Аспер_


Родственники больше не появлялись. Северус уже было решил, что про них решили забыть, и был несказанно этому рад. Жизнь потихоньку наладилась, заказы поступали регулярно, и матери удалось отложить неплохую сумму для покупки ему школьных принадлежностей и одежды.

***

Раз в неделю, обычно по выходным, Северус уходил гулять с Лили и Петуньей. В этой жизни он сдерживал свою злость и язвительность как мог, и старшая из сестёр Эванс считала его неплохим парнем, хотя и несколько эксцентричным.

Прогулки их уже давно подчинялись определённым правилам. Если была хорошая погода, то они бродили по улицам в приличном районе, сидели на игровой площадке или ходили в кино, к которому Северус неожиданно пристрастился.

Если же погода была неподходящей, то девочки приглашали Северуса в гости. Ему нравилось общаться с миссис Эванс. Эта милая домохозяйка, хлопоча по дому, успевала уделить время и ему, и дочерям, интересуясь учёбой и развлечениями, поэтому Северусу приходилось изворачиваться, отвечая на её вопросы.

В конце-концов, у него появилась мысль о том, что он вполне может попробовать получить магловское образование, учась заочно. Ведь в Хогвартсе ему будет особо нечем заняться, а изучение магловских школьных дисциплин не даст умереть ему со скуки.

Он поговорил с матерью, которая, выслушав его доводы о двойном образовании, прониклась идеей, пообещав узнать, как бы они могли осуществить эту задумку. Если всё получится, Северус мог бы попытаться уже этим летом сдать экзамены за начальную школу.

Снейп с нетерпением ждал лета, гадая, изменится ли поведение Лили после того, как она узнает о магическом мире. Время от времени он замечал, как девочка колдует и с трудом сдерживался, чтобы не нарушить данное самому себе обещание молчать.

Было очень интересно, проговорится ли подруга ему, когда узнает о Хогвартсе? Вроде не должна, а вдруг?

Сам Северус уже вовсю колдовал купленной ему палочкой. Ею оказалась его старая знакомая из чёрного дерева и жилы дракона. Видимо, даже смерть не смогла изменить его характер и его выбор инструмента для колдовства.

Прекрасно зная, что министерство в большинстве случаев не отслеживает каждую палочку отдельно, он запросто колдовал, не волнуясь о запрете, заново пытаясь установить границы возможностей своего нынешнего тела.

Простейшие заклинания у него получались и сейчас, некоторые даже не требовали палочки. Более сложные чары требовали от него большей отдачи, приводя к упадку сил. С зельями было проще, ему играючи давались многие сложные составы и это наполняло душу Северуса радостью.

Магическое ядро ребёнка отличается нестабильностью и формируется постепенно. Снейп прекрасно знал об этом, и в своё время наварил для Помфри не один котёл зелья, восполняющего потерю магии. Многие подростки должны были быть ему благодарны за то, что могут колдовать, не перегорев и не став сквибами.

Сейчас же он сам стал таким подростком, которому не терпелось колдовать так, как колдует взрослый маг, тем более он знал, каково это, ощущать ту магию, что была ему доступна. Как он смог выяснить, его сила возросла по сравнению с тем, какой она была в этом возрасте раньше, но ему все равно этого не хватало.

Пару раз, перестаравшись, он получал нагоняй от матери, которая забирала палочку, так что в итоге смирился и решил, что спешить ему некуда и он подождёт с тренировками до Хогвартса, к тому же сам замок способствовал обучению, являясь одним из мест силы.

***

Углубившись в учебники, которые он выпросил у миссис Эванс, сообщившей ему как-то, что никогда не расстаётся с купленными книгами, Северус настолько заинтересовался изучением магловских наук, что был удивлён наступлением сразу после зимы лета, настолько быстро мимо него пролетело время.

Ему даже стало стыдно, ведь он за учёбой почти забыл о Лили, хотя, как ему показалось, она не слишком страдала от его невнимания. Может быть он и был неправ, но раньше, когда у них была одна тайна на двоих, она испытывала большую потребность в общении с ним.

Сейчас же, из-за принятого им решения и, как ни крути, разницы в возрасте, они не были дружны так, как раньше. В какой-то степени это огорчало его, но он оправдывал себя тем, что в Хогвартсе всё будет по-другому.

***

Принцы снова объявились в начале лета. О чём они говорили с матерью, Северус не узнал, так как столкнулся с ними на пороге, возвращаясь с прогулки. Настроение было аховое, Лили вздумалось отчитать его за, как она выразилась, «хамское поведение» по отношению к её школьной подруге. А нечего той было заявлять, что Северус выглядит как хиппи. Ничего похожего!..

Зыркнув на дорогих родственников, Северус просочился в дом, даже не поздоровавшись, за что и был награждён жалящим заклинанием от бабули. Сидя в своей комнате и обдумывая план мести, он решил, что слишком расслабился. Впереди его ждал Хогвартс и Мародёры. Вряд ли они выберут другую постоянную жертву, так как он всё равно планировал общаться с Лили.

Решив, что он сделает всё возможное, чтобы отбить у них желание его доставать, Северус подумал, что надо снова привыкать посматривать за спину. Как говорит Моуди, постоянная бдительность… А бабушке он ещё это припомнит!..

Мать появилась в его комнате через несколько минут, проводив гостей. Неуверенность, сквозившая в её взгляде, явно давала понять, что у неё есть к нему разговор.

— Послушай, сынок, — произнесла Эйлин, понимая, что Северус догадывается о причине её прихода, — нам надо поговорить…

— Они снова настаивают на твоём возвращении?

— Да, и именно это я и хочу обсудить с тобой…

Северус, тяжко вздохнув, приготовился услышать то, что мать согласилась вернуться в отчий дом. Что ж, пара лет у него есть, а там посмотрим. К тому же не факт, что мать сможет родить ещё.

— Северус, я решила рискнуть и создать новый род, правда, младшей ветвью Принцев.

Снейп, не ожидавший от матери такого решения, на мгновение растерял всю свою невозмутимость, замерев с приоткрытым ртом и удивлённым взглядом. Мать, полюбовавшись на ошалевшего сына, улыбнулась и продолжила:

— Ты, конечно, пока ещё не всё понимаешь, но нам стало опасно быть и просто Снейпами, и возвращаться в род Принцев. Я поговорила с родителями и, хоть и с трудом, но смогла их убедить. Они приняли мою точку зрения.

Северус отлично представлял, как могла проходить подобная беседа, и мог только удивляться, глядя на мать, после смерти отца вновь ставшей той, кем она родилась — чистокровной ведьмой. К тому же, судя по всему, жизнь с алкоголиком закалила её характер и заставила противиться очередному ярму, которое на неё пытались одеть.

— Что они хотят взамен? — спросил он, не веря в благотворительность.

Он уже кое о чём догадывался и сейчас его догадка, скорее всего, будет подтверждена матерью. Дядюшка имел непосредственное отношение к состоянию матери и, получается, в прошлой жизни мать умерла из-за этого ублюдка.

— Юлиусу лучше, но он всё же нездоров, да и проблема наследника никуда не делась. Этот вопрос они хотят решить как можно быстрее. Я должна буду встретиться с братом и принять его извинения. Твой дядя, конечно, тот ещё оболтус, и предпочтения у него несколько… — мать замялась, не зная, как объяснить сыну некоторые аспекты жизни.

— Но одного-то наследника он потянет. Ты останешься запасным вариантом. Они согласились с моим требованием и выделят нас в младшую ветвь, отделив часть от камня рода. Если у нас всё получится, то наш дом станет магическим. Но это не так важно, главное то, что я обезопасила тебя. Ты не будешь претендовать на их род, а они не будут замечать тебя.

Мать снова улыбнулась, пытаясь показать, что у них всё хорошо, а Северус подумал, что проблема никуда не делась. Если дядюшка Юлиус не оправдает ожидания, то отдуваться всё равно придётся матери или ему. И маглорождённая невеста может сильно не понравиться Принцам. Хотя об этом думать надо будет позже, также, как и о судьбе дяди.

А сейчас Северус надеялся, что когда Лили вырастет, он вновь ощутит к ней любовь, правда, не факт, что она отнесётся к нему как-то по другому. У него нет такой смазливой мордашки, как у Поттера… Зато в школу поедет не просто Снейп, а…

— Мама, какая фамилия у нас будет?

— Ты можешь выбрать, — откликнулась мать. — Как тебе больше нравится, Снейп-Принц или Принц-Снейп?

Примечания:
Я набралась наглости и воспользовалась некоторыми мыслями, высказанными моими читателями. Очень надеюсь, что они не будут возражать. Извините, что не спросила разрешения. Каюсь и посыпаю голову пеплом :)))



Северус так и не узнал, как прошла встреча матери с дядей. Просто в один из дней её не оказалось с утра на кухне, а на столе сиротливо лежал листок, на котором красивым почерком Эйлин было написано:

«Ушла в гости, завтрак на столе, все документы и деньги в лаборатории, в тайнике. Надеюсь увидеть тебя вечером. Мама.»

Северус весь день ходил сам не свой, и время от времени начинал метаться по дому, и даже попытка сварить зелье окончилась плачевно — он ошпарился убежавшей неизвестной субстанцией.

Появившаяся уставшая мать была очень удивлена, когда её обычно необщительный сын кинулся к ней и обнял так, что она, кажется, услышала, как трещат её рёбра.

***

Необходимые ритуалы решили провести на Лугнасад, так как Бельтайн они уже пропустили. Мать готовила дом к изменениям и расширяла место в подвале под алтарь. Туда ляжет маленький осколок обсидиана, отделённый от того, который являлся родовым камнем Принцев.

Их осколку, при хороших условиях и определённом везении, предстояло со временем вырасти до полноценного камня.

Помощь матери по дому и варка зелий почти не давали Северусу возможности увидеть Лили, к тому же подходило время сдавать экзамены за начальную школу. Он подготовился, это было не трудно, хотя мать всё так же недоумевала, зачем ему это нужно.

***

Экзамены он сдал ожидаемо быстро, мать заключила договор с муниципальной школой, в которой он будет получать задания, считаясь на домашнем обучении по причине слабого здоровья. Северус запасся учебниками, тетрадями, карандашами и ручками, а также некоторой дополнительной литературой. Теперь ему оставалось подготовиться только к учёбе в Хогвартсе.

На Диагон-Аллею за покупками они собирались, как и все волшебники, в августе. Было очень важно делать покупки именно в это время. Это считалось хорошим тоном, к тому же именно на это время приходился пик скидок, и Снейпы, хоть и поправили своё финансовое положение, собирались воспользоваться возможностью сэкономить.

***

За неделю до Лугнасада мать начала готовиться к ритуалу. Северус тоже, как непосредственный участник, был задействован в неких подготовительных мероприятиях, возможных в его возрасте.

Первого августа прибыл Октавиус Принц, и процесс создания алтаря и наделения дома магией вступил в завершающую фазу. Если всё пройдёт удачно, у них появится собственный гобелен, и они смогут официально начать именоваться Снейп-Принцами.

В небольшой комнате, созданной в подвале только магией, без малейшего приложения рук, всё было готово к проведению ритуала. Трое магов разного возраста в длинных льняных рубахах, только у старшего с вышитыми рунами, у других же девственно чистых, читали катрены, заговаривали стены и землю под ногами, прося магию дать жизнь новому роду, дать ему возможность воздвигнуть алтарь, на который будут слагаться жертвы во славу магии.

Северус, раньше не имевший возможности участвовать в магических ритуалах, которые, как он знал, проводили чистокровные и многие полукровки, и даже, как он слышал, маглорождённые, принявшие вассалитет старых семей, с интересом участвовал в ритуале, который давал возможность получить магию рода, хоть и в небольших объемах.

Но если вспомнить, что он был силён и сам по себе, то дед будет кусать локти, сожалея, что не настоял на его введении в род. Но сам Северус не жалел об упущенных возможностях. Его силы ему хватит.

Все эти мимолётные мысли не мешали Снейпу участвовать в ритуале, так что через некоторое время посреди комнаты воздвиглась небольшая обсидиановая плита, а на стене появилось изображение родового древа, на котором было только три имени.

Эйлин была указана как мать рода и регент, а Северус стал наследником. Октавиус Принц был изображён здесь же, указывая этим на то, какой род дал начало этой ветви.

Принеся положенную жертву и выпив заранее приготовленные зелья, маги поднялись наверх, запечатав комнату. Северус ощущал себя выжатым лимоном, и глядя на мать, чьё лицо было землисто-серого цвета, понимал, что ей досталось ещё больше.

Дед, активировав порт-ключ, исчез сразу же, как поднялся по лестнице, а Эйлин с Северусом, плотно поев, разошлись по комнатам. Спать хотелось неимоверно.

***

Проснувшись на следующий день, Северус обнаружил, что проспал почти сутки. Чувствовал он себя превосходно, создавалось впечатление, что он только что узнал о том, что он волшебник. Неожиданный прилив сил требовал выхода и Снейп некоторое время поднимал и опускал книги, не пользуясь при этом ни палочкой, ни голосом.

Почувствовав себя немного уставшим, он отправился в ванную, а потом присоединился к матери, уже сидевшей на кухне за обеденным столом. Эйлин тоже выглядела не в пример лучше вчерашнего и, как показалось Северусу, мать изменилась.

Появившаяся в ней внутренняя сила будто наполнила её чёрные глаза светом. Снейпа тянуло улыбнуться, и ему казалось, что даже дом стал светлее и стены уже не так давят, как раньше.

***

Поход за покупками принёс много новых впечатлений. Знакомые по прошлой жизни лица нет-нет да и мелькали в толпе, создавая ощущение нереальности. Те, кого он помнил взрослыми людьми, с кем ходил в рейды, те, кого хоронил, прилипали к витринам, разглядывая новую метлу, захлёбываясь счастьем рассказывали родителям про палочку, выбравшую их, или чинно шли по улице, сопровождаемые такими же невозмутимыми родителями.

Одежду ему они с матерью покупали везде, сначала в магловских, потом в магических магазинах. Новенький магловский чемодан, над которым он поколдовал под гордым и удивлённым материнским взглядом, дома уже ждал того времени, когда придёт пора отправляться в школу.

На Диагон-Аллею они пришли за мантиями, учебниками, пергаментом и ингредиентами, которыми собирались запастись в лавке их нового поставщика, чей магазинчик находился в конце Диагон-Аллеи.

Здесь уже было не так оживлённо, как в её начале, где сейчас клубилась толпа озабоченных покупками магов и ведьм, но ингредиенты у мистера Перивинкла были лучшего качества, нежели у Энди, а стоили несколько дешевле, чем у Малпеппера.

Магазин, торгующий совами, был Снейпами проигнорирован. Их сова Душка, купленная в прошлом году, отлично справлялась с работой, а если Северусу понадобится срочно написать матери, то он всегда сможет воспользоваться школьной совятней. Впрочем, Северус подумал, что стоит озаботиться покупкой парных пергаментов для написания срочных записок.

К мадам Малкин они зашли в последнюю очередь. Северус, злой от усталости и воспоминаний, только буркнул что-то не очень любезное, и мать поспешила приветливо поздороваться с подошедшей ведьмой, спеша сгладить плохое впечатление.

Владелица магазина, которая в августе сама обслуживала покупателей, помогая своим швеям и продавщицам, завела с Эйлин любезный разговор, уточняя цену и качество мантий, желаемых клиентами.

Через несколько минут Северус уже стоял на небольшом подиуме, а вокруг мелькали ткани, нитки, иголки, портняжные ленты и ножницы. В стоящем недалеко мальчике он с трудом, но узнал своего однокурсника, который, кажется, поступил на Рэйвенкло.

Примерка была закончена и их попросили подождать. Мать с удовольствием согласилась присесть, и принялась листать каталоги, в которых молоденькие ведьмы крутились так и эдак, становясь в разные позы, демонстрируя мантии, которые можно было заказать в ателье.

Наконец три стандартные чёрные мантии и одна тёплая были упакованы в фирменную бумагу, уменьшены и уложены в школьную сумку с чарами облегчения веса, куда также отправились специальные бирки для одежды, которые не требовали пришивания, намертво сцепляясь с одеждой благодаря нанесённому на них зелью, и Северус, наконец-то, покинул магазин, благодаря которому, похоже, заработал головную боль.

***

Август пролетел быстро. Лили молчала о Хогвартсе, только сказав ему, что отправляется в школу-пансион, откуда будет приезжать на каникулы. Петуния, поджав губы, сообщила, что она предпочитает учиться дома, ей дороги родители и она не хотела бы оставлять их одних.

На вопрос девочек, где будет учиться он, Снейп ответил, что, как и раньше, будет учиться дома. Сёстры приняли его слова к сведенью, не удивляясь и помня, что Северус редко появляется на улице. Возможно, они думали, что он много времени проводит в больницах, но стеснялись спросить.

Изумляясь сам себе, Северус представлял, как удивится Лили, когда узнает, что он маг. Правда, тогда Петуния начнёт завидовать и ему, но ничего не поделаешь. Хоть сейчас он и был с ней в лучших отношениях, чем раньше, она всё равно мало его волновала. Он маг, она магла, и этим всё сказано.

Первого сентября тысяча девятьсот семьдесят первого года Северус Снейп стоял на платформе девять и три четверти, снова отправляясь в Хогвартс. Он уже несколько изменил судьбу и не собирался повторять собственных ошибок.



Не желая повторять историю, Северус, даже не пытаясь разыскать Лили, которую он мельком успел увидеть на перроне, занял одно из купе предпоследнего вагона, негласно отданного первокурсникам.

В первом вагоне ехали старосты и иногда профессора, следующие вагоны не чётко, но разделялись по факультетам, а в последних двух ехали те, кто только собирался пройти распределение.

Чемодан, бывший под чарами уменьшения веса, Снейп отлеветировал на багажную полку, и усевшись у окна, открыл книгу по химии, пытаясь совместить свои знания о зельях с магловской наукой.

Показывать свои знания и силу, запирая дверь, на которую были специально наложены заклинания, препятствующие этому, было бы глупо, и Северус просто смирился с тем, что ему придётся делить купе с попутчиками.

Через некоторое время дверь открылась. Заглянувший к нему мальчик был ему, кажется, незнаком, и он уже в который раз удивился, каким невнимательным был в детстве. Он прекрасно помнил многих из тех, кого учил, но вот вспомнить тех, с кем учился, оказалось намного труднее.

Он с лёгкостью вспоминал всех слизеринцев, с которыми он общался всю жизнь, помнил многих гриффиндорцев, видимо, из-за их вражды, но почти не узнавал тех, кто учился на Рэйвенкло или Хаффлпаффе.

— Привет, — произнёс мальчишка, — можно присоединиться к тебе?

Северус молча кивнул и снова уткнулся в книгу. Общаться с очередным ребёнком не хотелось, хотя он иногда ловил себя на мыслях, ему взрослому совершенно несвойственных, и опасаясь окончательно впасть в детство, начинал контролировать себя ещё больше, не позволяя детскому телу брать верх над взрослым разумом.

— Ты тоже на первый курс? — мальчишка, сидевший спокойно только до того момента, как поезд тронулся, ёрзал на сиденье. — Я Брэдди Саммерс.

Северус посмотрел на протянутую руку явно маглорождённого мальчишки, и подумав, что уже совсем скоро тот будет не рад знакомству, если Снейп окажется на Слизерине, всё же решил ответить:

— Северус Снейп-Принц.

— Интересное у тебя имя, — изумился попутчик. — Ты из семьи магов, да?

Северус молча качнул головой, не желая начинать дискуссию на эту тему. Резко распахнутая дверь заставила обоих мальчишек в удивлении повернуться, чтобы узнать, кого ещё принесло в их купе.

— Северус Снейп! Я так и знала, что мне не показалось! — в дверях стояла разгневанная Лили, и Северус удивился сам себе, когда подумал, что она слишком шумная.

— Лили? Я удивлён не меньше, — произнёс он, вставая, чтобы помочь девочке разместить поклажу.

— Значит, ты тоже волшебник? И ты молчал?! А кто это? — задала она следующие вопросы

— Брэдди Саммерс, — его сосед протянул ей руку для рукопожатия, другой пытаясь причесаться. — Я, как и все в этом поезде, волшебник.

— Лили Эванс, — ответила девочка, рассмеявшись шутке, и посмотрела на Снейпа, поднявшего бровь, изобразив удивление.

— Так почему ты молчал?

— Лили, тебе объясняли, что нельзя рассказывать маглам о магии?..

— Но я ведь волшебница!

— Я об этом не знал, — ответил Северус, покривив душой. — К тому же и ты молчала о том, в какой школе будешь учиться.

— Ты прав, — признала она, — но как же хорошо, что мы будем учиться вместе.

— А твои родители волшебники или простые люди? — задал Лили вопрос Брэдди.

Эванс ответила и через некоторое время эти двое болтали, оставив уткнувшегося в книгу Снейпа в покое.

Больше к ним в купе никто не подсел, чему Северус был только рад. В этот раз он обошёлся без наглого вторжения Мародёров и неплохо себя чувствовал. Появление ведьмы, толкающей перед собой тележку со сладостями, напомнило всем троим, что уже пора бы и пообедать.

Северус, всегда любивший шоколад, хоть и не желающий это демонстрировать, купил трёх шоколадных лягушек, предложив угощение и Лили, и Брэдди, посчитав, что изобразить дружбу с ним ему никто не мешает.

Вернувшись в детство, он решил измениться, и раз в прежней жизни он был угрюмым затворником, то в этой надо научиться общаться с людьми. Это полезно и для его будущей карьеры. Он надеялся, что уж в этот раз не угробит свой талант, преподавая в школе.

Он жевал обнаруженный в пакете бутерброд, сунутый матерью, и запивал его соком, нашедшимся там же, Снейп углубился в дебри химических формул, правда, не забывая поглядывать на Лили, сидящую напротив.

В Хогсмид прибыли в сумерках, как обычно. Хагрид с фонарём, толпа первокурсников, старшие школьники, спешащие к каретам…

Увидев Поттера и Блэка, уже, похоже, сдружившихся, он удивился, осознав, что те ещё дети. К Лили он уже почти привык, а два его заклятых врага выглядели такими… Он помнил Сириуса, выбравшегося из Азкабана, и с трудом осознавал, что вот этот мальчик с волнистыми чёрными волосами и тот сиделец — это одно целое.

А Поттер?.. Всё же удивительно, как были похожи отец и сын в детстве. Вихры, эти несуразные очки, овал лица, движения. Только цвет глаз разный, но об этом он просто знал. Разглядеть глаза Джеймса в темноте не представлялось возможным да и не было нужно.

***

В лодке разместились так же втроём, как раньше. Саммерс с восторгом и удивлением смотрел на приближающийся Хогвартс, а Лили ахала и восхищалась. Северуса охватило неожиданное волнение. Как сложится его жизнь теперь, какой факультет выбрать?..

В прошлый раз шляпа предлагала Рэйвенкло, но он настоял на факультете матери. А Альбус считал, что его факультетом должен был стать Гриффиндор…

Жить в одной комнате с Мародёрами, видеть каждый день Петтигрю, слушать шуточки Поттера и Блэка. И Люпин… Северуса мутило только от одной мысли об этом. Возможно, это детские обиды говорят за него сейчас, но он не хотел туда, даже несмотря на то, что Лили ожидаемо окажется на этом факультете.

Так что же выбрать? Рэйвенкло, где никто не будет удивляться его знаниям и никто не полезет в душу? Гриффиндор, где он, как заучка Грейнджер, будет смотреться белой вороной, но рядом будет Лили и никто не будет считать, что ему нельзя с неё дружить?

Или Слизерин, чьи законы и правила уже, кажется, вросли под кожу, впитались в поры его тела, влились в его кровь, заставляя думать и действовать чаще всего так, как принято у выходцев с этого факультета — расчётливо и изворотливо.

Он знает их всех, их связи, привязанности и обязательства. Возможно, будет правильно вернуться в подземелья, которые за много лет стали родным домом, при этом не повторив ошибок и зная, каких проблем следует избегать. Возможно…

Лодки одна за одной утыкались в причал. Дети, притихшие или возбуждённые, выбирались из них с помощью Хагрида, и вот уже подошла и их очередь. Снейп помог Лили, заслужив благодарную улыбку подруги, и они присоединились к стайке гомонящих будущих учеников.

Лесник, постучав в двери и сдав их с рук на руки МакГонагалл, которая тоже выглядела удивительно молодой, отправился по своим делам. Северус, глядя на Минерву, подумал о том, что уже забыл, какой она была тогда, когда он только поступил в Хогвартс.

Всё время вспоминалась та, которая швырялась в него проклятиями посреди Большого зала. Обозлённая ведьма с гневно поджатыми губами. Мелькнула мысль о том, что ему хотелось бы узнать, поняла ли она, что весь тот год он старался как мог, спасая учеников, несмотря на их безрассудное желание нарываться на все возможные неприятности.

Но нет, вряд ли… Минерва была гриффиндоркой и этим всё было сказано, они не различают полутонов.

Северус мысленно кивнул сам себе, заходя в Большой зал вслед за остальными первокурсниками. Вот и ответ на его вопрос. Как бы не глупил он, поступая иногда по-гриффиндорски порывисто, он никогда не почувствует себя своим среди таких, как Минерва, Поттеры или Лили…

Распределение ещё не началось и Северус рискнул поднять глаза на того, кто был для него хозяином, другом, мучителем и жертвой. Альбус Дамблдор сидел во главе стола, улыбаясь доброй отеческой улыбкой, от которой у Северуса почему-то заломило зубы.

В следующий момент они уже стояли лицом к факультетским столам, ожидая, когда Шляпа вместе с МакГонагалл начнут ежегодную церемонию распределения.

— Ак­керли, Нэн­си… — произнесла Минерва, достав список.

Малыши разбегались по факультетам, Лили ожидаемо отправилась в Гриффиндор, так же как и Поттер, и Блэк. Саммерс пополнил ряды Хаффлпаффа, дав ответ на вопрос, почему же его не помнил Северус. А вот и его очередь…

— Снейп-Принц…

— Так, так, интересно, — произнесла Шляпа, как только опустилась ему на голову.

Уж что интересного она там увидела, Северус не знал, его щиты, как он надеялся, перекрывали все его мысли, оставив на поверхности только чаяния и желания ребёнка, но кто знает, какими возможностями владел этот древний артефакт.

— Интересно, говорю… Жизнь у тебя была сложная, но я буду молчать, не сомневайся. Значит, не Хаффлпафф и не Гриффиндор, да? Ну, это ожидаемо и, в общем-то, верно. Знания… ум… изворотливость… Нет, всё же в первый раз я ошибалась, предлагая Рэйвенкло. Ты был прав, мальчик, только помни и о своих ошибках… — ехидно произнесла Шляпа, давая понять, что плевать она хотела на его защиту. — Несомненно, Слизерин!



Не желая повторять историю, Северус, даже не пытаясь разыскать Лили, которую он мельком успел увидеть на перроне, занял одно из купе предпоследнего вагона, негласно отданного первокурсникам.

В первом вагоне ехали старосты и иногда профессора, следующие вагоны не чётко, но разделялись по факультетам, а в последних двух ехали те, кто только собирался пройти распределение.

Чемодан, бывший под чарами уменьшения веса, Снейп отлеветировал на багажную полку, и усевшись у окна, открыл книгу по химии, пытаясь совместить свои знания о зельях с магловской наукой.

Показывать свои знания и силу, запирая дверь, на которую были специально наложены заклинания, препятствующие этому, было бы глупо, и Северус просто смирился с тем, что ему придётся делить купе с попутчиками.

Через некоторое время дверь открылась. Заглянувший к нему мальчик был ему, кажется, незнаком, и он уже в который раз удивился, каким невнимательным был в детстве. Он прекрасно помнил многих из тех, кого учил, но вот вспомнить тех, с кем учился, оказалось намного труднее.

Он с лёгкостью вспоминал всех слизеринцев, с которыми он общался всю жизнь, помнил многих гриффиндорцев, видимо, из-за их вражды, но почти не узнавал тех, кто учился на Рэйвенкло или Хаффлпаффе.

— Привет, — произнёс мальчишка, — можно присоединиться к тебе?

Северус молча кивнул и снова уткнулся в книгу. Общаться с очередным ребёнком не хотелось, хотя он иногда ловил себя на мыслях, ему взрослому совершенно несвойственных, и опасаясь окончательно впасть в детство, начинал контролировать себя ещё больше, не позволяя детскому телу брать верх над взрослым разумом.

— Ты тоже на первый курс? — мальчишка, сидевший спокойно только до того момента, как поезд тронулся, ёрзал на сиденье. — Я Брэдди Саммерс.

Северус посмотрел на протянутую руку явно маглорождённого мальчишки, и подумав, что уже совсем скоро тот будет не рад знакомству, если Снейп окажется на Слизерине, всё же решил ответить:

— Северус Снейп-Принц.

— Интересное у тебя имя, — изумился попутчик. — Ты из семьи магов, да?

Северус молча качнул головой, не желая начинать дискуссию на эту тему. Резко распахнутая дверь заставила обоих мальчишек в удивлении повернуться, чтобы узнать, кого ещё принесло в их купе.

— Северус Снейп! Я так и знала, что мне не показалось! — в дверях стояла разгневанная Лили, и Северус удивился сам себе, когда подумал, что она слишком шумная.

— Лили? Я удивлён не меньше, — произнёс он, вставая, чтобы помочь девочке разместить поклажу.

— Значит, ты тоже волшебник? И ты молчал?! А кто это? — задала она следующие вопросы

— Брэдди Саммерс, — его сосед протянул ей руку для рукопожатия, другой пытаясь причесаться. — Я, как и все в этом поезде, волшебник.

— Лили Эванс, — ответила девочка, рассмеявшись шутке, и посмотрела на Снейпа, поднявшего бровь, изобразив удивление.

— Так почему ты молчал?

— Лили, тебе объясняли, что нельзя рассказывать маглам о магии?..

— Но я ведь волшебница!

— Я об этом не знал, — ответил Северус, покривив душой. — К тому же и ты молчала о том, в какой школе будешь учиться.

— Ты прав, — признала она, — но как же хорошо, что мы будем учиться вместе.

— А твои родители волшебники или простые люди? — задал Лили вопрос Брэдди.

Эванс ответила и через некоторое время эти двое болтали, оставив уткнувшегося в книгу Снейпа в покое.

Больше к ним в купе никто не подсел, чему Северус был только рад. В этот раз он обошёлся без наглого вторжения Мародёров и неплохо себя чувствовал. Появление ведьмы, толкающей перед собой тележку со сладостями, напомнило всем троим, что уже пора бы и пообедать.

Северус, всегда любивший шоколад, хоть и не желающий это демонстрировать, купил трёх шоколадных лягушек, предложив угощение и Лили, и Брэдди, посчитав, что изобразить дружбу с ним ему никто не мешает.

Вернувшись в детство, он решил измениться, и раз в прежней жизни он был угрюмым затворником, то в этой надо научиться общаться с людьми. Это полезно и для его будущей карьеры. Он надеялся, что уж в этот раз не угробит свой талант, преподавая в школе.

Он жевал обнаруженный в пакете бутерброд, сунутый матерью, и запивал его соком, нашедшимся там же, Снейп углубился в дебри химических формул, правда, не забывая поглядывать на Лили, сидящую напротив.

В Хогсмид прибыли в сумерках, как обычно. Хагрид с фонарём, толпа первокурсников, старшие школьники, спешащие к каретам…

Увидев Поттера и Блэка, уже, похоже, сдружившихся, он удивился, осознав, что те ещё дети. К Лили он уже почти привык, а два его заклятых врага выглядели такими… Он помнил Сириуса, выбравшегося из Азкабана, и с трудом осознавал, что вот этот мальчик с волнистыми чёрными волосами и тот сиделец — это одно целое.

А Поттер?.. Всё же удивительно, как были похожи отец и сын в детстве. Вихры, эти несуразные очки, овал лица, движения. Только цвет глаз разный, но об этом он просто знал. Разглядеть глаза Джеймса в темноте не представлялось возможным да и не было нужно.

***

В лодке разместились так же втроём, как раньше. Саммерс с восторгом и удивлением смотрел на приближающийся Хогвартс, а Лили ахала и восхищалась. Северуса охватило неожиданное волнение. Как сложится его жизнь теперь, какой факультет выбрать?..

В прошлый раз шляпа предлагала Рэйвенкло, но он настоял на факультете матери. А Альбус считал, что его факультетом должен был стать Гриффиндор…

Жить в одной комнате с Мародёрами, видеть каждый день Петтигрю, слушать шуточки Поттера и Блэка. И Люпин… Северуса мутило только от одной мысли об этом. Возможно, это детские обиды говорят за него сейчас, но он не хотел туда, даже несмотря на то, что Лили ожидаемо окажется на этом факультете.

Так что же выбрать? Рэйвенкло, где никто не будет удивляться его знаниям и никто не полезет в душу? Гриффиндор, где он, как заучка Грейнджер, будет смотреться белой вороной, но рядом будет Лили и никто не будет считать, что ему нельзя с неё дружить?

Или Слизерин, чьи законы и правила уже, кажется, вросли под кожу, впитались в поры его тела, влились в его кровь, заставляя думать и действовать чаще всего так, как принято у выходцев с этого факультета — расчётливо и изворотливо.

Он знает их всех, их связи, привязанности и обязательства. Возможно, будет правильно вернуться в подземелья, которые за много лет стали родным домом, при этом не повторив ошибок и зная, каких проблем следует избегать. Возможно…

Лодки одна за одной утыкались в причал. Дети, притихшие или возбуждённые, выбирались из них с помощью Хагрида, и вот уже подошла и их очередь. Снейп помог Лили, заслужив благодарную улыбку подруги, и они присоединились к стайке гомонящих будущих учеников.

Лесник, постучав в двери и сдав их с рук на руки МакГонагалл, которая тоже выглядела удивительно молодой, отправился по своим делам. Северус, глядя на Минерву, подумал о том, что уже забыл, какой она была тогда, когда он только поступил в Хогвартс.

Всё время вспоминалась та, которая швырялась в него проклятиями посреди Большого зала. Обозлённая ведьма с гневно поджатыми губами. Мелькнула мысль о том, что ему хотелось бы узнать, поняла ли она, что весь тот год он старался как мог, спасая учеников, несмотря на их безрассудное желание нарываться на все возможные неприятности.

Но нет, вряд ли… Минерва была гриффиндоркой и этим всё было сказано, они не различают полутонов.

Северус мысленно кивнул сам себе, заходя в Большой зал вслед за остальными первокурсниками. Вот и ответ на его вопрос. Как бы не глупил он, поступая иногда по-гриффиндорски порывисто, он никогда не почувствует себя своим среди таких, как Минерва, Поттеры или Лили…

Распределение ещё не началось и Северус рискнул поднять глаза на того, кто был для него хозяином, другом, мучителем и жертвой. Альбус Дамблдор сидел во главе стола, улыбаясь доброй отеческой улыбкой, от которой у Северуса почему-то заломило зубы.

В следующий момент они уже стояли лицом к факультетским столам, ожидая, когда Шляпа вместе с МакГонагалл начнут ежегодную церемонию распределения.

— Ак­керли, Нэн­си… — произнесла Минерва, достав список.

Малыши разбегались по факультетам, Лили ожидаемо отправилась в Гриффиндор, так же как и Поттер, и Блэк. Саммерс пополнил ряды Хаффлпаффа, дав ответ на вопрос, почему же его не помнил Северус. А вот и его очередь…

— Снейп-Принц…

— Так, так, интересно, — произнесла Шляпа, как только опустилась ему на голову.

Уж что интересного она там увидела, Северус не знал, его щиты, как он надеялся, перекрывали все его мысли, оставив на поверхности только чаяния и желания ребёнка, но кто знает, какими возможностями владел этот древний артефакт.

— Интересно, говорю… Жизнь у тебя была сложная, но я буду молчать, не сомневайся. Значит, не Хаффлпафф и не Гриффиндор, да? Ну, это ожидаемо и, в общем-то, верно. Знания… ум… изворотливость… Нет, всё же в первый раз я ошибалась, предлагая Рэйвенкло. Ты был прав, мальчик, только помни и о своих ошибках… — ехидно произнесла Шляпа, давая понять, что плевать она хотела на его защиту. — Несомненно, Слизерин!

@темы: Фанфики