Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:58 

Хозяйка "Малфой-мэнора"

Аспер_
Автор: Аспер
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Люциус/Нарцисса
Персонажи: Люциус Малфой, Нарцисса Малфой, Абраксас Малфой
Тип: гет
Жанр: AU, ангст
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: Встретились две души и запутали нити судеб, одна ушла, а другая осталась...
Диклеймер: Всё принадлежит Роулинг
Предупреждения: ООС

Тут описаны слёзы, сопли и душевные страдания слабой и бестолковой женщины. Надеюсь тем, кто рискнёт прочитать, фанфик понравится.

Фанфик по заявке с фикбука, автор Viktoriya Jimenez



Зима тысяча девятьсот восемьдесят второго года выдалась для Магической Британии тяжёлой. В самом разгаре были суды над Пожирателями. Обыватели читали "Пророк" и ужасались делам, которые творили сторонники Того-Кого-Нельзя-Называть.

Вялотекущий конфликт между магами длился вот уже несколько десятилетий и унёс много жизней как сторонников Тёмного Лорда, так и Ордена Феникса, и авроров.

Осенью восемьдесят первого он было вспыхнул снова, но так и не разгорелся в полную силу, будучи остановлен гибелью четы Поттер, и Мальчиком-Который-Выжил, и победил Волдеморта.

Авроры арестовывали наследников известных фамилий, подозреваемых в пособничестве Тому-Кого-Нельзя-Называть. Суды шли беспрерывно, но многие без суда и следствия попадали сразу в Азкабан и им ещё повезло, у них была надежда выжить, а те, кого приговорили к поцелую дементора этой надежды были уже лишены.

***

Люциус Малфой, наследник Малфой, только недавно вышел из Азкабана благодаря связям и бесчисленному количеству золотых галеонов, розданных в своё время и им самим, и его отцом лордом Абраксасом Малфоем, которому пришлось в нынешней ситуации и шантажировать, и раздавать всё новые "подарки".

Но оно того стоило и теперь Люциус, полностью оправданный и доказавший, что действовал под Империусом, сидел в своём личном кабинете и пил хороший выдержанный магловский виски, который он предпочитал той бурде, которую выпускали винокурни Огдена.

Отец был в отъезде по делам, а если быть точнее, то тот пока предпочёл остаться во Франции, где у Малфоев было поместье и куча родственников. Сын Люциуса Драко, карапуз полутора лет, с многочисленными няньками-сквибками и эльфами был также отправлен во Францию укреплять слабое здоровье под лечебным французским солнцем.

Жена Нарцисса ехать с сыном и свёкром отказалась, сославшись на то, что она клялась Люциусу быть с ним и её долг как жены стойко переносить невзгоды и быть рядом с мужем.

Люциуса, конечно, интересовала причина, по которой Нарцисса осталась в пустом поместье. Сейчас, будучи дома, он намеревался это выяснить, ни на секунду не поверив словам жены, которая до этого года не давала Люциусу повода верить в её любовь и преданность.

К тому же сейчас она старалась как можно меньше времени проводить в его обществе, при этом выглядела с каждым днём всё более измученной и нервной. Всё это не нравилось Люциусу и он решил всё-таки поговорить с женой завтра.

Время было за полночь, когда Люциус решил пойти спать. Проходя тихими коридорами замка, жизнь в котором замерла с отъездом маленького сына, он думал о том, что как-то неправильно всё получилось в его жизни.

Когда он вступал в организацию и клялся в верности Тёмному Лорду, он искренне верил словам Лорда о том, что чистокровные должны быть первыми в магическом обществе, они знают и умеют много из того, что недоступно грязнокровкам.

Люциусу нравились идеи Лорда о том, что править должны они, элита магического общества, а те, кто пришёл извне, должны изучить законы нового для них мира, а не пытаться переделать его под свои представления о справедливости и правильности. Грязнокровки лезли во власть, желая объединить два мира, не понимая, что маглы не обрадуются, узнав, что кто-то может распоряжаться их судьбой. Узнав о магах, кто-то испугается, а кто-то захочет подчинить их. И тогда вернутся Тёмные века, с их инквизицией и травлей, с тем, из-за чего магам пришлось принять Статут, из-за чего они скрывались уже несколько веков.

Тёмный Лорд говорил о том, что маги стали забывать свои корни, своих предков. Что многие книги запрещены, многие уничтожены, что обучение юных волшебников с каждым годом всё больше подстраивается под детей маглов, многие предметы отменены и маги всё больше и больше становятся похожи на магловских фокусников.

Малфой пошел за лидером, который, как ему тогда казалось, приведёт магический мир к процветанию и укреплению.

Но с некоторых пор Тёмный Лорд будто начал сходить с ума, его идеи становились всё более жестокими, он набрал в свои ряды отъявленных подонков и начались бессмысленные убийства маглов, маглорождённых магов и даже чистокровных волшебников.

И вот Лорд исчез, оставив своих сторонников на растерзание. Ожесточившиеся обыватели требовали у властей жёстких мер и те, не разбираясь, убивали и сажали в Азкабан всех, кто хоть как-то казался причастным к организации, возглавляемой Волдемортом.

И сейчас, идя мимо изображений предков, которые спали в своих богато отделанных рамах, Люциус пытался понять, как ему теперь жить. Он смог выжить и выкрутиться, но репутация была потеряна и её следовало восстанавливать. Сейчас малейшее неправильное действие могло повлиять на еле выравнявшуюся чашу весов его благополучия, качнуть её вниз, увлекая за собой его и уничтожая все усилия по восстановлению репутации.

Стоит ему оступиться и его ждёт Азкабан.



Войдя в спальню, Люциус, не раздеваясь, собрался было рухнуть в кровать, как тут перед ним появилась эльфийка, перепуганная почти до потери сознания, рыдающая и пытающаяся открутить себе уши.

- Хозяин... хозяин... там, - домовуха заломила ручки и упала на колени.

- В чём дело, говори! - прикрикнул на неё Люциус.

- Хозяйка Нарцисса... она... - эльфийка стала биться головой об пол, рыдая всё сильнее.

- Бестолковое существо, сейчас же прекрати рыдать и скажи, что случилось?!

- Хозяйка Нарцисса... она... она мертва, - проговорив это, домовушка в ужасе уставилась на хозяина, не решаясь пошевелиться.

- Где она? - произнёс Люциус, с ужасом понимая, что вот то, чего он боялся, оно произошло. - Надеюсь, ты ошиблась, мерзкое отродье.

- Хозяйка в своей комнате...

Люциус, не дожидаясь дальнейших воплей домовухи, схватил её за плечо:

- Быстро, перенеси меня к ней.

Через мгновение он стоял в спальне Нарциссы. Его жена, наряженная как на бал, лежала на кровати среди белых цветов, которые одуряюще пахли. Он кинулся к ней и дотронулся до руки.

Да, эльфийка не солгала, пульса не было и тепло уже покидало тело. Нарцисса Малфой была мертва.

- Нет... что ты наделала! Зачем? - Люциус не мог поверить в произошедшее, - ты бросила меня, ты бросила своего сына. Почему?!

Тут Люциус увидел аккуратно свёрнутый в трубочку пергамент, перевязанный белой лентой, который лежал на прикроватном столике рядом с хрустальным флаконом. В таких Нарцисса обычно хранила зелья.

Убедившись, что на флаконе нет никаких чар и проклятий, Люциус открыл его и нюхнул. Зелье, если оно там когда и было, ничем не пахло. Аккуратно положив флакон в карман мантии, Малфой взял в руки пергамент, в котором, как он догадывался, Нарцисса объясняла свой поступок. Стоило ему прикоснуться к свитку, на нём появилась надпись "Люциусу Малфою". Почерк он узнал, это действительно писала Нарцисса.

"Мой дорогой муж, - прочитал он, - если ты читаешь это письмо, то, я надеюсь, меня уже нет в живых. Прости меня, если сможешь. Знаю, ты позаботишься о нашем сыне, ведь он твой наследник. Я больше не хочу и не могу оставаться здесь. Здесь - это не только в мэноре, здесь - это в жизни. Она потеряла для меня смысл.

Люциус, прости меня, я была тебе плохой женой. Я изменила тебе. Нет, нет, Драко твой сын! Это произошло позже. Я полюбила... полюбила так, как любят героини романов. Я никогда не верила в любовь, я вышла за тебя, потому что так было должно. Я была бы тебе хорошей женой и впредь, но любовь оказалась сильнее меня.

Я думала только о нём, я мечтала о нём, понимая, что нам не быть вместе. Но полгода назад, когда ты был в отъезде по вечным своим делам, я встретила его на Диагон-Аллее, куда вышла прогуляться с подругой.

Я будто сошла с ума. Мы встречались несколько раз, наши встречи были редки и недолги, но я была счастлива... Счастлива до Хэллоуина, а потом всё рухнуло.

Тебя арестовали, лорд Малфой отправил Драко на континент. Он требовал, чтобы и я уехала, но я отказалась, я не могла уехать не зная, что случилось с моим любимым.

Я узнала о нём несколько дней назад. Узнала из газет. Он состоял в той же организации, что и ты, но не был так богат и не смог откупиться. Вчера они отдали его дементорам. Я не называю тебе его имя, так как это уже не имеет значения. Я больше никогда не услышу его смех, не увижу его глаза, глядящие на меня с любовью. Его нет и я ухожу вслед за ним.

Прощай.

Твоя неверная жена Нарцисса."

Люциус, прочитав это послание, смёл со столика вазу с цветами, но это не помогло. Ярость душила.

- Она меня обманывала... меня, - выхватив палочку, он разнёс бомбардой зеркало, осколки разлетелись во все стороны и он едва успел поставить щит.

Это немного отрезвило его.

"Что делать? Если узнают, что она умерла, то могут подумать, что это я её убил. Никто не будет сейчас разбираться и я окажусь снова в Азкабане. Нет, этого не будет! Надо что-то делать, но что... Ненавижу тебя, Нарси..."

Люциус упал в кресло, стоящее рядом и посмотрел на тело жены. Обида и ненависть смешались в ядовитый коктейль и этот коктейль обжигал внутренности.

- Как она могла? - прошептал он и постарался взять себя в руки, - "надо что-то делать," - снова подумал он и тут вспомнил, что когда-то читал в библиотеке мэнора книгу по некромагии.

- Я верну тебя, - сказал Малфой и сорвался с места, спеша в библиотеку. Доверить такую книгу эльфу он не мог. Да и не попадут домовики в ту часть библиотеки, в которой хранятся книги рода, а также книги тёмные и запрещённые.

Войдя в библиотеку и пройдя к дальней стене, аристократ прикоснулся к барельефу. Изображённая там мантикора извернулась и уколола руку Люциуса своим жалом.

Капля крови впиталась в барельеф и стена исчезла, являя перед Люциусом тайное продолжение библиотеки. Он уверенным шагом прошёл к дальнему стеллажу и взял с него ветхую книгу, обтянутую потрёпанной кожей.

Положив книгу на подставку, Люциус стал быстро её перелистывать, ища запомнившийся ритуал.



В ритуальном зале Малфой-мэнора горели факелы, освещая его по периметру. В центре на родовом камне лежало тело Нарциссы Малфой и рядом стоящий Люциус читал катрены на древнеанглийском наречии, призывая Магию и прося о милости.

Считалось, что мёртвых нельзя вернуть и даже один из братьев Певереллов, выпросивший в дар у Смерти воскрешающий камень, не смог вернуть возлюбленную живой. Лишь только подобие той, что была раньше.

Люциус был согласен и на подобие, но надеялся, что книга, написанная задолго до рождения трёх братьев, поможет ему возвратить Нарциссу. Если он правильно перевёл и понял текст, то душу умершего мага можно было вернуть, если провести ритуал сразу после смерти, в течении суток, пока душа ещё крепко связана с телом. И Люциус спешил как мог.

Помня о том, что Нарцисса выпила какое-то зелье, он отправил флакон от него своему другу и соратнику Северусу Снейпу. Тот, хоть и с помощью Дамблдора, тоже сумел избежать Азкабана и сейчас преподавал в Хогвартсе.

Домовик, который доставил Снейпу флакон, также передал письмо, в котором Люциус просил зельевара опознать зелье и срочно прибыть в Малфой-мэнор с противоядием.

Сам же он, будучи не уверен, что у Снейпа найдётся нужное зелье, запасся безоаром и начал ритуал.

Люциус читал катрены, надеясь, что всё пройдёт как надо. И вот он увидел, как вокруг тела Нарциссы, как змея, спиралью свернулась магия. Чистая магия обвивала родовой камень с лежащим на нём телом и уходила вверх, на высоте, почти под потолком, свиваясь с тонкой светящейся нитью, отходящей от груди Нарциссы, и исчезала где-то за пределами зала.

Люциус, который чувствовал неимоверную усталость, понял, что Магия откликнулась и, собрав все силы, продолжил чтение дальше.

Когда ему показалось, что он уже не выдержит, в магической спирали, окутанный подобием тумана, появился сгусток света, который в мгновение оказавшись у тела, тут же втянулся в него.

Вокруг Нарциссы взметнулся вихрь, свечение погасло. Тело, до этого лежащее неподвижно, вдруг дёрнулось и вздохнуло. Глаза открылись. В него вернулась жизнь.

***

Где-то далеко от Англии и по расстоянию, и по времени, в палате областной больницы Анастасия Тартанова, несколько дней назад перенёсшая серьёзную операцию и теперь, по мнению врачей, шедшая на поправку, наконец-то смогла впервые за несколько месяцев спокойно уснуть, не ощущая боли.

Во сне она летела над крышами домов, поднимаясь всё выше и выше к небу, тёмному и таинственному.

Её душа летела сквозь время и расстояние, всё дальше от земли и нить, ещё связывающая её с телом, тонкая светящаяся нить, грозила вот-вот порваться. Но нет, натянулась. И чувство такое, будто кто-то держит за эту нить, не пускает. Время возвращаться.

"Вот ещё одна летунья, барахтается, пытаясь вырваться из светящейся сети, будто прилипшей к ней, бьется изо всех сил. Надо помочь!"

Сеть отцеплялась с трудом, липла к рукам, грозя запутать добровольную помощницу, но поддавалась, а та, другая душа, в какой-то момент вывернулась, отрывая от себя сеть вместе со светящимся ярким шаром и кидая её на Настю.

Сеть, как живая, тут же обернулась вокруг новой жертвы, шар света втёк в грудину и Настю, не способную больше сопротивляться, потащило куда-то, обрывая ту тонкую ниточку, которая связывала её с тем, привычным телом, лежащим где-то далеко во времени и пространстве.

***

Судорожный вздох и тело Нарциссы выгнулось в попытке вздохнуть сильнее, глаза открытые, но пустые, как у куклы.

Люциус бросился к жене и быстро, разжимая сжатые зубы, сунул ей в рот безоар. Подняв на руки безвольно повисшее тело, выбежал в коридор и закричал:

- Донни!

Эльфийка, появившаяся перед ним, смотрела преданными глазами.

- Снейп пришёл?

- Мистер Снейп пришёл и ожидает... - начавшую говорить домовушку Люциус прервал, - перенеси к нему, быстро.

Люциус появился посреди Зелёной гостиной, перед креслом, в котором сидел Снейп. Тот вскочил и направил палочку на прибывшего, но увидев Нарциссу, лежащую на руках у Люциуса, скомандовал:

- Положи её на пол.

Малфой, не говоря ни слова, тут же опустил Нарциссу на ковёр. Снейп, резким движением упав на колени, достал из мантии флакон с зельем и влив его содержимое ей в рот, замер. Люциус, стоящий рядом, тоже ждал.

Через несколько долгих минут дыхание Нарси выравнялось. Агония перешла в спокойный сон.

- Рассказывай, что случилось? Как получилось, что Нарцисса чуть не умерла от "Аква-тофаны"? - спросил Снейп.

Люциус, не отвечая, поднял жену и уложил на диван.

- Ты вовремя заметил, что с ней не всё в порядке, - продолжил Снейп, - ещё немного и она бы тихо умерла во сне.

- Я засомневался, увидев у неё флакон с неизвестным зельем. Мне показалась странной её слабость, она много пила, а потом заснула, - Малфой, конечно, считал Снейпа другом, но рассказать ему всё был не готов, - я отправил тебе флакон и дал ей безоар. Хорошо, что ты пришёл. Я буду тебе обязан, ты спас мою жену и мою репутацию.

Снейп кивнул, будто соглашаясь с Малфоем и подошёл к Нарциссе, разглядывая небольшие кровоточащие порезы у неё на руках и лице.

- Стекло?

- Зеркало, я разбил его бомбардой и видимо не очень удачно поставил щит.

Северус изогнул бровь, показывая этим степень удивления, но не сказал ни слова. Просто достал палочку и сделал почти незаметный жест. Мелкие осколки стекла влетели в его подставленную руку.

- У тебя есть заживляющая мазь? - задал он вопрос. - Намазать нужно немедленно, чтобы не осталось шрамов. Если будут нужны зелья, обращайся.

Снейп, прощаясь, кивнул головой и развернувшись, стремительно вышел из гостиной.

- Не нужно меня провожать, я знаю дорогу, - донеслось из-за двери. Люциус нервно улыбнулся.



Анастасия просыпалась тяжело. Тело ощущалось чужим. Боль в позвоночнике, бывшая постоянной до больницы, кажется, прошла и это было непривычно. Она с ней свыклась за год, пока решалась на операцию. Теперь спина не болела. Анастасия, не открывая глаза, прислушивалась к ощущениям.

Вокруг было тихо. Не болтали соседки по палате, не спешили, хлопая дверью, врачи и по коридору не проходила, топая как слон и гремя вёдрами, уборщица. Все привычные Анастасии звуки отсутствовали. Она осторожно приоткрыла глаза и через мгновение в шоке рассматривала комнату, которая явно не была больничной палатой.

Огромная кровать под балдахином, в которой она лежала. Столики по обе стороны от кровати, зеркало в богатой раме на стене и туалетный столик перед ним. Рядом с кроватью стояла низенькая оттоманка, а возле окна кресло и ещё один столик, на котором лежали несколько журналов и книга. Шторы на окнах были распахнуты, демонстрируя во всей красе витражи с растительным орнаментом. Шкафа не было, зато имелось три двери.

"Интересно, где я? Что это за место?"

Настя попробовала встать, но движения давались ей с трудом. В тот момент, когда она наконец-то ощутила под ногами мягкость ковра, который устилал все пространство вокруг кровати, одна из дверей открылась и в неё вошёл мужчина, при взгляде на которого сразу вспоминались романы о рыцарях и менестрелях, поющих серенады под окнами чьих-то возлюбленных, о холёных придворных, танцующих павану на мраморных полах королевского замка...

Мужчина был молод и хорош собой. Платиновые волосы ниже плеч казались гладким шёлком, струящимся и притягивающим взгляд. Губы были брезгливо сжаты в тонкую линию и весь вид его говорил об изнеженности. Но Настя, посмотрев в холодные стальные глаза вошедшего, поняла, что весь его вид это маска, под которой скрывается хитрый и жёсткий человек.

- Нарцисса, как ты себя чувствуешь? - спросил вошедший.

Губы его изобразили улыбку, но глаза оставались холодны.

"Нарцисса? Он назвал меня Нарцисса? Где я и кто он?"

Решив не сознаваться, что она не понимает, о ком идёт речь и какое отношение имеет какая-то Нарцисса к ней, Анастасии, она ответила:

- Я хорошо себя чувствую, только слабость какая-то во всём теле. Спасибо, что волнуешься обо мне.

Блондин как-то странно взглянул на неё и задал ещё один вопрос:

- Ты помнишь, что было вчера?

"Нет, я не помню, что было с Нарциссой вчера! Зато я помню, что было со мной, но ведь ему этого не скажешь," - постепенно Настя начала паниковать.

- Я... я не помню, - рискнула сказать она, - что-то случилось?

- Письмо написанное мне, его ты тоже не помнишь? - в стальных глазах разгоралась ярость.

Настя решила как-то успокоить начинающего злиться незнакомца и решила, что надо соглашаться с ним и разговаривать мягко и спокойно.

"На задворках сознания мелькнула мысль, что она знает лишь одну женщину по имени Нарцисса и это... бред! Это явный бред! Это всё племянница виновата, сестра с мужем не хотели её слушать и она донимала меня всеми этими фантазиями по известному фильму."

Она постаралась выбросить все эти мысли из головы.

"Мало ли Нарцисс в мире, тем более сейчас, когда книга о неубиваемом мальчике известна вот уже почти двадцать лет."

- Милый, я тебе сказала правду, я не помню ни про какое письмо, - говоря это, она даже не заметила, как по привычке нервно прикусила губу и стала накручивать белокурый локон на палец.

"... белокурый?!"

Ужасное осознание неправильности не успело ещё оформиться в голове, а блондин уже держал её за плечи и тряс так, что Насте казалась, её голова сейчас оторвётся.

- Кто ты?! Ты не Нарцисса! Говори, кто ты?! - в глазах блондина Настя видела не только ярость. Там, где-то глубоко, прятался страх.

Настя осознала, что когда страх вырвется наружу, то он убьёт её, борясь со своим страхом и устраняя его причину радикальным способом. И Настя решила рискнуть сознаться и заодно подтвердить свою нереальную догадку.

- Ты Люциус, да? - спросила она и тут же пожалела об этом.

В глазах блондина она увидела страх, вырвавшийся на свободу и слившийся с яростью.

***

Люциус выхватил палочку и наставил её на ту, что ещё вчера была его женой. Желание убить неизвестную сущность, занявшую тело Нарциссы, боролось с нежеланием попадать в Азкабан.

- Нет, не убивайте меня, - закричала та, что была Нарциссой, - я не сделаю вам ничего плохого, я обычная, я даже колдовать не могу! Я не знаю, как я очутилась здесь, - и она, зарыдав, опустилась без сил на ковёр.

Люциус, постепенно приходя в себя, произнёс заклинание, выявляющее тёмную сущность. Убедившись, что перед ним человек, он опустил палочку и посмотрел на рыдающую у его ног неизвестную. Страх отступал и его место занимал расчёт.

"Если она говорит правду, то это даже удачно, что она не Нарцисса. Цисси я, когда-нибудь не выдержав, возможно убил бы. А это другая женщина, она ничего не знает, не умеет и полностью от меня зависит. Можно сказать, у меня новая жена и об этом никто не знает. Удобно."

- Поднимайтесь, мисс как вас там, я вас не трону, - проговорил Люциус, движением палочки пододвигая к себе кресло и садясь в него.

- Меня зовут Анастасия, - всё ещё всхлипывая, отозвалась девушка и с трудом поднявшись с пола, тут же прилегла на оттоманку.

- Ну что ж, Стэйси, поговорим?



- Ну что, Стейси, поговорим? - сказал Люциус и посмотрел на свою "новую" жену, - ты сказала, что не умеешь колдовать, но при этом знаешь, кто я и явно узнала волшебную палочку у меня в руках. Значит, ты не магла, они не знают про волшебников, в отличии от тебя. Кто ты?

- Вынуждена вас разочаровать, те, как вы говорите, маглы, среди которых я жила, знают про магию, про мальчика-который-выжил и про жестокого полукровку, который называл себя Тёмным Лордом, - Настя с удовольствием глянула на шокированного Люциуса, который впрочем, сразу взял себя в руки, - только те маглы не верят во всё это, потому что для них, да и для меня до сегодняшнего дня, вы все были просто персонажами одной очень известной книги.

- Книги, персонажами книги? - Люциус не выдержал. - Как это может быть?

- А то, что ваш Лорд - полукровка, вас не шокирует?

- Если бы твой отец учился вместе с ним на одном факультете, то думаю, и тебя это бы не шокировало. Конечно, "старая гвардия", те, кто был с ним с самого начала, знают это, а остальным знать совсем не обязательно. К тому же кровь Слизерина значит намного больше, чем кровь какого-то магла, который возможно и не совсем магл.

- Понятно, вам просто выгодно быть с ним. Могу ли я задать вопрос?

- Что тебя интересует?

- Тёмный Лорд жив? Какой сейчас год? - Настя решила на всякий случай говорить о Лорде уважительно, она и так рискнула, назвав его полукровкой при, возможно, восторженном последователе. Это могло плохо кончиться, но ей в очередной раз повезло.

"Вот кто меня тянул за язык, сказала бы, что я сквиб и всё. Так нет же, решила посмотреть на шокированного Малфоя, а он и не удивился совсем. Хотя мог и убить... а может и нет, я ему, кажется, зачем-то нужна."

- Тёмный Лорд исчез, но метка не пропала, так что, возможно, он жив. Сейчас январь тысяча девятьсот восемьдесят второго года.

- Понятно, - задумчиво произнесла Настя, - но что произошло, почему я здесь?

- Этот же вопрос я хотел бы задать тебе, - ответил Люциус, - что с тобой произошло там, откуда ты появилась?

- Со мной? Да вроде ничего, я просто уснула и увидела странный сон.

- Сон? Какой сон?

- Будто я лечу среди звёзд и вижу девушку, запутавшуюся в сети. Её куда-то тянет, а она рвётся, пытается выпутаться. Я решила помочь и запуталась, точнее она меня в сеть и запутала, правда при этом потеряла что-то своё. Последнее, что я помню, это как меня тащит куда-то.

- Вот как, занятно... - проговорил Люциус, делая выводы из одному ему понятных фактов. Потом он щёлкнул пальцами и произнёс:

- Донни.

Раздался хлопок и Настя вздрогнула, увидев появившееся ушастое существо.

- А это домовой эльф, да?

- Меня всё больше и больше интересует, что же ещё ты знаешь из этих ваших книг, - протянул задумчиво Люциус, - Донни, принеси из моего кабинета палочку хозяйки.

Эльфийка поклонилась и исчезла, чтобы через несколько секунд вновь появиться на прежнем месте, но уже с волшебной палочкой в вытянутых руках.

- Возьми её, - проговорил Люциус и жестом приказал домовушке подойти к девушке, - бери, бери.

Настя очень аккуратно взяла волшебную палочку за рукоять. По телу разлилось тепло и ей стало хорошо и спокойно.

- Взмахни ей.

Она сразу, не раздумывая, послушала его и взмахнула палочкой. Из неё тут же посыпались разноцветные искры.

- Но это значит... - Настя была потрясена.

- Это значит, что ты волшебница, и что палочка Нарциссы приняла тебя. Так же, - продолжил Малфой, - я думаю, что ты не будешь возражать, если я буду звать тебя Нарциссой. Да и тебе следует привыкать к этому имени.

Новоявленная волшебница молча кивнула головой, всё ещё не веря в реальность происходящего.

- Нарцисса, милая, - Люциус явно наслаждался замешательством девушки, - я тебя покину до обеда. Дела... Если что-то будет нужно, позови Донни. Это твоя эльфийка, она поможет тебе, - блондин посмотрел на Донни, которая всё ещё присутствовала в комнате и проговорил:

- Донни, я запрещаю тебе рассказывать кому-либо то, что ты слышала и видела в эти два дня, касающееся твоей хозяйки Нарциссы и той, кто стал ею. Я приказываю тебе служить Стэйси так же, как ты служила Нарциссе. И не смей обращаться к ней неправильно. Она хозяйка Нарцисса, ты поняла?

- Да, хозяин Люциус, Донни поняла, Донни хорошая эльфа, Донни сделает так, как сказал хозяин Люциус.

- Вот и отлично, убирайся.

Хлопок, и эльфийка исчезла. Люциус церемонно поклонился, поцеловал жене кончики пальцев и вышел из комнаты.

@темы: Фанфики

URL
Комментарии
2017-06-26 в 19:33 

Аспер_
Глава 6

URL
2017-06-26 в 19:34 

Аспер_
Глава 7

URL
2017-06-26 в 19:35 

Аспер_
Глава 8

URL
2017-06-26 в 19:35 

Аспер_
Глава 9

URL
2017-06-26 в 19:36 

Аспер_
Глава 10

URL
2017-06-26 в 19:38 

Аспер_
Глава 11

URL
2017-06-26 в 19:38 

Аспер_
Глава 12

URL
2017-06-26 в 19:39 

Аспер_
Глава 13

URL
2017-06-26 в 19:39 

Аспер_
Глава 14

URL
2017-06-26 в 19:40 

Аспер_
Глава 15

URL
2017-06-26 в 19:44 

Аспер_
Глава 16

URL
2017-06-26 в 19:44 

Аспер_
Глава 17

URL
2017-06-26 в 19:45 

Аспер_
Глава 18

URL
2017-06-26 в 19:46 

Аспер_
Глава 19

URL
2017-06-26 в 19:48 

Аспер_
Глава 20

URL
2017-06-26 в 19:50 

Аспер_
Глава 21

URL
2017-06-26 в 19:51 

Аспер_
Глава 22

URL
2017-06-26 в 19:53 

Аспер_
Глава 23

URL
2017-06-26 в 19:54 

Аспер_
Глава 24

URL
2017-06-26 в 19:55 

Аспер_
Глава 25, заключительная

URL
   

--------

главная