Аспер_


Аппарация Натали не понравилась. Она чуть не упала, когда они с мужем появились возле дома, глядя на который девушка сделала вывод, что это и есть тот самый дом Снейпа в Тупике Прядильщиков. Вернее, не так… Их дом. Он оказался не таким мрачным, как было принято считать, да и улица была вполне обычной.

Муж придержал её, не дав упасть, но тут же отстранился и направился к дому. Натали поспешила за ним. Место обитания мрачного зельевара выглядело типичным английским домом в типичном небогатом квартале, впрочем, таковым он и являлся.

Двухэтажный, с небольшой лужайкой, на которой, кроме пожухлой травы, не росло ничего, и низеньким заборчиком, возомнившим себя бастионной стеной, стоящей на страже интересов его обитателей.

Натали не сомневалась, что за домом имеется задний дворик, такой же неухоженный, как и палисадник.

Северус прошёл по дорожке к двери и, открыв её, исчез внутри, совсем не беспокоясь о той, что шла за ним следом. Ей надо, значит, сама и разберётся.

— Северус, — позвала Натали, зайдя в дом следом за мужем, — ты где?

— Я буду наверху, — услышала она, — если захочешь, тоже можешь подняться.

Натали хотела, но для этого надо было сначала найти лестницу, которой в маленькой прихожей не наблюдалось. Она прошла через распахнутую настежь дверь и очутилась в гостиной, все стены которой были заставлены шкафами с книгами, также как и комнаты в Хогвартсе.

Быстро рассмотрев обстановку и увидев большой камин, мягкие кресла и диван, Натали решила, что дом вполне пригоден для проживания. Правда, она ещё не видела всего остального, но то, что разглядела, её порадовало.

В гостиной была ещё одна дверь, за которой обнаружился коридор с несколькими дверями и долгожданная лестница, которой она обрадовалась как родной. Поднявшись по ней, она снова увидела три двери.

«Ну что это такое, прямо квест какой-то. Направо пойдёшь — Снейпа найдёшь, а налево?.. Это я что-то заговорилась, мне, кроме мужа, хоть и такого хама, никто не нужен.»

Решив, что действительно пойдёт направо, она подошла к двери и распахнула её, оказавшись в спальне, достаточно просторной, с большой двуспальной кроватью, трёхдверным шкафом и туалетным столиком, наличие которого её почему-то несколько удивило.

Вся мебель была добротной и явно дорогой.

«Неплохо зарабатывают зельевары, однако, - подумала Натали. — Так где же муж, ежели в спальне его нет?»

Снова выйдя в коридор, она заглянула в левую дверь и в этот раз не ошиблась. Северус находился здесь, в небольшой комнате, где стояла кровать, шкаф и письменный стол.

Он возился возле шкафа, взмахами палочки перекладывая вещи из саквояжа на полки и даже не повернул головы, чтобы посмотреть, кто вошёл.

— Мы будем жить в этой комнате? А почему не в той, большой? Или та комната — твоих родителей? И где они сейчас? — вопросы сыпались из Натали, как из решета, о чём ей тут же и сказал муж.

— Ты задаёшь слишком много вопросов, но я, так и быть, отвечу, — Северус перестал разбирать вещи и повернулся к ней. — В той комнате когда-то жили мои родители, теперь там будешь жить ты. Предупреждаю тебя сразу, ты не должна заходить в мою комнату, так же ты не будешь заходить в лабораторию, которая находится на первом этаже. Это понятно?

— Да, я всё поняла, — главное, что поняла Натали — муж собирался дистанцироваться от неё, выбрав ту же линию поведения, что и в Хогвартсе. Он вёл себя, как строгий учитель.

«Ну что ж, он хочет, чтобы я не совала везде свой нос? Ладно, так и будет.»

Натали, злая, но с безмятежным выражением лица, вышла из комнаты, даже не хлопнув дверью. Заглянув в оставшуюся неисследованной среднюю дверь, она обнаружила за ней ванную комнату.

«Вот это мне сейчас и нужно,» - пробормотала она себе под нос, скрываясь за дверью.

Ванная комната оказалась небольшой, совмещённой с санузлом, но несмотря на свои компактные размеры, она была выше всяких похвал. Современное оборудование, пушистые полотенца и батарея всяческих флакончиков с шампунями, гелями и пенами.

«Похоже, Северус успел сделать вылазку домой, пока я маялась в подземельях.»

Воспользовавшись туалетом, Натали разделась и залезла в ванну, в которой уже набралось достаточно воды и пена грозилась выползти через край. Следующий час она провела, блаженствуя, снова и снова взбивая пену.

Когда она в очередной раз решила взбить пену, раздался стук в дверь:

— Долго ещё? — голос мужа был раздражённым.

— Я уже выхожу! — крикнула она и, смыв превосходно пахнущий шампунь, быстро ополоснулась под душем, наличие которого в чисто английской ванной её очень порадовало.

Свою одежду она кинула в корзину, явно для этого предназначенную и, не особо тщательно завернувшись в полотенце, вышла из ванной, чтобы нос к носу столкнуться с мужем, который явно собирался высказать двери всё, что он думает о наглых девчонках, совершенно не заботящихся о других.

Как показалось Натали, все эти слова застряли у него в глотке.

— Можешь занимать ванну, — улыбнувшись, она тряхнула влажными волосами и, придерживая полотенце, которое прикрывало её спереди, но сзади сползло до попы, продефилировала до своей спальни.

Почти сразу следом за ней влетел разъярённый зельевар. Зря он это сделал, сейчас его ждал сюрприз покруче. Натали спокойно стояла, немного наклонившись вбок, и вытирала полотенцем волосы.

Снейп пошёл красными пятнами.

— Что ты себе позволяешь?! — заорал он. — Немедленно прикройся!

— Зачем? Я в своей спальне, а ты мой муж, — девушка спокойно продолжала вытирать волосы. — Вот если бы я в таком виде вышла на улицу, ты имел бы полное право меня упрекать. К тому же у меня нечем прикрыться и ты это прекрасно знаешь.

Натали показалось, что зельевара сейчас хватит удар и она ненароком останется вдовой, но нет, муж взял себя в руки и вылетел из спальни, хлопнув дверью.

«Ишь ты, мышка моя летучая,» - нежно подумала Натали.

Дверь снова распахнулась и в неё влетел халат, тот самый, в котором она ходила в подземельях.

— Спасибо! — поблагодарила она мужа, накинула ставший уже таким привычным халат и, откинув одеяло, завалилась на кровать.

«Буду сидеть здесь до посинения и сдохну от голода, может, тогда у этой слизеринской сволочи проснётся совесть.»

Выходить она собиралась только в ванную, на первый этаж её тоже нельзя будет вытащить, раз уж ей никуда нельзя.

Было так удобно жалеть себя, лёжа на белоснежной простыне под лёгким одеялом, что Натали потихоньку начала засыпать. В какой-то момент она вспомнила, что оставила мешочек с галеонами в ванной, но потом махнула рукой, толку от них всё равно не было.



Проснулась Натали потому, что в комнату проникал восхитительный запах кофе. Такого кофе она варить не умела, довольствуясь гранулированным суррогатом. Вылезая из-под одеяла, она поняла, что уснула вчера в халате.

Отправившись в ванную, она вспомнила, что собиралась сидеть в комнате безвылазно, не спускаясь на первый этаж. Значит, кофе ей не видать. Вряд ли муж решит принести ей его в постель.

Уже пожалев о своём решении, Натали привела себя в порядок, насколько это возможно, и решила, что вчера всё же немного погорячилась.

Заткнув своё подсознание, которое взялось обвинять её в малодушии, она рискнула потихоньку спуститься вниз. Заглянув по пути на кухню, которая угадывалась по запаху кофе, она убедилась, что мужа в доме нет.

Ну или она плохо искала. Искать хорошо она опасалась, зная взрывной характер Снейпа. Ей совсем не улыбалось познакомиться с небезызвестной банкой с тараканами. Нет уж, она с удовольствием уступит это право Поттеру.

Вернувшись на кухню, Натали налила кофе, нашедшийся в турке на плите, себе в кружку и попыталась найти что-нибудь съедобное. Затея, увы, провалилась. На кухне было шаром покати, и она решилась на эксперимент.

— Тилли, — позвала она, надеясь, что домовик прикреплён к ним с мужем не только в Хогвартсе.

Домовик не появился, и Натали поняла, что эта затея тоже провалилась.

«Видимо, домовик подчиняется профессору только в Хогвартсе или же Северус умудрился поставить барьер от проникновения в его жилище кого бы то ни было, включая домовиков.»

Вздохнув, девушка взяла чашку и отправилась наверх. Ну что ж, она подождёт, возможно, муж отправился за продуктами.

Сидя на подоконнике, она разглядывала маленький задний дворик, неухоженный и захламлённый. Вспоминая разговор с Лили, она обдумывала нестыковки, которые не заметила сразу, но которые теперь бросались в глаза.

Как сказала Лили, это был её же мир. Но Натали знала, что городов с такими названиями в её мире не существовало. Правда, ей казалось, что она догадывается, какой город послужил прототипом Коукворта. С двумя другими, интересовавшими её, всё было не так просто. Про городок, где проживали Риддлы, было очень мало сказано, а под определение Литтл-Уиннинга подходило несколько и она не могла определиться, хотя один больше всего соответствовал описанию.

С Коуквортом всё было намного проще и, узнав название городка, в котором она сейчас проживала, Натали могла удостовериться, что осталась в своём мире, или обнаружить, что переместилась в какую-то другую реальность.

Итак, Коукворт… Есть на побережье Бристольского залива город Уэстон-сьюпер-Мэр, на окраине которого имеется небольшая улица, названная Тупиком Прядильщиков, что наводит на размышления, что поблизости есть или была ткацкая фабрика, а в заливе возле него имеются два небольших островка, на одном из которых заметна какая-то постройка, которую запросто можно посчитать хижиной, в которой ночевали Дурсли с племянником, когда убегали от писем.

Всё это наводило на мысль, что если Лили не лгала, то Роулинг знала, где живут её герои и, возможно, знала о магии.

«Хотя, какая разница, сказала же Лили, что книги всё равно будут написаны, и раз в моём времени ажиотажа вокруг определённых городков не возникло, значит, как всегда, маги решили вопрос. А сейчас так он вообще не актуален.»

Внизу хлопнула дверь и девушка понадеялась, что это вернулся муж. Тихонько спустившись, она отправилась на кухню, где увидела интересную картину. Северус Снейп, в чёрных рубашке и джинсах, разбирал пакеты с продуктами, ловко отправляя покупки по полкам.

— Если ты не возражаешь, я могу приготовить обед, — произнесла Натали.

Северус, не прекращая раскладывать продукты, скептически посмотрел на жену, которая, скажем прямо, не выглядела хорошей хозяйкой, и решил рискнуть.

— Готовь. Меня трудно отравить, положение обязывает, — сказав это, он вышел из кухни.

Натали, проверив, что за продукты принёс Северус, решила не экспериментировать с приготовлением, например, борща. Хотя она и знала, что большинству иностранцев он нравится, всё же решила перенести знакомство мужа с русской кухней на другой день.

Сейчас она сварила сосиски, найденные в охлаждающем шкафу, и сделала пюре. Дополнением стал соус. Она очень любила всякую зелень и с удовольствием бы сделала салат, но, кроме картошки, лука и моркови, других овощей найдено не было, что очень её огорчило. Был сок и это немного примирило её с действительностью.

Накрыв стол и позвав мужа, Натали приготовилась к язвительным комментариям. Их не последовало и она была очень этим удивлена.

Когда обед уже заканчивался, в окно, открытое по летнему времени настежь, влетела сова, которая повела себя очень нагло, приземлившись прямо на стол. К лапе нахалки было привязано письмо, которое она протянула зельевару.

Тот, нахмурившись, взял его, угостив почтальона половинкой сосиски, оставшейся на его тарелке. Прочитав письмо, Северус злобно скривился и тут же, на обороте письма, написал пару слов и, прикрепив послание к лапе птицы, взмахом руки отослал её прочь. Недовольно ухнув, сова улетела.

— Нам надо сходить на Диагон-Аллею, — Натали не ожидала, что муж к ней обратится, поэтому даже немного вздрогнула от неожиданности.

— Это из-за письма?

— Надо купить тебе вещи, — зельевар с неохотой констатировал тот факт, что придётся ему всё-таки идти с супругой по магазинам. Это надо было сделать давно, но он всё тянул и, хотя понимал, что не прав, всё равно злился. — Мой дед, Аурелиус Принц, прислал нам приглашение. Он желает видеть нас у себя в поместье послезавтра. В том, что у тебя имеется, соваться к нему даже не стоит и думать. Собирайся, не будем тянуть книзла за хвост.

Натали, кинувшись собираться, одновременно обдумывала появившуюся информацию. У Северуса был жив дед, а может и бабушка. Насколько она знала, семья Принцев была чистокровной, и если дед общался с внуком, это говорило о том, что Северуса и его мать не изгоняли из семьи.

«Вот интересно, может, там ещё какие родственники есть?»

Быстро одевшись, она спустилась к мужу, который уже ждал её, изображая памятник самому себе.



Хотя сама аппарация Натали не нравилась, но быть прижатой к мужу ей понравилось ещё в прошлый раз, и она не собиралась упускать ни одного повода быть к нему поближе, раз уж он решил держаться от неё на расстоянии.

Они переместились, как поняла девушка, на специальную аппарационную площадку, неподалёку от Диагон-Аллеи. Рядом с ней находилась почта, где любой волшебник мог отправить письмо совами, оплатив его доставку.

Снейп, убедившись, что платье и его трансфигурированная мантия выглядят на жене вполне подобающе, подал руку и степенно повёл её в направлении Диагон-Аллеи.

Скрывать, кем ему приходится спутница, не было смысла. Всё равно эта новость скоро станет достоянием всех сплетниц.

Натали с интересом разглядывала улицу, по которой они шли. Аккуратные двухэтажные домики, плотно прижавшиеся друг к другу, на удивление, мало чем отличались от магловских.

Что ещё больше поразило девушку, так это то, что возле некоторых домов стояли вполне обычные автомобили, из чего был сделан вывод, что автомобильчик Артура Уизли не был чем-то из ряда вон выходящим. Вполне себе обычное явление, хотя и, следовало признать, не очень распространённое.

Пройдя примерно сотню метров по этой, оставшейся для Натали безымянной, улице, они вышли на знаменитую Диагон-аллею, сразу влившись в поток ведьм и колдунов.

Роулинг не обманула, когда описывала эту волшебную улицу. Домишки, стоящие на ней, действительно выглядели косыми, наклоняясь под разными углами. Единственным ровным зданием являлся Гринготтс, и это было правильно, ибо банк — это такое место, которое должно выглядеть крепко стоящим на ногах.

Натали порадовалась, что оказалась здесь в сопровождении мужа. Она чувствовала себя несколько неуверенно в средневековом антураже улицы.

Снейп спокойно, подстраиваясь под её шаг, шёл по улице, изредка раскланиваясь со знакомыми. Своей невозмутимостью и целеустремлённостью он напоминал ей ледокол, чёрный и величественный.

Девушка замечала удивлённые и заинтересованные взгляды, нет-нет да и бросаемые в их сторону. Большинством любопытствующих, как и в любом другом месте планеты, были женщины.

Ведьмы, явно не понаслышке знающие характер зельевара, судя по всему, недоумевали, видя его со спутницей. Натали постаралась изобразить приветливое выражение, чтобы несколько смягчить неодобрение и холодность, выражаемое им её мужем. Она понимала, что они с мужем выглядят сейчас очень контрастно, и благодаря этому привлекают ещё больше внимания.

Разглядывая витрины и улыбаясь прохожим, она не заметила, как оказалась возле магазина, простая вывеска которого много говорила знающему человеку. Здесь обслуживали богатых клиентов. «Твилфитт и Таттинг» был известен именно этим, сюда не забегали мимоходом с улицы, своих покупателей в этом магазине знали в лицо.

Как только они подошли к двери, та отворилась и Снейп первым шагнул в проём, Натали же поспешила за ним. Они оказались в небольшом уютном помещении, в котором имелся большой диван, столик перед ним, зеркало во всю стену и примерочная.

Стоило им только войти, как из неприметной дверцы возле зеркала появился человек, который обратился к Северусу:

— Добрый день, мистер Снейп. Рад вашему появлению, давненько не захаживали.

— Ну, что поделаешь, если ваши мантии не изнашиваются, мистер Таттинг, — в тон ему ответил Снейп. — А я, как вы знаете, не очень привередлив, мне достаточно пары-тройки мантий в год.

— Но сейчас, как я догадываюсь, вы пришли ко мне не для того, чтобы купить мантию себе?

— Правильно догадываетесь, мне нужно немного обновить гардероб моей жены.

— Позвольте поздравить вас с законным браком, — обратился портной к ним двоим. — Смею заметить, мистер Снейп, ваша жена прелестная женщина.

— Спасибо, — кивнул Снейп и обратился к Натали, — дорогая, позволь представить тебе Лероя Таттинга, хозяина этого магазина. Мистер Таттинг — это миссис Натали Снейп, моя жена.

Хозяин магазина рассыпался в комплиментах и пригласил их присесть, предложив чаю. Они присели, но от чая отказались. Мистер Таттинг, извинившись, сообщил, что сейчас подойдёт его жена и они смогут подобрать молодой миссис одежду, которая подчеркнёт её красоту.

— Нам нужны пара-тройка платьев, пара мантий для приёма и обувь, — озвучил список предполагаемых покупок зельевар.

Через минуту к Лерою присоединилась его жена и Натали в процессе знакоства шепнула женщине, что ей ещё требуется бельё, симпатичные ночные рубашки и всякие мелочи типа чулок и пеньюаров.

Модельеры вдвоём тут же принялись крутить и вертеть девушку, прикладывая к ней появляющиеся у них в руках мантии, платья и просто куски материи, если им не нравился цвет подходящего, по их мнению, предмета одежды.

То, что было одобрено, отправлялось в примерочную, примерялось Натали, и получало по вердикту от творцов и галеонодержателя. Их мнения хоть и не часто, но сходились.

Из магазина Снейпы вывалились через три часа, оставив в нём кругленькую сумму денег и получив взамен несколько фирменных пакетов с одеждой, которые Натали решила нести сама, так как муженёк ожидаемо отказался брать в руки хоть один, предлагая отправить покупки на дом совой. Ну или, в крайнем случае, уменьшить и спрятать их в карман.

Натали не повелась на эдакую заботу, желая почувствовать зависть окружающих её ведьм, когда она будет идти по Диагон-Аллее с пакетами, украшенными логотипами дорогого магазина. Она понимала, что её желание низводит её на уровень нуворишей, но ничего не могла с собой поделать.

Выйдя из магазина и пройдя несколько метров, они столкнулись с высокомерным блондином, который оказался, как определила Натали по его трости с набалдашником в виде змеиной головы, Люциусом Малфоем.

— Добрый день, Северус, — проговорил тот, одновременно рассматривая Натали, — давно не виделись.

— Здравствуй, Люциус, — зельевар, если судить по выражению его лица, был бы рад не видеться вообще.

— Ты не представишь меня своей спутнице? — поинтересовался Малфой.

Снейп скривился, но ничего не поделаешь, пришлось сказать:

— Натали, познакомься, это лорд Люциус Малфой, отец одного из моих подопечных.

— Я рада знакомству, — проговорила Натали, глядя в холодные стальные глаза блондина, — Натали Снейп…

— Взаимно, — сообщил Люциус и продолжил, улыбнувшись девушке, но обращаясь к зельевару. — Что-то я не припоминаю у тебя такой красивой… Сестры?.. Племянницы?..

— Жены, — сказал Снейп с кислым выражением лица, — это моя жена, Натали Снейп, урождённая Корф.

— Вот это новость! — блондин на мгновение даже перестал выглядеть надменно, искренне удивившись такому заявлению. — Когда ты успел?

— Несколько дней назад, — Северусу явно не хотелось делиться этой историей, стоя посреди Диагон-Аллеи.

— Тогда я не могу не пригласить вас в гости, — сообщил Малфой, снова приняв надменный вид. — Моя жена будет рада познакомиться с вами, миссис Снейп. Да и Драко будет рад пообщаться с тобой, Северус, вне школьных стен. А ты расскажещь мне эту увлекательную историю. Вам будет удобно на следующей неделе?

Дождавшись подтверждения Снейпа, что им будет удобно, он раскланялся и удалился, а Северус, схватив Натали за руку, тут же аппарировал, не желая нарваться на кого-нибудь ещё из своих знакомых. Свою миссию по обеспечению жены одеждой он выполнил, больше на Диагон-Аллее делать ему было нечего.



На следующий день Натали с обеда начала приводить себя в порядок, надеясь понравиться родственнику. Косметические чары она бы не смогла наложить, да и нечем, так как за палочкой Северус её тоже не сводил, поспешив смыться с Диагон-Аллеи.

«Придётся пожаловаться дедушке,» — улыбнувшись, подумала она, представив длиннобородого старца, чем-то похожего на Дамблдора, грозно потрясающего клюкой и ругающего на чём свет стоит Снейпа.

Немного развеселившись и расслабившись, она расчесала волосы и соорудила на голове нечто, напоминающее причёску Беллатрикс Лестрейндж. Хотя следовало признать, что безобразие на её голове кто-нибудь мог бы запросто охарактеризовать проще — воронье гнездо.

А вот завязать развязавшийся шнурок, стараясь не помять мантию, было делом достаточно трудным. Момент, когда она, извернувшись, пыталась дотянуться до шнурка, ожидаемо и выбрал её муж, чтобы войти в её спальню.

— И что ты пытаешься сделать? — вопрос супруга был из тех, на которые хочется ответить колкостью, но Натали прикусила язык и сдержалась, кратко ответив:

— Я пытаюсь завязать шнурок, не помяв при этом мантию.

— Ты, видимо, забыла слова Лероя о мантих, которые он шьёт? Они достаточно дорого стоят, потому что на них, помимо всего прочего, наложены ещё и чары от пыли и грязи. Мантии сложно порвать, а уж помять вообще невозможно. К тому же ты могла воспользоваться заклинанием, завязывая шнурок.

— Могла бы, если бы помнила их, — проговорила Натали. — Ах да, у меня ведь нет палочки…

Зельевар, не желая признавать себя виноватым в ситуации с палочкой, молча, не пререкаясь, мановением руки завязал шнурок и подал жене руку.

— Пойдём, я помогу тебе спуститься с лестницы. Не хочу, чтобы ты с неё свалилась, запутавшись в шнурках или мантии, а то будешь потом обвинять меня.

— Если останусь жива, — буркнула девушка, подавая Северусу руку.

Тот хмыкнул и, крепко сжав руку жены, повёл её вниз. Выйдя из дома, он тут же аппарировал, уже привычно прижав её к себе.

В этот раз они оказались возле арочных ворот, через прутья которых была видна дорожка, убегающая вдаль. На другом её конце, сквозь деревья заросшего парка, просматривалось здание, казавшееся мрачным и нежилым.

Дотронувшись до ворот, зельевар произнёс:

— Северус Снейп с супругой по приглашению лорда Принца.

Ворота заскрипели, открываясь, и Снейп пошёл по дорожке, придерживая Натали, которая не была в восторге от гравия, идти по которому на каблуках было не особо удобно.

Пройдя по дорожке через парк, они оказались возле лестницы, ведущей к массивным дверям дома, отворившихся со скрипом в тот момент, когда Северус сделал первый шаг по лестнице. Натали, приподняв длинный край мантии, поспешила за ним.

В дверях замка их встретил домовой эльф в белоснежной наволочке с гербом.

— Лорд Принц ждёт мистера Снейпа с супругой, — произнёс он, — добро пожаловать.

Речь домовика была чёткой и правильной, да и держался он с достоинством, что не укрылось от Натали, которая сделала вывод, что у Принцев не принято издеваться над этими странными существами.

Эльф поклонился и отправился по анфиладам комнат, сопровождая гостей к своему хозяину. Натали, шедшая рядом с мужем, которому пришлось приноровиться к шагу домовика, разглядывала убранство комнат, обращая внимание на то, что дом не выглядит запущеным, в отличии от сада.

В залах, которые они миновали, она заметила портреты, которые с любопытством разглядывали их, когда они проходили мимо. За очередными дверями, открытыми идущим впереди эльфом, обнаружилась гостиная. Домовик остановился в дверях и проговорив: «Мистер и миссис Снейп», исчез с тихим хлопком.

Натали, почти прижавшись к мужу, шагнула вместе с ним в комнату, где в чиппендейловском кресле сидел хозяин дома. При появлении гостей он поднялся, и Натали смогла рассмотреть родственника.

Высокий и крепкий, с чёрными с проседью волосами, он был совсем не похож на тот образ, что придумала она. Лицо, резкие черты которого портил уродливый шрам, пересекавший правую щёку от виска до краешка губ, было надменным, и ей показалось, что их рассматривают, как редких насекомых, наколотых на демонстрационный стенд.

Лорд Принц заговорил и Натали поняла, что бархатный голос мужу достался от Принцев.

— Я рад, внук, что ты наконец-то взялся за ум и доказал мне, что достоин стать моим наследником. Уж не знаю, как полукровке удалось заполучить в жёны девушку из сильного европейского рода, но я рад, что это произошло.

Своеобразно поздоровавшись с внуком, он посмотрел на Натали и произнёс, приветствуя её наклоном головы:

— Дорогая моя, я рад познакомиться с вами. Позвольте представиться — Аурелиус Элбан, лорд Принц.

Натали, решив не обращать внимания на тон, которым аристократ обратился к ним, произнесла, протягивая для поцелуя руку в белоснежной перчатке.

— Миссис Натали Снейп. Я рада знакомству, лорд Принц.

Северус, не желающий расшаркиваться перед родственником и уже кипящий от негодования из-за высказанного пренебрежения, тихим от ярости голосом произнёс:

— С каких это пор, лорд Принц, я стал вашим внуком? Я, наглый полукровка, сын отлучённой, не имеющий права даже мысленно считать себя причастным к вашему роду?

Аурелиос, не обращая внимания на негодующего внука, подвёл Натали к дивану и усадив её, сел рядом, предложив Снейпу располагаться, как он сам пожелает нужным. Северус остался стоять.

— Ты ошибаешься, — произнёс Принц, глядя на зельевара, — твоя мать не была отлучена от рода, хотя я и не общался с ней после того, как она выскочила замуж за магла. Будь это иначе, ты бы не получил нашего родового дара и не стал выдающимся зельеваром.

Северус хотел высказаться по этому поводу, но дед остановил его властным движением руки.

— Я знаю, что ты не хотел приходить сюда, а то, что ты здесь, подтверждает мои слова. Ты не смог противиться приказу главы рода, посланному мной. Поэтому ты здесь и слушаешь то, что я хочу сказать тебе.

Так вот, я официально признал тебя внуком и наследником. И я знаю, что ты не вытворишь чего-нибудь такого, из-за чего мне действительно придётся изгонять тебя из рода. Подумай о жене и детях, которые, я надеюсь, у тебя скоро появятся.

Я пригласил вас сюда, желая узнать тебя поближе и познакомиться с твоей женой, которая так внезапно появилась на семейном гобелене. Вы поживёте здесь некоторое время, Дорни уже приготовил вам Апартаменты Наследника. Можете отдохнуть перед ужином.

— Я не собираюсь оставаться здесь, — возразил Северус, — у меня нет ни малейшего желания общаться, к тому же я занят.

— У тебя сейчас отпуск, а если тебе нужна лаборатория, то ты вполне можешь воспользоваться здешней. Я прикажу эльфу принести ваши вещи, открой ему доступ в твой дом.

— На следующей неделе нас пригласил к себе лорд Малфой, — вмешалась Натали, видя, что муж уже готов наговорить гадостей хозяину дома. — Так что мы не сможем долго пользоваться вашим гостеприимством.

— Моя дорогая, — с хищной улыбкой лорд Принц повернулся к ней, — я думаю, что недели нам вполне хватит, к тому же ничто не мешает вам вернуться сюда, навестив Малфоев. Нет, нет, возражения не принимаются, вы остаётесь, — продолжил он, не дав ей возразить.

Хлопок, и вот уже перед Аурелиусом стоит эльф.

— Дорни, проводи гостей в приготовленные для них комнаты, — и Принц с усмешкой продолжил, — вам понравится, гарантирую.



Аурелиус не соврал, Натали действительно понравилось. А как может быть иначе, если злобно шипящий муж, с грохотом захлопывающий дверь в апартаменты и ударяющий по ней кулаком, через некоторое время успокоился и посмотрел на неё, забившуюся в кресло и пережидавшую там вспышку ярости, заинтересованным взглядом.

Через мгновение оказавшийся рядом с ней супруг, ни слова не говоря, подхватил её на руки и потащил в приоткрытую дверь спальни, выползти из которой ей удалось только на следующее утро.

Натали совсем не огорчилась, что они пропустили ужин, на который их пригласили, а вот как смотреть в глаза хозяина поместья, она не знала. Ей было стыдно. Воспользовавшись услугами шикарной ванной комнаты, она появилась в гостиной и присела в то же кресло, из которого её вчера вытащил муж. Тот уже сидел в соседнем и снова выглядел невозмутимо.

— Я приношу свои извинения, — холодно проговорил он, — за поведение, мне не свойственное, у меня нет привычки набрасываться на беззащитных женщин.

— Ну, что ты, Северус, — проговорила Натали, смотря как можно мягче на мужа, — мне понравилось и я не возражала бы, если такие ночи вошли бы у нас в привычку.

— Если мы останемся здесь, то подозреваю, что твои надежды оправдаются. Сдаётся мне, что-то не так с этими апартаментами. Не зря дед так ехидно улыбался, отправляя нас сюда.

— А мы останемся? — Натали старалась сдерживаться, но ей всё сильнее хотелось усесться на колени к мужу и начать расстёгивать многочисленные пуговички на его сюртуке.

Северус, понимая, что неприкрытое желание в голосе его жены говорит только о том, что он был прав по поводу странностей комнаты, в глубине души был польщён.

— Пойдём завтракать, нас ждёт любезный хозяин, он уже присылал домовика, пока ты была в ванне.

Говоря это, Северус встал и протянул жене руку, в которую она тут же и вцепилась. Зельевар, чувствуя, что вот-вот снова сорвётся, побыстрее вышел за дверь, таща за собой жену. По мере удаления от комнат, в которых они провели столь бурную ночь, сердце Северуса успокоилось и не норовило уже выскочить при каждом биении, зато снова появилась злость на деда, который использовал их.

Снейп ненавидел принуждение, но и Дамблдор, и исчезнувший на неопределённое время Волдеморт не интересовались тем, что любил или не любил он, Северус. Сейчас к их тёплой компании присоединился и лорд Принц. Слизеринец подозревал, что вся эта авантюра с женой была затеяна его дедом.

— Куда мы идём? — подала голос пришедшая в себя Натали.

— В столовую, я же говорил про завтрак.

— И ты знаешь, куда идти?

Снейп приостановился, задумавшись на секунду, а потом, молча качнув головой, продолжил целеустремлённо идти по коридору. Через некоторое время они оказались возле дверей, которые Северус уверенно толкнул, открывая, и вошёл в комнату. Натали, последовав за ним, убедилась, что они находятся там, куда и направлялись.

Большая светлая комната оказалась столовой. Во главе длинного стола, занимающего центральное положение и накрытого только с одного края, оставляя остальное пространство отражать солнце от девственно-белой поверхности, сидел лорд Принц, невозмутимый и властный.

— Вы опоздали, — поприветствовал он вошедших.

Снейп, кипя от возмущения, в несколько шагов оказался возле деда и навис над ним с устрашающим видом, так пугающим его нервных учеников. Аурелиус остался спокоен, будто бы и не заметив агрессии внука.

— Что вы себе позволяете? Мы немедленно покидаем ваш дом, — почти шипя от ярости, проговорил Северус.

Натали встала за плечом мужа, готовая поддержать словом, не имея возможности доказать свою полезность делом. Понимая, что если тот сорвётся, то она ничего не сможет сделать, чтобы остановить двух магов.

— Присаживайтесь, завтрак сейчас подадут, — Принц невозмутимо посмотрел на внука. — Хорошо отдохнули? Надеюсь, вам понравились апартаменты?

Северус взял себя в руки и отошёл от деда, решив узнать, чего тот добивается. Отодвинув стул, он предложил жене присесть, и тоже занял отведённое ему место за столом.

— Но если вы захотите после завтрака покинуть мой дом, я не буду препятствовать, хотя был бы рад, если бы вы всё же задержались. Предложение о лаборатории всё ещё в силе, также можете пользоваться родовой библиотекой.

На столе появился завтрак, но Снейп к нему даже не притронулся, да и Натали не рисковала есть, не будучи точно уверена в безопасности поставленных перед ними блюд.

— Извините, сэр, кажется, я чего-то не понимаю, — рискнула открыть рот Натали, видя, что муж не собирается интересоваться изменившимися планами Принца.

— Что вам непонятно? — очень натурально удивился Аурелиус. — Сегодня я навестил родовой гобелен и убедился, что мой род не угаснет. Засохшее почти было древо дало новый росток. Он ещё еле виден, но через девять месяцев бутон раскроется, являя миру наследника нашего прославленного рода.

Натали сидела, ошалев от пафосной речи лорда, боясь посмотреть на мужа, лицо которого было бесстрастно, но она боялась даже предположить, какие страсти кипели под этой маской.

— Что вы сделали? — проговорил Северус, глядя на деда.

— Я? Ничего. Это всё предки, они позаботились. Апартаменты Наследника называются так не потому, что в них проживает очередной наследник. Это специально зачарованная комната для молодожёнов.

Вы ведь знаете, что браки могут заключаться и не по любви, да и кто-то из супругов может не хотеть иметь детей. Предки позаботились, чтобы этих проблем не возникало в нашем роду, прекрасно при этом помня, что род славится зельеварами, которым банальную амортенцию не подольёшь.

Стены этой комнаты пропитаны зельями и опутаны чарами, на предметы обстановки нанесены руны. Всё это, идеально связанное между собой, способствует улучшению отношений и зачатию. Вы, моя дорогая, оказались очень восприимчивы, понеся, пробыв там всего одну ночь.

Натали всё никак не могла поверить в то, что говорил лорд Принц. Зато её муж, кажется, поверил. Он вскочил из-за стола, отбросив при этом стул и, как ей показалось, хотел наброситься на деда с голыми руками, забыв на мгновение, что он волшебник, но усилием воли сдержался и, как всегда эффектно развернувшись, вылетел из комнаты, с грохотом захлопнув за собою дверь.

— Не волнуйтесь, Натали, дорогая, — невозмутимо проговорил Аурелиус, принимаясь за овсянку, стоящую перед ним. — Он успокоится и вернётся, а вам тоже надо успокоиться и поесть. В вашем положении вредно волноваться.

Усилием воли подавив желание устроить истерику с битьём посуды, Натали попыталась позавтракать, больше размазывая овсянку по тарелке, чем действительно отправляя её в рот.

Её бросало в холодный пот, когда она представляла, насколько сильна сейчас злость её мужа. Сможет ли он сдержаться, не обратит ли свой гнев на неё?

Выпив полстакана сока, она поняла, что больше в неё ничего не влезет и стала раздумывать, как бы ей удрать из столовой, не обидев лорда, и пойти поискать мужа. Явно догадавшись о её намерениях, Аурелиус обратился к ней с вопросом:

— Вы уже насытились или приказать подать ещё что-нибудь? Сладкое? Фрукты?

— Нет, спасибо, я уже наелась и хотела бы пойти поискать своего мужа, — ответила девушка, вставая из-за стола и делая попытку сбежать.

— Он найдётся сам, не сомневайтесь, — проговорил лорд Принц, подходя к Натали и беря её под локоток. — Пойдёмте, я провожу вас в гостиную, посидим, поболтаем. Или может вы хотите отдохнуть в комнате?

Натали с удивлением и некоторой настороженностью посмотрела на новоявленного родственника, гадая, что ещё тот задумал. Хозяин, видя такую реакцию гостьи, поспешил разъяснить, что комната им с мужем теперь будет предоставлена другая и она, если хочет, может отдохнуть в ней. Но, если говорить начистоту, то он хотел немного пообщаться и узнать о её семье.

Говоря это, мужчина продвигался в сторону гостиной, а оказавшись в ней, усадил Натали в кресло, возле которого тут же появился столик с водой, соком и фруктами, и проговорил:

— Итак, дорогая невестка, расскажи что-нибудь о себе?



Лорд Принц с заинтересованным видом сидел возле Натали, ожидая от неё ответа на свой вопрос.

— Понимаете, сэр… — начала Натали. — Дело в том, что мне почти нечего рассказать о себе. Только о том, что я жена вашего внука и беременна из-за вашей прихоти, но это вы и сами знаете.

— Неужели совсем нечего рассказать? — проговорил Аурелиус. — Где училась? Где жила? Чем занимаются родители? Мне всё интересно, я с удовольствием послушаю.

— Увы, сэр, ничем не могу вас порадовать, — развела руками Натали, — дело в том, что я не помню ничего, кроме имени. Родители у меня умерли, но это я узнала, изучив родословную. На моём отце наша ветвь рода Корф прервалась. Насколько я поняла из обрывков своих воспоминаний, я или жила, или училась где-то в России, но, может, я ошибаюсь.

— Да, и ещё, сэр… — девушка помолчала, собираясь с духом, — Я не помню почти не одного заклинания, да и палочки у меня нет. Я свалилась на вашего внука, можно сказать, в рубище, но с магическим браком. Так что, увы, я не очень хорошая партия.

— Ты отличная партия для моего внука. Ни одна чистокровная из хорошего рода Магической Англии не пошла бы за него, а тут такой подарок. Благодаря твоему появлению род Принц не угаснет. А отсутствие приданого — это мелочи. К тому же, если ты ничего не помнишь, то как можешь это утверждать?

Натали задумалась. Она, конечно, не могла утверждать точно, но была уверена, что Лили вряд ли позаботилась о наполненности её гипотетического сейфа.

«Почему-то у меня такое ощущение, что ей нравится следить за тем, как я здесь устраиваюсь, - подумала Натали. — Помощи от неё пока не видно, а вот проблем явно у меня уже прибавилось. А ещё обещала приходить, когда понадобится. Ну, и где её носит?»

Лорд Принц заинтересованно следил за раздумьями девушки. Он незаметно попытался считать её мысли, но без палочки он мог сделать это только поверхностно.

Его добычей стали некоторые воспоминания детства и мысли о вчерашнем вечере. На этом он прекратил копаться у неё в голове, проявив так несвойственное Принцам уважение.

— Если ты ничего не помнишь, то как можешь утверждать, что ты и есть та самая Натали Корф, и это ваша родословная? — задал Аурелиус вопрос и порадовался шокированному виду невестки.

— Моя дорогая, не паникуй так, ты действительно Корф, я просто спросил. Я знаю, что ты именно та, чьим именем назвалась. Семейные гобелены не врут, а на нём ты отобразилась именно как Корф. Кстати, я поинтересовался твоим родом, явно европейским, и получил интересные сведения.

— Да, я тоже их получила, — заговорила Натали.

— Значит, ты знаешь, что твоей семьёй интересовались ваши германские родственники? — спросил Принц и, увидев, что Натали кивнула, продолжил. — Смею утверждать, что скоро нужно ждать письма от европейской родни, или даже, возможно, и представителя этого рода, жаждущего знакомства. К последнему варианту я, кстати, склоняюсь больше. Если уж они вас разыскивали, то должны появиться, обнаружив потерю.

«Блин, пришибу эту Лили при встрече! Сделала, называется, последней представительницей угасшего рода! Да у этой угасшей родственников дофига! И что мне делать?»

— Ещё и поэтому я хочу, чтобы вы пожили у меня, — продолжал тем временем лорд Принц. — Я глава рода и должен присутствовать на этой встрече, когда она состоится.

Натали, услышав эти разглагольствования, удивилась, с чего бы вдруг германской ветви рода так беспокоиться о его русской представительнице, и уж было хотела поинтересоваться эти вопросом у Аурелиуса, но тут в комнату вошёл её муж, как обычно невозмутимый.

— Северус, ты решил присоединиться к нашей беседе? — преувеличенно радостно вопросил лорд Принц. — Вот видишь, Натали, не стоило волноваться за мужа, с ним ничего не случилось.

— Да, действительно, зачем обо мне волноваться? — опять вспыхнул зельевар. — Я ведь всего лишь осеменитель, а моя жена племенная кобыла, мы нужны только для дальнейшего существования вашего паршивого рода!

— Не смей так говорить! — рявкнул на него дед. — Я сделал это для рода и ты не можешь меня обвинять. Процветание рода — это главная задача любого его представителя, и я, как глава, должен заботиться о его продолжении.

— Вот бы и позаботился, когда мама удрала из-под твоего присмотра! Обзавёлся бы сыном и пусть он и продолжал славный род Принцев, а меня оставили бы в покое!

— Я не обращу внимания на оскорбление и отвечу тебе, но сделаю это только потому, что виноват перед тобой. Возможно, я не должен был отправлять вас в ту комнату, но я должен был позаботиться о роде, пусть и таким, не очень добровольным, способом.

Твоя бабушка умерла, когда твоей матери было десять лет. Я мог бы жениться ещё раз, но это было бессмысленно. Дело в том, Северус, что я попал под одно очень неприятное заклинание и больше не мог иметь детей.

Это произошло давно и я уже смирился, что фамилия Принц станет в лучшем случае только дополнением к другой. Я надеялся, что твоя мать выберет достойного представителя чистокровного рода, хотя и опасался, что ей понравится какой-нибудь грязнокровка.

Но она выбрала магла! Где уж она его встретила — я не знаю, но когда я её нашел, желая вернуть домой, она уже была беременна тобой. И я смирился, я даже не стал изгонять её из рода. Зачем? Она наказала сама себя, выйдя за недостойного, а я стал привыкать к мысли, что мой род просто исчезнет.

То, что ты родился волшебником, обнадёжило меня. Я решил подождать и посмотреть, что из тебя выйдет. Твоё распределение на Слизерин меня порадовало, и я решил завести с тобой переписку и, возможно, если ты окажешься достоин, признать тебя.

Я написал тебе, но ты не ответил. Я пытался, и писал тебе ещё несколько раз за то время, пока ты учился. Ни на одно письмо я не получил ответа… Я больше не тревожил тебя, приняв твоё нежелание быть частью рода. Я, со своей стороны, давно признал тебя, но не сообщил об этом ни тебе, ни твоей матери, раз вам это было не нужно.

Когда я узнал, что ты женился, я снова решил попробовать написать тебе, но в этот раз я приказал и ты не смог отказать главе рода. Ты ответил мне!

Лорд Принц замолчал и Натали поняла, что под маской чистокровного засранца, не ставящего ни во что своего внука-полукровку, всё это время скрывался человек, самым большим желанием которого было иметь семью.

Радоваться рождению внуков и правнуков, баловать их, дарить подарки, собирать в школу, гордиться их достижениями, писать им письма и присылать гостинцы. Но всего этого он оказался лишён, и она могла понять всю степень его отчаяния, раз он решился на такой шаг.

— Я не получал твоих писем, — голос Северуса прозвучал неожиданно громко в тишине, возникшей после откровений главы рода. — Я мечтал, что если я буду учиться хорошо, то меня признают, я больше не буду изгоем, за моей спиной будет стоять род. Но, как я не старался, всё было напрасно.

Я, в конце концов, всё же доказал свою полезность и меня признали на факультете. Я даже удостоился внимания сильного волшебника, который позаботился обо мне, позволив продолжить обучение и получить мастерство. Но за всё нужно платить… Если бы я знал… если бы я знал, что ты признал меня!

На зельевара было страшно смотреть и Натали знала, в отличии от Принца, о чём жалеет её муж. И её сердце обливалось кровью, а глаза наливались слезами.

— Я разберусь, почему твои письма не доходили до меня, если ты, конечно, не врёшь, дедушка, — проговорил Снейп, успокаиваясь.

— Не доходили? Я точно знаю, что ты получал их, но отказывался со мной видеться, настроенный матерью против меня. Поэтому, в этот раз я решил просто подстраховаться. Если уж у меня нет внука, так хоть правнук будет обязательно.

— А скажите, письма, которые вы писали Северусу, вы отправляли в школу? — влезла со своими пятью копейками Натали.

— В школу, — согласился лорд Принц и замолчал, озарённый догадкой. — Но ведь это письмо как-то до тебя дошло?

— Меня уже не было в школе, в этом году я раньше ушёл в отпуск, — сказал Снейп.

— Ах я, старый дурак! И как я не догадался?!



Посиделки лорда и его наследника затянулись надолго. Натали через некоторое время потянуло в сон, сказывалась бессонная ночь, но она из последних сил держалась, не желая пропустить интересные откровения.

А их было действительно много. Лорд Принц, например, узнал, что внук видел его как-то раз в школе, когда тот шёл с одним из попечителей в кабинет директора. Постаравшись попасть на глаза деду, Северус был очень расстроен, когда тот, не обращая на него никакого внимания, прошёл мимо, высказавшись о наглых полукровках, не имеющих ничего общего с его родом.

— Но я никогда не был в школе, когда ты там учился! — возмущённо вскричал Аурелиус, растеряв всю свою невозмутимость.

— А почему ты решил, что я получаю твои письма? — задал интересующий его вопрос Снейп.

— Совы возвращались обратно без них.

— И всё это происходило в школе? — вновь заговорила Натали, пытаясь подвести их к пониманию того, кто в этом виноват. Хотя, скорее всего, они уже догадались сами, просто не произнесли это вслух, пытаясь осмыслить.

— А почему вы, Аурелиус, не попытались поговорить с Северусом на каникулах?

— Идти к маглам? Спасибо, я был там один раз, мне хватило. Дочь не захотела меня слушать, а я ведь предлагал ей вернуться домой, она отказалась, выбрав мужа. И я поклялся, что больше никогда не переступлю порог её дома, И сдержал клятву. Кстати, не вздумайте приглашать меня к себе домой, если только не решите сменить жильё. В ту халупу в Тупике я не приду.

— Но всё то, что вы выяснили… это значит… — не выдержала Натали.

— Мы тебя поняли, девочка, не волнуйся. Да, судя по всему, за всем этим стоит Дамблдор. И я даже догадываюсь, почему. Но это так мелочно, не ожидал от него.

— Но почему ты считаешь, что это именно Альбус? — спросил Северус у деда. — Ведь мать не захотела возвращаться домой, ещё будучи беременной мной. Как это может быть связано с тем, что происходило со мной в школе?

— Я думаю, что директор просто воспользовался нашим разногласием с твоей матерью, желая отомстить нашему роду.

— Но что ему сделали Принцы? — удивилась Натали.

— Это не предназначено для нежных женских ушек, но я всё же скажу. Мой отец, будучи однокурсником Дамблдора, отказался от его предложения о более тесной дружбе. Это произошло на шестом курсе…

— Ты хочешь сказать, что?.. — опешил Северус.

— Именно… Отец говорил, что с ним Альбус сохранил приятельские отношения, не выходящие за рамки межфакультетской дружбы. Видимо, он ошибался… Потом тот задружил с Гриндевальдом…

— С Гриндевальдом? Сколько интересных сведений я узнаю о директоре… — задумчиво проговорил Снейп.

— А ваша дочь? У неё были проблемы в школе? — спросила Натали.

— Я не припоминаю, да и Эйлин была скрытной девочкой. Возможно, проблемы были и, как я помню, оценки по трансфигурации всегда оставляли желать лучшего, но она девочка, да и Дамблдор был в то время только профессором, у него ещё не было столько возможностей навредить. Судя по всему, на моём внуке он отыгрался по полной. Северус похож на моего отца, видимо, это сыграло свою роль.

— Он никогда не вёл себя со мной неподобающе, я даже и подумать не мог о том, что ты рассказываешь, — вскинулся зельевар.

— Как я понимаю, он использовал тебя для каких-то делишек? Всеобщее благо? — спросил лорд Принц внука.

— Да, он потворствовал моим школьным врагам и добился того, что я запутался и, в конце концов, оказался связан по рукам и ногам обещаниями, которые вынужден теперь выполнять.

— Я буду мстить, он ещё пожалеет, что посмел впутывать в свои планы кого-то из Принцев, — проговорил Аурелиус, пытаясь успокоить ярость, бушевавшую в нём.

Натали поняла, что лёгкий ветерок, всколыхнувший волосы Аурелиуса — это магия, сдерживаемая им и ищущая выхода. Лорд Принц был взбешён, его почти лишили будущего, и только стечение обстоятельств позволило ему как-то выправить ситуацию. Кто бы не устроил его внуку этот брак, он был ему благодарен.

С усилием взяв себя в руки, Аурелиус обратил внимание на внука и его жену. Северус снова выглядел невозмутимым и Принц порадовался, что внук умеет быстро принимать надлежащий вид, хотя вспышки ярости и несколько портили впечатление.

Так мог вести себя гриффиндорец, но не тот, кто учился на змеином факультете. Но, как он знал, Северуса считают хорошим деканом, в чистокровных семьях, чьи дети учились на его факультете, о его внуке сложилось определённое мнение, и дед гордился им, хоть и не подавал вида.

Быть личным зельеваром Тёмного Лорда — это много значило. Да и остаться на свободе, пусть и с помощью якобы предательства, мог только слизеринец.

А теперь лорд Принц даже не сомневался. Если слухи верны и Тёмный Лорд снова появится, то внук встанет на его сторону. Не может Северус не задуматься о всех странностях, случившихся с ним по вине Дамблдора.

Успокоившись и наколдовав темпус, Аурелиус убедился, что время обеда давно прошло, а эльфы не рискнули сообщить об этом хозяину. Позвав Дорни, он распорядился насчёт позднего обеда и проговорил:

— Ну раз уж мы выяснили некоторые интересные факты, я думаю, что пока не стоит привлекать внимание к тому факту, что мы общаемся. Я бы очень хотел, чтобы вы перебрались ко мне в поместье, но вынужден пока отказаться от этой затеи. Хотя Натали, я думаю, всё-таки стоит месяцев через пять-шесть перебраться сюда, чтобы обезопасить ребёнка.

— Но я хочу быть с мужем! — возмущённо проговорила Натали. — Нас связала магия и я должна быть с ним, как говорят маглы — и в горе, и в радости…

— О, ты вспомнила про маглов и про то, что они говорят? — поинтересовался у неё Северус.

— А? Да, кажется, вспомнила!

— Но я не могу не согласиться с лордом Принцем, — Северус не собирался звать его дедом, не после стольких лет. — Будь моя воля, я бы уже сейчас оставил тебя здесь.

Глаза Натали стали наливаться слезами, хотя она и понимала, что ничего другого ждать не может. Она была обузой, её навязали и, даже если она была рада тому, что оказалась женой Северуса, но всё же понимала, что он этому совсем не рад.

— Вот только не надо слёз, — проговорил, поморщившись, её муж. — Я обещал, что буду заботиться о тебе. Я и забочусь, беременной женщине не место в Хогвартсе, среди недоумков, считающихся учениками. Это просто опасно. Но оставлять тебя в магловском городке одну я тоже не хочу, вдруг тебе станет плохо? Я подумал о покупке дома в Хогсмиде.

— А дом в Тупике, что с ним? Ты его продашь?

Снейп замолчал, задумавшись над тем, как бы объяснить жене, почему он не хочет продавать свой дом. Тот был ему дорог, несмотря на то, что это был дом отца, которого Северус ненавидел достаточно сильно.

Если начистоту, то дороги были ему воспоминания детства, и иногда, когда он выходил за продуктами в магловский магазин, он специально проходил мимо детской площадки, на которой он когда-то, выглядывая из-за кустов, первый раз увидел Лили.

Естественно, этого сказать жене он не мог.

— Не надо, не продавай, — проговорила Натали, глядя на задумавшегося мужа. — Я поживу в Хогвартсе, тем более мне обещали помочь вспомнить магические навыки. Я постараюсь как можно меньше выходить из наших комнат, чтобы никому не мешать.

— Нельзя всё время сидеть в подземельях, ты должна гулять. Я надеюсь, внук, ты проследишь за этим. Уж если так нужно, то поживёшь там до Йоля, а потом будешь жить здесь, — проговорил Аурелиус. — Это не обсуждается, — продолжил он, видя, что девушка собралась что-то сказать.

В этот момент появился домовик и сообщил, что обед готов. Аурелиус посмотрел на Северуса, давая понять внуку, что ухаживать за женой — прерогатива мужа. Зельевар предложил Натали руку и они пошли вслед за хозяином в столовую, где и отдали должное кулинарному мастерству здешних эльфов.

Во время обеда речь зашла об отсутствии у Натали палочки. Она даже в какой-то момент засомневалась, может ли колдовать и была успокоена Аурелиусом. Он немного разбирался в колдомедицине, как впрочем, и его внук, и уж увидеть магическое ядро мог.

К тому же, как рассказал Принц, на семейном гобелене её имя появилось вышитым тёмно-зелёной ниткой, что говорило о том, что она ведьма, причём чистокровная. Сквиб обозначался бледно-жёлтой, а маглы вообще не указывались.

Также существовали свои цвета для обозначения маглорождённых и полукровок. Имя Северуса на гобелене было светло-зелёным, а если бы в род затесался маглорождённый, его имя было бы синим.

— Натали как можно быстрее надо приобрести палочку, — произнёс не терпящим возражения голосом лорд Принц. — Я бы предложил попробовать те, что имеются у нас в хранилище, но, как мне кажется, следует показаться в лавке Олливандера. Это ожидаемо и не привлечёт внимания.

— Мы займёмся этим завтра, — проговорил Северус, — а сейчас прошу меня извинить, но я в библиотеку, мне бы хотелось поработать с книгами. Надеюсь, я могу делать копии листов заинтересовавших меня фолиантов?

— Конечно, некоторые книги ты даже можешь взять домой.

Северус решил непременно воспользоваться разрешением деда и поспешил сбежать в библиотеку.

— А мы займёмся очень интересным и нужным делом, — сообщил лорд Принц. — Моему правнуку ничего не должно угрожать, а значит, мы займёмся его защитой. Я думаю, стоит надеть на тебя, невестушка, несколько семейных артефактов.

Лорд Принц поднялся из-за стола и, подав руку подскочившей Натали, куда-то её повёл.

@темы: Фанфики