообще прекратились.

Фон Корф, отклонив предложение присоединиться к Гриндевальду, заперся в своём замке, вместе с многочисленным родом, главой которого он только недавно стал. Именно тогда пришло понимание, кто этому поспособствовал. Но фон Корфов не интересовали маглы и они не собирались встревать в эту заварушку, а вот запомнить…

Русской ветви немецкой фамилии тоже пришлось в это время не сладко. Как потом узнал Фридрих, Станислав, как подающий надежды некромант и отличный боевой маг, был привлечён в помощь русскому аврорату…

Встретились родственники в июле сорок пятого. Встреча была бурной и радостной. Фридрих узнал, что Стас женился и заручился его обещанием, что будет крёстным отцом его наследника. Но увы… в этом плане брак, несомненно счастливый, не удался, и только в августе тысяча девятьсот семьдесят третьего года, когда Фридрих радовался появлению первого внука, пришла весточка о рождении дочери у его названного брата. Это было одно из тех редких посланий, которые приходили из России.

Насколько знал Фридрих, примерно с пятидесятых годов Станислав исчез из жизни магического общества. Как понял фон Корф, его родственник работал над идеей, которая оказалась очень важной для многих сильных мира сего и, в конце концов, Станислав Корф с семьёй решил исчезнуть, чтобы не оказаться под колпаком.

В конце семидесятых перестали приходить даже редкие письма и о том, что его друг и побратим ещё жив, Фридрих узнавал только благодаря родовой книге, зачарованной на самообновление. Эта же книга в декабре тысяча девятьсот девяностого года дала знать, вместе с заболевшим сердцем, что русской ветви прославленного рода больше нет.

— Я пытался искать тебя, детка, — фон Корф смотрел на неё больными глазами. — Я обратился в МКМ, даже понимая, что это собрание чинуш ничем мне не поможет. Я поднял все свои связи, но тщетно. Было такое ощущение, что ты не существовала, но гобелен и письма Станислава говорили об обратном. Я так хотел тебя найти! У меня только сыновья и я собирался забрать тебя к себе и воспитать как дочь, единственную оставшуюся память о моём друге.

Натали было очень стыдно смотреть в глаза этому человеку. Она знала, что воспоминания о поисках появились у него в тот миг, когда она пришла в это время и стала Натали Корф. Ей было стыдно, когда он рассказывал о долгих годах поиска дочери своего побратима.

— Мне жаль, — проговорила она, накрыв руку барона своей ладошкой, — я была бы счастлива узнать вас раньше, но хорошо, что мы хотя бы теперь смогли встретиться.

— Я найду тех, кому была выгодна смерть твоих родителей и буду к ним милостив, убив сразу, не мучая, потому что они проявили милосердие к тебе, не убив, а только лишив памяти.

Натали поразилась, как мгновенно преобразился фон Корф, только что расслабленно сидевший на диване. От доброго дядюшки не осталось и следа. Ледяными голубыми глазами на Натали смотрел тевтонец, смертельно опасный и беспощадный к врагу, и она почувствовала как её волосы зашевелились, пытаясь встать дыбом.

Изменения почувствовали и остальные присутствовавшие, до этого момента молча слушавшие разговор. Лорд Принц подобрался, напомнив Натали хищника, завидевшего добычу, а Северус подался к жене, стремясь защитить её от угрозы, исходящей от Фридриха. И хоть эта угроза не была направлена на неё, Натали обрадовалась, почувствовав заботу мужа.

Младший же Корф невозмутимо продолжал сидеть в кресле, не делая резких движений, чтобы не спровоцировать хозяев. В разговор он не лез, до поры до времени присутствуя лишь дополнением своего отца. Его время выходить на сцену ещё не пришло.

— Мне кажется, смерть моих родителей как-то связана с лабораторией. Возможно, в их смерти никто не виноват, и они погибли в результате несчастного случая? — произнесла Натали, прерывая молчание и ловя на себе удивлённые взгляды всех присутствовавших. — Нет, я не вспомнила ничего существенного, просто ощутила какой-то отклик, услышав об исследованиях.

— Ты помогла мне даже этим, — улыбаясь, сообщил фон Корф, вновь возвращая на лицо маску добродушного дядюшки.

Вот именно в этот момент лорд Принц и решил, что пришло время обеда.

***

После обеда вернулись в гостиную, продолжив расспросы. Барон фон Корф, узнав, что в сентябре Северус возвращается в Хогвартс, забирая с собой Натали, озаботился её безопасностью. Он беспокоился, что те, кто стёр ей память, могут вернуться, если вдруг посчитают её опасной.

— Не проще ли оставить её в поместье?

Вот тут уж упёрлась Натали. Она прекрасно знала, что опасность если и грозит, то от оборотня в полнолуние, а не от каких-то мифических личностей, но этот аргумент она, естественно, привести никак не могла. Пришлось выкручиваться. Она упорно настаивала, что отправится с мужем и Фридрих, наконец-то, понял, что это неспроста.

— А скажите, Северус, — обратился он к Снейпу, на правах родственника назвав того по имени, — я слышал, что в Хогвартсе постоянно требуется профессор ЗОТИ?

— Да, это так, — усмехнулся зельевар. — Бытует мнение, что должность проклята. Хотя, моё мнение таково, что всё это ерунда, просто директор постоянно нанимает либо неучей, либо профессора уходят в силу каких-то обстоятельств. Нельзя наложить проклятие на должность.

— Ну, вот мы и проверим, — проговорил фон Корф. — Родерик отличный боец и сможет претендовать на эту должность, а у вас появится союзник.

— Я сам смогу защитить свою жену! — взъярился Снейп. — К тому же, — продолжил он уже спокойнее, — я сомневаюсь, что Альбус примет его. Попомните мои слова, в этом году преподавать будет снова какой-нибудь неудачник или фанфарон. Да и ваша фамилия много скажет Дамблдору.

— Поговорим начистоту, — вдруг сказал Фридрих. — Должен же кто-то начать этот разговор, так пусть это буду я. Я знаю, что вы не доверяете Дамблдору, хоть и обязаны ему. Также я знаю, что вы, Северус, якобы не поддерживаете никаких контактов с вашим дедом, именно поэтому ваша жена должна отправиться в Хогвартс. Так хочет директор и вы поддерживаете видимость повиновения.

— С чего это вы так решили? — Северус явно еле сдерживался, чтобы не вскочить и не проклясть мага, лезущего не в своё дело.

— Я умею собирать информацию, а также делать из неё выводы.

Лорд Принц удовлетворённо качнул головой, в очередной раз убедившись, что эта женитьба пошла только на пользу роду, дав не только возможность его продолжить, но и получив дополнительный бонус в виде умных и, судя по всему, опасных родственников.

— Как вы собираетесь решать проблему? — спросил Аурелиус, подразумевая Хогвартс и давая понять, что оценил жест немца, но не собираясь больше обсуждать ошибки, свои и внука.

— Родерик попадёт в Хогвартс в любом случае, если не профессором ЗОТИ, то какого-нибудь другого предмета. И наша фамилия не помешает, ведь директор знает, что Северус предан ему и не откажется от его родственника, который тоже может пригодиться, — уверенности барона можно было лишь позавидовать. — Мы решим этот вопрос.

Подумав, что все вопросы уже решены, Натали позволила себе расслабиться в ожидании окончания визита. Её очень интересовало, смогла ли Минки найти книги, которые она просила. Девушке не терпелось взяться за изучение вопроса о беременности ведьм.

С обычными она была знакома на собственном опыте и могла достаточно уверенно оценивать своё физическое состояние, а вот что касается магии… Тут было явно сложнее, вопросов у неё накопилось множество и все они требовали ответа.

А гости, похоже, пока не собирались уходить.

— Я хотел бы поговорить ещё об одном деле, напрямую касающегося всех здесь присутствующих, — заговорил фон Корф. — Речь идёт о продолжении рода Принц.

Аурелиус посмотрел на гостя взглядом, который явно давал понять, что тот лезет не в своё дело.

— Позвольте, я объясню, — поспешил разъяснить своё некорректное поведение Фридрих. — Дело в том, что Гертруда, жена Родерика, отличный колдомедик и её специализация — магическая беременность и роды. И если вдруг у вас нет своего специалиста, она с удовольствием согласится наблюдать Натали.

Лорд Принц и его внук одинаково удивлённо возрились на гостя.

— С чего вы взяли, что нам нужны услуги такого колдомедика? — достаточно резко спросил Аурелиус. — Насколько я знаю, родовые гобелены не показывают такую информацию о членах семьи, перешедших в другой род?

— О, не волнуйтесь, ваша тайна всё еще является тайной. Я уже упоминал о книге рода, имеющейся у нас. Так вот, она является артефактом, зачарованным основателем нашего рода, и показывает все основополагающие события, касающиеся любого из нашей фамилии.

Все родственные связи нашего рода можно отследить вплоть до седьмого колена. Это сделано для того, чтобы не только исключить нежелательные браки, но и не потерять из виду союзников.

Также, благодаря книге, удаётся находить бастардов, нет-нет, да и появляющихся, несмотря на меры предосторожности, а несколько раз с её помощью были наказаны неверные жёны, пытающиеся обмануть мужей. И если мага или родовой гобелен обмануть можно, то книгу — нельзя.

— Она, наверное, огромна, ваша книга рода, — не выдержала Натали, перебив рассказчика. — Это же уйма информации.

— Милая моя родственница, — улыбнулся такой наивности Родерик Корф, — она артефакт, никто не знает её размер, она только выглядит как обычная, не самая толстая книга. Но открывается она всегда ровно посередине и показывает родословную того человека, который тебя интересует. Или можно начать с основателя и постепенно отслеживать всю линию кого-то из потомков.

— Так вот, мы немного отвлеклись, — снова привлёк к себе внимание Фридрих, — книга показала, что союз Натали Корф и Северуса Снейпа дал свои плоды, поэтому я и рискнул предложить нашу помощь.



В Хогвартс Снейпы вернулись за неделю до начала занятий. Как Натали не мечтала прокатиться в Хогвартс-экспрессе, ей это никак не удавалось сделать. В этот раз переместились камином, прямиком в директорский кабинет.

Натали такой способ перемещения не понравился. Мало того, что надо было пересилить себя, шагая хоть и в зелёное, но пламя, так потом тебя ещё и мотало по неизвестно чьим каминам и выплёвывало, всего в саже, под ноги встречающим.

В этот раз в роли встречающего выступал директор. Северус ни в какую не соглашался, чтобы Натали перемещалась одна, поэтому держал её за руку, как малолетку, чем, думается, очень сильно удивил директора.

Натали, прежде чем пройти камином, посоветовалась с личным колдомедиком. Да, теперь у неё такой имелся. Точнее, такая. Гертруда фон Корф взялась наблюдать миссис Снейп, когда лорд Принц посетовал, что семейный колдомедик их рода уже настолько давно не сталкивался с беременностями и младенцами, что вряд ли разберётся, что к чему.

***

Появившись в их домике примерно через неделю после эпохального воссоединения семей, Гертруда развила бурную деятельность. Натали была обследована, было проверено её магическое ядро и ядро плода.

Показатели были признаны удовлетворительными, можно было уже сейчас с осторожностью говорить о том, что ребёнок имеет магические способности. Но методика, которой пользовалась колдомедик, была ещё в разработке и часто давала сбои.

На Натали тут же был закреплён так называемый «Браслет Остары», редкий и дорогой, который являлся новейшей совместной разработкой немецких колдомедиков и артефакторов. Он считывал показатели, важные для беременной, такие как вес, давление и сердцебиение плода, и передавал их на принимающий артефакт колдомедика, который и заносил эти показатели в карту беременной.

Также миссис Снейп было вручено зеркало, по которому она могла связываться с Гертрудой при возникновении срочных вопросов. Фон Корф собиралась поселиться в Хогсмиде, сняв там дом или квартирку, так как её муж будет преподавать в Хогвартсе. В том, что он туда попадёт, она даже не сомневалась.

На вопрос Натали о других пациентках, которые могут пострадать из-за того, что их врач перебралась в Шотландию, Гертруда ответила, что Натали не стоит беспокоиться. На данный момент в Германии оставалась только одна пациентка, которая должна была вот-вот родить, так что с сентября фрау Корф будет в полном распоряжении родственницы, а если пожелает, то и в Англии себе всегда пациентов найдёт. Её услуги стоили дорого, но они того стоили.

***

Вот так, получив разрешение своего колдомедика на каминное перемещение, Натали очутилась в Хогвартсе, в уже знакомом кабинете директора, отплёвываясь от сажи и ругая все камины в целом и этот в частности.

Директор взирал на это с отеческой улыбкой и сетовал на то, что эльфы совсем обленились за лето и надо бы им напомнить о каминах.

— Как вы смотрите на то, чтобы попить чайку? У меня как раз есть свежайшие лимонные дольки и малиновое варенье, а так же коробка шоколадных лягушек, — от счастливой улыбки Альбуса декана Слизерина реально перекосило, а директор, как ни в чём не бывало, продолжил:

— Да, Северус, я знаю, что ты не любитель сладкого, но, может, твоя милая жена захочет выпить со мной чаю?

— Я польщена вашей заботой, но вынуждена отказаться. У меня аллергия на лимоны, а есть лягушек, отрывая ещё дёргающиеся лапки… — Натали вздрогнула от отвращения. — Фу! Никогда не понимала французов, но английские волшебники несомненно превзошли их. Уж не обижайтесь, сэр!..

— Ну что ж, нет так нет, а я с удовольствием попью чайку.

Супруги воспользовались появившейся возможностью и поспешно сбежали в подземелья. Как только за ними закрылась дверь, Натали, обняв несколько удивлённого Северуса, притянула его к себе и зашептала прямо в ухо:

— Помнишь, кое-кто дал мне артефакт, закрывающий разум? Так вот, я, кажется, почувствовала, как директор пытался… Только вот не знаю, помогли ли серьги, да и в глаза ему я старалась не смотреть. Северус, скажи честно, ты сможешь обезопасить себя? Дед нашёл, что искал?

Опешивший зельевар кивнул и произнёс, удивляясь конспирации жены:

— Не волнуйся, со мной всё хорошо, я подготовился.

***

Северус с головой погрузился в школьные дела, Натали бродила по Хогвартсу, изучая и пытаясь запомнить. К ней иногда присоединялась Миссис Норрис, видимо, почувствовав, что любопытная особа её не обидит.

Натали знакомилась с магами на портретах, болтала с сэром Николасом и Толстым Монахом, и даже удостоилась беседы с Кровавым Бароном, который снизошёл до неё только потому, что она была женой декана Слизерина. И он пригрозил Пивзу, что если тот обидит миссис Снейп, то Барон лично займется его воспитанием.

Первого сентября вечером Натали заняла очень удобную позицию, собираясь незримо присутствовать на праздничном ужине. Дамблдор пытался уговорить её сесть за профессорский стол рядом с мужем, но она отказалась, упирая на то, что не имеет никакого отношения к обучению, а значит, и за столом сидеть ей неуместно.

Неприметный балкончик, расположенный так, чтобы видеть почти весь зал, показал ей Барон. В обычных замках на таких балкончиках часто находились лучники, тайно охраняющие хозяина замка. В глаза эти балкончики не бросались, будучи сейчас почти прикрыты полотнищами с гербами факультетов. Натали была искренне благодарна Барону за его помощь.

Церемония распределения началась и за профессорским столом Натали с удивлением заметила сидящего возле мужа Родерика. Теряясь в догадках, кого он подвинул с должности, она обнаружила расположившегося с другой стороны стола потрёпанного жизнью мага, которого рискнула определить как Ремуса Люпина.

Тем временем распределение закончилось и слово взял директор.

— Мы рады вам всем, и тем, кто вернулся, и тем, кто пришёл в первый раз. Всем вам мы говорим — добро пожаловать в Хогвартс! Всех профессоров я вам представлять не буду, ведь большинство из вас, надеюсь, помнят, как их зовут, — продолжил Дамблдор, вызвав смех в зале. — В этом году у нас два новых преподавателя — профессор Ремус Люпин, он будет вести ЗОТИ…

Оборотень встал, поприветствовав учеников, Гриффиндор ответил воплями и аплодисментами, более слабо поддержанными другими факультетами.

— И профессор Родерик Корф, он будет вести Историю Магии, так как наш уважаемый профессор Биннс неожиданно окончательно ушёл на покой.

Родерик, не вставая с места, коротко кивнул и улыбнулся, подняв голову и глядя туда, где сидела Натали. Она испытала шок, поняв, что Корф развоплотил привидение, чтобы попасть в Хогвартс, не ущемив ничьих интересов.

— Так начнётся пир, — провозгласил директор, заканчивая агитировать детей на посещение Запретного леса и нарушения правил.

Натали, уже увидевшая всё самое интересное и мельком рассмотрев Золотое Трио, поспешила уйти, так как ароматы пищи заставили её живот бурчать от голода. Она хотела поскорее добраться до подземелий и съесть что-нибудь, дожидаясь Северуса.

***

— Ты должна немедленно покинуть Хогвартс, — Северус ворвался в комнату как вихрь.

Натали как раз допивала чай с третьим пирожным, которое выпросила у Тилли, так как Минки отказала, ссылаясь на приказ лорда Принца заботиться о её здоровье, а третье пирожное — это уже перебор.

— Почему? Ведь здесь безопасно и я нуждаюсь в тебе.

— Я буду навещать тебя, ты не должна оставаться здесь, это место перестало быть безопасным.

— Ты защитищь меня от всего, да и Родерик тоже, — спокойно сообщила миссис Снейп, облизывая пальцы и делая вид, что не понимает, почему так взволнован муж.

За этим занятием и застал её Родерик, вошедший в гостиную.

— Ваша дверь была открыта, извините, что ворвался. Добрый вечер, Натали. Что случилось, Северус?

— Она должна уехать, я не могу объяснить, но здесь опасно, и я приказываю…

— Это из-за оборотня? Но он не опасен большую часть времени, — спокойно проговорил Родерик, будто не замечая удивлённого взгляда раздражённого зельевара.

— Кто тебе сказал? — Северус был в ярости.

Мало того, что родственничек ввалился без спроса, так он ещё знает о Люпине и считает возможным пребывание Натали в замке, этим подрывая авторитет Северуса в глазах жены.

— Зачем говорить? Я только увидел его глаза, да и обоняние у него явно не как у обычного мага.

— О ком вы говорите? — Натали попыталась разрядить обстановку. — О новом профессоре? Этом… как его? Ремусе Люпине?

— О нем. Он оборотень, но мало этого, так он ещё и дружок сбежавшего преступника, Сириуса Блэка! Всё это неспроста! — Снейп метался по гостиной, не находя себе места, ярость душила его, но это не помешало ему оценить умение жены сопоставить факты.

— Родерик, ты не составишь компанию Северусу, я попрошу домовиков принести закуски. Тут есть неплохой коньяк. Кто-то из учеников решил побаловать декана, да? — Натали рискнула вызвать гнев мужа, приглашая нежданного гостя и распоряжаясь запасами спиртного, обнаруженного в одном из шкафчиков, но ей надо было раскрутить мужчин на разговор и как-то подбросить идею, что Сириус не тот, кто привёл Лорда к Поттерам.

Понимая, что рано или поздно муж вытурит её из замка, она старалась не только приучить его к мысли о невиновности Блэка, но и не допустить тех событий, в которых Снейп пострадал от рук Золотого Трио. Она не хотела, чтобы муж валялся на полу Визжащей хижины с сотрясением мозга. Да и пора уже менять ход пьесы, действующим лицом которой она оказалась.

«Может, обезвредить крыса, и сдать его властям? Так, чтобы его не успел перехватить Дамблдор, а то с него станется и отпустить грызуна. А Министерство? Пойдёт ли оно на разглашение процессуального беспредела, что творился десять лет назад? Признают ли они, что все эти годы держали за решёткой невиновного?

Хотя, почему невиновного? Если его обвинили в том, что он помог Лорду найти Поттеров — то он, несомненно, этого не делал. А если в том, что он убил мага и двенадцать маглов? Или их убил Петтигрю, а свалил на Бродягу? Эх, узнать бы!»

***

Пока эти мысли бродили у неё в голове, Натали не теряла времени даром. Вызванные домовики накрыли стол, уставив его множеством закусок, а муж пригласил Корфа к столу.

— Да, профессор, коньяк, действительно, недурён, — заговорил Родерик, пригубив налитый ему напиток.

— Это мне презентовал мой хороший знакомый, а он знает толк в выпивке.

— Уж не Люциус ли Малфой? Кстати, его жена ведь из Блэков, если не ошибаюсь?

— Из них, она кузина этого самого Сириуса, — зельевар уже успокоился, признав, что Люпин опасен только в полнолуние, а Блэк, может, и не сможет пробраться в замок…

— А почему все думают, что он попытается пробраться в замок, и при чём здесь оборотень?

— Оборотень был его другом и может помочь ему проникнуть в Хогвартс, чтобы убить Поттера.

— А почему он не сделал этого раньше, почему только сейчас? И зачем ему убивать мальчика?

— Он сумасшедший и, к тому же, желает отомстить за гибель Тёмного Лорда, — Северус начинал заводиться, вспоминая и свою роль в смерти Лили. — Он был другом Поттеров и крёстным их ребёнка, и он предал их…

— Крёстным? Ты уверен?

— Что тебя удивляет?

— Просто я читала, что так называемый магический крёстный связан с крестником и ничем не может навредить ему. Почему же Блэк, если он предал крестника, до сих пор жив? Разве магия не должна была наказать его? Или он обычный крёстный, а не магический?

— Ты хочешь сказать, что он не предавал? Но он же сидел в Азкабане? Может, магия сочла это достаточным наказанием? К тому же, был суд…

— Северус, напомни мне, кто у вас председатель Визенгамота? — кажется, Корф уловил мысль.

— Вы что, хотите сказать… Дамблдор?! Но зачем ему отправлять Блэка в Азкабан? Или… Поттер! Да, Золотой мальчик, выросший под присмотром Блэка, был бы совсем другим!.. А он нужен директору…

Натали, довольная тем, что навела мужа на интересные мысли, тихонько удалилась в спальню, давая возможность Северусу и Родерику посидеть в чисто мужской компании. Им нужно было многое обсудить и обдумать…



Время, подгоняемое осенью, побежало, срывая листочки календаря. Натали, не успев оглянуться, обнаружила, что уже октябрь. Весь первый месяц осени она осваивалась в подземельях, ходила к Минерве, которая потребовала, чтобы Натали называла её по имени, заниматься трансфигурацией и пить чай.

Декан Гриффиндора подошла к обучению девушки ответственно, не давая поблажек и воспринимая как ещё одну, только великовозрастную, ученицу. Этот предмет дался Натали не сразу, но разобравшись в принципе, она смогла выполнять задания, получая одобрение строгого преподавателя.

С Флитвиком Натали тоже пила чай. Любовь англичан к этому напитку затронула и волшебников, так что и маленький профессор всегда начинал занятия с чашки ароматного чая. Чары очень понравились миссис Снейп, и она с удовольствием колдовала, радуя профессора.

Посещать теплицы Снейп ей запретил, ссылаясь на то, что некоторые растения могут быть опасны для беременной женщины. Декану Хаффлпаффа Северус сообщил, что жене нужна только теория, а практику он запрещает, так как все эти цветочки и листочки, нужные в зельеварении, он и сам ей покажет, а навоз и прочие тепличные радости ей совершенно не нужны.

Помона обозвала его самодуром и тираном, а Натали, изучая теорию, опять-таки, пила с ней чай и терпела жалостливые взгляды.

За прошедший месяц она два раза посетила Хогсмид, оба раза это происходило по субботам, когда и Северус, и Родерик, соскучившийся по жене, могли спокойно покинуть Хогвартс.

Гертруда, благодаря артефакту, знавшая о давлении и весе Натали всё, просто болтала с ней, давая рекомендации, а потом принималась за Снейпа, настаивая на постоянной его заботе о жене, и необходимости для неё ежедневных прогулок, которые мог обеспечить только он, хотя и признавала, что время от времени это может делать и Родерик.

— Но Северус, очень важно, чтобы она дышала свежим воздухом. Постоянно находиться в подземельях ей вредно. Ежевечерние прогулки пойдут на пользу и твоей жене, и твоему ребёнку.

Натали представляла Снейпа, прогуливающегося с ней на виду у всего замка, и понимала, как этому будет противиться её муж.

Да и самой ей не очень-то хотелось выходить из замка наружу. Полюбовавшись издалека на дементоров, Натали решила не искушать судьбу, гуляя в его окрестностях. Она задала вопрос мужу об этих тварях и способах защиты от них и получила получасовую лекцию о патронусах.

Правда, демонстрировать собственного Снейп не хотел, но Натали настаивала, упирая на то, что видя патронуса воочию, она поймет, как это выглядит, и обзаведётся своим.

Лань, появившаяся из палочки мужа, заставила задержать дыхание от восторга, но показала, что Северус всё ещё любит Лили… Ну, она и не была удивлена, правда, на душе стало как-то муторно, хоть миссис Снейп и уговаривала сама себя, что любит-то он Лили, но спит с ней, женат на ней, и ребёнка от него тоже носит она.

Уговоры не сильно помогали, и Натали с упорством махала палочкой, пытаясь вызвать собственного патронуса, надеясь, что его появление поможет ей успокоиться.

На прогулки она выходила редко, если позволяла погода. Укутанная в тёплую мантию и с надвинутым капюшоном, она выходила незадолго до отбоя, не желая сталкиваться со школьниками. Обычно её сопровождал Родерик, так как муж часто назначал отработки или дежурил по школе, но иногда и он выбирался на свежий воздух.

***

Все её вечера оказались заняты, а вот днём делать было нечего. Домашних заданий ей не давали, не ученица, поди, всё разбиралось на занятиях и если нужно, записывалось в конспекты и потом повторялось ею у себя в комнатах.

Решив получше разобрать темы, она рискнула выбраться в библиотеку, посчитав, что самое удобное время — предобеденное, когда большинство учеников сидят на уроках.

Добравшись до библиотеки не без помощи Кровавого Барона, который неизвестно почему к ней благоволил, она обнаружила в ней, кроме мадам Пинс, ещё парочку старшекурсников с Рэйвенкло и одного слизеринца, который почтительно с ней раскланялся, заставив удивиться.

Они с мужем вроде бы не уведомляли факультет, что декан обзавёлся семьёй, но, похоже, они всё знали.

Попросив у библиотекарши книги по нумерологии, она углубилась в чтение, надеясь понять хотя бы азы, желая попросить несколько консультаций у Септимы Вектор. Вчитываясь, ей оставалось только удивляться, как это Грейнджер, даже имея хроноворот, умудряется изучать столько всего одновременно. Ведь Натали, взрослая женщина, испытывала нехватку времени, изучая всего несколько наук.

Воистину, или у девочки феноменальная память, которой она пользуется просто как компьютером, закачивая туда файлы с информацией, «глотая» книги одну за одной, либо она уникум, вундеркинд, которой все эти знания даются достаточно легко.

Спохватившись, что вот-вот наступит обед и коридоры заполнятся гомонящей толпой юных магов и ведьм, Натали вернула книги, оставив себе пару тех, которые хотела изучить внимательнее, и вышла из библиотеки, заметив, что народу в ней прибавилось.

Поспешив, она в последний момент обнаружила преграду в виде двух одинаково рыжих и улыбающихся личностей.

«Близнецы Уизли, собственными персонами, - изучающий взгляд, брошенный на парней, констатировал почти полную идентичность рыжиков, вплоть до одинаково белозубых улыбок. — Неудивительно, что их путают, хотя странно, что это же делает и их мать…»

— Молодые люди, разрешите пройти, — она строго посмотрела на них.

— Мы уже давно…

— Хотели спросить… — завели близнецы разговор, перекидывая друг другу слова.

— Вы профессору Снейпу…

— Кем приходитесь? Дочерью…

— Или сестрой?..

— Профессору Снейпу я прихожусь женой, так что разрешите пройти, если вы не хотите, чтобы я пожаловалась ему на ваше поведение.

Сказав это, Натали прошла мимо расступившихся с гадкими ухмылками близнецов и ступила на лестницу, которая, как обычно, повернула совсем не туда, куда ей было нужно, так что, спустившись, она оказалась в коридоре, в котором гомонили дети, спеша попасть в Большой зал.

И только в одном месте этого потока она увидела затор, созданный шестью подростками, похоже, остановившимися выяснить отношения. Белобрысая прилизанная причёска одного из них была ей, несомненно, знакома.

«Ну, раз там Драко, то и остальных я смогу назвать без труда,» — подумала Натали, подходя к ним.

Драко, заметив её, прекратил препираться с оппонентами и поприветствовал её кивком головы, явно копируя публичное поведение Люциуса. Манера речи говорила о том же и Натали еле сдержалась, чтобы не фыркнуть, сделав точно такое же высокомерное лицо, чтобы, так сказать, соответствовать.

— Добрый день, миссис Снейп, — проговорил Малфой, явно смакуя удивлённые выражения лиц троих гриффиндорцев, стоящих рядом, да и не только их. — Как ваше здоровье? Maman справлялась о вас в каждом письме, но я сказал, что давно не имел счастья лицезреть вас.

Натали еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться в голос, но ответила в той же манере.

— Добрый день, Драко. У меня всё хорошо, можешь так и написать леди Нарциссе. Хотя, я напишу сама, давно мы с ней не виделись. Кстати, а ты не заглянешь ко мне вечерком в воскресенье на чай? С удовольствием с тобой поболтаю, ты мне расскажешь новости. А теперь не буду вас задерживать, обед нельзя пропускать.

— Вы совсем не задерживаете нас, и я мог бы проводить вас до комнат декана.

Натали подумала и согласилась. А почему бы и нет? Они помогут ей добраться, а она пригласит их на обед. Может же она пригласить сына подруги и его друзей?

Уходя по коридору, ведущему в подземелье, в сопровождении Драко и его верных оруженосцев Крэбба и Гойла, она вспоминала лица учеников, ошарашенных такой интересной новостью, и фразу Рона, услышанную только краем уха. Фраза была неполной, так как Грейнджер вовремя заткнула рот своему недалёкому другу:

— Охренеть, не может быть, что это жена сальноволосого убл…

«Да, Уизли, как всегда, в своём репертуаре…»

***

С того дня Драко стал частенько захаживать к ней в гости. Поделиться новостями, посетовать на учителей, не уделявших ему должного внимания, и на Поттера… Вот эта тема была неисчерпаема. С того дня, как на Драко напал гиппогриф, он не переставал стонать и жаловаться, хотя рука уже зажила. Винсент и Грегори кивали в подтверждение, не переставая поедать пирожные, которые им на тарелки подкладывала Натали, не забывая при этом и себя.

В конце концов, когда ей надоели причитания блондина, она намекнула, что женщины, конечно, любят пожалеть страдающих мужчин, но только до тех пор, пока мужчина не превращается в симулянта.

Она тоже была возмущена тем, что Хагрид притащил на урок достаточно опасного зверя, который без труда мог прикончить ученика одним ударом.

— Драко, но ты же слизеринец, вот и веди себя соответственно. Хитро и мудро, как змей. Улыбайся, старайся обзавестись приятелями, где промолчи, а где укуси побольнее. Бери пример с отца, он ничего не делает просто так. А ты, как гриффиндорец какой-то, нарываешься на неприятности постоянно.

— Терпеть не могу Поттера и Уизли, да и эта бобриха с ними! Всё им дозволено, ходят важные, Уизел задирается постоянно.

— А тебе бы пройти мимо них, как мимо пустого места, пусть рыжий бесится. Если уж хочешь сделать им какую гадость, делай так, чтобы наказали их, а к тебе не придрались. Задействуй ум, месть — это холодное блюдо. Я тебя понимаю, Уизли неприятная личность и, как мне кажется, именно он подбивает Поттера, но перестань собачиться с ними. А Грейнджер? Она девочка, будь джентльменом, а не таким же хамом, как Уизли. А то мне почему-то кажется, что ты не просто так задираешь её.

На такие подколки Драко реагировал возмущённым сопением, не имея возможности возразить так, как хотелось.

— Но она ведёт себя так, будто знает всё на свете, вечно поучает и на уроках постоянно лезет вперёд!

— Это говорит только о её невоспитанности и отсутствии такта. А поучает она не тебя, так что отвернись и молча пройди мимо, пусть твои враги мучаются.

— Она их постоянно поучает, и Поттера, и Уизли, как мамочка какая, — ехидно улыбнулся Драко.

— Вот видишь! Перестань обращать на них внимание, не захотел Поттер с тобой дружить, но и врагом его делать не надо, вдруг когда и пригодится.

— Но ведь это так интересно — их задирать! — улыбнулся мелкий хорёк.

***

Драко дулся, обижался, но неизменно появлялся не только по воскресеньям, но и в другие дни, исправно принося школьные сплетни и слухи.

Северус поделился наблюдением, что крестник стал меньше задирать Золотое трио, а если точнее, чаще выходить сухим из воды.

Осень сменилась зимой, Натали всё также посещала Гертруду, живот всё рос, хотя и не был ещё очень заметен. И она не переставала радоваться тому, что носила мантии. Благодаря им окружающим было неизвестно о её положении.

Она вообще мало кого видела, а с Люпином, например, вообще не была знакома лично. Муж не подпускал его даже близко. Это было бы смешно, если бы Натали не знала первопричину его страхов.

Вечерами, дождавшись мужа и лежа рядом с ним в кровати, она пристраивала руку Северуса на живот, давая ему почувствовать, как толкается его ребёнок.

Приближалось Рождество и Натали уже знала, что проведут они его в Принц-холле. Назад в Хогвартс она в этом учебном году уже не вернётся.



[Осеннюю охоту на Блэка Натали пропустила, сидя в подземельях, из-за убеждения мужа, что, даже невиновный в гибели Поттеров, Сириус всё равно остаётся преступником, убив маглов и Петтигрю, а значит, опасен.

К тому же неизвестно, насколько он адекватен после Азкабана, и зачем ему лезть в Хогвартс — непонятно, значит, лучше перестраховаться.

Натали возражать не стала и все месяцы думала, как навести мужа на мысль о крысе, не имея возможности достать Питера самой. Случай представился в последний день перед отъездом детей на каникулы и вышел ей боком…

***

С утра школьники ушли в Хогсмид, докупить подарки родным. Натали тоже собралась прогуляться, тем более мужу тоже понадобилось в деревню. Оказавшись в Хогсмиде и не желая торчать в лавке, торгующей ингредиентами, Натали сказала, что пройдётся до «Сладкого королевства», где она собиралась купить Нарциссе и Гертруде по коробке швейцарского шоколада.

Проходя мимо «Трёх мётел», она заметила входящего туда волшебника в шляпе-котелке и, только стоя перед прилавком со сладостями, догадалась, что этот маг, похоже, и есть министр. Она поняла, что сейчас Поттер узнает о том, что Блэк его крёстный и не считая этот момент интересным, не спешила покидать магазин.

Купив шоколад и всяких сладостей для Драко и его друзей, которые обещали зайти сегодня, она, так и не дождавшись мужа, отправилась в лавку, уверенная, что Северус закопался в ингредиентах и позабыл о ней.

Проходя мимо паба, она увидела будто саму собой открывающуюся дверь и догадалась, что это Поттер под мантией-невидимкой. Почти сразу за ним выскочили Рон с Гермионой. Уизли на полном ходу врезался Натали в спину, роняя её вперёд.

Испугаться она не успела и падая со всего маху наземь, выставила перед собой руки. Только вот, больно ударившись коленками и руками о ледок, накатанный множеством ног, она не смогла удержаться и растянулась на дорожке, в последний момент успев вывернуться, чтобы не упасть на живот. В боку что-то хрустнуло.

— Простите, пожалуйста, мисс! — кинулась к ней Гермиона, чтобы поднять, пока Рон стоял, некрасиво открыв рот. — Мой друг нечаянно вас толкнул, он очень извиняется! Давайте, мы поможем вам встать.

Натали, лежа на мостовой и боясь пошевелиться, повернула голову и капюшон, прикрывший её лицо, сполз, снова давая возможность видеть. Гермиона ахнула, узнав в пострадавшей миссис Снейп, а Рон не нашёл ничего лучше, чем возмутиться:

— А что! Она сама мне наперерез сунулась!

Дальше высказаться он не успел, ибо на них налетел чёрный смерч, в котором легко узнавался Ужас Подземелий. Прошипев, что он потом разберётся с Уизли, Северус опустился возле жены на колени и легко, будто пушинку, взяв её на руки, поднялся.

Злобно зыркнув на собравшихся зевак, он понёс Натали к Корфам, в душе кляня себя за то, что отпустил её одну по магазинам, и задержался в лавке, обсуждая статью в «Вестнике зельевара» о свойствах чешуйчатой муховёртки при использовании её в зелье от почесухи.

До оставшегося стоять перед пабом Рона начало доходить, что он подписал себе смертный приговор. Хотя в этом году зельевар будто бы несколько подобрел, он всё равно придирался к ним по любому случаю. Теперь же он вообще озвереет. Уизли осознал, что зелья он не сдаст.

***

— Северус, отпусти меня, я дойду сама, — попросила Натали мужа, когда они свернули в переулок, где стоял дом, снимаемый фон Корфами. — Мне кажется, я чувствую себя лучше.

— Я уже отпустил тебя и к чему это привело? — злясь и на жену, и на себя, проговорил Снейп.

— А этот мальчик? Это, кажется, друг Поттера — Рон Уизли?

— Друг, — односложно ответил Северус.

Идти по скользким дорожкам было непросто, да и жена всё же не была пушинкой, и он начал уставать.

— Его крыса… она выглядывала у него из-за пазухи… мне показалось, что она ухмылялась, глядя на меня…

— Что за глупости ты выдумываешь! — Снейп даже приостановился, негодуя на невесть что придумавшую жену.

— А вдруг эта крыса — анимаг? А если Минерва в образе кошки съест анимага-крысу, будет ли это считаться каннибализмом? Интересно, давно ли крыса живёт у мальчика?

Северус промолчал, удивляясь мыслям, бродящим в хорошенькой головке его жены.

«Крыса с умным взглядом!.. Подумать только!.. Хотя, вопрос про Блэка, заданный ею, тоже оказался непростым…»

Из дома уже выскочила Гертруда и Натали замолчала, позволяя родственнице распоряжаться её размещением. Войдя в дом и уложив жену на трансфигурированную кушетку в гостиной, зельевар молча уселся в ближайшее кресло, всем своим видом показывая, что не сдвинется с места, пока не узнает, как чувствует себя жена.

Набросив диагностические чары, изучив показатели браслета и расспросив Натали о происшествии, Гертруда сообщила, что с ребёнком всё в порядке, но Натали придётся сегодня побыть здесь.

— Ничего особо серьёзного, только разбитые коленки, локти и ладони. Небольшое растяжение мышц спины, хорошо, что нет переломов, костерост бы ей сейчас был противопоказан. Но сейчас, Северус, твоей жене лучше полежать, всё-таки ударилась она сильно. Я залечу все синяки и ушибы, не волнуйся. И у меня достаточно зелий, не надо ничего варить, — фон Корф предугадала вопросы, которые собирался задать зельевар.

В гостиную зашёл Родерик, желающий узнать, что случилось.

— Вы, мальчики, можете отправляться в замок, — сообщила Гертруда Снейпу и мужу. — И, Северус, не надо убивать виновника этого происшествия. Дети — они такие… вообще, сам скоро узнаешь…

***

Северус, возмутившись для приличия, отправился в Хогвартс. С ним ушёл и Родерик, чтобы попридержать злого, как мантикора, зельевара. Уизли он, конечно, не убьет, но несколько неприятных минут тому обеспечены.

Гертруда, устроив Натали в гостевой комнате, распорядилась подать туда же обед на двоих, и они отлично провели время, перемывая косточки общим знакомым, которых было, правда, не очень много. Ближе к вечеру прилетела сова с письмом от Нарциссы, в котором та сетовала на нынешнюю молодёжь, интересовалась самочувствием подруги и напоминала, что ждёт её с Северусом, а также Корфов и лорда Принца на небольшой дружеский ужин, через два дня после Рождества.

Подивившись оперативности Драко, поставляющего матери школьные новости, Натали написала ответ, предварительно заручившись согласием Гертруды, и пообещала леди Малфой, что непременно её навестит.

Позвав Минки, которая тут же принялась охать, семеня возле кровати, она остановила её причитания и отправила с письмом к Аурелиусу, с просьбой тоже пригласить Малфоев в Принц-холл на небольшой семейный обед, при этом выражая уверенность, что лорд Принц обязательно примет приглашение Нарциссы посетить Малфой-мэнор.

К вечеру из Хогвартса доставили вещи Натали и записку от Родерика, в которой тот сообщал, что Северус устроил знатную головомойку Уизли и Грейнджер, назначив им отработки после каникул, пообещав, что если у них переизбыток дурной энергии, то он сумеет с этим справиться.

Поттеру, попытавшемуся защищать друзей, были тоже назначены отработки. За компанию, как выразился зельевар, и было обещано, что Северус научит своего нерадивого ученика манерам, раз уж тому самому их усвоить не по силам.

Успокоившаяся Натали решила уснуть, но это оказалось несколько сложным делом. Привыкшая засыпать рядом с мужем, она ворочалась на непривычно мягкой перине, понимая, что всё только начинается и ей предстоит привыкать спать одной.

Неизвестно, как часто Северус сможет покидать Хогвартс, так что он редко будет бывать в её постели. Оставалось надеяться, что он тоже привык засыпать с женой под боком и будет чувствовать себя некомфортно один, в холодных и тихих подземельях.

***

Утро началось для Натали несколько позже, чем она привыкла. Из-за того, что она не смогла заснуть сразу, утром миссис Снейп ожидаемо проспала и была разбужена препирательством Гертруды и Северуса под дверью.

Её муж в своей обычной язвительной манере сообщал родственнице, что она явно преувеличила своё мастерство колдомедика, раз его жена находится в постели и, стало быть, всё ещё плохо себя чувствует. Либо фон Корф просто скрывает, что состояние Натали намного серьёзнее.

Гертруда отбивалась, тоже не лазя за словом в карман. Зельевар услышал, что он полный профан в медицине, а значит, не должен даже пытаться вмешиваться в её решения и распоряжаться её пациентами.

Его задача только варить зелья, а что до состояния его жены, то бедняжка просто отсыпается, судя по хорошим показателям браслета. Далее фон Корф ехидно поинтересовалась, чем это зельевар занимается по ночам с беременной женой, не давая ей спать?

Натали покраснела, услышав её слова, а судя по тишине, воцарившейся по ту сторону двери, профессор Снейп впервые не смог ответить какой-нибудь гадостью. В следующий миг дверь открылась и Натали встретилась взглядом с заглянувшим в комнату мужем.

— Ты проснулась, — констатировал тот, заходя в спальню. — Судя по румянцу, ты слышала наш разговор с этой бесцеремонной женщиной, по недоразумению считающейся твоим колдомедиком и, что ещё более огорчительно, родственницей.

— Тебя уже отпустили на каникулы? Мы можем ехать? — спросила она, проигнорировав раздражение мужа.

— Альбус пытался оставить меня на рождественский ужин, но я напомнил, что теперь я человек семейный и должен быть с семьёй на Рождество, тем более моя жена ещё не оправилась от вчерашнего происшествия, а мои родственники Корфы уже ждут меня за праздничным столом.

— Представляю лицо Альбуса! — рассмеялась Натали.

— Особенно в тот момент, когда Родерик подтвердил мои слова, — улыбнулся Северус.

Натали залюбовалась мужем. Его улыбка была почти незаметна, как будто мышцы лица давно отвыкли от этого движения, но взгляд был тёплым и от этих изменений лицо зельевара преобразилось, черты лица смягчились и он перестал выглядеть угрюмо.

Стук в дверь и ворвавшаяся следом за ним Гертруда, вновь вернули на лицо Снейпа привычную маску, но Натали была счастлива. Улыбка мужа была отличным подарком в рождественское утро.

Колдомедик развила бурную деятельность. Проведя диагностику и проверив показатели, она разрешила Натали вставать и даже поторопила её с этим, сказав, что от Аурелиуса прилетела сова с сообщением, что карета прибудет через два часа, а значит, им нужно поторопиться, чтобы успеть позавтракать и собраться.

Минут через сорок миссис Снейп сидела за столом. На завтраке, кроме неё с мужем и Корфов, присутствовала пожилая ведьма, оказавшаяся тётушкой Родерика, Сильваной фон Корф.

Сия почтенная матрона, как оказалось, будет сопровождать их в Принц-холл и останется там на правах компаньонки Натали, ибо нехорошо, если миссис Снейп останется одна в доме неженатого мужчины, даже если этот мужчина приходится ей свёкром.

Натали явно взгрустнула, когда представила свою жизнь в поместье. Видимо, её мысли не остались секретом, отразившись на лице, и Гертруда поспешила порадовать её известием, что тоже переберётся к ней, если лорд Принц не будет возражать против её присутствия.

— Мы с Родериком хотели предложить тебе пожить здесь, у нас, но и Северус, и барон, да и лорд Принц, они все были против, считая, что это может быть опасно. Вот мы и подумали… почему бы и мне не пожить вместе с моей единственной пациенткой.

А Северус с Родериком будут нас навещать на выходных, да и у директора не будет возникать вопросов, где обитает твоя жена, — закончила она свою речь, посмотрев на Снейпа.

Натали такому решению обрадовалась несказанно, а тётушка на ломаном английском выразила надежду, что лорд Принц не будет возражать против такого решения, а значит, и она будет иметь собеседницу, с которой можно поговорить, не путаясь в грамматических дебрях английского языка.

Оставшееся до отъезда время Корфы посвятили сборам, проверяя, чтобы всё было собрано и ничего не забыто. Натали, которой было нечего собирать, так как её чемоданы стояли нераспакованными, спокойно сидела в гостиной вместе с мужем.

Как и обещал Аурелиус, ровно в назначенное время карета, на двери которой был изображён герб фон Корфов, запряжённая четвёркой лошадей, стояла возле порога. Минки, снова вызванная Натали, споро загрузила вещи.

Три ведьмы, сопровождаемые двумя магами, под заинтересованными взглядами соседей скрылись в шикарном экипаже и лошади почти сразу перешли на галоп. Карета взлетела, в считанные минуты исчезая из виду./MORE]



Лорд Принц ожидаемо не возражал против увеличения количества жильцов своего поместья. Рождественский обед прошёл оживлённо, Натали общалась с Гертрудой, а Северус язвил над тем, как тяжело приходится Родерику учить балбесов, привыкших спать на Истории Магии.

Тот не оставался в долгу, подсчитывая количество взорванных с перепугу котлов. Аурелиус, нашедший в Сильване благодарную слушательницу, заливался соловьём, вспоминая истории своей молодости и расточая собеседнице комплименты.

К вечеру решили разобрать подарки, которые весь день приносили совы, да и каждый из них желал порадовать родственников. Натали неожиданно обнаружила, что является хозяйкой большей части тех подарков, что лежали в гостиной под ёлкой.

Перчатки и веер от Малфоев, изящная диадема от барона фон Корфа, коробка дорогих конфет от тётушки Сильваны, кулон с изумрудами от Аурелиуса, шарф из паутины акромантула от Гертруды и Родерика и, как венец всему, серьги с небольшими бриллиантиками и маленький флакон Феликс Фелицис от Северуса.

***

Рождественские каникулы пролетели быстро. Они всей компанией побывали у Малфоев, а те нанесли им ответный визит.

Тихие вечера у камина, шутливые перепалки, семейные завтраки, обеды и ужины. Они даже выбрались в магловский Лондон и встретили Новый год на Трафальгарской площади. Лорд Аурелиус делал вид, что недоволен вылазкой к маглам, но с удовольствием пил шампанское, стараясь не показывать, что он счастлив быть с семьёй.

Праздники быстро закончились и оба профессора отправились в Хогвартс, один запугивать, а другой пытаться разбудить недорослей, по чьей-то ошибке считающихся учениками.

Жизнь в Принц-холле замерла, оживая лишь в те моменты, когда в гости заглядывали Северус и Родерик, а также ежедневно во время пятичасового чая.

Тогда Натали выползала из библиотеки, где она искала что-нибудь о крестражах, а Гертруда из лаборатории, которую она очень высоко оценила. Тётушка Сильвана забрасывала спицы с недовязанным бесконечным шарфом, а камин вспыхивал, впуская леди Малфой, которой не терпелось поболтать с подругами, так как в мэноре она жутко скучала.

Её Люциус пропадал в Министерстве и ещё где-то, по каким-то своим, сплошь таинственным делам, а цветы в оранжерее прекрасно себя чувствовали и без постоянного присмотра.

Как только дамы рассаживались с чашечками чая за столом, заставленным разнообразными бутербродами, пирожными, печеньем, пирожками и булочками, в чайной комнате появлялся Аурелиус, желающий, как он выражался, проведать свой цветник.

Те, кого он поэтически сравнивал с розами, лилиями, фиалками и прочими герберами, мило приглашали хозяина поместья к столу, а тётушка добавляла, что и старым кактусам всегда найдётся местечко на их клумбе.

***

Шёл месяц март и Натали, которой уже подходили сроки, с нетерпением и некоторым испугом ожидала, когда появится её малыш. Узнать пол ребёнка она не захотела, решив, что будет интереснее оставаться в неведении.

Приданое для малыша она постаралась купить нейтральное, а лорд Принц говорил, что имеющихся у них в детской гардеробной вещей хватит на армию разнополых младенцев. Но её всё равно тянуло в магазины и она выбиралась и на Диагон-Аллею, и в магловский Лондон, неизменно сопровождаемая подругами и дуэньей, которая и среди маглов чувствовала себя неплохо.

Правда, это было зимой, а сейчас Натали неспеша ковыляла по поместью, разминая ноги, которые к вечеру хоть и не отекали, за что она должна была благодарить мужа, но уставали, и Минки делала ей массаж.

В библиотеку миссис Снейп ходила как на работу, упорно пытаясь понять, есть ли возможность соединить душу мага, разорвавшего её в погоне за бессмертием или такового мага можно только уничтожить. Из огромного вороха информации она поняла только одно — ритуал на кладбище был проведён не правильно, и её удивляло, почему Лорд, желая возродиться, выбрал именно его?

Отсутствие новостей из Хогвартса ужасно бесило её. Северус, навещая жену, ничего не рассказывал ей, хотя и дал понять, что слова о крысе его заинтересовали. Он обещал присмотреться к грызуну, хотя и бурчал, что ему для головной боли хватает и придурковатого оборотня, которого приходится контролировать.

***

В воскресенье вечером Натали засиделась в библиотеке. Часы пробили полночь и наступило пятнадцатое марта. В общем-то, ещё один непримечательный день, если бы не одно но… Так уж совпало то, что это была ночь полнолуния и то, что Натали собралась рожать.

Весь день её не оставляло ощущение надвигающейся катастрофы. Поясницу тянуло больше обычного, душа была не на месте, а Северус сегодня, несмотря на выходной, не пришёл.

Натали отложила в сторону книгу и попыталась встать, собираясь пойти в спальню, но боль внизу живота не дала ей это сделать и заставила застонать.

— Минки, — позвала верную домовушку, а та не замедлила появиться, — позови Гертруду, кажется, я рожаю.

Появившаяся через пару минут колдомедик провела диагностику, подтвердив предположение Натали, и как можно аккуратней, но быстро переместила её в специально оборудованную под родзал комнату. Пока разместив пациентку на кровати, она обнаружила, что и Аурелиус, и Сильвана уже оповещены о грядущем событии и толпятся в дверях.

Гертруда повелительным жестом указала на дверь, которая захлопнулась тут же, стоило магам отойти от проёма. Следующим её действием стало создание патронуса, которого она отправила к Снейпу со словами «Северус, тебе лучше поспешить…»

Последовавшие за этим несколько часов Натали запомнила плохо. Всё усиливающиеся схватки… подруга, колдующая над ней… зелья… хлопающие ставнями окна и снова схватки…

Её мужа всё не было и это, вкупе с болью, которую доставлял ребёнок, желая выбраться на свет, заставляло Натали всё сильнее кричать от боли, вкладывая в крик все сомнения, опасения и беспокойство. Что могло случиться в школе?! Насколько она помнила, в это время ничего не должно было произойти, но она-то изменила канон, намекнув на крысу и, возможно, ускорив этим события.

— Где же Северус?! Почему он не приходит?! — крик Натали слышал и лорд Принц, который почему-то тоже испытывал странное беспокойство.

— Успокойся и отдохни, — Гертруда наколдовала очищающие и освежающие чары, убрав с лица и тела роженицы пот, — всё будет хорошо, не волнуйся.

Сказав это, она вновь отправила патронуса, теперь уже Родерику, с просьбой поторопить Северуса. Натали не может ждать…

Тётушка Сильвана сидела в кресле, нервно теребя платок и ожидая, когда Гертруда, наконец-то, сообщит о рождении ребёнка. Своих детей Сильвана не имела, но у её родни было много детей, и каждого она знала по имени, помнила дни рождения и поздравляла с праздниками. Вот и сейчас она терпеливо ожидала, когда раздастся первый крик новорожденного, оповещая всех о том, что в мир пришёл ещё один человек, в котором текла кровь фон Корфов.

Аурелиус, как тигр в клетке, метался по комнате, волнуясь и за ещё не родившегося ребёнка, должного возродить их угасающий род, и за внука, на которого у него были ещё планы и который был слишком зависим от Дамблдора. Внук непозволительно задерживался в школе и это всё больше нервировало лорда.

— Аурелиус, не мельтешите, — устало проговорила Сильвана, — лучше подайте мне воды…

Лорд Принц, молча подивившись ведьме, которая не может наколдовать воду, трансфигурировал стоящую на камине статуэтку в бокал и налив воду с помощью агуаменти, протянул его сидящей даме.

В тот момент, когда бокал почти перешёл из рук в руки, из-за двери родильной комнаты раздался крик младенца, а двери, ведущие в коридор, отворились и в них показался Родерик.

— Где Северус? — спросил Аурелиус, заметив, что Корф явился один.

Родерик замялся, отводя взгляд, а тётушка Сильвана выронила бокал из разом ослабевших пальцев. Именно этот момент выбрала Гертруда, чтобы появиться в комнате со свёртком в руках. В пене кружев виднелось красное и сморщенное личико младенца в обрамлении мокрых чёрных волос.

— Лорд Принц, — сказала ведьма, уже убедившись, что в комнате отсутствует счастливый отец, — позвольте представить вам вашу правнучку…

— Где мой внук? — снова задал вопрос Аурелиус и тишину, словно окутавшую комнату ватой, разорвал крик младенца, недовольного тем, что никто не обратил на него внимания…

@темы: Фанфики