Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:45 

Наседка

Аспер_
Автор: Аспер
Рейтинг: PG
Персонажи: Семья Уизли, Альбус Дамблдор, Том Марволо Реддл, Гарри Поттер
Тип: джен
Жанр: AU
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Елизавете Аркадьевне крупно не повезло и, как она считает, во всём виновато её увлечение попаданцами. Вот и приходится ей привыкать к новой жизни, в которой она является Молли Уизли, и постараться воспитать это невоспитанное семейство. А тут ещё и муж странный...
Предупреждения: ООС
Диклеймер: всё принадлежит Роулинг

Фанфик по заявке HeGoDница

Просыпаться не хотелось, но шум за дверью комнаты всё усиливался.

"Вот знает же доча, что я люблю поспать, тем более у меня сейчас отпуск. Хотя о чём это я, два охламона, естественно, уже проснулись и Ленка просто не успевает за ними угнаться, уж больно шустрые растут."

Тут она вспомнила, что любимая доченька Лена с детьми уехала позавчера в свою Москву, она сама посадила их на поезд.

"И что это за шум тогда? Кто грохочет у меня в доме?"

Елизавета Аркадьевна открыла глаза и подскочила в кровати, удивляясь ещё больше незнакомой обстановке.

Тут дверь в комнату приоткрылась, и в ней появился рыжий подросток, который спокойно сообщил:

- Мама, близнецы опять пугают Ронни, а Джинни разбила твою любимую кружку.

Сказать, что женщина была шокирована, это ничего не сказать...

"Этого не может быть, - подумала Елизавета Аркадьевна, - я сплю и мне снится сон. Какая Джинни, какой Ронни, причём здесь близнецы и почему этот рыжик зовёт меня мамой?"

Она подождала немного, надеясь, что сейчас проснётся в своём доме. Мальчишка тоже ждал и, кажется, начинал волноваться.

- Почему ты решил, что я... - начав говорить, она тут же шокированно замолчала, не узнав своего голоса.

Удивлённо посмотрев на мальчишку, она перевела взгляд на руки и убедилась, что руки тоже не её.

Елизавета Аркадьевна, несмотря на то, что уже являлась бабушкой двух внуков, была не стара и, к тому же, круг её интересов не ограничивался только телевизором. Она любила читать и давно освоив компьютер и интернет, многие книги читала там. Недавно она увлеклась книгами о попаданцах. Куда только не попадали герои тех книг. И Великую Отечественную заканчивали раньше, благодаря своим знаниям, и царей-королей свергали и возводили на престолы. Были и те, кто попадал в волшебные миры, то в эльфов, то в принцесс, а некоторые взяли моду попадать в героев книг и фильмов.

"Так, - закрутилось у неё в голове, - значит я теперь тоже попаданка, если только не сошла с ума. Буду считать, что это реальность. Надо понять, кто я, что-то имена знакомые. Этот мальчик, кажется, мой сын. Попасть бы в какую-нибудь одинокую особу, так нет, вляпалась в семейную даму."

Парнишка уже явно собирался паниковать, видя, что мать сидит в кровати с отсутствующим выражением лица, но тут она посмотрела на него, улыбнулась и сказала:

- Сынок, я сейчас оденусь и приду, присмотри за остальными, пожалуйста.

Рыжик, явно шокированный ещё больше, молча кивнул и исчез за дверью.

Женщина встала с кровати. Осмотревшись, она увидела, что находится в спальне, мебель в которой когда-то знавала лучшие времена, сейчас же всё выглядело пошарпанным и убогим.

Подойдя к трюмо, стоящему в углу комнаты, она посмотрела в зеркало. Оттуда на неё смотрела невысокая, полноватая женщина с рыжими волосами и карими глазами. Как предположила Елизавета Аркадьевна, ей было лет сорок-пятьдесят, точнее она сказать не могла.

"Ну хоть что-то ясно. Возраст у меня остался прежний. Мои сорок с небольшим хвостиком явно подходят."

Продолжив осмотр, она увидела, что руки у неё не холёные, но и мозолей не наблюдалось, значит, она не занималась тяжёлым трудом.

Рассмотрев своё новое тело, она мимоходом отметила, что ночная рубашка на ней старая и застиранная.

"Ясно, с финансами туго."

Подойдя к шкафу, она заглянула в него, собираясь побыстрее одеться и пойти к детям, которые ждали её где-то в доме. С первого взгляда её удивило содержимое шкафа.

Мантия, мантия, платье, мужские брюки, рубашки, жилет, снова мантия.

"Странная мода, но зато ясно, что у меня есть муж. Уж и не знаю, хорошо это или плохо."

Женщина задумчиво смотрела на мантию, которую держала в руках. На периферии сознания появилась мысль, что она знает, куда попала, надо только сосредоточиться. Рон и Джинни, мантии, близнецы, рыжие..

"Кажется, я догадываюсь, куда и в кого я попала. Я умудрилась оказаться в Молли Уизли. Вот откуда мне знакомы имена детей. Как раз на прошлой неделе по телику опять показывали все серии Гарри Поттера."

Так что она была знакома с этой историей, да и в интернете ей попадалось несколько рассказов с героями этих книг.

"Надо узнать, который год и вообще разобраться, что творится. Очень уж не хочется плясать под дудку директора, который явно манипулировал окружающими. Да и сына я терять не хочу. Я не мать им в полном смысле этого слова, но раз оказалась в этом теле, значит так тому и быть. А сыновей хоть и много, но я не желаю, чтобы их количество уменьшилось."

Пока у неё в голове крутились эти мысли, она на полном автомате надевала мантию, обувала домашние туфли и заправляла постель.

Быстро расчесавшись, Елизавета Аркадьевна вышла за дверь, полная решимости разобраться во всём. И если она вдруг оказалась права, то она будет жить жизнью Молли, но не будет той клушей, которая её всегда раздражала в фильме.

Спускаясь по ступенькам скрипучей лестницы, Елизавета Аркадьевна осматривалась вокруг. То, что она видела, её и радовало, и удивляло, и без огорчений тоже не обходилось. В доме было сравнительно чисто, паутина по углам не свисала, но лестница, да и дом в целом производил странное впечатление. Казалось, дунь на него, и он, как в сказке "Три поросёнка", разлетится трухой по округе, оставив хозяев на обломках.

Поймав себя на мысли, что знает, куда идти, она зашла в комнату, которая была гостиной. Во всяком случае диван, кресла и этажерка с книгами явно на это указывали. Так же здесь находились большие часы, у которых было слишком много стрелок и присутствовал камин, на котором стояли несколько движущихся фотографий и банка с каким-то порошком.

"Колдографии," - поправила себя попаданка, не рискующая пока идентифицировать себя как Молли.

Тут она разглядела развалившихся на диване и возле камина детей, старшего из которых она уже видела недавно в дверях своей спальни.

Детей было пятеро и все они были рыжими. Четыре мальчика и девочка смотрели на неё, будто что-то выжидая.

- Рон, - рискнула произнести она.

Самый младший из мальчиков поднял голову и она увидела, что глаза у него на мокром месте.

- Что вы сделали брату? - она тут же переключила своё внимание на двух детей, которые как две капли воды были похожи друг на друга.

"Ну надо же, - подумала она, - мне кажется или они действительно идентичны, как клоны? Не может быть, надо просто присмотреться и я смогу понять, кто есть кто. Различала же я как-то внуков."

При мысли о внуках у неё защемило сердце. Что произошло с ней, как на это отреагируют её дети? Как жаль, что она больше не сможет увидеть их и внуков.

- Мы... ему... ничего... не делали... - заговорили в унисон мальчишки, глядя на мать честными голубыми глазами.

- Тогда почему он плачет?

- Маленький... Ронни... испугался... паука...

- Они сунули мне паука за шиворот, - закричал Рон, вскакивая на ноги и бросаясь на братьев.

- Ну-ка, все затихли! - она сама не ожидала, что умеет так кричать. Дети замолчали и посмотрели на мать, ожидая её действий. - Немедленно разошлись по своим комнатам.

- Мама, я есть хочу, - заныл Рон, - мы ещё не завтракали.

- Тогда марш на кухню завтракать. И... Перси, - женщина рискнула назвать старшего по имени, - присмотри за братом.

Перси посмотрел на неё и согласно кивнув, поднялся с дивана.

"Угадала с именем-то. Значит Перси, Фред, Джордж, Рон и Джинни. А я, получается, точно Молли."

Зайдя следом за детьми на кухню, она увидела, что Перси деловито раскладывает по тарелкам кашу из глиняного горшка. Каша превосходно пахла, и дети с нетерпением ожидали свои порции.

Кухня производила неоднозначное впечатление. Молли в той жизни не была маниакальной чистюлей и её кухня не была похожа на операционную, но эта кухня, с её разномастными стульями, старыми покосившимися полками, с посудой, расставленной как попало, вызывала только одно желание.

"Выкинуть, всё выкинуть," - первая мысль была, конечно, самой верной, но она помнила, что Уизли не могли себе позволить такие траты. Новая мебель ей пока не светила.

Посмотрев на стоящие на столе тарелки и чашки, она села в кресло, расположенное у одного из торцов стола и, вздохнув, сказала:

- Сынок, положи и мне каши.

Перси беспрекословно выполнил её просьбу, а остальные дети прекратили есть, удивляясь на свою, необычно сегодня тихую, мать.

Каша оказалась вкусной и Молли с удовольствием её съела, запив кружкой ароматного чая.

Поев, дети отправились с сад, выглянув в который, она удивилась запустению, царившему вокруг.

В её душе тут же поднял голову глубоко спрятанный садовод-огородник. Столько неосвоенного пространства! Она всю жизнь мечтала развернуться, но её дом стоял в городской черте и мог похвастаться только небольшим клочком земли возле дома и палисадничком под окнами, выходящими на улицу.

Но рассиживаться и мечтать было некогда, следовало браться за приготовление обеда, ведь дети не будут ждать, пока она привыкнет к своему новому житью-бытью, да и муж у неё тут имелся. Хоть тюфяк и рохля, а кушать хотел постоянно.

Молли принялась проверять шкафчики, ища продукты. Следовало ещё разобраться с плитой. Хорошо, что дети на улице и не видят метания матери по кухне.

"Так, а где моя волшебная палочка? И вообще, получится ли у меня колдовать?"

Быстрый осмотр кухни ничего не дал и Молли, сетуя на свою глупую голову, которая совсем не хочет думать, пошла в спальню. Следовало поискать палочку там.

Палочка нашлась на стуле под мантией. Взяв её в руки, она с замиранием сердца прислушалась к ощущениям. Да, кажется, палочка отозвалась теплом на её прикосновение, хотя может она просто выдумала это. Затаив дыхание, Молли, сосредоточившись, произнесла "Люмос".

На кончике палочки зажёгся яркий огонёк. Его появление так её порадовало, что она с трудом сдержала появившееся желание завизжать от восторга.

"Я ведьма, ведьма!"

Успокоившись и прислушавшись к себе, она поняла, что помнит, как колдовать и тут же подтвердила это, призвав к себе мантию, всё ещё лежавшую на стуле.

"Кажется, мне достались умения прежней Молли. Надеюсь, что она не осталась здесь вся, спрятавшись где-то в уголке сознания. Не хотелось бы начать страдать раздвоением личности."

Решив, что проблемы разума подождут, Молли отправилась решать проблемы желудка. Время неуклонно приближалось к обеду.

Заглянув мимоходом в гостиную, она заметила газету, которая в первое посещение этого уголка дома не бросилась ей в глаза.

- Четырнадцатое июля 1991 года, - увидела она дату выпуска.

"Эй, а дать время на подготовку к основным событиям?!"

Следовало признать, что время для попаданства оказалось не очень удачное. Срочно нужно было готовить детей к школе, и Молли надеялась, что успеет адаптироваться и понять, как себя вести.

Также надо было принять во внимание, что в недалёком будущем возможен приход доброго волшебника Дамблдора, так как Молли прекрасно понимала, что встреча с Гарри Поттером на вокзале была явно постановочной. Ну не могла женщина, учившаяся в Хогвартсе и уже несколько лет отправлявшая своих детей в Хогвартс, не знать, с какой платформы отправляется Хогвартс-экспресс. А уж странная одежда и демонстративное возмущение маглами...

Выставлять себя и свою семью идиотами не хотелось, но пока она не могла кардинально менять своё поведение. Следовало ещё найти объяснение намечающейся грандиозной уборке. А освоение земельного участка с целью прокормиться, а возможно и что-то продавать, придётся отложить до сентября.

Продумывая своё поведение и строя планы, Молли крутилась на кухне, готовя обед. Ножи и поварёшки, конечно, не порхали у неё над плитой, но с палочкой она управлялась всё увереннее, движения становились точнее, как будто она вспоминала давно забытые навыки.

Не особо заморачиваясь, она решила приготовить овощное рагу. Блюда английской кухни не были хорошо ей известны. Она что-то слышала об йоркширском пудинге, пастушьем пироге и жарком по-ланкаширски, но как это готовить не имела ни малейшего понятия, так что рагу было признано нейтральным вариантом, который не удивит домочадцев и позволит без проблем накормить всю ораву.

Она уже почти позабыла, как это, готовить на большую семью. Её сын и дочь давно уехали из родительского дома, пару лет назад не стало мужа и она обычно довольствовалась чем-нибудь лёгким в приготовлении, не желая возиться с кастрюлями, готовя себе одной.

Теперь же ей пришлось начистить гору овощей, и она подумала, что сегодня справилась сама, но потом приучит детей помогать ей на кухне. Особенно это касалось Джинни, девочка должна уметь вести хозяйство. Неизвестно, учила ли её этому мать, но нынешняя Молли не собиралась баловать девочку сверх меры и растить из неё ветреную особу, помешанную на Поттере и квиддиче.

"Надо будет ещё с героем найти общий язык и внушить ему, что надо бы немного думать своей головой. Хотя о чём это я, мальчишки есть мальчишки, обязательно влезут в неприятности, тем более их будет поощрять сам директор."

Аромат рагу растёкся по кухне и просочился наружу, привлекая внимание голодных детей, и вот уже толпа оглоедов влетает с улицы, а следом чинно заходит Перси, держа в руках книгу.

- Так, быстро отправились мыть руки! - Молли гневно оглядела детей, которые уже усаживались за стол. - А некоторым не помешало бы и умыться, - продолжила она, глядя на Рона, который чем-то умудрился вымазать себе лоб.

Джинни пристроилась к кухонной раковине, а мальчишки со стонами вылезли из-за стола и отправились в ванную комнату.

Она ещё успела подумать, что близнецы вроде вполне адекватны и не вытворяют невесть что, как из ванной раздался вопль. Кинувшись туда, она увидела Рона, который с ужасом смотрел на свои руки, с которых медленно капала кровь. Его лицо тоже было залито кровью.

Молли схватилась за сердце, которое, казалось, было готово выскочить из груди, но тут же взяла себя в руки и кинулась к ребёнку. Пытаясь понять, что произошло и откуда кровь, она краем глаза заметила довольные лица близнецов и тут же всё поняла.

Разъярённая, она повернулась к двум придуркам, которые по какой-то прихоти судьбы теперь являлись её сыновьями. Но если они думали, что она по обыкновению начнёт орать, то в этот раз они не угадали. Молли тихим голосом, в котором ясно слышалась сдерживаемая ярость, произнесла:

- Кажется, я ошиблась, отложив ваше наказание на потом. Вы разбаловались и обнаглели. Сейчас вы тихо, спокойно пойдёте на кухню, поедите и пойдёте в сад, я придумала вам занятие. У вас слишком много энергии и она тратится на глупости. Я помогу вам справиться с этой проблемой. Вон отсюда.

Близнецы, огорошенные видом разъярённой матери, потихоньку ретировались из ванной. Молли навела палочку на Рона и произнесла:

- Фините Инкантатем.

С лица и рук Рона исчезла вся кровь, оставив всю также красующуюся на лице грязь.

- Умойся и пойдём кушать, Рон.

Мальчишка быстро умылся, вымыл руки и в сопровождении матери пошёл на кухню, где уже сидели его братья и сестра. Обед прошёл непривычно тихо.

После обеда Молли остановила попытавшуюся было уйти Джинни, сообщив, что та должна помыть посуду. Дочь попробовала обидеться и улизнуть, но она ей не позволила, порадовав сообщением, что теперь мытьё посуды будет её обязанностью и всучив специальное волшебное средство для посуды и губку.

Близнецам, начавшим ехидничать на эту тему, она напомнила, что им дело уже нашлось. Она сейчас даст работу Рону и займётся ими. Вручив Рону половую тряпку, она отправила его мыть крыльцо. Он попытался было тоже возмутиться, но был остановлен жёстким взглядом.

Перси было поручено разобрать картошку и овощи, хранящиеся в кладовке. Как она успела заметить, они начали портиться. Перси промолчал, чем снова убедил её в своей адекватности и сообразительности. То, что к ней прилагалась занудливость, можно было пережить, тем более, что она пока с ней не сталкивалась.

Почувствовав себя злобной мачехой, которая придумывает работу для целого клана Золушек, она вышла из кухни в сад, конвоируя перед собой близнецов, которые гадали, что же задумала мать.

Молли посмотрела на пустое пространство с несколькими старыми деревьями и заросшим прудом, огороженное невысоким каменным забором, прикинула фронт работ, взяла два старых ботинка, валявшихся здесь же на крыльце и, сосредоточившись на своём желании, трансфигурировала их в две отличные новенькие лопаты.

- Вот вам инструмент, - сказала она, глядя на удивлённых близнецов, - копаете от забора до обеда.

Те, совсем ошалев, посмотрели на мать:

- Но, мама...

- Обед уже был...

- А кто сказал, что я говорила про этот обед? - притворно удивилась Молли. - Копаете от этого забора, - она показала на изгородь, - и до завтрашнего обеда. Естественно с перерывами на ужин, сон и завтрак. Я же не изверг какой, оставлять голодными собственных детей. И не думайте, что сумеете смухлевать. Я тут пока немножко подправлю дорожки.

К ужину близнецы еле приползли. Молли не подавала виду, но тоже устала, всё же день у неё был насыщенный.

- Интересно, когда явится ваш отец? - пробурчала она, когда дети собрались за столом.

Про старших детей она не спрашивала, зная, что Чарли работал в Румынии. Она не помнила, жил ли с ними самый старший сын, но решила не уточнять, подумав, что этот вопрос разрешится сам собой.

В гостиной зашумел камин и раздался голос:

- Молли, дорогая, я дома!

- Явился, стоило только о нём вспомнить, - проговорила Молли, с нетерпением ожидая того момента, когда увидит человека, бывшего здесь её мужем.

В кухню заглянул рыжеволосый, немного полноватый мужчина, посмотревший на неё с какой-то смесью любви и вины. Глаза у него были такие же голубые, как и у его сыновей.

"Да, не совсем мой типаж, - подумала Молли и вздохнула, - ну, ничего не поделаешь, бери, что дали."

- Как хорошо, что ты успел к ужину, мы только садимся.

Артур, быстро переодевшись и освежившись, занял своё место во главе стола и принялся за вкуснейшее рагу. Когда первый голод был утолён, он с удивлением заметил, что близнецы сидят странно притихшие и как-то слишком бережно держат ложки в руках, при этом сметая рагу с тарелок. На ладонях у них красовались свежие мозоли.

- Что это с ними? - обратился он к жене, указывая на близнецов.

- А что не так? - удивилась Молли.

- Тихие они что-то.

- Это они сегодня помогали мне ухаживать за садом. Точнее, я решила завести огород, столько земли не используется, - удивлённый и почему-то настороженный взгляд мужа активировал язык Молли и она затараторила, стараясь объяснить. - Я слышала, что маглы выращивают возле своих домов овощи, вот и решила тоже попробовать. Не сейчас, конечно, в следующем году, а пока я посажу какие-нибудь полезные травы.

- Понятно, а они что делали? - спросил Уизли-старший, снова посмотрев на сыновей.

- Я поняла, что у них слишком много неиспользованной энергии, поэтому решила, что вскопав мне грядки магловским методом, они только выиграют. Сам подумай, целый день на воздухе, физический труд укрепит их мышцы и сделает выносливыми.

Потенциальные культуристы сидели молча, всё чаще зевая. Труд и обильное питание сделали своё дело - их со страшной силой тянуло в сон.

- Фред, Джордж, вы можете отправляться в свою комнату, - сказала Молли, - и не забывайте, что до завтрашнего обеда вам есть чем заняться.

Рыжики с тяжким стоном выбрались из-за стола и отправилась наверх. В кои-то веки их манили кровати.

Остальное семейство расположилось в гостиной. Молли снова, уже в который раз за сегодня, подумала, что в доме нужна генеральная уборка, если уж нет возможности снести его совсем.

Перси устроился в кресле с книгой в руках, а Артур, виновато пробормотав извинения и клятвенно пообещав, что он только на минуточку, смылся в сарай, в котором, как помнила Молли, были собраны образцы достижений человеческой цивилизации.

"Вот интересно, что он там делает со всеми этими розетками, лампочками и прочими элементами магловского быта? Ведь явно умный человек, раз смог сделать летающую машину. Даже не верится, что он, работая в отделе по борьбе с незаконным использованием магловских изобретений, не разбирается в жизни обычных людей. Одна банка с деньгами чего стоит, он же должен знать, что их вполне можно поменять в Гринготсе. Кстати, а где эта банка? Она бы мне пригодилась."

Тут она вспомнила кадры фильма, где Уизли знакомятся с Грейнджерами и Артур бурно удивляется деньгам, имеющимся у них.

"Ещё одна странность, он же не первый раз видит деньги, зачем корчить из себя эдакого недалёкого чудака?"

Задумавшись, она и не заметила, что младшие дети куда-то убежали.

"Наверно, разошлись по комнатам", - подумала она и посмотрела на Перси, всё также тихонько сидящего в кресле.

Какая-то мысль не давала Молли покоя. Она была связана с Перси и очень важна. Пытаясь понять, что же её гложет, она перебирала факты, которые были ей известны об этой семье и тут её осенило.

"Крыса... Скабберз... Короста, точнее, Паршивец. Да, так правильнее, она где-то видела именно такой перевод и считала, что он больше подходит Петтигрю, чем Короста. Так, и где этот анимаг, почему я его не видела?"

- Перси, - обратилась она к сыну, - а где твой крыс, я его что-то не вижу, ты его кормил сегодня?

- Мама, ты что, забыла? Он сдох неделю назад.

- Да, точно, извини меня, милый. Я так привыкла к нему, что и забыла, что его уже нет. Надеюсь, я тебя не расстроила?

Говоря это, она старалась не показать мальчику, как удивлена тем, что услышала.

"Крыс сдох? Почему? Это же Питер Петтигрю, он же должен быть у Перси и перейти Рону, когда мы купим Перси сову? Или это другой мир, отличающийся от того, который описан у Роулинг? Вопросы, вопросы... Ей надо подумать."

- Сынок, я пойду лягу, а то что-то устала. Спокойной ночи.

Молли вышла из комнаты и отправилась в ванную, а потом и в спальню. Мужа решила не дожидаться, тем более она собиралась держать его от себя подальше столько, сколько сможет.

Раздевшись, она нырнула под одеяло. Какое-то время она пыталась думать над тем, что произошло сегодня и над странной нестыковкой с крысой, но усталость брала своё и Молли задремала. Сквозь сон она слышала, как ложился муж и, повернувшись к нему спиной, она наконец-то уснула.

В эту ночь ей ничего не снилось.

Следующие две недели прошли в беспрестанных хлопотах. За это время Молли отчистила и отмыла весь дом, все старые башмаки, сильно поношенная одежда и тарелки, миски и кружки со сколами и затёртым рисунком были сложены в сарайчике для мётел. Она собиралась разобраться с ними позже.

Дети участвовали во всех её делах, моя, подметая, помогая готовить. Они пытались протестовать, не привычные к такой деятельности, но Молли была неумолима.

Близнецы, в конце концов, вскопали землю под огород. Молли с помощью Перси и Рона привела заросли вдоль забора в порядок.

Она старалась проводить больше времени с младшим сыном, так как помнила, что мальчик вырос несдержанным и завистливым во многом благодаря тому, что мать обращала на него мало внимания.

Вечерами, когда все дела были переделаны, она устраивалась в гостиной и занималась приведением в порядок одежды детей, а Рона усаживала рядом и давала книгу, прося почитать ей. Первую неделю ребёнок пытался сбежать, куксился и злился, теперь же он с тяжким вздохом, но уже без её просьбы брал книгу и садился в соседнее кресло.

Молли подумывала в ближайшее время наведаться в городок, бывший поблизости, благо деньги на покупки имелись, так как она потребовала от Артура отдать ей банку с магловскими деньгами.

В ней оказалось пятьсот фунтов, и она в очередной раз подивилась непрактичности бывшей владелицы тела.

Молли составила примерный список вещей, которые она рассчитывала приобрести в магазинчиках города. В списке были семена некоторых пряных трав, садовый инвентарь, книги для детей, а также нитки для вязания, краски по ткани и фаянсу.

Не забыла она и про обычную краску и кисточки, и лак для мебели. Она надеялась, что ей хватит денег. У неё чесались руки немного отремонтировать дом, покрасить рамы, обновить лак на мебели. Молли, конечно, могла сделать это и с помощью чар и палочки, но не была уверена, что изменения, сделанные ею, долго продержатся.

Муж всё также задерживался на работе по вечерам или пропадал в своём сарае. Иногда Молли замечала, что он смотрит на неё задумчиво и недоверчиво, и понимала, что поведение её не соответствует прежней Молли, но она не могла, да и не хотела жить так, как жила та.

Близнецы немного попритихли. Они продолжали подшучивать над братьями, но старались не делать того, что разозлит мать, боясь, что она опять придумает в наказание что-нибудь такое же неожиданное и утомительное. Волдыри на ладонях недавно зажили, родители не стали лечить мальчишек с помощью магии и теперь мозоли напоминали не только о полётах на метле, но и о том, что некоторые шутки имеют очень болезненные последствия.

За Джинни она пока не взялась серьёзно, рассчитывая заняться её воспитанием после того, как мальчики уедут в школу.

От старших детей она недавно получила письма. Чарли писал, что у него всё хорошо и описывал драконов. Письмо Билла прибыло из Египта и Молли вспомнила, что он работает там в филиале банка "Гринготс". Сыновья писали, что не смогут в этом году приехать в гости.

Честно говоря, Молли даже обрадовалась этому, у неё пока хватало забот и с теми детьми, которые были при ней.

***

Вечером двадцать восьмого июля, когда семья ужинала, в камине загудело пламя и кто-то позвал Артура. Муж вышел, а через несколько минут вернулся с волшебником, в котором Молли узнала Дамблдора.

Трудно было не признать его. Яркая мантия, длинная белая борода с колокольчиками, очки-половинки и добрые голубые глаза с прищуром.

- Добрый вечер, Молли, - ласково улыбаясь, проговорил он.

- Добрый вечер, директор. Поужинаете с нами?

- С удовольствием, твоя еда выше всяких похвал.

- Смотрите, чтобы вас не услышали хогвартские домовики, - улыбнулась Молли, стараясь не встречаться с директором взглядом.

Дамблдор сел на предложенный стул и присоединился к трапезе. Болтовня ни о чём продолжилась.

В конце трапезы Дамблдор вытащил из кармана письмо и протянул его Перси.

- Я решил прихватить ваши письма с собой, - сказал он и достал ещё три письма.

- Это вам, - произнёс он, протягивая два письма близнецам, - а это тебе, Рональд.

Ещё одно письмо перекочевало из рук в руки. Рон с радостным воплем раскрыл письмо, приглашающее его в Хогвартс.

- А мы уже начали волноваться, - произнесла Молли, - Рон так его ждал.

- Я прошу меня извинить, я подумал, что всё равно зайду навестить вас, поэтому решил заодно занести письмо, - Дамблдор улыбнулся и обратился к Рону:

- Ты знаешь, в этом году в школу идет Гарри Поттер. Я думаю, что ты бы мог стать его другом.

Молли смотрела на сына и директора, и понимала, что вот оно, то, о чём она догадывалась, читая книги и смотря фильмы.

Ронни смотрел на директора, некрасиво открыв рот и ловя каждое его слово.

- И, Ронни, я принёс тебе кое-кого, - голос директора, казалось, сгустился и потёк. Молли подумала, что слушала бы его всегда и у неё появилось желание сделать всё, что попросит директор.

Потом в голове у неё будто щёлкнул воображаемый тумблер и она снова смогла реально оценить ситуацию. У неё хватило ума не показать, что на неё больше не действует голос Дамблдора.

- Рон, это твоя крыса, которая досталась тебе от Перси, а ему купят сову, так как он стал старостой. Крыса живет у вас давно, - теперь директор, отдав крысу Рону, обращался уже ко всем.

Семья Уизли молча взирала на вещающего директора, который удовлетворённо улыбнулся и уже обычным голосом проговорил:

- Молли, спасибо за вкусный ужин, пожалуй, мне пора.

После ухода Дамблдора, который пообещал заглянуть в конце августа, дети как ни в чём не бывало занялись своими делами. Рон отправился обустраивать крысу, а Перси подошёл к матери и напомнил, что они с отцом обещали ему сову и он надеется получить её на свой день рождения. Джинни тут же спросила, когда они пойдут на Диагон-Аллею за покупками, ей срочно нужна новая лента. Близнецы, переглянувшись, умчались в свою комнату, опять что-то затевая.

Всё было, как обычно, вот только Молли на миг показалось, что после слов директора Артур взглянул на неё цепким изучающим взглядом. В следующий момент он снова выглядел как обычно и после ухода Дамблдора ретировался в свой сарай. Молли решила, что ей показалось, тем более она сидела вполоборота к мужу и могла ошибаться.

"Ничего себе, добрый директор! Это он нам что, внушает всё, что ему нужно и мы, как телки на верёвочке, идём туда, куда он нам указывает? Почему же этот метод не сработал со мной? А прежняя Молли могла сопротивляться? Хотя о чём это я, ясно же, что не могла, иначе возможно даже не вышла бы за человека, носящего клеймо предателя крови.

Вот ещё один вопрос, который нужно выяснить. Предатели крови - кто они? Действительно ли это клеймо на магии рода, как утверждали некоторые авторы прочитанных ею рассказов или это просто прозвище людей, в своё время не оценивших внесение своего имени в "священные двадцать восемь" и громко заявивших об этом.

Если подумать, то вряд ли в число безупречных, в плане чистокровности, семей могли внести род, от которого отвернулась магия. Да и то, что в их семье все семеро детей родились магами, наоборот, говорило об отсутствии вины перед магией. В обратном случае, возможно, следовало ожидать большого количества сквибов, а она помнила только об одном таком в клане Уизли."

***

Крыса нервировала. Рон таскал её повсюду и Молли старалась не показывать виду, что она знает кто скрывается под облезлой шкуркой, но с каждым днём ей было всё труднее сдерживать желание прибить грызуна. Но в этом случае Дамблдор мог догадаться, что она знает о его манипуляциях с их сознанием, ведь домашнего любимца не убивают просто так.

Удивляло поведение Артура. Они почти не общались, он приходил поздно, а если успевал к ужину, то перекидывался с ней за столом парой фраз, расспрашивал детей о том, чем они занимались днём и скрывался в своей сараюшке.

Возвращался он оттуда поздно, когда Молли уже лежала в кровати, тихонько прокрадывался к кровати и ложился, стараясь её не потревожить.

Как с таким отношением друг к другу они могли обзавестись такой кучей детей, было непонятно. Хотя она допускала, что в молодости они ого-го как куролесили в постели.

Планы по посещению магловского городка приходилось откладывать. Фунты она собиралась обменять в Гринготсе и купить Ронни нормальные, хоть и недорогие мантии, а также палочку, так как подозревала, что его слабые успехи в школе зависели не только от его лени, но и от главного "орудия производства".

Также нужно было постараться не ударить в грязь лицом и с остальными детьми. А ещё эти траты на сову! Хорошо хоть учебники не нужно было покупать в полном объёме. Пергамент, перья, чернила, а ещё обувь, трусы, носки, майки... Молли с трудом представляла, как будет выкручиваться. По поводу трат к школе следовало посоветоваться с мужем, ведь он пока был единственным кормильцем.

Стоило ей только заикнуться, что мальчиков нужно уже собирать к школе, а Рону требуется палочка, муж напомнил, что зарплата будет десятого и все деньги в её распоряжении.

Это её немного успокоило, но не зная размер зарплаты, было сложно как-то спланировать бюджет, тем более за те две недели, что она пробыла тут, Молли так и не выбралась за покупками. В доме были запасы круп, макарон, овощей, муки и мяса, куры исправно несли яйца, а свежее молоко появлялось у неё на пороге каждое утро, из чего она сделала вывод, что у них заключён с кем-то контракт на поставку. Хлеб она пекла сама и тихо при этом радовалась, что в своё время научилась это делать.

***

Поход на Диагон-Аллею планировался на середину августа. Вечером десятого числа Артур выложил перед ней на стол пятьсот галеонов. Она совсем не ожидала увидеть такую сумму.

Подсознание вопило, что здесь что-то не чисто, но муж, отдав ей деньги, как ни в чём не бывало принялся за ужин, а она побоялась спросить, только ли это зарплата или эти деньги включают в себя доплату за сверхурочное время работы.

Странно, что при таких заработках, не тратя денег на оплату налогов, жилья и коммунальные услуги, семья жила так бедно, при том, что большинство детей почти весь год проводили в школе, за которую, кстати сказать, платить тоже не требовалось.

Вопросов становилось всё больше.

Примечания:

Я установила курс галеона к фунту 1:10, так как официальный курс кажется мне не совсем верным. Хотя думаю, что и я ошибаюсь.

Первый её выход в люди запомнился Молли надолго. Кошмарное перемещение камином на Диагон-Аллею, прогулка по улице, полной шумящих и куда-то спешащих волшебников, боязнь потеряться или потерять детей, которые так и норовили разбежаться в разные стороны, видя тут и там в витринах то гоночные мётлы, то сладости, то приколы, то ленты и заколки.

Как хорошо, что у неё отпала нужда посещать Гринготс, который был виден в конце улицы, возвышаясь над остальными зданиями. Денег, данных ей Артуром, должно было хватить на всё.

***

Десятого же числа пришли счета за молоко, овощи и мясо, а также за другие покупки, которые делала ещё та Молли, а также бланки заказов и расценки из овощной лавки, от молочника, мясника и из магазина бакалейных товаров.

Совы принесли каталоги от мадам Малкин, «Зонко» и «Флориш и Блоттс». Их Молли отложила в сторону. Мантии она купит на Диагон-Аллее, так же как и книги, экономя на пересылке, а покупать всякие приколы она не собиралась.

На оплату счетов у неё ушло сто галеонов. В новом заказе молочнику были отмечены неизменные четыре пинты молока в день и добавлены сыр и творог, а так же йогурт.

В бакалейной и мясной лавке были просто подтверждены предыдущие заказы. В овощную лавку отправился заказ, создавая который, Молли скрипела зубами, костеря на все лады идиотку, из-за которой приходится тратить столько денег зря.

***

Имея в кошельке четыреста галеонов, Молли уже не волновалась о том, как собрать детей в школу. Для Перси была оплачена сова, которую обещали доставить к его дню рождения. Рон был счастлив, сжимая в руках коробку от Олливандера, в которой лежала его личная палочка. Всем были закуплены мантии, пергамент, перья, чернила, чернильницы-непроливайки и ингредиенты для зельеварения. Рону был куплен котёл. Также были обновлены рубашки, нижнее бельё и куплена обувь.

Джинни купили симпатичную мантию и ленты. Получив такой подарок на день рождения, дочка была на седьмом небе от счастья.

Молли оставила часть денег на непредвиденные траты и выдала детям деньги на карманные расходы, которые они тут же и потратили, накупив сладостей, приколов от Зонко, средств для чистки мётел и прочей чепухи.

Под конец дня у Молли болела голова и она удивлялась, глядя на мужа, который терпеливо сопровождал их гомонящую ораву, не возражая и не переча.

Вернувшись домой и поужинав, семья радостно расползлась по комнатам разбирать покупки. Молли уткнулась в книгу о прялках, купленную в книжном, можно сказать мимоходом, когда она искала что-нибудь о борьбе с садовыми гномами.

Такая книга нашлась в самом низу самого дальнего стеллажа. Рядом с ней стояли такие книги, как «Вырасти сад за год», «Пособие для владельцев магических огородов», «Как вырастить гиппогрифа», «Создай сам погоду в своём саду и огороде» и ещё несколько книг похожего содержания, а также лежали каталоги по семенам магических трав. Все эти книги стоили недорого и были пыльными, что говорило о том, что идея прокормить самого себя, работая на земле, не находит у волшебников должного отклика.

Молли набрала разных пособий и вот теперь, расслабившись в кресле, изучала книгу, оказавшуюся очень хорошим пособием, как по изготовлению прялки, так и по её использованию.

"Надо бы завести пуховых коз. Я могла бы продавать шали, шарфы, варежки и перчатки. Тёплые и простые в изготовлении, не требующие точных размеров вещи. Следует изучить этот вопрос."

Каталоги порадовали своим ассортиментом, и Молли решила в сентябре заказать некоторое количество семян магических трав, а также купить у маглов обычных. Она знала, что зима в Англии не суровая и можно было бы посеять травы в зиму, чтобы первый урожай снять ранней весной, а некоторые травы радовали бы её и осенью, и зимой, особенно, если озаботиться хотя бы простейшим парником.

Выгон, на котором дети летом играли в квиддич, отбирать у них не хотелось и она решила, что может посеять там луговые травы и будет пасти там козу.

"Уж как-нибудь уживутся дети с козой, - подумала она, - пусть приспосабливаются."

***

Лето подходило к концу. День рождения Перси, как и день рождения Джинни, они отметили праздничным ужином и тортом, самолично испечённым Молли. За домашними хлопотами Молли почти и думать забыла об обещанном визите Дамблдора, но он сам о себе напомнил в предпоследний день лета.

Как и в прошлый раз, явившись к ужину, он посетовал, что Гарри Поттера некому проводить в Хогвартс, родственники не могут и было бы отлично, если бы Уизли помогли ему пройти на платформу, просто мимоходом подсказав, как это сделать.

В этот раз обошлось без внушения, директор давил на жалость, намекал и подбадривал. Уже собираясь уходить, Дамблдор напомнил Рону, чтобы тот не забыл взять в Хогвартс свою крысу, которая иначе будет без него скучать и снова выразил надежду на то, что Рон станет Гарри хорошим другом.

@темы: Фанфики

URL
Комментарии
2017-06-26 в 20:05 

Аспер_
Глава восьмая, в которой все отправляются на Кинг-Кросс

URL
2017-06-26 в 20:08 

Аспер_
Глава девятая, в которой делаются покупки и открытия

URL
2017-06-26 в 20:12 

Аспер_
Глава десятая, в которой приоткрываются тайны

URL
2017-06-26 в 20:37 

Аспер_
Глава одиннадцатая, в которой Молли говорит, ждёт и снова планирует

URL
2017-06-26 в 20:37 

Аспер_
Глава двенадцатая, в которой Молли ожидает сюрприз

URL
2017-06-26 в 20:39 

Аспер_
Глава тринадцатая, в которой Молли устраивает чаепитие

URL
2017-06-26 в 20:41 

Аспер_
Глава четырнадцатая, в которой речь идёт о родственниках

URL
2017-06-26 в 20:46 

Аспер_
Глава пятнадцатая, в которой разговоры продолжаются

URL
2017-06-26 в 20:47 

Аспер_
Глава шестнадцатая, в которой Уизли отдыхают и обзаводятся живностью

URL
2017-06-26 в 20:48 

Аспер_
Глава семнадцатая, в которой Уизли строят дом и встречают детей

URL
2017-06-26 в 20:49 

Аспер_
Глава восемнадцатая, в которой Молли вмешивается в канон

URL
2017-06-26 в 20:49 

Аспер_
Глава девятнадцатая, в которой Молли пытается настоять на своём

URL
2017-06-26 в 20:56 

Аспер_
Глава двадцатая, в которой трагедия превращается в фарс

URL
2017-06-26 в 20:58 

Аспер_
Глава двадцать первая, в которой Молли идёт в гости

URL
2017-06-26 в 20:59 

Аспер_
Глава двадцать вторая, в которой всё становится на свои места

URL
   

--------

главная