Аспер_


Лорд Принц привёл Натали в комнату, которая являлась хранилищем семейных артефактов. Здесь хранились вещи, наличие которых не могло стать основанием для обвинений в тёмной магии.

Всё остальное хранилось в Гринготтсе, где невмешательство гоблинов в дела магов служило отличной рекомендацией для желающих сохранить семейные сокровища.

Порадовавшись тому, что у невестки уже проколоты уши, Аурелиус презентовал ей симпатичные серьги с мелкими изумрудами, качающимися на золотых цепочках разной длины.

Как он объяснил Натали, серьги служили защитой от легиллименции, не только магически отводя взгляд мага от глаз их владелицы, но и банально отвлекая внимание покачиванием и переливами света.

Так что никто не сможет мимоходом прочитать её поверхностные мысли. От насильственной легиллименции они не спасали, но Аурелиус надеялся, что до этого не дойдёт, а Натали просто не переживала по этому поводу, помня обещания Лили.

Также он презентовал новоявленной миссис Снейп цепочку с рубинами, носимую на талии и предназначенную специально для беременных. Магия, заключённая в камнях, благоприятно воздействовала на плод и отводила сглаз и мелкие проклятья. Цепочка носилась постоянно, скрытно, обязательно касаясь тела и была саморегулирующейся по объёму.

Кольцо, выглядевшее как обручальное, было украшено рунами и предупреждало о наличии в пище нежелательных или опасных зелий.

Под воротником мантии притаилась брошь, которая при нападении на владелицу разворачивала магический щит и выдерживала несколько не очень сильных проклятий.

Из-за того, что следовало соблюдать конспирацию как можно дольше, более мощные и действенные артефакты лорд применить не мог, поэтому, посчитав, что больше сделать ничего невозможно, Аурелиус отпустил невестку.

Натали, чувствовавшая себя в присутствии чопорного аристократа бедной приживалкой, которой оказали милость, поспешила уйти, отправившись искать библиотеку, в которой должен был находиться её муж.

Проблуждав некоторое время по комнатам и коридорам, и уже подумывая вызвать эльфа, она наконец-то наткнулась на искомое. Библиотека была большой и Натали решила, что она ничуть не уступает библиотекам Блэков и Малфоев, о которых говорилось как о самых лучших библиотеках в Магической Британии.

Муж, как и ожидалось, обнаружился здесь же, в окружении фолиантов, многие из которых выглядели очень опасными. Натали не рискнула мешать увлечённому чтением Северусу и тихонько присела в кресло, уютно расположенное в нише возле окна.

Не успела она расслабиться, как почти тут же подскочила, испугавшись появившегося возле неё эльфа. Тот, увидев, что испугал девушку, собрался уже выкручивать себе уши, желая наказать себя, но Натали шёпотом, чтобы не привлекать внимание мужа, попросила у эльфа принести что-нибудь простенькое почитать, можно по зельям, например.

Получив желаемое, она углубилась в чтение.

***

Время в библиотеке пролетело незаметно и вот уже наступил вечер. За ужином было решено, что они переночуют в поместье и завтра с утра отправятся на Диагон-Аллею, а потом домой, в Тупик.

Комната, предоставленная им, была обычной, хотя и с огромной двуспальной кроватью. Ванную, прилегающую к спальне, в этот раз первым успел занять Северус, наученный горьким опытом и не желающим дожидаться, пока жена наплещется, изображая из себя русалку.

Так что Натали, выйдя из ванной, обнаружила, что Северус уже спит на своей половине кровати, повернувшись к ней спиной. Ну, или делает вид, что спит…

Вздохнув, Натали легла в кровать и, немного подождав, устроилась тихонько рядом с ним, прижавшись к спине мужа животом и грудью. Тот изображал спящего, хотя она и сомневалась, что человек, много лет спящий один, к тому же не доверявший никому, может не чувствовать, что его личное пространство нарушено.

«Но если он так хочет, — решила Натали, — то я тоже сделаю вид, что ни о чём не догадываюсь.»

Через несколько минут, покрепче прижавшись к Северусу и прислушиваясь к его дыханию, она уже спала.

***

«Снова-здорово», — констатировала Натали, появляясь в центре уже знакомого зала.

А вот та, что появилась вместо Лили, была ей незнакома.

— Ой, извини, — засмеялась женщина, увидев удивлённое лицо Натали. — Так лучше?

И в следующий миг на месте незнакомки стояла рыжеволосая Лили.

— Всё забываю, что вы, люди, в большинстве своём не любите неожиданностей, и даже если просите изменить судьбу, всё равно, в глубине души, не желаете расставаться с привычными обстоятельствами.

— Ты мне зубы не заговаривай, — сказала Натали, убедившись, что была права в своих подозрениях. — Запихнула непонятно куда и свалила?! Мы так не договаривались!

— А что не так? Хотела оказаться в книге? Стать ближе к герою своей мечты? Так ты теперь его жена, куда уж ближе! Так чем ты недовольна?!

— А ты, вообще, кто? То, что ты — Лили, можешь не говорить, больше не поверю.

— Вот с этого и надо было начинать, а то с претензиями… Нет, конечно, я не Лили. Неужели ты думаешь, что смертная, пусть даже и очень сильная ведьма, может изменять предначертанное? Да откуда у неё такие силы?!

Ты знай — я та, кого зовут Судьбою, Паркой, Норной, Мойрой… Ты называй как хочешь, суть одна — судьбу определяю человека. Придумали вы, люди, что нас трое и ошиблись, одна я и только мне под силу изменить расклад, что начертали боги. И только я одна могу прийти к тому, кто просит и если уж решу, что интересно, то и помочь не откажусь, пожалуй.

— Вот это ты заговорила… Так значит, интересно? И значит, я тут потому, что ты скучаешь?.. Да тьфу на тебя, я тоже, кажется, начала говорить, как в древнегреческом театре!

— А почему бы не развлечь меня, мне скучно. Все настолько предсказуемы. Сначала просят, а потом возмущаются. Вот и ты наш разговор начала с претензий… Ещё раз говорю — скажи мне чётко, чем ты недовольна?

— Как это чем? Ты меня сюда зачем запихнула? «Помоги Севу!» Твои слова? Ну и как я ему помогать буду, беременная? Он так и норовит меня в поместье деда оставить, ладно, хоть сказали, что до Йоля не тронут, а потом добро пожаловать под крылышко к лорду Аурелиусу. А в Хогвартсе как раз всё развиваться начнёт. И какая от меня помощь?!

— Ну, говорила. Во-первых, надо же было тебя заинтересовать, а во-вторых, ты уже помогла, если на то пошло.

— Помогла?

— Ну да, теперь, если твоего мужа Лорд убьёт, то у рода всё равно наследник останется. И тебе польза… представляешь — ты мать Наследника… ребёнка от твоего обожаемого профессора…

— Да ты… да ты… да как ты так можешь! Ты что, думаешь, я сдамся? Засяду в поместье и всё? Ну уж нет!

— Значит, я не ошиблась, — задумчиво проговорила Мойра, — может ты и сможешь что-нибудь изменить. Только не забывай, что ты не знаешь, какая она — настоящая Магическая Британия. Ну ладно, тебе пора просыпаться.

— Подожди, а что с моими родственниками? Что случилось с Корфами? Почему скрывались? Я думала, что буду последней представительницей какого-нибудь не очень известного рода.

— Родственники ищут, потому что родство помнят. А скрывались Корфы потому, что они занимались исследованиями и не хотели, естественно, чтобы результаты достались кому не следует. В итоге они не достались никому. Корфы погибли в лаборатории, видимо, что-то не рассчитали.

Тебя я втиснула в реальность. У Корфов детей не было и когда они погибли, эта линия рода прервалась. Теперь ты существуешь, ты есть на семейном гобелене, а то, что о тебе никто не знал, так этому есть объяснение. Родители жили среди маглов, ты ходила в обычную школу, а магии обучалась дома.

В этой версии, правда, есть один минус — ты не успела сдать экзамены. Но можешь не беспокоиться, тебе же не на работу устраиваться, муж прокормит.

Ехидно улыбаясь, рыжеволосая красотка растаяла в воздухе, не дав Натали возможности возмутиться. И тут же девушка почувствовала, что её трясут. Открыв глаза, она увидела склонившегося над ней мужа.

— Просыпайся, — проговорил он, — нам уже пора.

***

В этот раз поход на Диагон-Аллею обошёлся без встреч со знакомыми, возможно потому, что мало кто из аристократов является к открытию магазинов.

Лавка Олливандера была почти такой, какой Натали её запомнила по фильму. Во всяком случае, декораторам удалось передать здешний колорит.

Палочку подбирали долго, в руках у Натали перебывал не один десяток и она уже снова засомневалась в том, что она ведьма. Хотя то, что палочки всё же реагировали, поджигая стол или разнося витрину вдребезги, говорило об обратном.

Наконец, когда миссис Снейп уже отчаялась и собиралась предложить мужу уйти, чтобы вернуться позже, или пойти к другому мастеру, очередная деревяшка в её руке потеплела и она ощутила палочку как продолжение себя. Прошептав «люмос», она увидела, как на кончике палочки загорелся тёплый яркий огонёк.

— Берёза и клык оборотня, — услышала она слова Олливандера. — Гибкая, десять с половиной дюймов, хороша для трансфигурации и чар. С вас девять галеонов, профессор.

Заплатив мастеру, они наконец-то покинули его магазинчик, но если Натали думала, что они сразу отправятся домой, то она ошибалась. Снейп ещё посетил магазин, торгующий ингредиентами и лишь после того, как муж пробыл там больше получаса, они отправились домой.

Что уж он там покупал, Натали не знала и знать не хотела, так как из магазина тянуло жуткой вонью и она даже не рискнула к нему подойти. Эти полчаса она провела, сидя за столиком в кафе Фортескью, куда её отвёл муж.



Тупику Прядильщика Натали обрадовалась как родному. Стоило им войти в дом, как перед ними с тихим хлопком появилась домовушка в кокетливой наволочке с гербом Принцев.

— Хозяин Аурелиус приказал Минки служить хозяину Северусу и хозяйке Натали, — произнесла она, преданно глядя на новоявленных эльфовладельцев.

— Нам не нужен эльф, отправляйся обратно к лорду Принцу, — недовольно нахмурился Снейп.

— Нам нужен эльф, — возразила Натали, глядя то на мужа, то на эльфийку, уже схватившуюся за уши.

— Минки хорошая, Минки нужна хозяевам, не прогоняйте Минки!

— Как я объясню Дамблдору, что у меня появился эльф?

— А ему необязательно знать об этом. Меньше знает — лучше спит, а Минки уберёт с наволочки герб и не будет попадаться на глаза нашим гостям, если таковые появятся.

— Минки будет незаметной, — пообещала эльфийка.

— Ты не могла бы заняться уборкой, пока я готовлю обед? — попросила Натали, не очень любившая махать тряпкой и веником.

— Хозяйке нужно только приказать. Я могу приготовить обед, а потом сделать уборку.

— А, так ты мастерица на все руки, да, Минки?

— Да, хозяйка, Минки всё может. Что хозяева хотят на обед? — поинтересовалась домовушка и, получив заказ, исчезла.

— Зачем ты её оставила? Нам нельзя привлекать лишнее внимание.

— Она мне нужна, а директору, если он спросит, скажу, что мне её подарили. Свадебный подарок от лорда Малфоя. Мне кажется, лорд не откажется наступить Дамблдору на больную мозоль.

— Почему ты так решила?

— Не знаю, просто посмотрела на него и подумала, что он терпеть не может директора. А что, я ошиблась?

— Нет, ты права, Люциус действительно на дух не переносит Дамблдора.

— Северус, а чем ты будешь сейчас заниматься? — сменила тему разговора Натали.

— Зачем тебе это нужно?

— Просто я подумала, что ты мог бы немного позаниматься со мной, научить варить какое-нибудь зелье.

— Каким образом, если ты к ингредиентам даже близко подойти не можешь?

— Ну, может есть что-нибудь такое, что варится только из трав?

— В принципе, можно попробовать… — протянул зельевар, задумавшись. — Есть ещё зелья, в которых используются сушёные насекомые…

— А когда начнём? — спросила обрадованная Натали, удивляясь покладистости мужа.

— Пообедаем и начнём, — ответил Северус, уже пожалевший, что согласился пустить жену в лабораторию. Да и возиться с ней не хотелось, лето быстро закончится, а у него было столько планов.

***

После неплохого обеда, приготовленного Минки, супруги спустились в лабораторию, расположенную в подвале, а эльфийке были даны указания по уборке комнат и приготовлению ужина.

Натали подумала, что надо будет обучить русской кухне так удачно появившуюся домовушку. Она предполагала, что скоро может захотеть борща или пельменей, так что следовало быть во всеоружии.

Время до ужина и Натали, и Северус провели очень плодотворно. Зельевар, как только они спустились в лабораторию, указал жене на стол, стоящий в дальнем углу, выделил ей котёл, ножи, ингредиенты и, написав на трансфигурированной доске рецепт, с чистой совестью занялся варкой сложного зелья, улучшающего облик.

Его давно уже просила Нарцисса, но Снейпу было всё недосуг, и леди Малфой становилась всё настойчивее, так как прошлая порция, сваренная им почти полгода назад, подходила к концу.

Понимая, что тянуть дольше уже не получится, и Нарцисса насядет на него с претензиями, стоит ему только появиться в мэноре, он всё же начал варить «Белоснежку», при этом недоумевая, зачем Нарси нужно это зелье?

Оно придавало только законченность и лоск уже имеющимся природным данным, зато было достаточно сложным в варке и дорогим, что делало его недоступным большинству ведьм.

Краем глаза он поглядывал на жену, по привычке следя за её котлом так же, как он следил за котлами учеников, не поправляя ошибки, но давая возможность самим в них разобраться и стараясь не допускать при этом опасных ситуаций.

Посматривая на жену, Северус убедился, что она очень вдумчиво прочитала рецепт и постаралась как-можно более точно порезать побеги багульника, предварительно уточнив, сколько сантиметров соответствует двум дюймам, заявленным в рецепте.

Убедившись, что на данный момент ей не грозит опасность, он занялся своим зельем, радуясь внимательности жены и противопоставляя её некоторым оболтусам, которые посещают его уроки, при этом забывая, что жена несколько старше его учеников, а следовательно и умнее.

Хотя с этим утверждением Снейп тоже вряд ли бы согласился, приведя в пример людей, которым возраст совсем не прибавил ума.

Через некоторое время, удивляясь сама себе, Натали закончила варить зелье, дождавшись скептического взгляда мужа и разрешения перелить полученную субстанцию в колбу. Не сказать, что ей понравилось зельеварение, но она была рада, что у неё получилось.

Северус всё ещё был занят своим зельем и девушка, не желая покидать лабораторию, потихоньку принялась за чистку котла, незаметно, как ей казалось, посматривая на мужа.

Точные, скупые движения мужа увлекали её и она следила за его руками, любуясь тем, как он помешивает содержимое котла, как, взяв тонкими, длинными пальцами очередной ингредиент, отправляет его в котёл.

Все движения Снейпа были выверены и напоминали ей танец. Она подумала, что если бы его ученики имели возможность наблюдать за тем, как он варит зелья, то многие влюбились бы в предмет, преподаваемый им.

«Или в зельевара, - тут же подумала она, представив толпу восторженных учениц, преследующих её мужа. — Глаза выцарапаю каждой, кто попытается с ним флиртовать!»

И сама удивилась своей реакции. Натали никогда не была ревнивой, так что не ожидала от себя ничего подобного тому, что испытывала сейчас.

Постаравшись успокоиться, она обнаружила, что незаметно для самой себя уже вычистила котёл, а муж, за действиями которого она так пристально следила, закончил варить зелье и перекладывает загустевшую массу в симпатичную баночку.

Рискнув привлечь к себе внимание, она спросила:

— Северус, а что у тебя получилось, для чего это предназначено?

— Для улучшения цвета лица, — ответил зельевар, не желая вдаваться в подробности и не пытаясь язвить. — Если помнишь, нас пригласили к Малфоям.

Дождавшись утвердительного кивка, он продолжил:

— Нарцисса уже давно пользуется этим зельем, но я не люблю с ним возиться. Бесполезная трата времени, но раз уж мы приглашены, я подумал, что она будет счастлива, получив свой крем.

— А Нарцисса, если я правильно поняла, имеет какое-то отношение к лорду Малфою, пригласившему нас в гости? — Натали вовремя вспомнила о своей амнезии, да и откуда ей, иностранке, знать Малфоев…

— Самое непосредственное отношение — она его жена.

— А мне такой крем?! — проговорила Натали, умоляюще глядя на мужа.

— А тебе он не нужен, ты прекрасно выглядишь и без него, — зельевар не любил говорить комплименты, но понимал, что жена может обидеться, если он ей просто откажет, а возиться с новой порцией ему не хотелось.

— Это только пока, — не повелась на его слова Натали, — а потом из-за беременности у меня могут появиться пятна на лице и вообще…

Она закрыла рот, вовремя вспомнив, что не стоит ныть, жалуясь мужу на то, что станет толстой и некрасивой. Снейп не тот человек, который пожалеет и прислушается к её словам. Раньше она не замечала за собой желания покапризничать, так что не стоит и начинать.

— Вот если появятся, тогда и поговорим, — закончил разговор муж. — Не пойти ли тебе отдохнуть, — продолжил он, намекая, что ей пора покинуть подвал.

— А ты? Мы поужинаем вместе?

— Нет, ужинай без меня, у меня заказ ещё на одно зелье, но его испарения могут тебе повредить, так что ты не можешь побыть в лаборатории, — проговорил Северус, догадавшись о желании жены остаться с ним.

Он мягко выставил её из лаборатории, и Натали только и оставалось, пнув со злости дверь, отправиться на кухню.

***

Ужин, приготовленный домовушкой, был выше всяких похвал, но Натали жалела, что не может разделить его с мужем. День сегодня был насыщенным и она была бы рада пораньше лечь спать, но следовало проверить работу Минки и дать ей задание на завтра.

Комнаты сияли чистотой и Натали искренне похвалила эльфийку, радуясь, что ей не нужно самой следить за чистотой в доме. Пообещав Минки, что завтра научит её готовить новое блюдо, Натали отправилась в ванную, а потом пробралась в спальню мужа, прекрасно понимая, что сам он к ней не придёт.

Следовало закрепить привычку спать вместе, так как упёртый зельевар может забыть про супружеский долг, а она не собиралась дожидаться, когда набегут проценты, сильно сомневаясь, что ей удастся получить их с мужа.

Расположившись на узкой кровати Северуса, она подумала, что нужно постараться не уснуть, дожидаясь мужа, иначе он может смыться спать в её комнату или даже, что более вероятно, на диван в гостиной.

Через пару часов, когда ночь уже вступила в свои права, дверь скрипнула, заставив Натали, уже начавшую дремать, подскочить и зажмуриться, так как хозяин комнаты, заходя в неё, естественно, включил свет.

— Что ты здесь делаешь? — спросил раздражённый и уставший Северус, увидев, что его кровать уже занята. — Я же просил не заходить в мою комнату!

— Но Северус, я не могу заснуть, — прошептала Натали, — я уже привыкла спать рядом с тобой.

— Когда это ты успела? — скептически хмыкнул зельевар. — Мы с тобой всего одну ночь спали в одной кровати.

— Три, но ты прав, две не считаются, — согласилась Натали, — мы тогда глаз за всю ночь почти не сомкнули.

— Уходи, я устал и хочу спать, — произнёс Северус, стараясь не вспоминать те ночи, о которых говорила жена, ибо тело тут же стало намекать, что не прочь повторить.

— Я тоже устала, так что не спорь, пожалуйста. Мне надо быть рядом с тобой, понимаешь. Мне кажется, это из-за беременности.

Северусу ничего не оставалось, как признать правоту жены. Уж он-то знал, что в магическом браке муж подпитывает беременную жену магией, и чем чаще они спят вместе в одной постели, тем более комфортно ребёнку.

— Ну хорошо, только пойдём в твою спальню. Я не собираюсь мучиться, пытаясь примоститься рядом с тобой, — проговорил он, сдаваясь.



Несколько дней после возвращения из Принц-холла прошли достаточно спокойно и познавательно. Натали смогла прогуляться по городку, выбрав время, когда муж, как всегда, был занят своим зельями.

Её выводы подтвердились, городок действительно назывался У­эс­тон-сь­юпер-Мэр. Имелась ли здесь поблизости ткацкая фабрика, понять не представлялось возможным. На ей присутствие ничего не указывало, даже названия улиц. Тупик Прядильщика был единственным на неё намеком. Зато речка имелась в непосредственной близости от дома и была достаточно чистой, чтобы возле неё прогуляться.

Натали, как и обещала, стала учить Минки готовить блюда русской кухни, заодно пытаясь выяснить, где можно достать те или иные продукты, не используемые в традиционных английских блюдах. Одной из таких проблем стала сметана, казалось бы, обычный продукт, а поди ж ты, отыщи…

В один из дней она накормила мужа пельменями, которые были им приняты благосклонно, так что теперь Натали решила рискнуть и приготовить оливье, тем более компоненты для этого изыска домохозяек всего бывшего Союза, в наличии у неё имелись.

Всё свободное время, которого у неё оказалось неожиданно много, она тратила на попытки колдовать. Северус, попытавшись с ней было спорить, всё же признал, что беременность не болезнь и она не может сидеть целыми днями на диване, глядя в потолок.

Сошлись на том, что она попробует что-нибудь вспомнить, разучивая заклинания из учебников первого курса. Они были достаточно безобидны, но Снейп приказал Минки быть начеку.

Через несколько дней Натали смогла гордо продемонстрировать полёт пера и спичку, ставшую идеальной иголкой, а также чары остолбенения, брошенные в мужа и отбитые им походя. Также у неё получилось очищающее заклинание, описание которого она нашла в книге о бытовых чарах, явно заброшенной за ненадобностью.

С начала каникул прошли уже две недели и на выходные наконец был назначен визит в Малфой-мэнор. Натали заранее мандражировала, опасаясь ударить в грязь лицом. Всё же нынешнее чистокровное происхождение не делало её автоматически обладательницей безупречных манер.

Ночь, предшествующую визиту в гости, Натали провела почти без сна, накручивая себя до состояния паники. Когда за окном забрезжил рассвет, она смогла, наконец, задремать.

***

Волосы уложены в идеальную причёску, мантия для визитов сидит идеально, стоящий рядом муж тоже выглядит как выставочный образец. Последнее ей удалось, кажется, чудом. Пострадала только дверь, которую зельевар, сдерживающийся, чтобы не наорать на беременную жену, открыл пинком, выходя из комнаты.

На пороге Малфой-мэнора Натали уже почти не испытывала волнения, благодаря успокоительному производства собственного мужа, которое действовало мягко, но эффективно.

— Северус, как я рада тебя видеть! — блондинка, встречавшая их, совсем не походила на изображавшую её актрису, что очень порадовало Натали.

Белокурая женщина была молода, Натали даже показалось, что ей не больше двадцати, хотя она и знала, что Нарциссе намного больше. Надменное выражение лица, описанное в книгах, также отсутствовало. Хозяйка явно была рада видеть гостей.

— Нарцисса, ты прекрасней день ото дня, — проговорил Северус, целуя руку улыбающейся женщине. — Позволь представить тебе мою жену, Натали.

— Север, тебе не кажется, что комплиментами мне ты обижаешь свою жену? Я так рада, наконец, познакомиться с вами, Натали, — Нарцисса успевала общаться с ними одновременно, увлекая в гостиную. — Надеюсь, ты не забыл о моей просьбе?

— Как ты можешь думать так обо мне? — проговорил зельевар, извлекая из кармана уже знакомую Натали баночку.

Миссис Снейп, глядя на мужа, только и могла удивляться, как, казалось бы, угрюмый зельевар преображается в приятного собеседника и дамского угодника.

— А где Люциус? Зазвал нас в гости, а теперь боится показаться на глаза? — продолжал Снейп, подводя Натали к симпатичному синему диванчику, прекрасно гармонирующему как с остальной обстановкой, так и с нежно-голубым платьем хозяйки.

Натали порадовалась, что надела бирюзовый наряд, так же не выбивающийся из общей, ласкающей глаз, картины.

— Ничего подобного, — услышала она уже знакомый голос, — как ты мог такое обо мне подумать?

Люциус, с белыми волосами и в белоснежной мантии выглядевший как неземное существо, появился в дверях, улыбаясь другу приятной улыбкой, совсем не похожей на ту, что он демонстрировал им на Диагон-Аллее.

— Рад наконец-то приветствовать вас в моём доме, — проговорил Люциус, обозначая поцелуй на протянутой гостьей руке и склоняясь в поклоне. — Надеюсь, вам понравится, и вы будете у нас частой гостьей, вытягивая следом и вашего супруга, который непозволительно редко нас посещает.

***

Возвращаясь домой поздно вечером, Натали не могла не признать, что ей понравилось гостить в Малфой-мэноре. Даже знание того, что Люциус является верным сторонником Тёмного Лорда, не портило впечатления от визита.

По правде говоря, в присутствии Дамблдора она чувствовала себя намного хуже. Его ласковые взгляды раздражали, хотелось высказать директору всё, что она о нём думает. Сдерживало её только опасение повредить своей несдержанностью Снейпу и она была очень рада, что они временно покинули Хогвартс.

Общение же с Малфоями было… приятным. Болтовня с Нарциссой, комплименты Люциуса, Северус, молча и без ехидства выслушивающий восторженную болтовню Драко о подаренном ему отцом гиппогрифе…

Она не ожидала, что холодные на людях слизеринцы окажутся такими милыми людьми. Как она поняла, Северус был крёстным Драко и другом семьи, что автоматически делало и Натали желанной гостьей, перед которой не нужно вести себя безупречно.

Рассказ о том, как Северус оказался мужем Натали, очень заинтересовал Малфоев, а известие о том, что лорд Принц, оказывается, давно принял Северуса в род и одобряет его брак, порадовало семейство блондинов.

За это было предложено выпить очередной бокал шампанского. Натали отказалась, попросив сок, и так до этого рискнув пригубить за знакомство. Леди Малфой посмотрела на неё заинтересованным взглядом и миссис Снейп поняла, что сразу же после их ухода о догадках Нарциссы будет оповещён Люциус. Впрочем, она и не собиралась скрывать от них своё интересное положение.

Натали вспомнила, как после обеда они сидели в гостиной и Нарцисса рассказывала о предстоящей поездке во Францию. Через некоторое время Люциус попросил у дам прощения и утащил Северуса в свой кабинет, дабы, как он выразился, обсудить некоторые школьные вопросы.

Драко присоединился к матери и гостье, и Натали смогла поближе пообщаться с юным слизеринцем. Через полчаса ей уже стало понятно, что мальчик явно испытывает интерес к гриффиндорскому Золотому Трио. В его рассказах о школьном житье-бытье постоянно упоминались эти трое.

Судя по всему, Драко очень хотел общаться с Поттером, но тот в своё время отказал ему в дружбе и теперь Малфой-младший постоянно его задирал. С Грейнджер существовало соперничество в учёбе, а Уизли он просто терпеть не мог. Всё это вполне соответствовало ею прочитанному.

В конце-концов Нарцисса не выдержала бесконечных стенаний сына и предложила Натали посмотреть оранжерею, где под её присмотром произрастало огромное множество разнообразных цветов. Натали была восхищена и хозяйка этого великолепия пообещала поделиться с ней семенами и рассадой.

Отказываться миссис Снейп не стала, так как очень хотела превратить задний дворик своего дома в цветущий уголок.

***

На следующий день, проснувшись часов в десять, и ожидаемо не обнаружив рядом мужа, Натали позвала Минки, чтобы убедиться, что Северус позавтракал, а также узнать его настроение.

Она чувствовала себя немного виноватой из-за позднего пробуждения, но вчерашние посиделки и позднее возвращение выбили её из колеи.

Минки, тут же явившаяся на зов хозяйки, порадовала ту информацией, что хозяин съел пару бутербродов, выпил кофе и, как обычно по утрам, заперся в лаборатории. На вопрос о настроении домовушка сообщила, что хозяин сегодня не злится.

Слушая отчёт, Натали заметила, что Минки явно хочет что-то сказать. Её догадка оказалась верной — как только эльфа закончила говорить о хозяине, сразу же выложила новость:

— Леди Нарцисса Малфой прислала хозяйке Натали подарок.

— Какой подарок? — удивилась девушка, глядя на домовушку, которой явно не терпелось вывалить на хозяйку все новости разом, но понятие о том, как ведут себя правильные эльфы, не давало ей этого сделать.

— Леди Нарцисса прислала цветы. Много цветов. Для нашего сада. Свадебный подарок.

— Но у нас ещё нет сада, я только хотела этим заняться.

— У хозяйки Натали есть сад. Леди Нарцисса прислала садовника. Он сделал сад хозяйке Натали.

Натали подскочила с постели и кинулась к окну, которое как раз и выходило на задний дворик. То, что она там увидела, мало походило на прежний запущенный клочок земли.

Зелёный газон, небольшая скамеечка, укрытая от солнца ветвями ивы, склонившейся над ней, зелёная изгородь и цветы… Много цветов. Их нежный аромат доносился до Натали, маня спуститься в сад и посидеть в тени ивы или поваляться на траве. И Натали не сомневалась долго.

— Минки, я буду завтракать в саду. Скажи мне, если я напишу письмо леди Малфой, ты сможешь его как-то доставить? Ведь совы-то у нас нет.



Каникулы шли своим чередом, Натали гуляла по городу, постепенно приучала мужа к блюдам русской кухни и трёхразовому питанию и писала письма Нарциссе и Аурелиусу, который пожелал, чтобы невестка непременно отчитывалась ему о своём житье-бытье, как будто мало ему было сведений, что приносила Минки.

Натали не сомневалась, что домовушка шпионит за ними, но не собиралась ничего с этим делать. Пусть следит, вреда она этим не причинит, да и ничего особо интересного лорд Принц не узнает.

Письма Нарциссе Натали отсылала совой, купленной ею на Диагон-Аллее, в специальном магазинчике. Сова была маленькая, серая и неприметная. Уже купив её, миссис Снейп очень захотела приобрести ворона, чтобы сравнивать его с Северусом, дразня супруга.

Пока от этой идеи пришлось отказаться, ворон был бы слишком заметен в хогвартской совятне, но Натали решила, что намекнёт Северусу, что не прочь получить такой подарок, правда не на ближайшее Рождество, на которое она надеялась получить что-нибудь более дорогое и не настолько тяжеловесное.

Каждый день за завтраком супруги, напоминающие достопочтенную пожилую пару, степенно обсуждали статьи в «Пророке», который исправно доставлялся им каждое утро. Скуку несколько разбавляли ехидные комментарии Северуса по поводу прочитанного.

Блэк, сбежавший из Азкабана, стал главной новостью. Аврорат суетился и обещал поймать беглеца, но, как знала Натали, этот подвиг им не светил. Северус потребовал, чтобы она не смела ходить одна на Диагон-Аллею, и вообще, не желательно выходить за пределы дома. Она, хоть и знала, что ей ничего не грозит, всё же согласилась с мужем.

***

Ранним утром конца июля Натали сидела с чашечкой чая, выслушивая комментарии мужа по поводу работы Аврората и тут поймала себя на мысли, что упускает что-то важное, связанное с Блэком.

Постаравшись вспомнить то, что она читала в книгах, миссис Снейп, резко втянув в себя воздух, поперхнулась чаем. Откашлявшись под укоризненным взглядом мужа, она произнесла:

— Извини, что-то мне вкус чая не нравится.

Северус, тут же заволновавшийся, но не подавший вида, поинтересовался:

— Ты пила то зелье, что я тебе сварил? Тебя тошнит?

— Нет, нет, я просто больше не хочу чай.

Успокоившись и дочитав газету, Снейп, допив кофе, отправился за ингредиентами в Лютный, куда давно собирался, а Натали, стоило мужу уйти, лихорадочно кинулась перебирать газеты.

«Вот, вот она — статья о поездке Уизли в Египет, датированная началом июля. А посещение Фаджем Азкабана? Я ведь читала о нём, ещё будучи в Хогвартсе?! Или он был там ещё раз, тогда и оставил газету. Если это так, то зачем он туда зачастил?»

Приглядевшись к рыжей семейке повнимательнее, она так и не смогла увидеть, отсутствует ли палец на лапке крысы, сидящей на плече у Рона.

«Как же тогда Блэк понял, что это Петтигрю? Или у него зрение лучше? А что, если это всё подстроено, вдруг Блэк сбежал не сам, а ему кто-то помог? Или я просто выдумываю несуществующие сложности, или вот оно, расхождение с книгами, о котором меня предупредили…»

***

То, что события укладываются в канон, она убедилась ранним августовским утром. Дверь в спальню была приоткрыта и поэтому Натали сквозь сон услышала, как кто-то позвал её мужа. Голос был знакомый, а Северус, будто и не спав, уже спускался по лестнице.

«Значит, у нас гости… Кому-то не спится… Дамблдор!»

Сон пропал мгновенно, Натали вскочила с кровати и, подбежав к двери, услышала:

— Северус, Гарри пропал!..

После чего наступила тишина и Натали поняла, что собеседники наложили заглушающие чары.

«Зря стараетесь, - подумала всё ещё сонная миссис Снейп. — Я и так знаю, что Поттер сбежал, и сейчас его встретит Фадж возле „Дырявого котла“. Интересно, а откуда это министр узнал, куда побежит Поттер?»

***

Завтракала Натали в полном одиночестве, муж ушёл с Дамблдором. Судя по всему, отпуск зельевара закончился и теперь директор будет дёргать его по поводу и без, а ведь ещё Снейп должен варить зелья для больничного крыла.

К обеду муж вернулся и был явно в плохом настроении. На вопрос Натали «что случилось?», он, зло кривя губы, сообщил, что опекаемый директором ученик сбежал из дома, но уже найден.

— Сбежал от директора? Почему? — поинтересовалась Натали.

— Почему от директора? Этот наглый щенок сбежал от своих магловских родственников, раздув при этом кого-то из них до шарообразного состояния!

— Но ты сказал, что его опекает директор, почему же тогда он живёт у маглов? Или под опекой ты подразумевал?.. — у Натали округлились глаза, когда до неё дошло, что именно она сейчас подумала.

— Что? Нет! Альбус опекает его в школе, покрывает его шалости и потворствует его лени. Видимо, тот обнаглел настолько, что стал издеваться над своими родственниками. И я этому не удивлён, он явно пошёл в отца, такой же наглый и избалованный!

— Ты знаешь его родителей? А почему он живёт у родственников?

— Потому что я говорю про нашу знаменитость — Гарри Поттера, — слова Северуса сочились ядом, со злобой слетая с его губ.

— Я читала про него. Мальчик ведь сирота? Но не может же ребёнок просто так сбежать, возможно, с ним плохо обращаются?

— Он просто самодовольный засранец, возомнивший себя героем, и я не хочу слышать его имя в своём доме! — в мгновение ока муж метнулся к ней и угрожающе навис над сжавшейся в испуге Натали. — Ты меня поняла?

Она, уже привыкшая к достаточно спокойному, хоть иногда и резкому поведению своего мужа, совсем не ожидала такой неадекватной реакции на, казалось бы, обычные слова.

— Я поняла, — прошептала она и успокаивающе продолжила: — Плевать я хотела на какого-то дрянного мальчишку.

«Кажется, что-то здесь неладно. Всё было хорошо, пока нас не посетил Дамблдор… Надо написать Аурелиусу, чтобы он проверил внука на зелья. Не удивлюсь, если директор как-то воздействует на Северуса. А что, если это не зелья!.. Уж зельевар, наверное, их почувствовал бы?..»

Решив не затягивать с написанием письма, Натали в тот же день отправила Минки с посланием к лорду Принцу, не решившись довериться крылатому почтальону. Ответ пришёл незамедлительно. Аурелиус приглашал внука и невестку в гости.

Северус, которому Натали показала письмо, поупрямился, но сдался, не выдержав просящего взгляда жены, на который постоянно натыкался за ужином.

— Зачем тебе понадобилось к Аурелиусу? Соскучилась по человеку, который считает тебя призовой кобылой?

— Я хочу попасть в его библиотеку, — ответила Натали, как всегда не обращая внимания на вроде бы обидные слова мужа. — Мне ещё в прошлый раз не хотелось оттуда уходить и я даже согласна простить его ко мне отношение.

Муж обещал подумать над тем, когда посещение родственника будет им удобно. На следующий день в обед он сообщил, что они смогут отправиться в гости не раньше чем послезавтра, так как сейчас он начал готовить зелье, которое на пару дней займёт всё его свободное время.

Удовлетворившись обещанием супруга, Натали, прихватив книгу, отправилась в сад, благо погода позволяла такое времяпрепровождение. Сидя на скамейке, она так увлеклась пособием по чарам, что хлопанье крыльев над головой испугало её своей внезапностью.

Сердце загнанно забилось, а большая птица, в которой она потом смогла опознать филина, приземлилась рядом с ней и протянула лапу с письмом. Филин был незнакомый и Натали не рискнула сразу хватать письмо руками. Позвав Минки, она поинтересовалась, может ли та определить степень безопасности данного послания.

Домовушка, присмотревшись к привязанному к лапе филина конверту, заверила хозяйку, что опасности нет и девушка, доверившись эльфийке, потянула к себе письмо, без возражений отданное ей почтальоном.

Филин, избавившись от ноши, тут же взлетел, ухнув на прощание, и, набрав скорость, в мгновение ока скрылся из глаз, а Натали с любопытством и удивлением прочитала аккуратную надпись: «Миссис Натали Снейп от барона Фридриха Эрнеста фон Корф.»



«Дорогая моя девочка,

Надеюсь, ты позволишь мне так себя называть, когда узнаешь, что я не только являюсь твоим дальним родственником, но и лучшим другом твоего отца. Вернее, был им. Мне до сих пор трудно поверить, что моего дорогого Станислава нет в живых. Но я благодарю провидение, что ты жива и, наконец-то, нашлась.

Сложно описать ту радость, что я почувствовал, увидев в книге рода запись о твоей свадьбе. Ещё больше меня порадовало то, что я знаю, кем является твой муж, и это знание позволило тебя отыскать. Мне бы очень хотелось повидать тебя и узнать, где ты скрывалась все эти годы после смерти родителей.

Я понимаю, что мои слова не могут гарантировать того, что я говорю правду, и ты вправе засомневаться, не зная обо мне ничего и не наблюдая меня в своём детстве рядом с твоими родителями. Но так было нужно, твои родители скрывались и я не мог общаться с ними в открытую. А потом они погибли и я до сих пор не знаю почему…

Но осталась ты — дочь моего друга… можно сказать, брата. Не откажи мне в моём желании увидеть тебя, а также быть представленным твоему мужу. Назначь время визита, я буду ждать с нетерпением.

Твой, если позволишь, дядя — Фридрих Эрнест, барон фон Корф.»


***

— Северус! — закричала Натали, вскакивая со скамейки и бросаясь к дому. — Северус, ты где?!

Зельевар, только недавно удобно устроившийся в кресле со свежим журналом, радуясь, что может немного отдохнуть, пока зелье, которое он варил, настаивается перед следующим этапом, услышав крики жены, кинулся вон из дома с палочкой наготове.

Представившиеся ему ужасы, начиная с выкидыша и заканчивая нападением бывших коллег, заставили его поспешить, и закономерно столкнуться в дверях с виновницей переполоха.

— В чём дело? — возможно, более резко, чем следовало, произнёс он, отстраняясь и успевая убедиться, что Натали выглядит как обычно и не наблюдая никого за её спиной.

— Северус, мне нужна твоя помощь! — Натали, как ни в чём не бывало, вцепилась в руку мужа, лишь потом обратив внимание на его нервозность. — Прости, я отвлекла тебя? Ты был занят?

— Я решил, что с тобой что-то случилось, — сказал Северус, злясь на себя и на жену за то, что, кажется, всерьёз за неё волновался.

— Случилось вот что, посмотри, — Натали протянула мужу послание фон Корфа, запоздало вспомнив, что оно написано по-русски. — Давай прочитаю, а ты скажешь, что об этом думаешь. Какой ответ мне ему дать?

Не забирая письма из рук мужа, она читала, при этом как можно незаметнее поглаживая Северуса по руке, в любой момент готовая сделать вид, что счищает соринку с его безупречного сюртука.

Ей так хотелось добраться до пуговичек, которые манили её, но она опасалась, что Снейп не оценит порыв и потому сдерживалась.

— Полагаю, стоит ответить ему согласием и пригласить в Принц-холл. Не нужно ему знать где мы живём, — проговорил зельевар, когда она закончила чтение. — Что ты делаешь?

Натали, уже почти добравшаяся до одной из пуговичек, отдёрнула было руку, но потом осмелела и снова потянулась к соблазнительным для неё аксессуарам.

— Меня завораживают эти пуговицы, — проговорила она, расстегнув первую, всё же начав с верхней. — Значит, ты считаешь, что мы можем с ним пообщаться?

— Он твой родственник, — ответил Северус, с интересом наблюдая за действиями жены, — правда дальний, так что тебе решать.

— Да, наверное, надо встретиться, — решила Натали, продолжив не спеша расстёгивать сюртук. — Может, я узнаю что-нибудь о родителях?

— В любом случае, стоит попробовать, — согласился зельевар, продолжая следить за шаловливой ручкой жены.

Он начал понимать, чем магический брак отличался от министерского. У него с женой не было ни общих интересов, ни любви. До недавнего времени они даже не знали друг о друге, но сейчас его всё больше и больше тянуло к ней. Он ловил себя на мысли, что как-то очень быстро привык к присутствию в своей жизни постороннего человека.

И этот человек ощущался родным и, что греха таить, общая постель всё чаще казалась Северусу не обязанностью по отношению к будущему ребёнку, а чем-то приятным. В ней всё больше хотелось не только спать…

— А не будет ли опрометчиво с нашей стороны дать ему узнать о нашем общении с лордом Принцем? — выныривая из приятных мыслей, услышал он голос жены и обнаружил, что она уже успела пробраться к нему под рубашку. — Вдруг он заложит нас Дамблдору?

— Думаю, он уже успел списаться с Аурелиусом, как с главой семьи, в которую ты вошла, — в голосе Северуса добавилось бархатных нот и Натали просто млела от умения мужа так его использовать. — Но ты продолжай, мне нравится твоя мысль.

От двусмысленности этой фразы она совсем потеряла голову и потянулась за поцелуем, который был ей тут же дарован. В следующий момент муж подхватил её на руки и понёс наверх, в спальню.

«Всё же Северус педант, - подумала Натали, ощущая, как заполошно бьётся её сердце, не попадая в такт, — он никогда не потеряет голову настолько, чтобы воспользоваться диваном вместо кровати.»

***

Прошло достаточно много времени, прежде чем ответное письмо было написано, а зелье, оставленное без присмотра, спасено.

Барона пригласили посетить Принц-холл на следующий день после того, как туда отправятся Снейпы.

Время встретиться с роднёй наступило быстро, и вот она снова в доме Аурелиуса. В этот раз добирались в карете, запряжённой этонскими крылатыми лошадьми, так как лорд Принц решил, что невестке не стоит путешествовать камином, а аппарация ей вообще противопоказана, также как и порт-ключи.

Натали понравились гнедые красавцы, о которых она слышала раньше. Наяву они производили ещё более незабываемое впечатление. Не такие огромные, как абраксанцы, хотя и не такие быстрые, как гранианцы. Она твёрдо решила, что они интереснее фестралов, тем более их она бы не увидела воочию, а те, что были в фильмах, скорее всего не соответствовали действительности.

Лорд Принц принял их в этот раз более радушно, хотя командные нотки всё же проскальзывали в его речи. Он подтвердил, что барон фон Корф уже связался с ним ранее, а завтра прибудет по их приглашению, которое Аурелиус, естественно, подтвердил.

Немец предупредил, что будет не один и теперь Натали с опаской ждала людей, зовущих её родственницей и желающих с ней общаться. Она в очередной раз помянула недобрым словом ту, которую привыкла называть Лили, за её шуточки, хотя следовало признать, что Натали была виновата сама, не уточнив условия её нынешней жизни.

Да и не кривя душой, она могла признаться самой себе, что согласилась бы, даже зная о толпе родственников. Ей был важен только Северус.

***

Обед не задался сразу. Аурелиус командовал, Северус язвил, а Натали затошнило, когда на её тарелке очутилась свиная отбивная. Её бросило в пот, голова закружилась и противная слабость растеклась по венам, в то время как она пыталась сдержать рвотный позыв.

Она даже не успела встать со стула, а лорд Принц отреагировал самым действенным способом, наколдовав рядом с ней большую чашу, в которую она и уткнулась, умирая со стыда.

— Ничего, милочка, всё хорошо, — услышала она, когда всё закончилось. — Это всё естественно, не стоит переживать.

Голос принадлежал Аурелиусу, и девушка подумала, что не может этот холодный человек говорить так заботливо. В следующий момент она убедилась, что ей это померещилось, так как в в голосе аристократа звучала сталь, когда он обратился к внуку:

— Северус, я удивлён… Неужели ты такой плохой зельевар, что не можешь справиться с элементарной проблемой? Отведи свою жену в комнату, ей не мешало бы отдохнуть, а сам возвращайся, мне надо с тобой поговорить.

Натали посмотрела на мужа, стараясь взглядом донести до него извинения. Ей было стыдно, хотя она и понимала, что её вины тут нет, а Северус готовил ей отличное зелье. А теперь его самолюбие пострадает из-за неё, ведь это она настояла на визите.

Муж молча протянул ей руку, не меняя холодного выражения лица, и она оперлась на неё. Ей хотелось заплакать, но она сдерживалась до тех пор, пока не оказалась в предназначенных им комнатам. Северус, доведя её до кровати, ретировался, а она разревелась, стыдясь и жалея себя.

Наревевшись, успокоившись и приведя себя в порядок, она потихоньку вышла из комнаты, решив пробраться в библиотеку. Плохое самочувствие не повод валяться в постели. Снейп не пробудет в поместье дольше необходимого, так что ей, если она хочет воспользоваться библиотекой, стоило поспешить.

Войдя в библиотеку, она почувствовала, как задрожали окна, грозя разлететься осколками.

— Минки! — воскликнула она.

— Хозяйка не должна бояться! — домовушка появилась незамедлительно.

— Что это? Что случилось?!

— Хозяин решил поговорить с хозяином Северусом. Они ругались, хозяин захотел проверить внука на злое колдовство, но хозяин Северус разозлился.

— Да не тяни ты, говори, что происходит?!

— Они устроили магическую дуэль, — созналась Минки, прижимая уши.

— Где они, я немедленно иду туда!

— Нет, нет, хозяйка не должна! Хозяйка может пострадать! Старший хозяин справится сам, он глава рода, внук должен подчиниться!

В этот момент стёкла зазвенели ещё сильнее и Натали кинулась к двери.

— Минки потом накажет себя, — проговорила домовушка, захлопывая дверь прямо перед носом решительно настроенной девушки.

Через пару часов, когда Натали сидела в кресле, держа на коленях книгу, не глядя взятую с ближайшей полки да так и нераскрытую, дверь отворилась и на пороге обнаружился лорд Принц.

Выражение его лица, и так пугающее из-за шрама, теперь было искажено такой ненавистью, что испуганная девушка решила, что стала вдовой. Аурелиус вошел в библиотеку и очень удивился, обнаружив в ней невестку. Немедленно приняв невозмутимый вид, он спросил:

— Что ты здесь делаешь? Не ожидал встретить тебя в библиотеке.

— Что с Северусом? Что вы сделали с моим мужем?!

— Что ему сделается, упрямцу! Потрепал я его изрядно, да и мне, скажу честно, досталось, но ничего, мужчины нашего рода живучи, к утру будет как новенький. Надеюсь, этот урок он запомнит надолго. Жаль, что я не смог заниматься его воспитанием. Я бы внушил ему уважение к главе рода. Иди, детка, — смягчились черты лица лорда Принца, — мне надо подумать обо всём, что я узнал.



Поспешив в комнаты, отведённые им с мужем, Натали обнаружила там Северуса, лежащего на кровати. Судя по всему, он упал туда в изнеможении, не имея сил переодеться. Волосы, слипшиеся от пота, упав мокрыми прядями, закрыли лицо зельевара.

— Северус, что с тобой? — прошептала Натали, аккуратно беря мужа за руку. — Что он сделал?

— Не прикасайся ко мне! — у него хватило сил отодвинуться от жены, будучи в ярости, что она видит его таким.

Он проиграл дуэль деду, а тот оказался отличным легиллиментом. Страшно представить, что будет, когда Лорд вернётся. Тот тоже мастер потрошить мозг. Хотя то, что Северус узнал о себе…

— Северус, — снова услышал он шёпот жены.

«Я лежу перед ней — слабый, униженный, она видит меня сломленным. Зачем она касается меня?!»

— Давай, я помогу тебе раздеться. Тебе нужны какие-то зелья? Ты только скажи, — Натали пыталась осторожно снять с него сюртук, боясь навредить, не зная, что с ним произошло, но у неё ничего не получалось и Северус, судя по всему, не собирался ей помогать.

— Северус, пожалуйста, скажи что-нибудь, не гони меня, — бормотала она, нежным движением убирая мокрые волосы с его лба.

— Минки! — Снейп позвал эльфа, стараясь не смотреть на жену. Привычный к ударам судьбы, он сумел взять себя в руки. То, что жена увидела его слабым, выводило его из себя, но он постарается сдержаться и не наговорить ей гадостей. — Принеси мне зелье с верхней полки, третий фиал справа, и приготовь ванну!

Домовушка исчезла, а Северус, взяв жену за руки, отстранил её от себя и приподнялся, превозмогая боль. Сообщать жене, что Аурелиус угостил его круцио, он не собирался и именно поэтому не произнёс названия зелья.

«По хорошему, я должен быть благодарен и жене, и деду. Я, считающий себя отличным окклюментом и легилиментом, не заметил, что в моих мыслях копался мой всепонимающий работодатель… А я ещё деду и сопротивляться вздумал! Хорошо, что у Аурелиуса оказалось достаточно сил. Или это я расслабился за эти годы, сидя в замке и пугая детишек? Ну что она лезет не в своё дело?! - снова разозлился он на жену, которая протягивала ему фиал с зельем, принесённым Минки. — Вот Лили никогда…»

Продолжать мысль он не стал, ведь Лили, если подумать, действительно никогда… не жалела, не поила зельями, не дотрагивалась, как до фарфоровой вазы, словно боясь навредить…

«Северус, как ты можешь так говорить о Поттере, он тебе жизнь спас! - голос Лили возник в его голове, как это бывало не раз. — Причём тут Блэк, ничего не хочу слышать! Вечно у тебя только они виноваты. Посмотри на своих дружков, они плохо влияют на тебя!»

Он не хотел это слышать! Лили — это его тайна, его боль, он виноват!

«А виноват ли?»

Северус уже не удивился, подумав так. Ментальные закладки, вытащенные дедом на поверхность, давали происходившим событиям совсем другое объяснение. Северус хотел разобраться в себе.

— Не волнуйся, теперь со мной всё хорошо, — зельевар нашёл в себе силы, чтобы успокоить жену. — Не возражаешь, если я пойду в ванну?

— Ты точно в порядке? Может, тебе помочь? — Натали старалась не показывать, как сильно она переживает за мужа, поняв, что ему неприятна забота, но не спросить не могла.

— Нет, спасибо, думаю, что справлюсь сам, — Снейп тяжело поднялся и твёрдым шагом отправился в ванную.

— Минки, — позвала Натали домовушку и когда та появилась, попросила, — принеси мне чаю, пожалуйста, мне надо успокоиться.

Сказав это, она отправилась в соседнюю комнату, которая служила им гостиной. Выходить из своих апартаментов она не желала, боясь наткнуться на хозяина дома. Она уже жалела, что пожаловалась ему на странное поведение мужа. Натали не думала, что всё получится именно так, и корила себя за это.

Выпив чаю, принесённого Минки и немного успокоившись, Натали вернулась в спальню. Северус уже спал и она на цыпочках пробралась в ванную, а потом юркнула под одеяло и тихонько, чтобы не разбудить, прижалась к мужу.

Что Северус скрывал под ночной рубашкой, Натали не знала, но осторожно ощупав спину, она убедилась, что новых шрамов не появилось и, тяжко вздохнув, уснула в своей любимой позе, обнимая его.

Когда дыхание Натали сделалось спокойным и размеренным, Северус расслабился и перестал изображать спящего. Ему надо было подумать…

***

На следующий день Снейп снова был бодр и неприступен. На робкие попытки жены расспросить о вчерашнем, он ответил просьбой оставить его в покое. Правда, как показалось Натали, сделано это было мягче, чем она ожидала.

Выпив утреннее зелье, выданное ей мужем, она поблагодарила его и с опаской отправилась на завтрак. Опасения не подтвердились, но Натали всё равно ограничилась тостом и чашкой неизменного чая, заработав укоризненный взгляд свёкра.

Гости ожидались к двенадцати и время до их прибытия Натали провела бессмысленно, по её собственным мыслям, но очень плодотворно, по мыслям Минки, которая заставила принять её ванну с ароматическими маслами, вместо душа, которым девушка собиралась воспользоваться ближе к приходу гостей, потом домовушка сделала ей лёгкий массаж, наложила макияж и сделала причёску.

После этого она напоила Натали свежесваренным зельем, принесённым прямо из лаборатории. Из объяснений девушка поняла, что оно было витаминным и, так сказать, бонусом, должно было не дать повториться вчерашнему, являясь дополнением к её обычному утреннему зелью.

Появившийся муж подтвердил слова домовушки и скрылся в ванной, а Натали назойливая эльфа запихнула в парадную мантию и навела окончательный лоск. Посмотревшись в зеркало, миссис Снейп осталась довольна результатом, о чём и сказала Минки. Та рассыпалась в благодарностях и Натали удалось её заткнуть, только дав новое поручение.

— Минки, послушай, мне вчера не удалось найти в библиотеке книги, которые были бы полезны в моём положении. Не могла бы ты поискать и, желательно, чтобы они не были особо ценными, мне бы хотелось взять их с собой. Ищи книги о беременности ведьм, что-то об обрядах и заклинаниях, чтобы ребёнок родился здоровым. Что-то о зельях, что можно и нельзя пить. Я знаю, Северус не даст мне ничего вредного, но мне бы хотелось и самой понимать, что к чему.

Минки закивала головой и с жаром произнесла:

— Минки найдёт то, что просит хозяйка.

— Вот и хорошо, а сейчас можешь идти, мы скоро выйдем, гости вот-вот прибудут.

***

Лорд Принц и Северус стояли по бокам от неё, оба в строгих чёрных мантиях, всё отличие которых друг от друга состояло в цвете тонкой вязи, расположенной по вороту, рукавам и подолу.

Защитные руны рода Принц, золотые у лорда и серебряные у его наследника. Похожие Натали увидела и на своей мантии, принесённой ей эльфийкой взамен той, что девушка намеревалась надеть изначально. Рисунок её рун был вышит красными и зелёными нитями, что было почти не заметно на рыхлом бархате глубокого винного цвета.

Гости оказались пунктуальными, подтвердив бытующее о немцах мнение, и одновременно с боем старинных часов, уже пару веков отмеряющих время в особняке рода Принц, раздался стук в дверь, тотчас же услышанный хозяевами в гостиной.

Через пару минут в комнату вошли двое мужчин, при взгляде на которых сразу становилось ясно, что они родственники. Оба — будто сошедшие с рекламной картинки об истинных арийцах времён вермахта, с пшеничными волосами, светлой кожей и белозубой улыбкой.

Натали почувствовала как в ней просыпается память предков, требующая дать в руки автомат Калашникова. Понимая, что это происходит от большого количества просмотренных ею фильмов о войне, она взяла себя в руки и улыбнулась самой дружелюбной улыбкой, которая была в её арсенале. У неё, имеющей немецких родственников и друзей и теперь, и в прошлой жизни, не должно быть таких кровожадных мыслей.

Одеты гости были в безупречного покроя строгие мантии. Старший в тёмно-зелёную, а младший радовал глаз мантией цвета молодой листвы, что было, по мнению Натали, несколько вызывающе ярко для мужчины, но, тем не менее, ему шло.

Фон Корфы приблизились к ожидающим хозяевам и поприветствовали их, склонив головы и прижав правую руку с сжатым кулаком к сердцу, после протянув её раскрытой ладонью в сторону хозяев.

Натали присела в малом церемониальном реверансе, которому её научила Минки, а свёкр и Северус изобразили почти точно такой же поклон, как и Корфы, только к сердцу прижималась раскрытая ладонь.

— Приветствую в моём доме дорогих гостей, — заговорил Аурелиус. — Я, лорд Принц, спрашиваю вас — с чем пришли вы в мой дом?

— Я, барон фон Корф, и мой средний сын — пришли с миром, на правах родственников и в надежде на сотрудничество, для процветания нашего и вашего рода. Мы не причиним вреда обитателям этого дома.

— Я, лорд Принц, и мой наследник — говорим вам добро пожаловать. Вы под защитой этих стен.

Как только прозвучали обязательные слова, зафиксированные слабым сиянием магии, на секунду окутавшим старших магов, и хозяева, и гости расслабились. Фон Корф произнёс:

— Позвольте представиться — Фридрих фон Корф, а это мой сын — Родерик, — и продолжил по-русски, обращаясь к девушке: — Рад видеть тебя в добром здравии, Наталья Станиславовна.

@темы: Фанфики