00:05 

Цветок чертополоха

Аспер_
Автор: Аспер
Рейтинг: PG
Персонажи: Минерва МакГонагалл, Эйлин Снейп, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Лили Эванс, Мародёры
Тип: джен
Жанр: AU
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Очередная попаданка волей судьбы оказывается деканом факультета Гриффиндор. Сумеет ли она изменить не только историю, но и отношения со своими подопечными?
Предупреждения: ООС
Диклеймер: всё принадлежит Роулинг

yadi.sk/i/FIJrmyvOhyn8T

idaltu.do.am/1/mini.gif



Утреннее солнце пробивалось сквозь густую листву деревьев, плотно сомкнувших свои кроны над тропинкой, причудливо вьющейся по склону гор.

Всадница пришпорила лошадь, радостно улыбнувшись своим мыслям. Чалая кобыла перешла на галоп. Места были давно изведанные, Марьяна вот уже третье лето приезжала сюда, убегая от городского шума и каждодневных забот.

Работая экскурсоводом в одной из многочисленных туристических фирм северной столицы, она ежедневно общалась с людьми и, соответственно, за год успевала настолько устать от этого общения, что билеты покупались заранее, и первый день отпуска она встречала уже в поезде, везущем её в дальние дали, в места, где она почти не видела людей.

За свои тридцать пять лет она посетила и Алтай, и Байкал, и многие другие дальние и ближние места своей родины, благо выбор мест, куда почти не ступала нога туриста, был огромен. Краснодарский край, бывший в этом плане невостребованным, несколько лет назад открылся ей и с этой стороны.

Когда единственная подруга Вера уговорила отправиться с ней в отпуск, потому что Верочкин муж был занят на работе, а двое детей требовали море, Марьяна, скрепя сердце, согласилась.

Тот отпуск, можно сказать, не удался. Море, пляж, толпы людей, вереницы машин. Отдых был бы полностью испорчен, если бы не одно но. Выбравшись на экскурсию в горы, подальше от приморского шума, Марьяна будто вдохнула полной грудью. Шелест листьев огромных деревьев, горные ручьи и водопады...

Она поняла, что вот оно, то место, где она проведёт свой следующий отпуск. Сразу же вспомнилось, что её предки по материнской линии были казаками и, возможно, эти же горы служили им домом и защитой.

На следующий год, списавшись с людьми, она договорилась о приезде сюда дикарём, и не пожалела ни на мгновение. Приветливые люди, вкусная еда, чистая постель в маленьком гостевом домике и лошадь. Подростком она занималась верховой ездой, звёзд с неба не хватала, но в седле, даже по прошествии стольких лет, сидела уверенно. Когда отпуск подошёл к концу, она уже точно знала, что и следующий она снова проведёт здесь.

***

Чалая кобыла перешла на галоп. Тропинка тут была широкой, а за ближайшим поворотом уже будет виден дом, в котором её ждёт, как всегда вкусный, завтрак.

Вылетев за поворот, она успела только увидеть лежащее поперёк тропинки дерево, которого ранним утром, когда она отправлялась на прогулку, не было.

Копыта заскользили на влажной от росы траве, кобыла вскинулась, и Марьяна, подобрав поводья, пригнулась к её шее. Лошадь повалилась на бок, сбрасывая всадницу, которая упала возле тропинки, ударившись о камни, и тут же была придавлена всем весом своей подруги по несчастью...

Возвращение в себя было странным, и сопровождалось такими отвлекающими факторами, как тормошение и требование очнуться, произносимые почему-то на английском языке, с явным шотландским акцентом.

Открыв глаза, она увидела склонившегося над ней крупного тёмноволосого мужчину в строгом костюме. В его взгляде она заметила беспокойство.

- Минни, что случилось, дочка? - спросил он. - Почему ты упала в обморок, ты больна?

- В обморок? - Марьяна помнила, что она упала с лошади, но в тоже время, она знала, что собиралась прогуляться по округе и почти возле порога ей стало плохо, закружилась голова, и она упала. А человек, что сейчас тормошит её - это отец.

Сознание будто раздвоилось, она ощущала себя и Марьяной Спириной, и Минервой МакГонагалл. Ощущать себя Минервой было странно, она хоть и увлекалась чтением фанфиков по Гарри Поттеру, но никогда и не могла подумать, что возможность попасть в героя книги, часто описываемая в этих рассказах, может происходить на самом деле и, тем более, коснуться непосредственно её.

Мозг, явно перегруженный присутствием в нём двух равноценных личностей, подал сигнал бедствия и снова отключился, отправляя оба сознания в темноту бессознательного.

Снова она пришла в себя, уже лёжа в постели, возле которой сидела болезненного вида пожилая женщина, которую она опознала как мать, и удивившись, что понимание того, что она Минерва, не вызывает у неё паники и отторжения.

- Доченька, как ты? - спросила её мать.

- Мама, всё хорошо, не волнуйся, - поспешила успокоить она женщину, - только слабость какая-то во всём теле, но это пройдёт.

- Я вызывала колдомедика, он сказал, что не нашёл у тебя проблем, возможно, ты просто переутомилась в Хогвартсе. Он порекомендовал сон и укрепляющие зелья.

- Я посплю, хорошо? - сказала Марьяна. - И ты иди, отдыхай, я никуда не денусь, не надо сидеть возле меня.

Мать погладила её по руке, лежащей поверх одеяла, вздохнула и покинула свой пост, успокоенная словами дочери. Та же, в свою очередь, закрыла глаза, делая вид, что спит. Ей надо было подумать.

Прислушавшись к своим ощущениям, она поняла, что теперь не чувствует себя двумя разными людьми. Две личности, по неизвестно каким причинам оказавшиеся владелицами одного тела, слились в одну. Все знания Минервы оказались доступны Марьяне, что в сложившейся ситуации не могло не радовать. Магия тоже никуда не делась, что и подтвердили слова колдомедика.

"Итак, что мы имеем? - думала Марьяна, лёжа в постели и анализируя создавшуюся ситуацию. - А имеем мы родителей, двух братьев, их жён и детей, один из которых недавно родился, работу в Хогвартсе и отличное знание канона. То, что я знаю, что попала именно в семьдесят первый год, тоже не может не радовать. Это отличная возможность немного переписать историю, а при небольшом везении и вообще изменить её."

То, что у неё здесь имелась семья, было для Марьяны несколько удивительно. В книгах Минерва была описана так, что складывалось впечатление старой девы или синего чулка, и актриса, сыгравшая МакГонагалл, только усиливала это ощущение.

Сама же Марьяна не особо интересовалась этим персонажем, недолюбливая за её, как ей казалось, неправильное обращение с факультетом, деканом которого она являлась. Сейчас, осознав себя Минервой, она с удивлением узнала, что у женщины, которой она стала, был гордый, непреклонный характер, она любила свою семью и хорошо относилась к ученикам, хотя в её поступках и присутствовала некая зашоренность по отношению к отдельно взятым факультетам. Это объяснялось школьной традицией, въевшейся в подкорку во время учёбы, и никуда не девшейся позже. Да и травма, полученная на седьмом курсе в игре со Слизерином, никак не способствовала улучшению отношений.

"Будем улучшать, - решила Марьяна, - в этом году в школу поступают небезызвестные личности, и надо постараться не допустить тех ситуаций, что были описаны у Роулинг."

Анализируя чувства Минервы по отношению к директору, она поняла, что Минни относится к нему с уважением, как к своему наставнику и старшему коллеге, закрывая глаза на некоторые его решения, считая, что он, в силу своего опыта и возраста, лучше разбирается в людях.

От этой привычки следовало избавляться, и нужно было понять, кем же является директор. Сильным и умным магом, который иногда ошибается, как и любой другой индивидуум, или хитрым и беспринципным манипулятором.

Перебирая воспоминания Минервы, примеряя их на себя, и принимая или отбрасывая их, Марьяна не заметила, как подошло время ужина. В коридоре послышались шаги, дверь заскрипела, приоткрываясь, и в комнату вошла мать, несущая поднос, судя по времени, с ужином.

- Мама, зачем ты напрягаешься, - проговорила Марьяна, уже зная, что мать часто болеет и подолгу не поднимается с постели, - я бы встала и присоединилась к вам за ужином.

- Ты забыла, что сказал колдомедик? - парировала мать. - Отдых и зелья. Вот, выпей это.

Мать поставила поднос на прикроватный столик и подала ей небольшой фиал, содержимое которого Марьяна не без дрожи выпила. Зелье на вкус оказалось вполне приемлемое и она принялась за ужин. После принятого зелья и ужина Марьяна почувствовала себя достаточно здоровой, чтобы встать и самостоятельно дойти до ванной комнаты.

Первым делом Марьяна посмотрела в зеркало. Из него на неё смотрела черноволосая женщина с неожиданно голубыми глазами. Сурово поджатые губы делали лицо жёстким и подчёркивали начавшие появляться первые морщины.

Тело слушалось, никакого дискомфорта не возникало, и это давало надежду, что и палочка признает в ней прежнюю хозяйку. Если же нет, то нужно будет срочно посетить Олливандера.



На следующее утро Марьяна вышла к завтраку. Мать с отцом очень обрадовались, узнав, что она чувствует себя хорошо. Марьяна же собиралась им сообщить, что ей нужно в Хогвартс. Находиться в родительском доме МакГонагалл будет трудно. Несмотря на то, что ей досталась память Минервы, и осознавая сидящих за столом людей родителями, она не испытывала к ним сильных родственных чувств.

- Мама, папа, я собираюсь сегодня вернуться в Хогвартс, - сообщила она родителям, когда завтрак почти закончился.

- Но ты же хотела погостить подольше? - удивлённо проговорил отец. - А сбегаешь уже через неделю после приезда. Хорошо, хоть братья успели тебя повидать.

- Роберт, ты же знаешь, какую должность занимает наша дочь, - неожиданно поддержала её мать, - она очень занята.

- Занята настолько, что некогда пообщаться с семьёй, не говоря уже о том, чтобы познакомиться с кем-нибудь и выйти замуж?

- Я с целым факультетом нянчусь, зачем мне замуж, - попыталась отшутиться Марьяна, не желая вести разговоры на такие скользкие для неё темы.

- Нанянчилась уже до того, что в обмороки падаешь, - отец, кажется, начал сердиться, - или тебя там кто проклял, в этом вашем колдовском заведении?

- Ну что ты такое говоришь, папа! - Марьяна вдруг вспомнила, что отец священник и ему приходится разрываться между верой в бога и знанием, что жена и дочь ведьмы, а сыновья самые настоящие колдуны. - Никто меня не проклинал, я просто устала вчера, вот и упала в обморок.

- Доченька, ты что, опять пытаешься что-то изобрести или доказать? А может, пишешь какую-то работу по трансфигурации?

- Изабель, давай спокойно доедим завтрак, - попросил отец, глядя на жену.

Чай допили в молчании, после чего Роберт, поблагодарив супругу, удалился.

- Я тоже пойду, соберу вещи, - сказала Марьяна и выскользнула из столовой.

Поднявшись в свою комнату, она первым делом оглядела её, желая найти палочку, о которой она даже не вспомнила утром. Это было неприемлемо, следовало приучить себя держать её всегда под рукой, а лучше озаботиться приобретением специального крепления на руку, если таковое существовало.

Минерва всегда носила палочку в потайном кармане мантии, но сейчас её там не оказалось. После недолгих поисков палочка нашлась в ящике прикроватного столика. Взяв её в руки, Марьяна почувствовала тепло, заструившееся от палочки через пальцы вверх по руке. Произнеся "Люмос" и вызвав на кончике палочки огонёк, она убедилась, что колдовство ей доступно.

Она взмахнула ею, желая трансфигурировать лежащий на кровати носовой платок в шкатулку. Та получилась идеальной, с хорошо проработанными деталями, что означало, что они с палочкой отлично подходят друг другу.

Марьяна подумала об их с Минервой схожести. Обе одного возраста, не замужние, но имеющие любимых племянников и племянниц. Правда, Марьяне не нравилась та строгость и непреклонность суждений, которая была присуща Минерве, сама она мягче относилась к людям. Сейчас она надеялась, что это не помешает ей руководить факультетом.

Собирая вещи в саквояж, который оказался намного объёмнее внутри, видимо, благодаря наложенным на него чарам, она думала о преподавательской деятельности. Радовало то, что она привыкла общаться с большим количеством людей, оставалось только разобраться с написанием учебных планов и прочих официальных бумаг, с которыми она должна была иметь дело в связи со своей должностью заместителя директора.

Убедившись, что все вещи, книги и разные нужные мелочи уложены, Марьяна надела тёмно-зелёную мантию и уложила волосы в пучок, мимоходом подумав, что надо бы сменить имидж, она ещё молода и не хочет выглядеть старой девой, которой она, стоит признать, и являлась.

Надев шляпу, она взяла саквояж и спустилась вниз, чтобы попрощаться с родителями. Мать с отцом обнаружились в гостиной. Отец читал книгу, а мать вязала что-то миниатюрное и яркое. Делала она это сама, без помощи магии, но спицы так и мелькали у неё в руках. Увидев дочь, мать отложила рукоделие и поднялась ей навстречу.

- Ты уже собралась? Так быстро? - заговорила она. - Я думала, ты останешься на обед.

- Извини меня, мама, - ответила Марьяна, - я как-нибудь загляну к вам на выходных.

Попрощавшись с родителями, она вышла из дома через заднюю дверь, чтобы не привлекать к себе внимания немногочисленных соседей, если им придёт в голову посмотреть сейчас в сторону их дома. Не решившись аппарировать, не будучи точно уверенной в своих силах, она взмахнула палочкой, вызывая "Ночного рыцаря". В тот же миг перед ней появился автобус, дверь открылась, являя её взору приветливо улыбающегося кондуктора.

- В Хогсмид, - произнесла Марьяна, поднимаясь по ступенькам в салон.



Поездка на "Ночном рыцаре" оказалась не такой ужасной, как она думала. Во всяком случае, из стороны в сторону её не швыряло, видимо, сейчас за рулём сидел более адекватный волшебник, чем достался в будущем Поттеру.

Выйдя из автобуса на окраине Хогсмида, она увидела вдалеке шпили замка, который мог быть только Хогвартсом, и память это подтвердила. Марьяна любила пешие прогулки, так что без всяких сомнений свернула на дорогу, ведущую к нему. После получасовой прогулки под пение птиц, в сопровождении ласкового ветерка, она оказалась перед воротами Хогвартса. Вблизи замок поражал своей красотой и величием.

Она застыла в восхищении. Память Минервы подбрасывала ей картинки замка в разные сезоны, открывая всю его красоту и разнообразие.

Прикоснувшись к воротам, которые незамедлительно стали открываться, Марьяна подумала, что пора привыкать называть себя Минервой. Это не грозило ей полным исчезновением, её чувства и мысли оставались с ней, от прежней Минервы остались только память и умения, и надо было, наконец, вживаться в образ.

Она проскользнула в приоткрывшиеся ворота и пошла по подъездной аллее к замку. С её приближением замок всё больше нависал над ней всей своей мощью, но вызывал не страх, а ощущение защиты и уюта. Подойдя к дверям и толкнув их, она вошла вовнутрь. Вошла домой.

Она шла по лестницам и переходам замка, стремясь как можно быстрее оказаться в своих комнатах, здороваясь с портретами магов и ведьм, приветствуюших её, и восхищаясь красотами замка, сейчас непривычно тихого, и эхо её шагов гулко звучало в коридорах, теряясь где-то в вышине.

В тот момент, когда она уже была почти у порога своих апартаментов, перед ней материализовался патронус в виде феникса и произнёс:

- Что-то случилось, Минерва? Зайди ко мне.

"Ясно, - подумала Марьяна. - Портреты уже доложили директору, что я в замке. Ну, что же, надо идти к начальству."

Прикоснувшись к ручке своей двери, и произнеся "вереск", она вошла в комнату, в которой ей теперь предстояло проводить много времени. Мимоходом оглядев комнату, и убедившись, что на письменном столе и на полках книжного шкафа нет пыли, она бросила саквояж в тёмно-зелёное кресло, прикрытое пледом в коричнево-бордовую клетку.

"Цвета клана отца", - всплыло у неё в голове.

Больше не тратя время на разглядывание обстановки, она отправилась в кабинет директора. Спешить не стоило, поэтому она решила не пользоваться каминной сетью, а прогуляться по замку еще немного.

Горгулья приглашающе повернулась, как только она подошла к ней, и Минерва поднялась в кабинет директора.

- Добрый день, Альбус, - поприветствовала она сидящего за письменным столом директора и, подойдя, уселась в кресло, стоящее поблизости.

- Рад тебя видеть, Минерва, - ответил директор, ласково улыбаясь и прищуриваясь. - Ты так соскучилась по работе, или что-то случилось?

- Нет, нет, ничего не случилось, я просто решила вернуться пораньше. Скоро всё равно надо будет разносить письма маглорождённым.

Просидев в кабинете около часа и выпив пару чашек чая с пирожными, Марьяна вернулась в свои комнаты, размышляя о том, что на данный момент директор не вызывает у неё никаких чувств, кроме профессионального уважения, видимо, доставшегося в наследство от Минервы, и собственного недоверия.

Рискнув выпить с ним чаю, она убедилась, что и рассказывать что-то о произошедшем её не тянет. Из всего этого был сделан вывод, что директор не пытался на неё как-то воздействовать, хотя стоило признать, что пока это и не имело смысла. На данный момент она не представляла для него интереса и надеялась, что и впоследствии сможет не привлечь к своим действиям пристального директорского внимания.

Подхватив саквояж, она отправилась в спальню, которая порадовала её широкой кроватью, большим шкафом и удобным трюмо. Спальня была выдержана в бежевых тонах, с небольшими вкраплениями бордового, и была достаточно светлой по сравнению с кабинетом, выполненным в зелёной гамме, с мебелью из тёмного дерева.

Повесив одежду в шкаф и разложив всякие мелочи, Минерва прихватила халат и отправилась принимать ванну. Её большие размеры восхищали, правда, запах пены был не совсем ей приятен, да и шампунь она решила приобрести новый.

После часового отмокания она вылезла из ванны расслабленная и умиротворённая. Решив, что дела подождут до завтра, Минни прилегла на диван, прихватив из шкафа книгу. Обед она уже пропустила, подходило время ужина, но после посиделок у директора есть не хотелось, поэтому Минерва решила, что сегодня вполне обойдётся и так, а попозже, может быть, выпьет молока. Молоко она любила всегда, а сейчас выпила бы с ещё большим удовольствием. Да и в чае со сливками, который она пила у директора, сливки явно преобладали.

"Анимагическая форма сказывается", - подумала Минерва, улыбаясь.



Восход солнца отлично отдохнувшая Минерва встретила в своём кабинете. Сидя за столом, она разбирала письма, которые следует отнести маглорождённым ученикам. Следуя давно заведённой традиции, письма маленьким волшебникам, чьи родители знали о магии и ранее учились в магической школе, приносили совы на их одиннадцатилетие или немного раньше, если день рождения ребёнка приходился на август. Маглорождённым же письма в середине лета приносил лично заместитель директора, иногда поручая это ещё кому-нибудь из деканов, если таких учеников было много.

Делалось это для того, чтобы маглорождённые волшебники не успели разболтать друзьям о том, куда они приглашены учиться, устав дожидаться первого сентября. Да и профессору иначе пришлось бы приходить по несколько раз в каждый дом, сначала, чтобы вручить письмо, а потом, чтобы отвести за учебниками. Учебному процессу это бы тоже мешало.

Сейчас обязанность вручать письма лежала на МакГонагалл и она просматривала списки, ухмыляясь при мысли о том, что её имя как нельзя кстати подходит к выполняемой ею функции. Из неё должна была получится неплохая почтовая сова*.

Конвертов с письмами было на этот раз десять штук, Минерва решила, что если не сможет справиться сама, то попросит помочь Помону Спраут. Письма она просматривала с вполне определённой целью, её интересовало одно, на имя Лили Эванс, которая в этом году поступала в Хогвартс.

В списках она значилась, также как и все остальные действующие лица будущей трагедии. Рядом с остальными интересующими её именами стояли отметки о получении приглашения, а также о согласии родителей на обучение их детей в Хогвартсе. Видимо, директор уже успел сходить к Люпину.

Эвансов она решила навестить первыми, сразу после того, как убедится, что умеет аппарировать.

Позавтракав тут же, в кабинете, она, прихватив деньги, отправилась в Хогсмид, решив потренироваться где-то между замком и деревушкой. Если всё получится, то она окажется в Хогсмиде и пройдётся по магазинчикам, если же у неё не получится аппарировать аккуратно, то есть надежда, что жители Хогсмида сумеют оказать первую помощь расщепившемуся магу.

Отойдя от Хогвартса на приличное расстояние, Минерва постаралась сосредоточиться и вспомнить, как аппарировать. Когда у неё получилось, она представила то место, куда вчера довёз её "Ночной рыцарь", взмахнула палочкой и через мгновение уже стояла на окраине Хогсмида.

Быстро осмотрев себя и убедившись, что цела не только она сама, но и одежда, Минни отправилась по магазинам, где не без пользы провела время до обеда. Пообедав в "Трёх мётлах", она вытащила из сумочки приглашение для Лили Эванс, которое прихватила с собой и постаралась понять, как она сможет аппарировать в неизвестное ей место. Тут же память любезно вытащила на поверхность знание того, что она должна просто произнести адрес, держа письмо в руках. Оно действовало как своеобразный одноразовый порт-ключ, доставляя на место, назад же следовало выбираться своим ходом.

Произнеся вслух адрес, Минерва почувствовала рывок, ощущения от которого точно соответствовали описанному в книгах. Не успев удивиться такой точности, она уже в следующую минуту стояла возле чистенького двухэтажного домика, лужайка перед которым была любовно ухожена. Лёгкие белые занавески в открытых окнах второго этажа трепетали при порывах ветерка, который тут же принялся шаловливо раздувать подол её мантии.

МакГонагалл посмотрела по сторонам и убедившись, что никто на почти пустой улице не таращится в её сторону, поправила шляпу и решительно направилась к дому Лили. Минерва постучала, через пару минут дверь открылась и она увидела светловолосую девочку-подростка, которая с интересом смотрела на неё.

- Добрый день, - произнесла Минни, - здесь проживает мисс Лили Эванс?

- Да, - ответила девочка, - а кто вы такая?

Сказано это было достаточно резко, но Минерва понимала, что девочка, должно быть, испугана, увидев на пороге странную женщину, которая всем своим видом напоминала ведьму, такую, как описывают в сказках, только без бородавки на носу и кота, сидящего на плече или крутящегося возле ног.

- Я принесла ей приглашение в школу, - ведьма улыбнулась как можно мягче. - А родители дома? Мне нужно с ними поговорить.

- Да, мама дома, подождите минутку, - девочка захлопнула перед ней дверь и Минерва услышала, как она закричала: - Мама, тут какая-то женщина тебя спрашивает, говорит, что принесла приглашение в школу для Лили!

Ответа матери МакГонагалл не услышала, так как он был заглушён топотом ног. Дверь резко распахнулась, и она увидела рыжеволосую девочку с зелёными глазами, которая, восторженно глядя на неё, произнесла:

- Вы из Хогвартса, да?

Минерва, сделав вид, что удивилась вопросу, ответила:

- Да, я из Хогвартса, разрешишь войти?

Девочка посторонилась, пошире распахнув дверь и пропуская волшебницу. Войдя в дом, Минни достала письмо и протянула его Лили. Та тут же его распечатала и, даже не успев прочитать, закричала:

- Ура! Меня пригласили в Хогвартс! Я волшебница, и я буду учиться в Хогвартсе!

Мать, уже вышедшая в прихожую, недоумевала, попеременно глядя то на радостно кричащую Лили, то на странно одетую женщину, то на старшую дочь, которая пришла вместе с ней и с недовольным, но не удивлённым видом, смотрела на сестру.

- Что происходит? - задала вопрос озадаченная хозяйка.

- Я заместитель директора школы Хогвартс, куда приглашена ваша дочь, - ответила МакГонагалл. - Могу я поговорить с вами?

Примечания:

Римская богиня Минерва считалась богиней мудрости и покровительствовала науке и учителям, соответствовала греческой Афине, одним из эпитетов которой было "совоокая". Сова же считалась птицей мудрой и принадлежащей богине.



После того, как Лили утихомирили, миссис Эванс пригласила Минерву пройти в гостиную и, усадив гостью на диван, предложила чаю. Минерва согласилась.

Заваривать чай отправилась Петуния, а Лили, наконец-то, специально для матери, прочитала вслух письмо.

- Школа Чародейства и Волшебства? Что за глупость! - воскликнула мать, когда дочь дочитала последние строки.

- Это не глупость, школа действительно существует, и я являюсь заместителем директора этой школы, а также деканом одного из факультетов и преподаю трансфигурацию.

- Что вы преподаёте? - удивлённо спросила миссис Эванс, в глубине души решив, что её разыгрывают и, возможно, младшая дочь в этом тоже участвует.

- Я преподаю трансфигурацию, - повторила Минерва и, достав палочку, направила на одну из чашек, которые принесла Петунья. Чашка тут же превратилась в фигурку балерины. После следующего взмаха балерина вновь стала чашкой, а хозяйка дома вышла из ступора.

- Ваша дочь волшебница, - сказала МакГонагалл, - неужели вы никогда не замечали за ней никаких чудес, вроде само собой починившихся разбитых ваз, летающих цветов или ещё каких-нибудь странностей?

- Да, было... - протянула задумавшаяся мать, державшая письмо, взятое у Лили. - Так, значит, это было колдовство? И этому всему учат в вашей школе?

- В школе учат сдерживать свою стихийную магию, которая у детей-волшебников может быть достаточно опасна для окружающих. И да, там учат превращению, варке зелий, чарам.

- А Сев умеет варить зелья! - влезла Лили, которой не терпелось похвастаться, что она всё знает про волшебников.

- Кто такой этот Сев, мисс Эванс? - строго проговорила Минерва. - Я полагаю, именно он рассказал вам о волшебстве, хотя не должен был. И именно поэтому вы знаете о Хогвартсе?

Лили, поняв, что подвела друга, который предупреждал, чтобы она никому не говорила о том, что ей уже известно, что она волшебница, тут же встала на его защиту.

- Он не виноват, я просто колдовала при нём, а он предупреждал, что нельзя этого делать при других людях. И говорить нельзя, - уже тише произнесла она, - а то его накажут.

Она замолкла и посмотрела на Минерву, ожидая её реакции.

- Я не расскажу никому о том, что вы мне сейчас сказали. Вы ещё не ученики Хогвартса, а значит, пока не можете отвечать за свои слова и поступки. Ваше колдовство считается стихийным. Но после того, как вы станете учениками, вы не имеете права колдовать на каникулах и рассказывать кому бы то ни было о магии. Если вы нарушите этот закон, вас ждёт наказание.

Минерва замолчала, отвернувшись от Лили, давая понять, что этот вопрос исчерпан, и обратилась к миссис Эванс.

- Я могу рассчитывать, что мы увидим мисс Эванс первого сентября в нашей школе?

- Я бы хотела узнать, сколько стоит учёба в вашей школе и где взять всё, что требуется для обучения?

- В школе обучение бесплатное, а учебники, котлы, мантии и волшебную палочку вы можете приобрести на Диагон-Аллее. Если вы согласны, то я провожу вас туда. Если же вы не хотите отдавать девочку в нашу школу, то должна вас предупредить, что со временем ей всё труднее будет справляться с магическими выбросами, и это может плохо кончиться как для вас, так и для неё.

Обучение на дому для вас невозможно, потому что, даже если вы купите палочку, то вашей дочери, как я уже сказала, нельзя будет колдовать вне школы с сентября.

- Нет, нет, конечно, она пойдёт в вашу школу, - заволновалась миссис Эванс, - но мне надо посоветоваться с мужем, не могли бы в заглянуть к нам в ближайшую субботу. Мы как раз могли бы сходить за покупками к школе, конечно, если вам будет удобно.

- Мне удобно, - проговорила Минни, соглашаясь, - я зайду за вами в субботу, в девять часов утра.

Она поднялась с дивана, попрощалась с Лили и Петуньей, которая всё это время молча просидела возле матери. Миссис Эванс проводила гостью до дверей.

- О, извините великодушно, - уже взявшись за дверную ручку, сказала Минерва, - вы не будете возражать, если я тут у вас быстренько трансфигурирую свою мантию? А то, думаю, буду странно выглядеть на улице, а мне надо немного пройтись.

Получив разрешение хозяйки, Минни, под восторженными взглядами, быстро переделала свою мантию в платье, а ведьмовской колпак в симпатичную шляпку. Туфли тоже подверглись изменениям, и из дома Эвансов вышла строго, но современно одетая женщина.

Отойдя немного от дома, она снова достала палочку из потайного кармана, который теперь был расположен по боковому шву платья, и произнесла: "Укажи Эйлин Снейп." Получив направление, Минерва отправилась искать женщину, чья жизнь интересовала её ненамного меньше, чем жизнь её сына.

Идя, она размышляла о том, какие странные эти англичане. К ним в дом приходит неизвестная женщина, говорит, что она ведьма и предлагает отдать ребёнка на обучение. И они соглашаются! Сразу! Ведь, увидев её колдовство, они должны испугаться или просто не поверить, решив, что это фокусы какой-то аферистки. Но нет, они верят, и готовы отдать ребёнка.

"Хотя, они могут вызвать полицию в субботу, - хихикнув, подумала Минерва. - Нет, вряд ли, но всё же интересно, может это как-то связано с письмом? Взял в руки и поверил?"

Посмотрев по сторонам, она поняла, что, задумавшись, прошла довольно далеко от дома Эвансов, и оказалась в более бедной части города. Дома здесь были обшарпанней, люди хуже одеты, а машины встречались редко и были настолько стары, что Минерва не знала, то ли радоваться при созерцании такого антиквариата, то ли удивляться, как они ещё не рассыпались в прах.

В очередной раз вытащив палочку, она подумала, что стоит спрятать её в трость, как у Малфоя, или в зонтик, как у Хагрида. Второй вариант был предпочтительней, ибо женщина с зонтом выглядит естественней, чем она же с тростью, если только не ковыляет, хромая.

Палочка снова указала направление, и уже через несколько минут ей повезло неимоверно. Она увидела странно одетую женщину, с растрёпанными волосами, которая вышла из маленького магазина.

Минерва была ещё далековато от неё, поэтому ускорила шаг и позвала ту по имени, желая проверить догадку:

- Эйлин!

Женщина обернулась, с удивлением рассматривая зовущую, и этого времени Минерве хватило, чтобы приблизиться.

- Эйлин! Эйлин! Ведь это ты, я тебя узнала! - воскликнула МакГонагалл, обращаясь к ней.

Та явно не очень обрадовалась факту узнавания.

- Я не имею чести вас знать, - холодно обратилась она к Минни, - вы обознались.

Но Минерва уже была точно уверена, что не ошиблась, эта была Эйлин. Память услужливо подкинула школьные воспоминания, в которых присутствовала однокурсница со Слизерина, тихая и незаметная девочка.

- Эйлин Принц? Я тебя узнала! А ты, наверное, не помнишь меня, я Минерва МакГонагалл, мы учились вместе!




Эйлин сделала робкую попытку сбежать, сообщив Минерве, что та ошибается. Но Минни не собиралась так просто отступать.

- Эйлин, я не ошиблась, и ты это прекрасно знаешь, - с долей негодования в голосе проговорила МакГонагалл. - Я так рада тебя видеть, мне давно не встречался никто из наших однокурсников. Я дружу с Помоной Спраут, но она училась немного раньше нас, а хочется узнать, что стало с одногодками. Как ты поживаешь, и что здесь делаешь?

Минни болтала, старательно делая вид, что не замечает ни старого, поношенного платья Эйлин, ни растоптанных башмаков, ни общего неопрятного вида.

Миссис Снейп явно стеснялась, но старалась не показывать этого МакГонагалл, этому так неожиданно появившемуся напоминанию о магическом мире, который ей пришлось оставить, о чём она очень жалела.

Минерва оглянулась по сторонам и продолжила:

- Я не вижу здесь ни одного кафе, может, пойдём куда-нибудь, где сможем посидеть, поболтать. Учти, я настырная гриффиндорка, я просто так от тебя не отстану.

Эйлин подумала, что соваться в более респектабельную часть города не хотелось бы, а вести прилипчивую однокурсницу домой вообще было нельзя. Уже должен был вернуться с работы Тоби, и она не хотела, чтобы кто-нибудь видел, с кем и где она живёт.

- Извини, Минерва, но я не могу сейчас с тобой поболтать, - начала она отступление, вспомнив строгую старосту Гриффиндора, которая в школе и двух слов ей не сказала, а сейчас почему-то называет по имени и явно напрашивается в гости, - я сейчас спешу домой, но мы могли бы пообщаться как-нибудь в другое время.

- Хорошо, - согласилась Минерва, понимая, что вот так сразу у неё не получится расположить к себе скрытную слизеринку, которая, к тому же, явно стесняется своего вида. - Я могла бы послать тебе сову. Ты только мне скажи, ты замужем, да? На какое имя писать письмо?

Поколебавшись, Эйлин решила всё же сообщить МакГонагалл свою новую фамилию, вспомнив, что та полукровка и не будет бурно реагировать на её мезальянс.

- Да, я замужем, моя фамилия Снейп.

- Снейп, Снейп... - Минерва сделала вид, что пытается вспомнить, где же она слышала о Снейпе. - О, я вспомнила, Северус Снейп значится в списках поступающих в Хогвартс в этом году. Он твой сын?

- Да, это мой сын, - ответила миссис Снейп. - А откуда тебе известны фамилии из этого списка?

- Дело в том, что я работаю в Хогвартсе, преподаю трансфигурацию, являюсь деканом Гриффиндора и заместителем директора.

- Вот, теперь я тоже вспомнила, - произнесла Эйлин, - кажется, я как-то читала в "Пророке", что ты назначена на должность заместителя директора Хогвартса.

- Неужели не видела, что письмо твоему сыну подписано мной?

- Я не читала его, я и так знаю, что там написано, я просто сразу написала ответ и отправила на имя директора.

Эйлин уже несколько по-другому посмотрела на неожиданно свалившуюся на неё однокурсницу. Миссис Снейп была посредственной интриганкой, иначе не сглупила бы в своё время, выйдя замуж за Тобиаса Снейпа. Хотя следовало признать, что девушка из захиревшего, хоть и чистокровного рода не могла рассчитывать на удачную партию, не имея за душой ни кната. Красотой она тоже не отличалась, а усидчивость и точность в игре в плюй-камни не ценились на рынке невест.

И даже родовой талант зельевара ей не передался. Зелья она варила точно, но не блистала в этой науке, так что прокормиться этим после смерти отца, от которого в наследство остались одни долги, она не смогла. Вот и пришлось выходить замуж за первого подвернувшегося магла, который встретился однажды растерянной ведьме недалеко от выхода из "Дырявого котла" и предложил ей помощь.

Сейчас, по прошествии с того момента тринадцати лет, не сумевшей прижиться в магловском мире Эйлин всё так же некуда было возвращаться. Муж пропивал почти всё, что зарабатывал, а она, благодаря изредка появляющейся возможности варить зелья для аптеки и, наконец, расплатившись по долгам отца, сейчас откладывала все деньги на учёбу сыну, понимая, что они ему понадобятся.

Теперь все её надежды были связаны только с Северусом. У него явно имелся талант к зельям, и она надеялась, что если при этом у него будет отличная успеваемость по другим предметам, то он сможет рассчитывать на хорошее место после школы.

И её дружба с профессором трансфигурации и заместителем директора была бы очень удачным ходом, несмотря на то, что Северус мечтал попасть на Слизерин, а новоявленная подруга была деканом Гриффиндора. Она могла бы присмотреть за мальчиком и помочь ему в будущем. Миссис Снейп решила, что ей стоит поддерживать знакомство, раз уж МакГонагалл, по какой-то причине, явно желает общаться.

В итоге обе довольные собой женщины разошлись, договорившись встретиться ещё. Эйлин поспешила домой, а Минерва нашла укромный уголок и аппарировала, уставшая, но радостная оттого, что, кажется, потихоньку меняет историю.

План-минимум начинал получаться. Она познакомилась с Эйлин и расположила её к себе, в дальнейшем, значит, сможет позаботиться о Северусе уже на правах хорошей знакомой его матери или даже подруги. Да и Эйлин, возможно, удастся вытащить из того кошмара, каковым, похоже, являлся её брак с Тобиасом. Минерва пока не знала, как помочь Эйлин, но собиралась придумать.

Аппарировав примерно на середину пути из Хогсмида, она поспешила в Хогвартс. В ближайшие дни в её планы входило потренироваться в анимагии, желательно в присутствии кого-нибудь, кто сможет вернуть ей прежний вид, если она вдруг застрянет в кошачьем обличье. Всё же знать и уметь - разные вещи.



Кошачью аниформу удалось заполучить снова. Минни боялась, что не сможет обернуться или что форма изменится и будет сложно объяснить, почему это произошло. Но она рискнула и, вспомнив последовательность действий, обернулась кошкой в директорском кабинете, куда Альбус пригласил её, чтобы обсудить школьные дела.

В кошачьем обличье она пробыла недолго, только привыкла к ощущениям, и поспешила обернуться обратно в человека. Её ждал удивленный директорский взгляд и ей пришлось объяснить, что, будучи дома, почувствовала себя плохо и упала в обморок, и хотя колдомедик сказал, что с ней всё в порядке, она почему-то была уверена в том, что не сможет обернуться кошкой и решила проверить.

- И, понимаешь, Альбус, - говорила Минни, поглядывая на директора честными голубыми глазами, но не задерживая взгляд, - я подумала, что если застряну в аниформе или вообще на середине превращения, то ты меня вытащишь, ты же мой учитель.

- Минерва, ты могла бы поговорить со мной, - качая головой и глядя на неё укоризненно-отечески, будто отчитывая ученицу, сказал Альбус. - Я бы, конечно, тебе помог, проконтролировал. А что с тобой случилось?

- Ничего, я просто упала в обморок. Мама вызвала колдомедика, и тот сказал, что я, возможно, просто переутомилась, никаких проблем с магией. Но я что-то сомневалась.

- Так зачем же ты раньше времени вернулась в школу? Тебе надо было отдохнуть! - Альбус, казалось, искренне переживал за её здоровье.

- Я и отдыхаю. Гуляю по окрестностям, встречаюсь с подругами, только делаю я это, будучи здесь, а не дома. Или вы меня выгоняете, директор? Я объедаю бюджет, находясь в школе? Так я могу питаться в другом месте.

- Что ты такое говоришь, Минерва! - воскликнул Дамблдор, удивлённый её словами. - Конечно же, ты не мешаешь, и не объедаешь школу, надо же такое придумать! Я просто волнуюсь за твоё здоровье и как твой начальник, и как наставник.

Минерва порадовалась, что разговор ушел от анимагии и, как ни в чём не бывало вернулась к обсуждению планов на следующий учебный год, извинившись перед Альбусом за свою резкость.

***

Сову Эйлин она отправила на следующий же день после посещения Коукворта. После обмена письмами они договорились встретиться в "Трёх мётлах" завтра, в пятницу. Минерву это устраивало, несмотря на то, что неделя получалась насыщенная. Она успела посетить ещё одного ученика и договорилась сходить с ним на Диагон-Аллею в воскресенье, так что выходные были у неё полностью заняты. Остальных будущих учеников она решила посещать сразу по выходным, не бегая несколько раз по адресам.

В пятницу, около двенадцати часов дня, она сидела в "Трёх мётлах", дожидаясь появления Эйлин. Та оказалась пунктуальной и вошла в трактир в тот момент, когда стрелки на часах сомкнулись, указывая на полдень. Осмотревшись, Эйлин направилась к сидящей Минерве.

- Добрый день, Минерва, - произнесла она, скидывая с головы капюшон мантии, в которую была закутана.

- Я так рада, что ты пришла, - проговорила Минни, - что будешь пить?

- Сливочное пиво. Не поверишь, не пила его с окончания школы.

МакГонагалл подозвала Розмерту и сделала ей заказ, получив который, дамы принялись за ничего не значащую болтовню, которая велась сначала со скрипом, а потом, по мере убывания напитков, становилась всё легче и раскованнее.

Вспомнили случаи из школьной жизни, и Минерва в очередной раз порадовалась тому, что всё это помнит, иначе наладить диалог было бы намного труднее.

Постепенно разговор перешёл на семейную жизнь, Минерва поделилась с удовольствием слушавшей её Эйлин новостями об очередном родившемся племяннике и посетовала на то, что сама она, видимо, так и не выйдет замуж.

- Ты молодец, Эйлин, - сказала она миссис Снейп, - вышла замуж, родила сына, а я в своё время побоялась выйти замуж за человека, которого любила, и теперь мне только и остаётся любоваться на племянников, и учить детей подруг.

Эйлин в глубине души удивилась, что МакГонагалл потянуло на откровенность, но вспомнила, что гриффиндорцы никогда не скрывали свои мысли и эмоции.

- А почему побоялась замужества? - спросила она Минерву. Сплетни и слухи она, как истинная слизеринка, собирать любила. Из них всегда можно было извлечь пользу.

- Мой жених был маглом и я, глядя на мать, не захотела, как она, скрывать свою магию, прятаться от соседей. А бедный папа! Когда он узнал, кем является его жена, он был очень расстроен, особенно учитывая то, что мой отец священнослужитель. Церковь раньше, как ты знаешь, подвергала нас гонениям, а теперь оказалось, что он женат на той, которую должен был бы раньше отправить на костёр!

- Ужас! - проговорила Эйлин, с интересом разглядывая новоявленную подругу, решив рискнуть и рассказать о своём муже:

- А вот я вышла замуж за магла, и ты права, это оказалось очень сложно. Я созналась мужу только тогда, когда родился Северус.

- И как воспринял эту новость твой муж? - Минерва ждала, что скажет Эйлин, сознается ли, что у неё неважно обстоят семейные дела.

- Он был зол, и он стал плохо относиться к сыну, когда оказалось, что Северус тоже волшебник.

- А твои родители? Они приняли внука-полукровку?

- Мои родители давно умерли. Мама, когда мне было пять лет, а отец, когда я училась на седьмом курсе Хогвартса.

- Извини, что затрагиваю такую тему, мне просто захотелось узнать тебя поближе. В школе ты была очень тихой и необщительной, и я не пыталась подружиться, а сейчас, когда увидела тебя, подумала, что это шанс. Мы уже взрослые женщины, и возможно, сможем общаться, невзирая на то, что учились на разных факультетах, - сказала Минерва.

- Я рада, что ты меня остановила тогда, в Коукворте, - созналась Эйлин. - У меня нет подруг, а иногда так хочется пообщаться с кем-то, кто знает кто ты, и не относится к тебе из-за этого плохо.

- Никого? - удивилась Минни, - А крёстные твоего сына? Или они из маглов и не знают о способностях ребёнка?

- У него нет крёстных, мой муж отказался нести ребёнка в церковь, говоря, что ведьминому отродью туда путь закрыт, а магических защитников я не смогла найти. Те, с кем я хоть немного общалась в школе, отказались.

Минерва слушала Эйлин и не верила в свою удачу. Вот он, шанс! Шанс стать ближе к Северусу Снейпу, участвовать в его воспитании, заботиться о нём и таким образом изменить отношение к нему других людей и его отношение к самому себе.

- Эйлин, если хочешь, я могу стать крёстной матерью твоему сыну.



Эйлин очень удивило предложение Минервы, она не понимала, почему та усиленно набивается ей не только в подруги, но почти в родственницы.

- Минерва, зачем тебе это нужно? - спросила она. - Мы не были подругами в школе, у меня нет богатых родственников и выгодных связей, мой сын - полукровка. Так что тебе от меня надо?

- Вот вечно вы, слизеринцы, ищете во всём или подвох, или выгоду. Ничего мне от тебя не надо, я подумала, что мальчику будет проще адаптироваться в магическом мире, если будет ещё кто-то, кроме матери, кто объяснит и поможет. Я просто помню себя в одиннадцать лет, как мне было трудно приспособиться, ведь дома мы почти не пользовались волшебством, и крёстная у меня из маглов. Она и сейчас не знает, что её милая Минни - ведьма.

Минерва посмотрела на Эйлин, желая узнать, поверила ли она её словам. Миссис Снейп сидела задумчивая, и МакГонагалл не знала, к каким выводам та придёт.

"Возможно, я поспешила, - подумала Минни. - Не надо было так сразу, в лоб. С другой стороны, мальчик поступит скорее всего на Слизерин и я не смогу участвовать в его жизни больше, чем другие профессора, а его декан вряд ли сразу заинтересуется пока бесперспективным ребёнком, да и не факт, что захочет замечать потом. А вот если я буду крёстной, то и заботиться смогу на законных основаниях, и Слагхорну намекну, чтобы присмотрелся и присмотрел, да и Мародёры не будут цепляться. Вообще-то, надо как-то их утихомирить. Ведь страдал-то от них, я думаю, не только Снейп."

- Ладно, - прервала затянувшееся молчание Эйлин, - предположим, я тебе поверила, тем более надо признать, что твоё предложение выгодно Северусу, а с меня тебе взять нечего. Приходи ко мне в гости во вторник днём, муж будет на смене, пообщаешься с моим сыном, посмотришь, как мы живём. Если не передумаешь, то сможем провести обряд.

- Я приду, спасибо, Эйлин. Я ценю то, что ты мне поверила, и не подведу тебя и твоего сына.

- Не давай пустых обещаний, ты пока ещё не видела Северуса, возможно, он тебе не понравится. Мой сын не из тех, кто может найти общий язык с любым человеком, у него достаточно замкнутый характер. Да и ты тоже ещё должна понравиться ему. Ну ладно, мне пора, жду тебя в гости. Адрес, я думаю, ты знаешь.

С этими словами миссис Снейп поднялась и вышла из "Трёх мётел".

Вернувшись в Хогвартс, Минерва задумчиво шла, не замечая направления, в голове крутились мысли о возможном будущем крестнике, о ещё одном мальчике, чьё неприятие себя делало его слабым и зависимым от мнения друзей и их одобрения, о дружбе и предательстве. Сможет ли она повлиять на детей, воспитать тех, кто попадает на её факультет, истинными гриффиндорцами, смелыми и честными, а не шакалами, которые травят слабых и пресмыкаются перед сильными. Сможет ли она всколыхнуть привычное болото, повернуть историю в другое русло?

Эти вопросы требовали ответа, которого сейчас у Минервы не было. Решив разбираться с вопросами по мере их появления, она удивлённо оглянулась и поняла, что оказалась в незнакомом коридоре, и сейчас стоит и бездумно смотрит на картину с танцующими троллями в балетных пачках.

"Ну надо же, кажется, я очутилась возле "выручай-комнаты". Как же я могла про неё забыть? Ведь в ней столько всего интересного можно обнаружить! Один крестраж Тома чего стоит. А если я уничтожу его сейчас, что случится с Волдемортом? Сойдёт с ума или даже не почувствует разницу? Стоит ли трогать его сейчас?"

Минерва трижды прошлась возле стены, думая о месте, где можно спрятать... книгу.

"Да, книгу... Должна же я хотеть что-то спрятать!"

В стене медленно проявилась дверь, за ручку которой она незамедлительно схватилась, и потянула на себя, открывая. Увиденное ею пространство поражало. Вокруг горными массивами лежали вещи. При беглом осмотре взгляд выхватывал то облезшую метлу, то пыльную мантию, какие-то кубки, шкатулки, пергаментные свитки и книги, книги, книги...

У Минервы захватило дух, когда она подумала, что может тут найти. Старинные книги с забытыми заклинаниями, артефакты. Да даже свитки с ученическими работами прежних лет могли нести в себе какую-то забытую информацию. А деньги... Возможно, что прежние школьники прятали тут свои сбережения, и не всегда возвращались за ними. За века могла накопиться неплохая сумма, которая смогла бы стать неплохим подспорьем для неё. Учительская зарплата не была особо большой.

"Странно, почему ученики, зная о "выручай-комнате", не расстащили её содержимое? Или я ошибаюсь, думая, что о ней знают многие? Хотя, судя по горам имущества, скопившегося в ней, можно подумать, что каждый школьник за прошедшее тысячелетие хоть единожды, да заглядывал сюда. Или комната просто собирает в одном месте всё, что было потеряно или забыто во всём замке? Тогда понятно, откуда здесь, например, тот же исчезательный шкаф, ведь трудно представить школьника или преподавателя, который специально тащит испорченный артефакт, чтобы оставить его именно здесь. Кстати, не мешало бы найти его и разломать окончательно, не оставляя лазейку для возможного посещения школы не приглашёнными лицами."

Минерва ещё раз оглядела помещение и вышла, решив, что постарается выбираться сюда почаще, хотелось изучить хотя бы малую толику из забытых кем-то когда-то вещей.

"Мне здесь раскопок на десятилетия хватит", - подумала она, закрывая дверь, которая сразу же пропала, слившись со стеной.

А Варнава Вздрюченный всё пытался научить троллей балету.



В девять часов утра субботы Минерва, как и обещала, стояла на пороге дома Эвансов. Дверь ей снова открыла Петунья и пригласила войти. В этот раз вся семья была в сборе. Теперь МакГонагалл поняла, от кого Петунье досталось лошадиное лицо, так часто упоминаемое в книгах. Девочка была похожа на отца, хотя цветом волос пошла в мать. Лили выделялась из всей семьи как цветом волос, так и ярким, насыщенным цветом глаз.

Минерва, грешным делом, сразу вспомнила, что часто выдвигалась версия о том, что Лили была Эвансам не родной дочерью, и многие договаривались до того, что её отцом был сам Тёмный Лорд.

Она сама не очень-то верила в это, помня, что Гонты были черноволосы и темноглазы, а у Лорда были тёмные или тёмно-каштановые волосы, как у его отца. Цвет глаз тоже всегда упоминался либо синий, либо карий. Если предположить, что цвет волос Лили достался от матери, тут-то и задумаешься, с кем у Лорда могла быть интрижка, с Пруэтт или с Уизли?

"Напридумывала такое, что самой жутко сделалось! Не проще ли предположить, что внешность досталась Лили от каких-либо предков-маглов? Хотя кто его знает, может Лили и приёмная, но не буду же я расспрашивать её родителей, это вовсе не моё дело."

- Здравствуйте, мистер Эванс, - заговорила Минерва, обращаясь к мужчине, - думаю, вы бы хотели побольше узнать о школе, куда приглашена ваша дочь?

- Доброе утро, миссис...

- Профессор МакГонагалл, - подсказала Минерва.

- Да, извините, профессор, - мужчина пригласил её присесть на диван, а сам сел в кресло.

Рядом с Минни тут же пристроилась Лили, глядя на ведьму с восторгом.

- Так вот, как я уже говорила вашей жене...

В течение получаса Минерве пришлось рассказывать о школе, демонстрировать палочку и трансфигурировать предметы. В конце-концов, выпив чашку чая, которая позволила ей не охрипнуть, она всё-таки смогла убедить Эванса.

- Нам надо отправляться за покупками к школе, желательно поспешить, - проговорила МакГонагалл, поглядывая на часы, - мы поедем на машине или отправимся поездом?

- На машине, - ответил глава семейства.

Через три часа они стояли перед входом в "Дырявый котёл".

Убедившись, что Эвансы увидели паб, она уверенно направилась в него, и приостановившись только для того, чтобы поздороваться с барменом, прошла ко входу на Диагон-Аллею.

- Не удивляйтесь, что здесь так грязно, - произнесла она, глядя на обескураженных спутников, - это сделано специально, и даже если кто-то из простых людей пройдёт через паб, то увидит только захламлённые задворки.

Она подошла к кирпичной стене и постучала волшебной палочкой по кирпичам.

- Запоминайте последовательность, мисс Эванс, потом вы будете ходить сюда сами.

В стене открылся арочный вход.

- Добро пожаловать на Диагон-Аллею, - произнесла Минерва, глядя на ошарашенные лица.

Сама она тоже с трудом сдерживала нетерпение. Попасть на Диагон-Аллею! Она мечтала об этом, когда была Марьяной, но даже и не думала, что её мечта когда-нибудь осуществится. Взяв за руку Петунью, она шагнула в арку, следом за ними двинулись и остальные.

Шум на Диагон-Аллее отличался от шума обычного Лондона. Здесь не было слышно шуршания шин, гудков клаксонов, здесь царили другие звуки, но одно их роднило между собой. Шум многоголосой толпы...

Десятки волшебников входили и выходили из магазинов, приветствовали знакомых и обсуждали новости. Минерва, как примерный пастырь, вела своих подопечных, ловко лавируя в толпе, следя, чтобы те не отстали. При этом сама не переставала оглядываться по сторонам, обращая внимание то на витрину магазина, мимо которого они проходили, то на ведьму, чей внешний вид поражал своей экстравагантностью даже ко всему привычных магов.

В конце улицы показалось здание банка. Величественное и белоснежное, оно возвышалось над соседними домами, как бы намекая на свою силу и исключительность.

Эвансы притормозили, увидев, кто встречает их в дверях банка, куда их уверенной рукой направляла Минерва.

- Не бойтесь, это гоблины, они вас не тронут, - сказала она, сама с некоторой опаской рассматривая колоритных охранников.

Быстро проскочив в двери банка, Минерва подвела Эвансов к одному из гоблинов, сидящих за конторками, подумав, что ей это испытание предстоит ещё девять раз, хотя она надеялась, что количество посещений перейдёт в качество, и она сможет спокойно, ничему не удивляясь, проходить между этими ушлыми личностями.

Быстро обменяв деньги, она повела не перестающих удивляться и ахать Эвансов по магазинам. Купив всё по списку, она через три часа с облегчением вывела подопечных из "Дырявого котла" и, распрощавшись с будущей ученицей и её родственниками, аппарировала в Хогвартс. Диагон-Аллеей она была сыта по самое горло, а завтра её ждал ещё один ученик.

Добравшись до своих комнат, Минни сполоснулась и со счастливым вздохом упала на диван. На данный момент её жизнь мало отличалась от прежней. Те же восторженно ахающие люди, ждущие от неё объяснений и рассказов, и та же беготня.

Минерва решила, отдохнув и поужинав, сходить в "выручай-комнату", поискать какую-нибудь книгу по зельеварению или что-то непосредственно с ним связанное. Надо было постараться задобрить потенциального крестника. Ну, и купить конфет. Не может ребёнок не любить сладкое. Или может?

@темы: Фанфики

URL
Комментарии
2017-06-27 в 00:41 

Аспер_
Глава 11

URL
2017-06-27 в 00:42 

Аспер_
Глава 12

URL
2017-06-27 в 00:43 

Аспер_
Глава 13

URL
2017-06-27 в 00:44 

Аспер_
Глава 14

URL
2017-06-27 в 00:45 

Аспер_
Глава 15

URL
2017-06-27 в 00:46 

Аспер_
Глава 16

URL
2017-06-27 в 00:46 

Аспер_
Глава 17

URL
2017-06-27 в 00:47 

Аспер_
Глава 18

URL
2017-06-27 в 00:48 

Аспер_
Глава 19

URL
2017-06-27 в 00:49 

Аспер_
Глава 20

URL
2017-06-27 в 00:50 

Аспер_
Глава 21

URL
2017-06-27 в 00:51 

Аспер_
Глава 22

URL
2017-06-27 в 00:51 

Аспер_
Глава 23

URL
2017-06-27 в 00:52 

Аспер_
Глава 24

URL
2017-06-27 в 00:53 

Аспер_
Глава 25

URL
2017-06-27 в 00:53 

Аспер_
Глава 26

URL
2017-06-27 в 00:54 

Аспер_
Глава 27

URL
2017-06-27 в 00:54 

Аспер_
Глава 28

URL
2017-06-27 в 00:55 

Аспер_
глава 29

URL
2017-06-27 в 00:58 

Аспер_
Глава 30

URL
2017-06-27 в 00:58 

Аспер_
Глава 31

URL
2017-06-27 в 00:59 

Аспер_
Глава 32

URL
2017-06-27 в 00:59 

Аспер_
Глава 33

URL
2017-06-27 в 01:00 

Аспер_
Глава 34

URL
2017-06-27 в 01:01 

Аспер_
Глава 35

URL
2017-06-27 в 01:01 

Аспер_
Глава 36

URL
2017-06-27 в 01:02 

Аспер_
Глава 37

URL
2017-06-27 в 01:02 

Аспер_
Глава 38

URL
2017-06-27 в 01:03 

Аспер_
Глава 39

URL
2017-07-04 в 12:22 

Аспер_
Глава 40

URL
2017-07-04 в 12:23 

Аспер_
Глава 41

URL
2017-07-04 в 12:28 

Аспер_
Глава 42

URL
2017-07-04 в 12:29 

Аспер_
Глава 43

URL
2017-07-04 в 12:31 

Аспер_
Глава 44

URL
2017-07-04 в 12:32 

Аспер_
Глава 45

URL
2017-07-04 в 12:33 

Аспер_
Глава 46

URL
2017-07-04 в 12:35 

Аспер_
Глава 47

URL
2017-07-04 в 12:36 

Аспер_
Глава 48

URL
2017-07-04 в 12:47 

Аспер_
Глава 49

URL
2017-07-04 в 12:48 

Аспер_
глава 50

URL
2017-07-04 в 12:48 

Аспер_
Глава 51

URL
2017-07-04 в 12:49 

Аспер_
Глава 52, заключительная

URL
     

--------

главная