Аспер_


Узнав о том, что Лили не дочь Эвансам, Северус пообещал помогать ей в поисках. Действия Дамблдора вызвали возмущение друга, также как и отказ от неё Скримджера.

- Ничего, Лилс, мы найдём твоего отца, ты только держись, не поддавайся, -уговаривал её друг, рискнув приобнять. - Слушай, я тут подумал, мы ведь можем воспользоваться оборотным зельем, чтобы сыграть на скачках...

- Северус, ты гений! - захлопала с ладоши Лили. - А ты сможешь его сварить?

- Смогу, только там ингредиенты некоторые редкие...

- Шкурка бумсланга? - спросила Лили, вспомнив, как книжная Гермиона воровала её у профессора Снейпа.

- Да, она. Может, я и смогу достать кусочек. Если получится, мы разбогатеем.

- Ну, может и не разбогатеем, но тебе новыми мантиями и учебниками разживёмся, да и мне на всякие мелочи останется.

- А почему только мне?

- Потому что мантии мне Эвансы купят, как и учебники, пергамент и ингредиенты, а вот на остальное, мне кажется, рассчитывать не стоит. Они очень изменились. Мне так страшно, Северус.

Лили заплакала, уткнувшись в плечо Снейпа. Тот, не зная, как утешить подругу, молча сидел, счастливый оттого, что рискнул приобнять её, готовый тут же отпустить, если подруга выразит возмущение его действиями.

Грязная речка, на берегу которой они сидели, тихо колыхала мусор у своих берегов, Лили всхлипывала, почти успокоившись, а у Северуса на душе пели птицы.

***

Шкурку доставать не пришлось, Лили сообразила - если она не может ездить с отцом, то почему бы не поехать с Эйлин.

Северус долго сопротивлялся, но под напором подруги согласился поговорить с матерью. Как ни удивительно, но Эйлин согласилась. На ипподром Гудвуд они отправились поездом, купив самые дешёвые билеты.

Лили опасалась, что их троица будет бросаться в глаза, но всё обошлось. Миссис Снейп была одета в старенькое, но чистое платье, вязаную кофту и строгую шляпку, а Северус надел те же брюки, рубашку и жилет, в которых ходил в школе.

Разглядывая миссис Снейп, Лили время от времени задавалась вопросом, почему Эйлин живёт с мужем, который не зарабатывает денег и пьёт. Почему она не уходит от него? Она ведь могла бы прожить, готовя зелья, так что ей мешает? Неужели всё это как-то связано с тем замком на родословной?

***

Места удалось забронировать заранее, так что они сразу с вокзала Чичестера отправились на ипподром. Так весело, кажется, не было ещё никому из троих. Они делали ставки на всех семи скачках, что проходили в этот день и на всех выиграли.

Лили явно была в ударе, Северус сиял, а миссис Снейп тихо улыбалась, признав, что из девочки выйдет толк, и надеясь, что не ошибается, рассчитывая с её помощью вернуться к матери.

Денег, выигранных ими, должно было хватить на все покупки для школы, а также на палочку для Северуса, хотя он и утверждал, что с материной ему удобнее, ведь та снята с министерского контроля и ею можно колдовать на каникулах.

- И ты молчал? - возмутилась Лили. - Мы могли бы заниматься благодаря ей!

- Но тебе она бы не подошла, а я не хотел, чтобы мы были в неравных условиях, - произнёс Северус, покаянно глядя на подругу.

- Глупый, - улыбнулась она, - ты бы колдовал, а я смотрела и запоминала правильность произношения и движений.

В Коукворт вернулись поздно вечером. Миссис Снейп и Северус проводили Лили домой и извинились перед её родителями. Эйлин заявила, что это она виновата, помогала детям готовить домашнее задание и забыла о времени. Эвансы извинения приняли и Снейпы отправились к себе.

Лёжа в постели этой ночью, Лили размышляла об отношении к ней Эйлин. Прежде угрюмая женщина теперь относилась к ней намного лучше. Задумавшись о том, с чем связаны эти изменения, она уснула, и ей снился Северус, в новой мантии, сидящий в каком-то вычурном зале за накрытым столом.

Проснувшись, она решила, что сон не плох, и надо бы сшить для друга мантию из той, купленной ею перед Хогвартсом во Франции, и подарить её Снейпу, не дожидаясь третьего курса.

А то вдруг её отношения с Эвансами вообще испортятся, уж лучше она сейчас воспользуется машинкой Розали и сошьёт мантию с запасом, на вырост. Пусть Северус учится ходить летящей походкой, не собирая подолом весь мусор.

***

Совы с результатами экзаменов прилетели в начале августа и Лили заторопилась покупать учебники. В этот раз она решила, что зайдёт за Северусом в магазин, только надо договориться, чтобы его отпустили.

Родители, которые больше не скрывали, что они сквибы, подключили камин, подсчитав, что это выйдет дешевле, чем возить её постоянно в Лондон. Так что на Диагон-Аллею в этот раз Лили отправилась одна, немного волнуясь и старательно проговорив название пункта назначения.

Ей повезло и она оказалась там, где и планировала, по пути мельком насмотревшись на жизнь волшебников, через камины которых её протащило.

Вывалившись из камина в "Дырявом котле", она поспешила в лавку, где её уже с нетерпением ждал Северус.

Первым делом они отправились к Олливандеру, где Северус обзавёлся палочкой из чёрного дерева и жилы дракона. Он бережно погладил простую, с украшенной рунной резьбой рукояткой, палочку и радостно улыбнулся Лили.

Этот поход по магазинам вообще был щедрым на радостные улыбки. Они зашли в лавку готовой одежды и выбрали себе по три новеньких, из хорошей ткани, рабочие мантии, а также зимние, которые взяли на вырост, так как они не изнашивались так быстро, как повседневные.

Учебники, перья, пергамент, ингредиенты... Волшебник, у которого работал Снейп, выдал ему зарплату за весь месяц, вполне доверяя мальчику, и зная, что тот не подведёт. Так что теперь, когда у него в кармане лежала зарплата и его часть выигрыша, обменянная матерью на галеоны, Северус чувствовал себя богачом.

Новые вещи, новая обувь, всякие мелочи, нужные ученику факультета Слизерин для того, чтобы ощущать себя равным... И симпатичный кулончик для Лили, на серебряной цепочке, в виде змейки, свернувшейся в замысловатый узел.

Змея сверкала зелёными глазами и Северус думал, что она похожа и не похожа на его подругу. Его Лили слизеринка, змейка, но добрая и тёплая...

Новый учебный год начался с проблем, а в школе уже не было Малфоя, чтобы их выручать.

Поттер с Блэком как с цепи сорвались, задирая Лили с Северусом, и укрыться от них слизеринцы могли только в гостиной своего факультета. Эванс сразу догадалась, что Джеймс притащил в Хогвартс мантию.

Мысль о том, чтобы стащить у него этот артефакт, долго грела Лили душу. Но сделать это было почти невозможно.

В гриффиндорскую башню им хода не было, а отобрать в процессе разборок... значит, придётся возвращать. Пообещав подумать над этим вопросом, Лили постаралась как можно меньше находиться в безлюдных коридорах.

В этом году, судя по всему, оформилась та ватага, которая потом будет известна как Мародёры. К Блэку и Поттеру присоединились Люпин и Петтигрю. Это дало Лили основание полагать, что они узнали о тайне Ремуса, а значит, она могла их этим знанием шантажировать.

Директор тоже добавил головной боли, почти сразу вызвав её к себе в кабинет. Она сумела отказаться от посещения, упирая на то, что ни в чём не виновата, и вообще, девушка не должна находиться в кабинете наедине с мужчиной.

В следующий раз к ней придралась МакГонагалл и вместе с ней собралась идти к директору. Эванс потребовала и присутствия собственного декана, сообщив, что не доверяет декану факультета-соперника.

Она понимала, что идёт на конфронтацию, но совсем не хотела, чтобы в её мыслях копался Дамблдор, делая из неё или послушную марионетку, или удобного противника.

Зато она, наконец-то, смогла показать Северусу выручай-комнату, а именно тот вариант, где хранились родословные. Снейп с интересом изучил их пока пустые папки с единственным именем. Он объяснил, что это явно говорит о том, что они могут основать свой, новый род, если их родственники не захотят или не смогут принять их.

- Лили, представляешь, твоя мать училась в Хогвартсе очень давно. Она родилась в двадцать шестом году, а твои братья и сестра намного старше тебя, - проговорил Северус и Лили поразила неприятная догадка.

"Нет, это было бы слишком! Но ведь тогда понятно, почему мой сын говорил со змеями... Да, но я то не говорю!.. А ты пробовала?.. - ехидно усмехнулся внутренний голос. - Попробуй и узнаешь..."

- Северус, - осипшим от волнения голосом проговорила Лили, - мне кажется, я знаю, кто может быть моим отцом...

Снейп удивлённо воззрился на подругу, удивляясь, как она могла вдруг это выяснить.

- Ты помнишь то заклинание, которому тебя научил Малфой? То, которым можно вызвать змею?

- Конечно, помню, а зачем тебе?

- А отменить потом сможешь? - спросила Лили, всё ещё надеясь, что она ошибается.

- Конечно, смогу!

- Ну так давай, наколдуй её, мне очень нужно!

Снейп не стал перечить подруге, но по его лицу было видно, что мальчику интересно, как связано змеиное заклинание и поиски отца.

- Серпенсортия, - старательно проговорил он, делая замысловатое движение палочкой.

На пол выручай-комнаты шмякнулась крупная представительница змеиного сообщества и раздражённо зашипела на Лили.

- Укушшуу...

От осознания того факта, что она понимает, Лили остолбенела, но когда змея двинулась к ней, чтобы исполнить обещанное, Эванс отмерла и произнесла:

- Стой!.. Не двигайся!..

- Говорящая?.. - змея завилась кольцами, выражая своё удивление.

- Ты меня понимаешь?.. - Лили казалось, что она говорит по-английски, но удивление, восторг и некоторый испуг друга убедили её, что это не так.

- Почему бы мне не понять говорящую? - вроде как удивилась змея и в этот момент Северус произнёс заклинание, от которого та исчезла.

- Лили, ты говоришь на парселтанге? - удивлению друга не было предела. - Но это значит, что ты, как и твой отец - потомки Слизерина!

- Именно, - вздохнула Лили, теперь понимая, почему ею так интересуется Дамблдор.

- Но я слышал только об одном его потомке, - вдруг нахмурился, что-то вспоминая, Северус. - Парни со старших курсов шептались о нём в прошлом году.

- Да, я тоже слышала разговоры, - согласилась Лили, ведь не сознаваться же, что она отлично знает, о ком идёт речь.

- Его зовут Лорд Волдеморт, - зашептал мальчик, - но я не понимаю, при чём здесь время учёбы твоей мамы? Или ты хочешь сказать, что они учились вместе? Откуда ты это взяла?

- Тоже слышала от кого-то, ведь слизеринцы прекрасно знают, кто есть кто в Магической Англии, - сказала Лили, не собираясь выдавать себя полностью.

Снейп согласно закивал головой, радуясь, что ему не нужно говорить о том, о чём ему под большим секретом поведал Рейнард Мальсибер, чей отец не только сейчас был соратником набирающего силу Лорда, но и учился с ним в Хогвартсе. Интересно, а от кого Лили узнала эту информацию?

- И что ты будешь делать? Напишешь ему?

- Северус, я похожа на самоубийцу?! - возмутилась Эванс. - Писать такому магу только потому, что говорю на парселтанге и поэтому думаю, что он мой отец? Нет и ещё раз нет! Мне надо подумать...

- Это правильно, - согласился Северус, - но если решишь с ним связаться, скажи мне, мы подумаем, что можно сделать.

- Конечно, Северус, спасибо, - поблагодарила Лили, - но всё пока не так плохо, чтобы лезть в пасть василиску...

***

"Да уж, вот это поворот, - думала Лили, лёжа этим вечером в постели и задёрнув полог, чтобы никто не мешал. - Неужели я дочь Тёмного Лорда? А если я и правда обращусь к нему за помощью? Как он отреагирует? Получается, именно поэтому он не смог убить Гарри... Магия не позволила, только не после того, как он убил собственную дочь...

А Дамблдор придумал пророчество, надеясь таким образом победить Тёмного Лорда... а как же крестражи?.. Не верю, что Альбус не знал о них... Может, на это и был расчёт - растянуть войну на несколько десятилетий, оставаясь нужным и значимым... Светлым волшебником..."

Уже пытаясь заснуть, Лили всё продолжала думать.

"А в семье Уизли Гарри было хорошо и безопасно, видимо потому, что именно Молли его настоящая тётка... Может, зря я приняла решение не общаться с Пруэттами? Глава рода, конечно, ненавидит меня, но Фабиан с Гидеоном и Молли мои единоутробные братья и сестра. Может, они будут рады узнать обо мне?"




Наутро Лили уже была уверена, что идея пообщаться с Молли и братьями была глупой. Пруэтты и Уизли поддерживали Дамблдора, а значит, не смолчат и о том, что Лили узнала о них.

Надежда оставалась только на отца, да и связаться с ним не составит труда, стоит только пошипеть "нечаянно" и об этом сразу же узнают родители юных слизеринцев, и некоторые из них тут же донесут интересную информацию до своего сюзерена.

Что решит по её поводу Волдеморт? Признает или уничтожит? Сомневающаяся Лили припомнила, что её удача при ней, а значит, она явно не умрёт от руки собственного отца. Значит, стоит рискнуть?..

Оставался вопрос с Северусом и Принцами. Что означал замок в родословной? Почему ведьма живёт с маглом-алкоголиком? Что это, любовь или долг?

Несмотря на их дружбу со Снейпом, он ничего не рассказывал о семье матери, а сейчас, когда он узнал, к чьему роду она принадлежит, он может подумать, что нищий полукровка не чета дочери наследника Слизерина.

Он дружил с ней, когда считал её дочерью сквибов, но вдруг отдалится от неё, позволяя оттеснить себя чистокровным, которые, несомненно, посчитают дочь Волдеморта лакомым кусочком, главным призом в охоте на невест.

А Волдеморт? Если он признает её своей дочерью, допустит ли он дружбу с Северусом? Как он посмотрит на её матримониальные планы в отношении друга, не пожелает ли заключить её помолвку с сыном одного из своих преданных вассалов, чтобы ещё приблизить к себе?

Стоит узнать всё о магических помолвках и уговорить Северуса, прежде чем выдавать себя Лорду.

"Да, решено, я должна уговорить Северуса, это привяжет нас друг к другу ещё крепче и обезопасит его. А если нет? Если его решат убрать с пути? Нет, помолвка нужна, а вот сообщать свой новый статус не следует, об этом не должен узнать ни Волдеморт, ни Дамблдор."

***

Над возникшими проблемами Лили ломала голову всё время с момента пробуждения и до начала уроков. Северусу, заметившему задумчивый вид подруги, она созналась, что её волнует открывшаяся ей правда об отце. И в этом не было ни капли лжи.

На уроках она была рассеяна и если бы не Снейп, то обязательно что-нибудь испортила на зельях, бывших сегодня первыми.

После обеда она потащила друга в выручай-комнату. Дверь открылась в уютное помещение с мягкими креслами, небольшим столиком и шкафом с книгами. Изобразив удивление, Лили предположила, что комната изменяется под нужды тех, кто в неё приходит.

- Я хотела поговорить с тобой, и подумала, что архив с родословными будет для этого в самый раз, но Хогвартс, видимо, решил по другому.

- Лилс, мы, кажется, нашли "выручай-комнату", я читал о ней в какой-то книге, но думал, что это просто выдумка, - Северус обрадовался такой нежданной находке. - А о чём ты хотела со мной поговорить?

- О нас с тобой, Северус, - решилась Лили, - о нашей дружбе и нашей дальнейшей жизни.

Северус нахмурился и как-то съёжился, и Лили поняла, что была права. Друг уже решил, что он ей не нужен.

- Я подумала, ведь мы хорошие друзья, а когда подрастём, даже можем влюбиться друг в друга. Так, может, нам заключить предварительную помолвку? А, Сев?

Снейп молчал, видимо, не веря своим ушам.

- Я понимаю, что заговорила обо всём слишком рано, но подумай, Северус, если станет известно, чья я дочь, объявится множество желающих заполучить меня в жёны. А я не хочу! Я хочу замуж за тебя, Сев!

Скажи, существуют ли такие магические помолвки, которые не разорвать под страхом смерти? Такие, что если умирает один, то и другой тоже не жилец?

- Лилс, о чём ты говоришь?! Зачем тебе это?! Я твой друг, но я недостоин быть ни твоим женихом, ни, тем более, мужем. Ты достойна большего!

- Я достойна тебя, Северус! К тому же, ты прав, нам не нужна неразрывная помолвка, вдруг ты, когда вырастешь, влюбишься в кого-нибудь... Ты не волнуйся, я тебя обязательно отпущу, Северус, я не буду держать тебя против твоей воли. Но я не хочу выходить замуж за кого-то, кого я не знаю. Пожалуйста, Северус, помоги мне!

- Лили, тебе надо успокоиться и подумать... и я подумаю. Я не отказываю тебе, и нам не рано говорить о помолвке, во многих чистокровных семьях их заключают ещё раньше.

Я твой друг, я сделаю всё, что ты попросишь, но подумай, действительно ли тебе это нужно? И не волнуйся, если мы заключим помолвку, никто не станет вредить нам. Чужая невеста или жених неприкосновенны, можно не дать заключить помолвку, но нельзя вмешиваться, когда она уже заключена.

Разорвать её можно только добровольно, с согласия обеих сторон, иначе магический откат обеспечен тому, кто вмешивается. А таких помолвок, о которых говоришь ты, не существует.

Никто, ни один род, не станет подвергать своего ребёнка такой опасности. Вдруг с одним из них произойдёт несчастный случай? Нет, Лили, слава Мерлину, таких жёстких условий нет и никогда не будет...

- Прости, я сказала глупость, но я так боюсь, что ты перестанешь со мной дружить. Что уйдёшь, посчитав себя мне не ровней. Мне плевать на чьё-либо мнение, Северус. Мне нужен ты, ты самый главный для меня человек!

- Лилс, давай решим этот вопрос на каникулах, посоветуемся с моей мамой. Ждать недолго и ты успокоишься. Ничего не произошло, я всегда буду рядом, потому что я твой друг.

Лили поняла, что уговаривать друга сейчас бесполезно, он не верит в то, что может быть ей интересен не только сейчас, но и когда они вырастут, ведь он не знает, что она только и ждёт того момента, когда они станут хоть немного взрослее.

Когда Северус станет старше, он не сможет отказать подруге, уж она постарается, и ей не стыдно, она взрослая женщина и уже много лет ждёт, когда ей ответят на её чувства.

***

Время до зимних каникул тянулось как резина. Не прав был Северус, утверждая обратное. Лили как проклятая пропадала в библиотеке и выручай-комнате, старалась выучить как можно больше, тренируя беспалочковую магию и защиту разума, пытаясь подготовиться к разным неожиданностям.

Мародёров удалось немного утихомирить, намекнув на знание тайны их друга и возможности её разглашения членам Попечительского совета.

МакГонагалл придиралась на уроках, видимо, обидевшись на ученицу, высказавшую недоверие. Лили понимала это и даже была рада, так как замечания профессора трансфигурации заставляли её улучшать знание этого предмета.

Северус молчал по поводу её просьбы, делая вид, что ничего не произошло, но, как и обещал, всегда был рядом с подругой, так же усиленно штудируя книги и улучшая свои знания. Даже трансфигурация стала даваться ему лучше.

Он становился признанным среди слизеринцев авторитетом в области зелий, и даже старшие курсы признавали, что он в этом хорош. Ему легко давались зелья, изучаемые на четвёртом-пятом курсе. Снейп экспериментировал и улучшал имеющиеся составы.

Дополнительный заработок, приносимый ему духами, дополнился и монетами, выплачиваемыми ему за некоторые зелья, которые нельзя было раздобыть в больничном крыле. Лёгкий аналог амортенции... зелье расстроенного желудка, которое слизеринцы с удовольствием подливали своим обидчикам с других факультетов...

Он читал много книг и уже сейчас сообщил подруге, что возьмёт для изучения руны и нумерологию, нужные как для зельевара, так и для создания новых заклинаний.

Кажется, он решил быть достойным подруги, если и не с помощью статуса, то с помощью знаний и желания прославиться и разбогатеть...



Не очень-то хотелось Лили ехать на рождество к Эвансам, но стремление как можно скорее поговорить с миссис Снейп и надежда найти в ней союзника, заставляли её покинуть Хогвартс. Северус в этот раз, естественно, ехал с ней.

Перейдя с вокзала домой камином, Лили распрощалась с другом, пообещав завтра же прийти в гости. Снейп отправился в Паучий тупик, а она поднялась в свою комнату, которая показалась ей пустой и холодной.

За полтора года учёбы в Хогвартсе именно замок стал ей домом. Она почти отвыкла от семьи и если бы была возможность, навсегда покинула дом Эвансов. И это её решение крепло с каждым появлением здесь.

На следующее утро, получив и подарив подарки, Лили поспешила к Снейпам. Отца Северуса ожидаемо не оказалось дома и Эйлин усадила подростков пить чай, с интересом слушая рассказ об их школьных успехах и делясь новостями.

Ещё летом, послушав Лили, миссис Снейп вложила часть их общего выигрыша в акции нескольких перспективных компаний и была рада сообщить, что они подросли в цене. Уверившись в финансовой удаче мисс Эванс, она хотела посоветоваться с ней, стоит ли вкладывать деньги, полученные ею за зелья, в акции тех же компаний или, может быть, она знает ещё какие-нибудь способы подзаработать?

За те несколько месяцев, что Лили не видела миссис Снейп, та, кажется, несколько улучшила состояние своего здоровья. Во всяком случае, она уже не выглядела худой, а кожа стала фарфорово-белой, утратив некоторую желтизну, ранее придававшую женщине нездоровый вид.

Подействовало ли на неё то, что ей теперь не приходилось каждую свободную минуту стоять у котла, зарабатывая на еду и учёбу, или была другая причина её улучшившегося состояния, Лили не знала, но была рада тому, что теперь мама Северуса, возможно, не умрёт непозволительно рано для волшебницы.

Эванс не стала затягивать с интересующим её вопросом и спросила миссис Снейп, как та относится к идее их с Северусом помолвки? Как показалось Лили, её друг был уверен, что мать будет против. Но та была только рада, что у них возникла такая дельная мысль.

- Послушай, сынок, Лили права, - сказала Эйлин. - Вам стоит заключить помолвку. Вы дружите уже несколько лет и неплохо ладите. Ни тебе, ни Лили даже не светит выгодный брак, так как дети сквибов, которые, хоть и приравниваются к чистокровным в первом поколении, не очень-то котируются на брачном рынке, впрочем, так же, как полукровки. Тем более Лили согласна разорвать помолвку, если ты вдруг влюбишься и, я знаю, ты сделаешь для неё то же самое.

Обе договаривающиеся стороны явно хитрили, будучи уверены в том, что их оппонент станет играть по их правилам.

Лили, естественно, не сказала, чья она дочь, а Северус не собирался выдавать её тайну даже матери, хотя ему очень хотелось ей возразить. А Эйлин, в свою очередь, собиралась провести полный обряд помолвки, чтобы исключить малейшую возможность для невесты передумать и разорвать помолвку.

Эйлин была нужна эта девочка. Она поняла, что та подойдёт, в тот момент, как стало известно, что Эвансы не маглы. Понимая, что ей в нынешней ситуации не найти наследницу чистокровной фамилии с недавно обновлённой кровью, она была рада и потомку сквибов. Маглорождённая же не подходила совсем, слишком большой процент их детей рождался без магии.

Как только свершится помолвка, она сможет убраться из опостылевшего ей дома, даже не дожидаясь свадьбы. Условия возвращения это позволяли, хотя и не отменяли полностью её добровольное изгнание.

Она спасёт род и добудет Принцам удачу, ведь, как она не могла не заметить, мисс Эванс удачлива, а значит, войдя в семью, одарит этой удачей и новых родственников. Эвансы много теряют, отталкивая от себя дочь.

У Эйлин так и не получилось родить ещё, чтобы перестраховаться, но теперь миссия восстановить род Принцев перейдёт к мисс Эванс, и та должна будет постараться, чтобы не ограничиться одним ребёнком.

***

Помолвку решили провести в ближайшие дни. И миссис Снейп, и Лили очень хотели сделать всё как можно быстрее. Северус, успокоенный уверениями подруги, что всё будет хорошо и она не принуждает его ни к чему, а только хочет обезопасить и себя, и его, согласился с её доводами.

Выбрав подходящий день, Эйлин с утра пораньше отправила Тобиаса похмеляться, сумев в очередной раз сдержаться и не приласкать его чем-нибудь неприятным вдогонку. Стиснув зубы, она спрятала палочку в рукав и отправилась готовить завтрак, зная, что Северус скоро проснётся и прибежит Лили.

Благодаря удаче и предприимчивости будущей невестки у миссис Снейп появилась возможность не экономить на еде. Правда, кормить разносолами Тобиаса она не собиралась и ему, как обычно, доставалась овсянка или картошка с рыбой.

Хотя её муж почти не ел дома, довольствуясь тем, что подавалось закуской к пиву в баре. Почти никогда не просыхающий Тобиас только иногда, будто очнувшись, начинал требовать еды и ругать Эйлин, сообщая ей, что она плохая хозяйка и даже сына нормального родить не смогла.

За много лет Эйлин казалось, что она уже привыкла и смирилась с такой жизнью, но с этого лета, когда перед ней забрезжило избавление от ненавистного брака, она с трудом могла терпеть мужа, отвечая на его ругань руганью и с трудом сдерживаясь, чтобы не проклясть.

Этого она позволить себе не могла, навредить мужу она не имела права. Двадцать лет она жила с ним, пообещав отцу, лежащему на смертном одре, что выйдет замуж за магла, родит от него детей, свободных от семейных проклятий и найдёт им подходящие чистокровные пары.

Условия возвращения в семью были почти не выполнимы, но она была хорошей дочерью и не собиралась перечить отцу. Она должна была попытаться восстановить род...

Найдя, как ей показалось, подходящего магла, она вышла за него замуж и несколько лет всё было более-менее терпимо. Но две беременности закончились выкидышами и она уже почти смирилась, как вдруг забеременела в очередной раз. Северус оказался упрямым и держался за жизнь цепко, родившись в положенный срок.

Муж был счастлив и она закрывала глаза, что по выходным он позволял себе на пару-тройку кружек пива больше, чем это было принято. Через два года у Северуса случился первый магический выброс и присутствие при этом Тобиаса дало толчок той череде скандалов и обвинений, которые и привели к тому, что имелось сейчас...

Помолвка прошла успешно, как надеялась миссис Снейп, дети не поняли, что теперь неразрывно связаны друг с другом. Скоро они уедут в школу, а она сможет, наконец-то, наведаться к матери, чтобы увидеться, обнять её и узнать, будет ли ей позволено вернуться сейчас или придётся ждать ещё несколько лет?..

***

Северус, слишком хорошо знающий эмоции своей матери, гадал, чему та так рада? Что он не знал о ней? Неужели его помолвка и последующий брак с Лили чем-то выгоден ей? Он собирался узнать об этом как можно больше, но не собирался, несмотря на то, что он говорил подруге, отказываться от такой возможности.

Он знал, что Лили - это его мечта, и её дружба - самое лучшее, что могло с ним произойти, и он хотел всегда быть с ней рядом. Мечтать о любви или даже о браке он не смел. Жениться на Лили... Это было его самой большой мечтой, тщательно скрываемой даже от самого себя. Теперь он решил, что сделает всё для того, чтобы эта мечта осуществилась.

И пусть другие даже не рассчитывают ни на что. Он, Северус, будет любить Лили, ему она скажет "да" перед алтарём, его фамилию будет носить...



В школу Лили возвращалась невестой Северуса, но миссис Снейп одобрила решение пока не сообщать об этом факте.

К ним в купе, которое они заняли, явившись на вокзал одними из первых, в этот раз набились почти всё однокурсники-слизеринцы. Кёрли, улыбаясь, внимательно слушала Паркинсон, а Гойл сдержанно благодарила Лили за присланный подарок.

Эванс отвечала тем же и интересовалась, где Аманда провела каникулы. Мальсибер и Эйвери рассказывали Северусу о новых мётлах, а Снейп слушал, иронично выгибая бровь.

Когда поезд уже довольно далеко отъехал от станции и по вагону перестали слоняться ученики, ищущие свободные места или друзей, дверь в их купе отворилась. За ней оказался Регулус Блэк, первокурсник и младший брат Сириуса.

Мальчик был тихий и это настолько не было свойственно Блэкам, что Лили сразу после распределения забыла о том, что тот учится с ними на одном факультете.

Увидев, что купе занято, Регулус собрался было уйти, но Эванс его остановила:

- Привет! Не можешь найти себе местечко? Заходи, мы подвинемся...

Мальчик посмотрел на собравшуюся компанию и решительно шагнул в купе, умащиваясь рядом со Снейпом, который сидел вместе с друзьями возле двери, уступив девочкам места у окна.

Ехать было весело и Лили почти перестали терзать мысли о будущем. Она расслабилась и получала истинное удовольствие от болтовни девочек, от хвастовства мальчишек, которые распускали, так сказать, хвосты перед женскими особями, красуясь ещё подсознательно.

Пройдёт ещё пара лет и делать это они станут, желая получить внимание и поцелуй... Мальчики... весёлые, легко рассуждающие о тёмных проклятьях, хвастающиеся своими магическими силами...

Всем им, сидящим здесь, не повезло в жизни. Азкабан для Мальсибера, озеро с инферналами для Регулуса, служение двум господам и змея для Снейпа... недоверие, круцио и возможная смерть для Эйвери...

Что случится с ними, если она придёт к Лорду? Изменится ли история или, даже не заметив слабой былинки, проедет по ней, торя ту колею, по которой покатятся судьбы, сталкиваясь и ломаясь?..

Встряхнув головой, будто выбрасывая из неё плохие мысли, Лили принялась обсуждать с девочками покрой модных мантий из нового "Ведьмополитена", который Камилла достала из сумки.

Мысли плавно перешли от мантий к деньгам, которых им с Северусом нужно было много. Было бы отлично, если бы миссис Снейп ушла от мужа и поселилась в небольшом домике, в котором бы они проводили все каникулы.

Решение пробраться в Тайную комнату и позаимствовать шкуру василиска пришло к Лили в тот момент, когда они в сумерках подъезжали к Хогвартсу. Если удастся выгодно сбыть этот редкий товар, они смогут позволить себе не только домик.

К самому василиску можно не соваться. Насколько она помнила, сброшенная шкура валялась в коридоре. Надо было лишь проверить, лежит ли она там уже сейчас или василиск сбросит её позже.

Впрочем, за тысячелетнюю жизнь эта зверушка не однажды сбрасывала шкуру. Авось да найдётся кусочек побольше, если, конечно, поколения предков и новоявленный папаша не повытаскивали их подчистую.

"Ну, не будем гадать, надо пойти и проверить. Надеюсь, мне повезёт..."

***

В Тайную комнату удалось вырваться только через месяц. Лили за это время не спеша изучила привычки Плаксы Миртл и теперь знала, когда её можно застать в туалете, а когда она отсутствует.

Найдя кран со змейкой и предварительно запечатав дверь туалета заклинанием, Лили прошипела "откройся". Восторг, когда она воочию увидела открывающийся вход, было не передать, но сразу лезть в него она не рискнула. Надо было раздобыть мётлы, чтобы иметь возможность без проблем выбраться назад. Возможно, что здесь и существовал какой-то удобный спуск, но иметь под рукой дополнительный бонус в виде метлы Лили бы не отказалась.

Закрыв вход в обиталище василиска, она задумалась, стоит ли посвящать Северуса в эту тайну, и если да, то как объяснить её знание о ней. Решение, как всегда, лежало на поверхности. Тайная комната и её ужас упоминался в Истории Хогвартса, причём в старом издании, бывшем у неё, имелись предположения, что же это могло быть, а в новом, по которому учились сейчас, вся эта история упоминалась мельком.

Первый шаг к правдоподобному объяснению был сделан. Вторым шагом было как бы невзначай пообщаться с Миртл и услышать про жёлтые глаза смерти.

Проделав всё это, она поделилась со Снейпом правдоподобной историей о том, как она сопоставила факты и пришла к выводу, что Ужас Тайной комнаты появлялся из девичьего туалета, и она, внимательно изучив все, обнаружила змейку, которая открыла ей вход, стоило попросить её на парселтанге. Ведь Слизерин змееуст, значит логично, что пароль для входа должен быть на змеином языке.

- И знаешь, Северус, - сообщала Лили жениху, глядя на него удивлённо-восторженными глазами, - там оказался очень глубокий спуск, я туда не полезла, решила, что вдвоём с тобой мне будет не так страшно.

Северус польщёно улыбнулся. Слышать от Лили то, что она считает его своим защитником, было приятно.

- Нам надо раздобыть мётлы, - продолжала разговор Лили, - ты не мог бы попросить у друзей? Ведь Мальсибер пробовался в этом году в команду, да и у Эйвери, я знаю, метла тоже есть.

- Я попробую, но ведь они заинтересуются...

- Скажешь, что мы просто хотим полетать вдвоём, - пожала плечами Лили.

***

Раздобыв мётлы, они в один из вечеров пробрались в туалет Плаксы Миртл и закрыли дверь коллопортусом, чтобы обезопасить себя от нежданных визитёров. Миртл отсутствовала и Лили, подойдя к крану, уверенно прошипела "откройся". Умывальник пришёл в движение, раздвигаясь и открывая вход в глубину замка. Северус передал подруге наколдованные зеркальные очки, которые она взяла с подозрительным взглядом. Снейп смутился...

- Я внимательно прочитал предположения и думаю, что могут быть правы те, кто утверждает, что там находится василиск. Эти твари живут долго, легко переносят голод и холод, впадая в спячку, и называют их королями змей, а Слизерин змееуст и почему бы ему не оставить на страже своей Тайной комнаты короля...

- Северус, ты такой умный! - восхитилась Лили, радуясь, что Снейп сам догадался о василиске, а то она ломала голову, как предупредить его об опасности.

- Но очки особо не спасут, так что нам лучше не встречаться с этой особью, - предостерёг Северус.

- Конечно, мы не полезем далеко, только посмотрим, - согласилась Лили. - Но если ты прав, значит, где-то там лежит его сброшенная шкура, если никто до нас не нашёл её, а может, даже и не одна. Представляешь, сколько денег мы заработаем, продав её!

Первым нырнул в темноту Северус, засветив слабый огонёк Люмоса, и Лили последовала за ним. Лаз, хоть и широкий, был явно не рассчитан на такой способ передвижения и Лили пришлось вжаться в метлу, чтобы не стукнуться макушкой об потолок, не рассчитав высоту. Несколько плавных поворотов спустя они оказались перед препятствием, которое они тут же опознали, как шкуру василиска.

Сомневаться не приходилось, у кого ещё может быть огромная шкура, стянутая чулком, с явно различимыми чешуйками и узором, похожим на змеиный?

Обрадовавшись находке, они спрыгнули с мётел и приступили к разделке доставшегося им богатства. Шкура была хоть и не толстая, но загрубевшая. Прихваченные ими ножи для разделки ингредиентов резали шкуру с трудом, и через несколько часов героических усилий, устав, измазавшись и вспотев, подростки оказались счастливыми обладателями четырёх лоскутов примерно по метру в длину и полметра в ширину.

Кое-как запихнув их в сумку с чарами расширения, Северус с Лили поспешили убраться из царства змея, радуясь тому, что смогли избежать с ним знакомства. Лили сомневалась, что ей бы хватило удачи в этом случае.

Благополучно выбравшись из подземелий, они удивились, что Миртл всё ещё отсутствует. Возможно, в те моменты, когда открывался ход, она старалась держаться подальше, помня последние минуты своей смерти, и не желая ещё раз столкнуться с тем, кто убил её...

Время было уже далеко за полночь и искатели сокровищ, предварительно почистив друг другу мантии, стараясь не шуметь, пробрались в гостиную и разбрелись по спальням, поскорее завалившись спать.

***

Мальсибер с Эйвери, получившие утром назад свой инвентарь, точно знали, когда пришёл Северус и попытались расспросить того, где же он шлялся, намекая, что для того, чтобы провести время с девчонкой, совсем не нужны мётлы.

Северус обиделся за Лили и потребовал от них извинений, сообщив, что она его подруга и не дай Мерлин кто из них нехорошо выскажется в её сторону. Отравить он, может, и не отравит, но несколько неприятных часов приятелям будут гарантированы.

Слизеринцы извинились и в виде компенсации пригласили его на дополнительные занятия, которые проводили старшие ученики для чистокровных и тех из полукровок, за кого могли поручиться их сокурсники. Северус, жадный до знаний, ожидаемо согласился. К тому же все на факультете знали, что он сильно опережает школьную программу, особенно по зельям, гербологии и ЗОТИ.

Он уже предвкушал, как продемонстрирует Лили заклинания, не изучаемые в Хогвартсе. Его невеста будет им гордиться...



Не желая дожидаться конца учебного года, Лили убедила Северуса переправить миссис Снейп хотя бы один кусок шкуры василиска. Одолжив у Аманды сову, не пожелав иметь дело со школьными, Лили отправила Эйлин один из кусков прямо в сумочке с чарами расширения, рассудив, что не стоит демонстрировать посылку.

На следующий день крылатая почтальонша вернулась и, подлетев за завтраком к Северусу, отдала записку, в которой Эйлин удивлялась наличию у детей такой ценности, немного ругала и передавала Лили привет. Лили облегчённо выдохнула, хотя и не сомневалась, что миссис Снейп не будет сильно возмущена, получив такую посылку.

Учёба шла своим чередом, Северус всё также зарабатывал авторитет на факультете и, несмотря на уговоры Лили, начал посещать те занятия, на которые его пригласили приятели. Вернувшись с первой тренировки, он с восторгом поделился с подругой тем, что узнал, объяснив, что ему не запретили делиться с ней знаниями.

Всё это время Лили старалась быть как можно незаметнее, удивляясь тому, что директор никак не вмешивается в её жизнь. Это радовало, но и настораживало.

И вот в начале мая, когда Лили совсем расслабилась, решив, что пока она не подрастёт, Дамблдор не будет предпринимать никаких действий, он вроде нечаянно встретился ей в одном из удивительно безлюдных коридоров замка, куда её привезла лестница, повернувшая не туда.

С добродушным выражением лица директор поздоровался с ученицей:

- Добрый день, мисс Эванс. Что это вы делаете в этой части замка?

- Это всё лестницы, сэр, - ответила Лили, стараясь не смотреть Альбусу в глаза, при этом напевая песенку про ёжиков.

Правда, говорить одно, а думать другое было очень сложно, но она старалась, не желая, чтобы все её секреты сделались доступны директору.

- Как поживают ваши родители? Давненько я не заглядывал к ним в гости, - спросил, улыбаясь, Дамблдор.

- Спасибо, сэр, хорошо. Мама говорила, что вы знакомы. Также она сказала, чтобы я не показывала виду, что наша семья знакома с вами, так как у вас нет любимчиков среди учеников, но я всё же хочу поблагодарить вас за подарок. Он мне очень понравился, - Лили изобразила радость и озабоченность. - А теперь, если вы не возражаете, я пойду, у меня ещё куча домашних заданий.

- Я рад, что сумел угодить, - сказал Дамблдор, не давая Лили возможности ускользнуть из расставленной им западни. - Я понятия не имею, что любят носить маленькие девочки и поэтому рад, что подарок понравился. Но я не видел её у тебя...

- Увы, она сломалась, я была так неуклюжа, - девочку будто кто-то тянул за язык, а официальная версия избавления от опасного подарка нравилась ей своей обычностью.

Но, видимо, она слишком расслабилась или была недостаточно убедительна, или слишком ехидна, так что уже через мгновение ей в лицо оказалась нацелена палочка директора.

- Что-то здесь не так, - сообщил он будто сам себе. - Такая маленькая, а уже такая хитрая... Что же ты скрываешь?

Догадавшись, что директор собирается применить к ней легиллименцию, Лили почувствовала себя змеёй, на которую нацелили вилы. Её секреты не должен узнать Дамблдор, это будет ужасной катастрофой! Она вжалась в стену, не зная, как избежать проблемы и вдруг зашипела, с ненавистью глядя на директора:

- Не подходи, укушу! Сволочь, просто так не дамся!

***

Вид девочки с горящими глазами и шипящей явные угрозы был настолько необычен, что Альбус то ли от неожиданности, то ли испугавшись такой реакции ребёнка, отступил назад, собираясь обездвижить и, узнав, что же не так с заколкой, применить обливиэйт. Маленькая паршивка не должна помнить, что она умеет говорить на парселтанге, иначе может начать выяснять, что к чему, и доберётся до отца.

Он снова нацелил палочку, собираясь произнести заклинание, как тут из неприметной ниши появился ученик, в котором Альбус узнал Эвана Розье, пятикурсника, ставшего в этом году старостой Слизерина, сменив на этом посту закончившего школу Люциуса Малфоя.

***

- Добрый вечер, директор, - спокойно и уважительно поздоровался парень, как будто не было ничего странного в открывшейся ему картине.

Но уже само его появление предполагало, что он видел всё с самого начала. Что бы он там не делал, в этом тупичке, но место ему досталось явно не на галёрке.

- Я могу узнать, в чём провинилась мисс Эванс? - задал вопрос Розье. - Отбоя, вроде, ещё не было...

- О нет, что ты, мой мальчик, мисс Эванс ни в чём не провинилась, я просто встретил её в этом коридоре и посоветовал не гулять одной в безлюдных местах.

В голосе Дамблдора немного не хватало патоки. Он досадовал на то, что не сможет применить обливиэйт, мальчишка насторожен и просто так не дастся.

- Да, вы правы, директор, - тем временем согласился с ним староста, - поэтому я сопровожу мисс Эванс в гостиную факультета, ведь это моя обязанность, как старосты.

Сказав это, он, не сводя с директора глаз, подошёл к Лили, прекратившей шипеть, но всё ещё жмущейся к стене.

Директор, улыбнувшись ещё раз напоследок приторно-фальшивой улыбкой, направился к лестнице.

- Вы позволите мне проводить вас в гостиную, мисс? - Лили с ужасом посмотрела на Розье, тут же поняв, какой она совершила промах, выдав себя парселтангом.

- Не стоит ходить одной по коридорам, - староста подождал, пока она отклеится от стены и пошёл рядом, - это может быть опасно.

- Я обычно не хожу одна, просто Северус сейчас занят, - Эванс поняла, что изменить создавшуюся ситуацию не в силах и решила вести себя так, будто ничего не произошло.

- Он не сможет защитить от опасности, - Розье усмехнулся, представляя защиту малолетки.

- Но, тем не менее, он отлично справлялся с этим до сих пор! - Лили разозлилась на старосту, который пытался критиковать её друга.

- Мне всё же кажется, что во внеурочное время было бы лучше, если бы вы почаще находились в гостиной Слизерина, я же попрошу нескольких старшекурсников присмотреть за вами вне факультетской территории, - сообщил ей Розье и подал руку, приглашая ступить на лестницу.

***

- Повелитель, на днях мой сын сообщил мне, что у одной из учениц факультета Слизерин имеются некоторые разногласия с директором...

- И что не поделил директор с ученицей, и почему ты думаешь, что это может быть мне интересно? - холодный голос сидящего мага вызвал мурашки у склонившегося перед ним докладчика.

- Мой сын, слышавший весь разговор, рискнул вмешаться, когда предположил, что у директора возникло намерение применить некоторые запрещенные для использования на детях заклинания...

- Не тяни, Розье, что такого важного узнал твой сын?..

- Дело в том, мой Лорд, что мисс Эванс, как оказалось, умеет говорить на парселтанге, - увидев явную заинтересованность в глазах Тёмного Лорда, Розье продолжил, - он прислал мне свои воспоминания.

Вложив во властно протянутую руку мага флакон с белесой мутью внутри, Розье поспешил удалиться, как только его отпустили...



Время до каникул тянулось для Лили бесконечно. Она почти не выходила из гостиной, появляясь только на уроках и в Большом зале, ну и выбиралась в библиотеку.

Северус, которому она рассказала о встрече с директором, старался везде быть рядом, даже пожертвовав возможностью подзаработать. Но Лили, понимая, как это для него важно, теперь сидела вместе с ним в лаборатории, когда он экспериментировал с разными составами для заказанных духов или варил зелья.

При этом она знала, что где-то неподалёку ошивается пара старшекурсников... Она ошиблась, понадеявшись, что староста погорячился и она обойдётся без эскорта из взрослых парней.

Теперь, куда бы она не шла, кто-то обязательно увязывался следом. Но, надо было признать, что делали они это незаметно для большинства учеников других факультетов.

Непонятно, какие выводы сделали из увиденного змеи, которые чутко реагировали на малейшие нюансы, но отношение к ней изменилось. Слизеринки всех курсов стали с ней общаться, ненавязчиво, но всё чаще... Просто на всякий случай, до полного выяснения ситуации.

Парни тоже попытались крутиться рядом, предлагая то помочь донести книги из библиотеки, то пытаясь поухаживать за столом, но неизменный Северус рядом чётко давал понять, что мисс Эванс не нуждается в дополнительных помощниках. На охрану это не распространялось...

Попасть в "выручай-комнату" или сходить к василиску в этих условиях не представлялось возможным, зато Лили, а заодно и Северус, могли не опасаться нападения Мародёров, которые нет нет да и пытались устроить какую-нибудь каверзу, несмотря на предупреждения Лили, сделанные ею ещё в начале года.

Судя по всему, мозг у этих особей просто не мог вместить много информации, поэтому та, что была получена осенью, к весне была признана устаревшей и благополучно забылась.

Во время приёма пищи в Большом зале Лили несколько раз замечала на себе взгляды директора и теперь откровенно опасалась возвращаться домой, зная, что там она может снова столкнуться с ним и в этот раз ей никто не поможет.

Ситуация всё больше усложнялась и, подумав, она решила написать Эйлин, завуалированно объяснив, что ей грозит опасность в собственном доме и попросив помощи, обещая рассказать всё как есть по возращении.

Получив ответ от миссис Снейп, Лили немного успокоилась, но в поезд, везущий их на каникулы, она садилась с тяжёлым сердцем...

***

Встретившая их на перроне Эйлин выглядела озабоченной. Быстро уменьшив чемодан Северуса и забрав саквояж у Лили, она повела их к каминам.

Эванс хотела было напомнить ей об опасности, но миссис Снейп, подойдя к каминам, произнесла ничего не говорящий Лили адрес и толкнула девушку во взметнувшееся зелёное пламя.

Не успев испугаться, Лили вывалилась под ноги какой-то ведьме, совсем не успев её разглядеть, так как следом выскочил Снейп, кинувшийся поднимать подругу, а потом в комнату из камина аккуратно шагнула Эйлин.

- Ты не ушиблась, детка? - поинтересовалась она у Эванс. - Извини, что пришлось так с тобой поступить, но ты говорила об опасности, а я не хотела привлекать внимание, задерживаясь у каминов.

- Молодёжь нынче пошла хилая, на ногах даже не держится! Что-то ты, доча, сдаётся мне, сделала неправильный выбор. Куда уж этой девице родить сильного наследника! - проскрипел противным голосом кто-то за плечом Лили и она, повернувшись, наконец-то смогла разглядеть и ведьму, бывшую, судя по всему, здешней хозяйкой, и комнату, в которой они оказались.

Ведьма была настолько классической, что показалась Лили не совсем настоящей. Сгорбленная фигура, сухонькие ручки с длинными пальцами, оканчивающиеся когтями, так как определение "ногти" явно не было к ним применимо.

Морщинистое лицо с крючковатым носом, украшенным бородавкой, и синие глаза, проницательно глядящие прямо в душу, скрытые за завесой давно нечёсаных волос, прикрытых старой, засаленной ведьмовской шляпой. Ведьма была одета в старую чёрную мантию с повязанным крест-накрест через грудь рваным шерстяным платком.

Лили с удивлением поняла, что совсем не боится, хотя старушка наводила на мысль о маленьких детках, запечённых в хлебе и съеденных на завтрак.

- Ну, что смотрите? Не нравлюсь? - усмехнулась колдунья, глядя на замерших подростков. - Внучок, ну-ка, обними бабушку...

Северус, сначала было отшатнувшийся, взял себя в руки и подошёл к ухмыляющейся ведьме.

- Смотри, смелый... - ехидно ухмыльнулась та и начала меняться.

Весь её облик поплыл, изменилось лицо, распрямилась спина, и вот уже перед ними стоит пожилая ведьма с резкими чертами лица, гордо поднятая голова которой наводит на мысль о том, что она никогда не имела привычки склоняться ни перед людьми, ни перед обстоятельствами.

Схватив Северуса за плечи, она пытливо вгляделась в его лицо и прижала парня к груди, со вздохом прошептав:

- Истинный Принц...

Лили незаметно пытаясь разглядывать обстановку комнаты, которая явно являлась и кухней, и гостиной, поражалась закопчённым стенам, низкому потолку, с которого свисали пучки трав, грязным окнам и мебели, которая, как казалось, никогда не была новой.

- Что оглядываешься, девонька? - ухмыльнулась бабуля Принц. - Ждёшь, когда и хибара превратится в прекрасный замок следом за своей хозяйкой? Не стоит, в Лютном не бывает дворцов, да и старуха, торгующая ногтями да запрещёнными травками из-под полы, может позволить себе только такое жильё. Это настоящая жизнь, милая, в отличии от моего второго облика, нужного мне для работы.

- Вы метаморф или это оборотное зелье? - заинтересовалась Лили.

- Так тебе сразу всё и расскажи!.. - ответила ведьма, удивляясь любопытству девчонки.

- Ладно тебе, мама, давай уже разместим детей, да сядем обедать, - вмешалась Эйлин, с укоризной поглядев на старуху.

- Ну, что ж, располагайтесь, - развела руками миссис Принц. - Правда, места маловато, не рассчитывала я в ближайшее время на такое кардинальное прибавление семейства. На чердак мы теперь поселим мисс Эванс. Ты, Эйлин, останешься в моей комнате, а Северусу неплохо будет и здесь, в гостиной.

Во время обеда, прошедшего очень плодотворно, Северус узнал, что теперь они с матерью будут жить здесь, так как она ушла от мужа. Так же она порадовала сына и Лили сообщением, что шкуру ей удалось продать и она честно разделила деньги на три части. По одной части им, как добытчикам, а одну им с матерью, так как та тоже участвовала в продаже.

Лили видела по лицу друга, что тот очень рад новостям, а когда миссис Снейп сказала, что предупредила родителей Лили, что пригласила её пожить пару недель у дальних родственников Снейпов у моря и Эвансы, не возражая, отпустили дочь, девочка тоже очень обрадовалась. За это время они быть может решат, что делать.

- Ну а теперь, девочка, - сказала миссис Принц, которую, как вспомнила Лили, звали Вайолет, - рассказывай, что за опасность тебе грозит?

Лили переглянулась с Северусом, ища поддержки, и собралась с духом.

- Только не вздумай врать мне, - сказала бабушка, - я могу с лёгкостью понять, когда мне врут, к тому же, нам будет проще тебе помочь, если мы будем знать правду...

@темы: Фанфики